Вторник, 20.02.2018, 04:45
oWOD - компиляции
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Поиск
Меню сайта
Категории раздела
История [261]
Main version [16]
Sabbat history [5]
Brujah history [6]
Gangrel history [51]
Malkavian history [35]
Nosferatu history [33]
Toreador history [36]
Tremere history [14]
Tzimisce history [36]
Ventrue history [29]
Куэй-дзин [0]
Демоны [0]
Маги [0]
Оборотни [0]
Феи [0]
Призраки [0]
Чат
Друзья сайта
  • Сингулярность
  • Все оттенки Тьмы
  • Форма входа

    Главная » Статьи » История » Brujah history

    В категории материалов: 6
    Показано материалов: 1-6
    Страницы:

    Сортировать по: Дате · Названию · Комментариям
    Clanbook: Brujah (1992)

    Бруха живут в войне. Многие из них в это верят. Они ненавидят Вентру, которые уничтожили мечту их основателя о Карфагене. Они презирают Тореадоров, которых рассматривают как союзников Вентру. Они не доверяют Тремерам, Малкавианам и Носферату, имеющим свои собственные секреты. Гангрелы чужды и слишком непонятны. Кроме того, Бруха наплодили намного больше Каитиффов, чем любой другой клан. Бесклановым же не остаётся ничего лучше, чем вычеркнуть из своей не-жизни тех, кто создал, а потом бросил их. 

    Враги повсюду. Единственный вариант — бросаться на каждого, кто противостоит им. Пока другие кланы всего лишь шепчутся, лишь открытые действия Бруха могут помешать их планам.

    Классифицирование всех Бруха — пустая трата времени, однако у них существует три основные фракции. Первая и самая многочисленная — Иконоборцы, настоящие анархисты. Они бросаются на всех и вся, не имея уважения к организациям и учреждениям. История не имеет для них значения: Здесь и Сейчас — вот что главное. Лишь Маскарад ограничивает их действия, и единственная причина, по которой они его чтят — это самосохранение.

    Второй лагерь — Идеалисты, который состоит из более древних Бруха. Большинство старейшин Бруха являются Идеалистами, обращающимися к прошлому за советом и мудростью. Многие до сих пор помнят о Карфагене и мечте их создателя построить идеальное вампирское общество. Идеалисты верят, что Бруха должны объединиться, если хотят воплотить эти мечты в реальность. Иконоборцы считают их продажными. Их стереотипное об этом представление — старейшина Бруха, променявший собственное наследие на удобное местечко в городском совете.

    Третий лагерь, Индивидуалисты, — самый маленький, но в то же время самый успешный. Они сочетают в себе черты Иконоборцев и Идеалистов. Они стараются работать вместе ради блага клана. Однако они и не заставляют других подчиняться своим законам, как делают Иконоборцы.

    Из-за различных настроений всех трёх фракций историю Бруха достаточно трудно описать. Идеалисты, наилучшим образом в ней осведомлённые, смотрят в прошлое сквозь розовые очки. Иконоборцам откровенно на неё наплевать. Индивидуалисты слишком заняты примирением двух предыдущих фракций.

    Всё, что известно об основателе клана, исходит из знаний других кланов. Они верят, что вампир, ныне называемый Бруха, был, как и остальные основатели кланов, представителем Третьего поколения. Он присутствовал при великой битве у Второго Города, когда Третье поколение восстало против второго. Многие знатоки из разных кланов утверждают, что именно Бруха спровоцировал эту битву между поколениями. Однако, некоторые исследователи истории Родни утверждают, что Бруха держался консервативной позиции среди Тринадцати патриархов, играя роль козла отпущения.

    По иронии судьбы, современные Бруха верят, что один из потомков Бруха, Троиль, восстал против своего Сира и диаблерировал его. Многие кланы указывают на этот факт как причину резни, воцарившейся во Втором Городе. Поэтому они заявляют, что никогда не стоит доверять Бруха.

    Искатели правды поговаривают: некоторые из Четвёртого поколения подстрекали друг друга восстать против своих Сиров. Вообще некоторые сохранившиеся записи указывают на то, что агрессивная натура Бруха не проявлялась веками до падения города. Тем не менее, вера в ярость Бруха настолько сильна, что большинство кланов указывает на Троиля как виновника. Даже современные Бруха верят в эту историю. Они гордятся тем, что являлись повстанцами с самого начала. Только немногие старейшины — Бруха осмеливаются оспорить эту ложь, из-за чего младшие члены клана их презирают.

    Эти же старейшины говорят, что Троиль покинул Второй Город и много путешествовал по Европе и Азии. Некоторые заявляют, что он сопротивлялся строгим правилам, установленным Третьим поколением над Четвёртым. Другие уверены, что он боялся за своё существование. Из-за своей практики диаблери Троиль смог перенять могущество Третьего поколения. По причине этого или, наверняка, более дурных слухов, Троиль избегал своей Родни. Одержимый жаждой странствий и страхом за своё бессмертное существование, Троиль редко подолгу задерживался на одном месте.

    Он держался самых глухих уголков цивилизации, предпочитая Эфиопию Египту, Ханаан Вавилону, в общем, избегая мест с большой концентрацией вампиров. На долгое время Троиль обосновался в Малой Азии, но покинул её с приходами персов. Он снова начал безостановочно путешествовать, пока не достиг Северной Африки.

    Хотя Троиль никогда и не принимал активного участия в создании Карфагена, он гордился его успехом. В Карфагене он видел идеальное воплощение Второго Города. Он часто оказывал влияние на своё потомство, проживающее там, хотя длилось оно недолго, Троиль никогда не принимал прямого участия в управлении городом.

     В то время как ни один Бруха не может этого подтвердить, Вентру поговаривают, что Троиль сам кинулся в схватку с врагами Карфагена, провернувшими своё финальное нападение. Тем не менее, многие из его наиболее могущественных потомков либо уже пали, либо предпочли исчезнуть, предвидя надвигающийся конфликт. Без их поддержки Троиль пал под напором магических атак и, очевидно, уничтожен.

    Предметом спора среди старейшин — Бруха является то, поплатился ли Троиль за своё существование или нашёл убежище в земле. Побеждающая сторона отнеслась к последнему варианту критически, и были проведены мощные ритуалы, чтобы предотвратить какие-либо раскопки. Более того, никто точно не установил, кто спасся в торпоре и кто пережил окончательную смерть. Бруха, верящие в легенду о Троиле, опровергают этот вариант, утверждая, что никакая сила не-живых не смогла бы победить патриарха на его родной земле.

    Спасшиеся Бруха вскоре осознали, что они намного легче поддавались Безумию, чем другие кланы. Многие старейшины Бруха указывают на это как на доказательство всё ещё длящегося существования Троиля. Они верят, что магические атаки сделали его «передатчиком» ненависти и гнева, которые он ощущал перед впадением в торпор. Другие старейшины заявляют, что Троиль пережил последнюю смерть, но его умирающие эмоции начали жить своей жизнью, передавшись всем его соклановцам. И совсем немногие говорят, что Троиль сам часто впадал в Безумие и передал эту особенность своим потомкам.

    С тех пор, как Карфаген пал, остальные кланы начали считать Бруха «бешеными». Вскоре они стали известны своими пристрастиями к анархии и хаосу, их стали ненавидеть и презирать другие кланы. Многие Бруха верили, что раз остальные кланы уничтожили созданное ими, то Бруха станут теми, кто уничтожат все структуры вообще.

    Как ни странно, некоторые Бруха пытались преодолеть свою склонность к Безумию, чтобы постепенно утвердиться в качестве интеллектуалов и философов. Многие современные Бруха, особенно Иконоборцы, насмехаются над этими историями. Тем не менее, многие европейские государства были под влиянием или даже прямым правлением Бруха в то или иное время, когда все ощущали последствия их восстаний. Швейцария, Италия и Греция всё ещё находятся под частичным или полным контролем принцев — Бруха.

    Бруха, правящие в Европе, практически всегда являются Идеалистами. Конечно, Иконоборцу, склонному к хаосу, невозможно будет управлять чем-либо. Как ранее упоминалось, современные европейские Бруха считают, что Бруха — американцы, а в особенности Иконоборцы, дураки. Европейские правители относятся к путешествующим по Европе американским Бруха с подозрением.

    Со своей склонностью к анархизму Бруха всегда были на передовых линиях каждой революции в истории. В некоторых случаях Бруха открыто руководили крестьянскими восстаниями против английской аристократии. Робин Лилэнд, Бруха Седьмого поколения, был особенно сильным защитником, часто сражающимся на фронте во время военных стычек. После возникновения Камарильи влияние Бруха стало более шатким. Во время Великой Французской Революции некоторые выдающиеся лидеры, включая Робеспьера, в какой-то степени находились под влиянием Бруха. Владение клана дисциплиной Присутствие оказывалось действительно ценным при настроении толпы против аристократов.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Бруджа |

    Просмотров: 279 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Brujah (1992)

    Вражда между власть имущими и не обладающими никаким влиянием кланами началась в XVIII веке. Несколько Бруха заинтересовались назревающим восстанием на американских колониях. Одна из них, Маргарита Фоккарт, приехала в Америку в мае1765 года. Она встретилась с Томасом Джефферсоном, в то время студентом — юристом. Оба они присутствовали на известных выступлениях Патрика Генри против Британского закона о гербовом сборе. Фоккарт, попавшая в Америку по стопам её Сира, замечала все признаки нарастающего восстания.

    Фоккарт решила ненадолго остаться в Америке, чтобы помогать повстанцам. Её высокий уровень Присутствия позволял ей настраивать многочисленные толпы людей против британцев. И то же Присутствие позволяло сохранять толпу организованной и эффективной. Вентру были заняты мятежными действиями анархов в Лондоне. Принц Митра, правитель Лондона и самый влиятельный каинит Англии, глупо отказался послать какого-либо родича в Америку, дабы разузнать возможность вмешательства Бруха.

    Крисп Эттакс, чернокожий моряк, был ответственным за одно из первых восстаний против британцев. Он повёл армию жителей Бостона против английских солдат. Британцы, очевидно, убили Эттакса во время конфронтации, в которой он участвовал. Эта конфронтация, Бостонская Резня, стала искрой, зажёгшей огонь революции.

    Фактически, Маргарита Фоккарт спасла Эттакса от смерти. Она восхищалась мужеством моряка и решила обратить его. После Бостонской Резни Эттакс работал с Фоккарт и несколькими Бруха, помогавшими Сыновьям Свободы.С тех пор он проводил активные действия в Соединённых Штатах.

     В Лондоне Бруха оказывали поддержку тем англичанам, которые выступали за ослабление принудительных мер против колоний. Всё же непонятно, на кого они могли влиять, с тех пор как Вентру прилагали все усилия к уничтожению любого Бруха, осмелившегося так глупо придать своё влияние огласке. Некоторые верят, что Вильям Питт и полковник Исаак Барре находились под контролем Бруха (или даже наоборот, шепчутся некоторые Вентру). Оба они выступали за права американских колонистов в Парламенте. Действительно, именно Барре первым произнёс фразу «сыновья свободы».

    Другой Бруха, Критий (также известный как Старейшина Чикаго), использовал своё влияние в иной сфере. Он и Бенджамин Франклин постоянно находились в курсе событий тех лет, ведущих к войне за независимость. Когда Франклин отправился в Париж как представитель колоний и дипломат, они оба проводили многие ночи в близком общении. Два интеллектуала разработали несколько идей, некоторые, спустя век, могли бы удивить даже Жюля Верна.

    Некоторые из вдохновенных идей Франклина были напечатаны во время Революционной войны, когда государственный деятель публиковал антианглийскую пропаганду. В одной её части говорилось, что возле Кале будут установлены огромные зеркала. Они будут отражать солнечную энергию через морской канал, чтобы поджигать британские корабли. Другой слух утверждал, что вокруг побережья Англии будет проведена, а затем электрифицирована гигантская цепь.

    Когда Франклин не был занят встречами с Критием, он наслаждался вечеринками в Париже. Он идеально мог адаптироваться как в высшем, так и в низшем обществе. Эта его способность вызывала восхищение Тореадоров, контролирующих город. Клан, озлобленный действиями Митры в Англии, решил избрать другой путь, хотя и были осведомлены о действиях Крития. Они также были за поддержку американской революции королём Луи лишь затем, чтобы насолить английским Вентру.

    Хотя он никогда не был обращён, Франклин оказался главной целью многих кланов. Бруха восхищались им как интеллектуальным повстанцем. Тореадоры считали его человеком искусства. Вентру обратили бы его попросту, чтобы подсадить на кровавые узы, и в то же время избавиться от вмешательств Тореадоров. К счастью, попытки каждого из этих кланов мешали друг другу, и это считается причиной, по которой Франклин никогда не стал одним из родни. Также Критий понимал, что он был бы намного более ценным в качестве деятельного смертного, нежели вампира.

    Другой деятель — Бруха, Джереми МакНейл, тоже поддержал революционные действия.С его помощью Фоккарт с Эттаксом, Самуэлем Адамсом и его «уличными бандами» продемонстрировали удивительно искушённую стратегию, приводившую английские гарнизоны в замешательство.

    Что интересно, Революционная война сама по себе была свободна от влияния Бруха. Клан, остерегающийся вмешательства Вентру, решил залечь на дно. Из-за этого Митра и другие английские Вентру никогда не подозревали о реальном влиянии Бруха на колониях. Они также недооценивали решительность американских колоний. Их продолжающиеся проблемы с анархами в Англии заставляли уделять внимание и тем, и другим.

    Война между Камарильей и Шабашем также повлияла на войну за независимость. Камарилья контролировала англичан и их представителей в Америке. Шабаш, как и Бруха, надеялись начать всё заново в Новом Мире. Его участие в Революционной войне было особенно заметно.

    -->


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Бруджа |

    Просмотров: 369 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Brujah (1992)

    Многие Сородичи указывают на Свободные Штаты как на пример того, каким должно быть вампирское общество. Их же многочисленные оппоненты противятся, так как неизбежно что-то случится, если неонаты выйдут из-под контроля.

    Без насаждения принцами Традиций среди не-живых, банды разрастаются по улицам, как нигде больше. В то время как местные Сородичи добровольно подчиняются ограничениям, установленным на Обращение, многие заезжие гастролеры создают напряжённые ситуации там, где идёт поддержка со стороны смертных. Наконец, Шабаш чувствует себя прекрасно среди анархов, распространяя там своё собственное зло.

    От Сан-Диего до Сан-Хосе улицы городов заполнены бандами Бруха, воюющими между собой за территории. Другие Бруха нанимаются здесь для участия в набегах на территорию Камарильи; анархи стекаются сюда со всего земного шара, чтобы обсудить свои планы, победы и поражения.

    Заговоры и сплетни плетутся здесь постоянно. Без принца, который бы заставил всех приезжих представляться перед ним, никто точно не знает, кто в данный момент находится в городе. Таким образом, здесь свободно бродят Каитиффы, шпионят Тремеры, а Сетиты обустраивают свои храмы в тёмных подвалах.

    Лос-Анджелес — центр всего этого сумасшествия. Некоторые лидеры Камарильи подсчитали, что более 200 вампиров называют своим домом подземку, и 10 процентов из них — шабашиты. Лидеры Бруха, вроде МакНейла, отрицают это, но никто ничего не знает достоверно.

     Так или иначе, в этих местах нашли себе пристанище представители всех кланов. Гангрелы бродят по холмам на севере Лос-Анджелеса (хотя около гор Санта-Моники обитают люпины); Носферату и Бруха называют своим домом восточную часть ЛА; Тореадоры наводнили Голливуд и Беверли Хиллз; все время слышатся истории о вампирах востока в Чайнатауне и Малом Токио. Естественно, параноидальные слухи о могущественных старейшинах и приближающейся Геенне живут и там своей жизнью.

    МакНейл обычно встречается с Советом в центре Лос-Анджелеса, возле здания городского муниципалитета. У них нет чётко установленных места проведения и повестки дня, и все их встречи превращаются в маленькие неформальные собрания. Вдобавок, они периодически собираются там, где чувствуют потребность в себе, и не одна бойня анархов была приостановлена их присутствием.

    И всё же МакНейл и другие члены Совета могут внести в наполненный вампирами город лишь малую толику мира. На освещённых луной улицах постоянно воюют друг с другом банды, незваные новоприбывшие питаются где и когда захотят. Даже некоторые члены Совета рассматривают Лос-Анджелес как пороховую бочку, готовую вот-вот взорваться.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Бруджа |

    Просмотров: 333 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Brujah (1992)

    К сожалению, Свободные Штаты — это и есть всё то, чего Бруха смогли добиться, желая возродить Карфаген. Другая попытка оказалась не такой успешной.

    Бруха участвовали во всех восстаниях в истории. Русская революция не была исключением. Бруха мечтали отомстить многим принцам Вентру и Тореадор, и революция, последовавшая за Первой Мировой Войной, дала им такой шанс. С 1917 по 1922 гг. страну пересекали армии, атакуя людей и Сородичей. Несмотря на Мировую войну, вампиры из других стран предложили свою помощь, американские Вентру даже заставили президента Уилсона ввести войска США на территорию России.

    Наконец, благодаря потугам большевиков, немногочисленное количество Бруха смогло понять, что оно находится на стороне победителя. Ненавистные Вентру и Тореадоры побеждены, их прах развеян на ветру. Что же делать теперь?

    Прежде чем Бруха составили определённый план действий или что-то предприняли, к власти пришли те самые большевики, распространяя идеи о новом обществе, в котором все были бы равны. Большевистская партия пришла к власти и Советский коммунизм начал набирать обороты. Слушая обещания новоиспечённых коммунистов, некоторые Бруха всерьёз поверили, что это новое общество станет Карфагеном двадцатого столетия. Члены клана в России решили остаться, чтобы оказывать поддержку коммунистам.

    Проблемой, как всегда, оказалось «проклятье» Бруха. Русские Бруха немедленно начали вести борьбу друг с другом. Но эти стычки редко перерастали в поединки. Члены совета Бруха просто начали предавать друг друга. С умениями проворачивать интриги, утончённости которых позавидовал бы даже Тремер, каждый желал по-своему влиять на Ленина и других смертных лидеров, не вызывая при этом подозрений. Результатами стали голод, отчуждение огромных территорий в пользу Германии и начало репрессий.

    Вконец разрозненным Бруха так и не удалось внедрить желаемую политику. Им был необходим полный контроль. Сородичи не узнали бы об их существовании, пока была бы гарантирована безопасность нации. В другом случае, внешние враги страны советов и конкуренты среди Сородичей попытались бы их низвергнуть. До тех пор, пока их королевство было в безопасности, Новый Карфаген не мог быть построен.

    Попытка сделать из Ленина лидера — марионетку была ошибочной. Ленин начал догадываться, что в России действовал какой-то подозрительный «Совет». Он решил сам манипулировать этим Советом. Ленин натравливал Бруха друг на друга, получая при этом существенную власть и спутывая планы Сородичей.

    Ленин зашёл слишком далеко, начав расправляться с русской интеллигенцией. Многие Бруха были в то время Идеалистами, и когда он начал отправлять цвет нации в лагеря, они осознали свою ошибку. В 1924 году Идеалисты «подстроили» смерть Ленина, назначив Льва Троцкого его преемником.

    К несчастью, у другого смертного, Иосифа Сталина, были свои планы.С тайной помощью Вентру и Тореадоров, не желавших, чтобы Бруха добились успеха, Сталин изгнал Троцкого из свежесформированного СССР. Затем он взял контроль в свои руки. Используя структуру, созданную ещё Лениным, Сталин поднял волну репрессий, в ходе которых погибло около10 миллионов человек.

    Совет Бруха погряз в раздорах, в то время как Сталин набирал авторитет. Половина совета желала его немедленной смерти, в то время как оппоненты, привыкшие сытно питаться в ГУЛАГах, были не против продолжения его господства. В середине 1930-х годов связи Сталина с магами и Шабашем стали очевидными, что заставило Бруха объединиться против него.

    Они уже собирались убить советского лидера, но в это время Адольф Гитлер развернул свою кампанию покорения Европы. Бруха посчитали, что им нужен Сталин, непоколебимый предводитель, способный противостоять этой угрозе, которая, как они считали, была заговором Вентру против них. Бруха заставили Сталина подписать с Гитлером пакт Молотова — Риббентропа, который пресёк бы вторжение в Россию, а уже затем попытались свергнуть его. К сожалению, Гитлер разорвал пакт двумя годами позже, в 1941. Учитывая демографический спад в России, вызванный сталинскими репрессиями, Совет Бруха, наконец, пришел к единому мнению. Они объединились с другими кланами, дабы победить нацистов.

    По ходу войны, Совет отдавал всё более жёсткие приказы, чтобы получить «свои» территории обратно под контроль. Однако их же собственные приступы кровавого безумия препятствовали успешному сотрудничеству. Некоторые амбициозные люди, не осознающие истинную природу внутреннего беспорядка, учуяли шанс получить власть в свои руки. Они сформировали армию и КГБ и добились собственных сфер влияния.

    Замешательство правило Советским Союзом более чем 50 лет. Вера в мечту о Карфагене всё не иссякала, в то время как каждый из Совета Бруха всё более утверждался в своей фракции правительства, среди военных и мелких государственных служащих. Единственный раз, когда они сотрудничали, был попыткой облегчить экономическую катастрофу, но каждый раз, когда они пытались действовать вместе, всё вновь сводилось к ссорам.

    Наконец, в 1990 году что-то прервало статус-кво. Никто из Родичей точно не уверен, что же тогда произошло. Михаил Горбачёв, новый правитель Советского Союза, провозгласил перестройку и перемены. Очевидно, каждый из Совета Бруха верил, что их враг находится за кулисами политики Горбачёва. Они бросили свои самые верные отряды КГБ и военных агентов против него. Агенты впоследствии бесследно пропали. Бруха рьяно обвиняли друг друга и вскоре позабыли о Горбачёве в ходе своих ссор.

    Когда пробудилась древняя Носферату, Баба Яга, и выяснилось, что Горбачёв был её марионеткой, воцарился настоящий хаос. В панике Совет Бруха стал искать совета у своих «коллег» среди Вентру и Тореадоров. Они сошлись на том, что Баба Яга не удовлетворится лишь своей родиной. Несколько Тореадоров и Вентру седьмого и восьмого поколения отправились в Москву с целью победить старейшину. Бруха же безжалостно пустили в ход последних своих марионеток. Некоторые приближённые Горбачёва восстали против него. Они надеялись, что Баба Яга предпримет меры по защите своих подчинённых, став уязвимой.

    Это было их последней ошибкой. Бабе Яге было наплевать на смертных. Вместо этого она направилась прямиком в Совет. Несмотря на помощь Вентру и Тореадоров, члены Совета пали один за другим. Не применяя даже даблери, Баба Яга просто полностью сожрала их тела.

    На восьмой день охоты Бабы Яги советские народы взбунтовались. Войска отказались мобилизоваться в поддержку нового правительства. Без вмешательства Сородичей действия высших руководителей оказывались безрезультатными. Горбачёв, лишившись поддержки Бабы Яги, доказал свою беспомощность и не смог вернуть былую власть в свои руки. Борис Ельцин стал новым голосом распадающегося Союза.

    С тех пор ни один клан не знает о конечной судьбе Совета Бруха. Единственный клан, возможно частично осведомлённый в этом, Носферату, хранит безмолвие. По правде говоря, старейшины Носферату пятого и шестого поколения собираются вместе с целью решить, что же дальше делать с Бабой Ягой. Некоторые выказывают желание её поддержать, другие — убить, третие — просто проигнорировать.

    Ходит слух, что кое-кто из Совета Бруха сумел избежать «чисток» Бабы Яги. Более того, её смертные агенты, как говорят, идут по горячим следам выжившего. В настоящее время этот член Совета так напуган, что по истечении долгого времени не доверяет даже собственным соклановцам. Если слухи об этом спасении правдивы, он может быть где угодно, прячась от агентов Яги.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Бруджа |

    Просмотров: 454 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Brujah (1992)

    Как упоминалось выше, у европейских Бруха есть владения в Греции, Швейцарии и Италии. Эти Бруха — Идеалисты мыслят так же узко, как и любой другой Вентру, и ревностно охраняют свои территории. И хотя более буйные Бруха обижаются на их произвол, Европа — слишком мощная твердыня для Иконоборцев. К тому же, Тореадоры и Вентру контролируют больше стран. Пока что молодые члены клана довольны таким положением вещей, иногда используя их земли в качестве убежищ или центров различных операций.

    Передовым оплотом Бруха в Соединённых Штатах — Свободные Штаты Анархов. Силы Камарильи и Шабаша не хотят ничего более чем взять эти территории под свой контроль. Однако они не могут завоевать Страы обычным путём — убив принца — их там просто нет. Пока МакНейл остаётся влиятельной фигурой в этих местах, его смерть сделала бы движение анархов более агрессивным.

     В Европе и Соединённых Штатах на сегодняшний день существуют два основных конклава Бруха. Остальные члены клана разобщены, без каких-либо признаков власти и порядка. В Южной Америке, Африке и Австралии Бруха не так много. Как упоминалось ранее, они больше не представляют собой угрозы.

     В одно время Куба была подвержена влиянию Совета Бруха в СССР, хотя многие думают, что Кастро пришёл к власти благодаря помощи Шабаша либо Каитиффов. Кастро получил экономическую поддержку от СССР. Внедряя коммунизм в свою страну. Однако после распада Совета и роспуска Союза Кастро остался один. Последователи Сета, действуя на Гаити, оказывали на него давление, надеясь заполучить Кубу под свой контроль. Существует мнение, что некоторые из самых могущественных помощников Кастро находятся под влиянием Сеттитов.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Бруджа |

    Просмотров: 246 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Brujah (1992)

    Европейские Бруха довольны своими местами обитания. В отличие от их американских родичей — бунтарей, многие заняли статус кво. Враги клана, Тореадоры и Вентру, не доставляют им проблем. Вообще-то, между методами правлениями этих трёх кланов очень мало различий. Все влиятельные Родичи Европы являются старейшинами, что ценится выше, чем узы клана — как же тогда неонаты могут понять действия старейшин?

    Отношение европейских старейшин к своим американским собратьям почти такое же, как и у Вентру. Несмотря на различия между старшими и младшими членами клана, европейский старейшина никогда не отказал бы младшему родичу в убежище. Дворянство обязывает и этому. Более того, у молодого Бруха, проповедующего неповиновение старейшинам, мало шансов заслужить себе симпатию.

     В отличие от старейшин остальных кланов, у Бруха нет особого желания контролировать других вампиров. Им нравится и такое положение вещей. Старейшины верят, что огонь юности когда-нибудь погаснет, и молодые родичи смирятся с их господством и господством принцев.

    Вампиры Стран Анархов всегда стремятся свергнуть принцев других городов, дабы занять их место. МакНейл прекрасно понимает, что города Вентру и Тореадоров на среднем западе служат буфером между анархами и Шабашем. Он не испытывает никакой симпатии к Шабашу, и прилагает все усилия к тому, чтобы свести это влияние в Странах Анархов к минимуму, хотя, бесспорно, там всё ещё будет сохраняться присутствие членов секты.

    Несколько влиятельных анархов по главе со Смеющимся Джеком начали разрабатывать план свержения ненавистных принцев — Вентру. Стратегия такова: путешествовать в их города, обращать первых попавшихся и предоставлять их самим себе, даже не показывая принцам.

    Как результат — вампир — Каитифф, склонных к Безумию и всеми гонимый. Смеющийся Джек и его свита не желают создавать слишком много вампиров, так как это может стать реальной угрозой для Маскарада. Обычно они будут внедряться в город и, обратив10 человек за ночь, покинут его. Принцу приходится иметь дело с Каитиффами, дабы те не нарушили Маскарад. Если его попытки окажутся тщетными либо он проявит слабость, это поставит под угрозу его репутацию. Таким образом, Бруха Свободных Штатов надеются подстегнуть остальных к мятежу.

    Многие Бруха из этих городов, в частности старейшины, недовольны таким вмешательством чужих в их собственные дела. Также под угрозу ставится их существование, если Маскарад будет нарушен. Принцы считают Каитиффов детьми анархов из своего города, что становится причиной давления на здешних Бруха.

    Это именно то, чего желает Смеющийся Джек и совсем не хотят городские Бруха. Если они и собираются нажить неприятностей, то лишь за то, что совершили именно они. Это привело к некоторому противостоянию между анархами Свободных Штатов и Бруха других городов.

    МакНейл пытается оказать давление на Смеющегося Джека, дабы препятствовать исполнению его стратегии. К несчастью, его позиция такова: если он будет пытаться отдавать анархам приказы, то потеряет собственный престиж.

    МакНейл надеется на постепенные перемены и захват анархами других городов. Более чем другие, он осведомлён в проклятии Бруха. И хотя он кое-как с ним справляется, он слишком осторожен в отличии от других вампиров. Это не даёт возможности спланировать связную тактику. Немногие Бруха создадут формальный союз или даже обсудят стратегию.

    Единственный ободрительный факт, замеченный МакНейлом, — Безумие некоторых вампиров14-го поколения проявляется в менее суровых формах. Он также заметил, что у Бруха более старого поколения оно слабеет. Надеждой МакНейла является то, что Безумие клана со временем исчезнет.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Бруджа |

    Просмотров: 277 | | Комментарии (0)

    Copyright MyCorp © 2018