Понедельник, 19.02.2018, 06:55
oWOD - компиляции
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Поиск
Меню сайта
Категории раздела
Каиниты [582]
Оборотни [569]
Структуры и иерархии [377]
Персонажи [822]
Психология и расстройства [201]
Атрибуты [9]
Способности [137]
Преимущества [1717]
Последние штрихи [242]
Снаряжение [284]
Действия [66]
История [522]
География [21]
Умбра [64]
Бестиарий [83]
Линейки [2772]
Чат
Друзья сайта
  • Сингулярность
  • Все оттенки Тьмы
  • Форма входа

    Главная » Статьи

    Всего материалов в каталоге: 2499
    Показано материалов: 1-50
    Страницы: 1 2 3 ... 49 50 »

    Vampire: The Masquerade, Revised Ed

    Ассамиты явились из пустынных просторов Востока, сопровождаемые зловещей атмосферой ужаса. Среди вампиров Ассамиты прославились в качестве клана убийц, работающего на любую из сторон, способную заплатить им. Плата, которую они взимают за свой труд — витэ других Сородичей; для Ассамитов диаблери — это величайшее таинство. Ассамиты стараются не вмешиваться в дела Камарильи и Шабаша, работая на любую из сторон и одновременно преследуя собственные цели. Они действуют в городах, контролируемых сектами; прочие Сородичи считают их полезными для устранения противников, проведения кровавых охот, наказания нежелательных потомков и проникновения в оплоты соперников. Однако Ассамиты редко заключают настоящие союзы с другими Сородичами, поскольку считают остальных Детей Каина низшей ветвью. В отличие от прочих кланов, Ассамиты не утверждают, что их основатель принадлежит к Третьему Поколению. Вместо этого они верят, что их основатель является представителем Второго Поколения и, таким образом, все остальные Каиниты — лишь их несовершенные подобия.

    В ночи, предшествовавшие созданию Камарильи и Шабаша, Ассамиты широко практиковали диаблери, неизменно стремясь приблизиться к «Единому», как они называли своего мифического основателя. В результате Восстания Анархов, когда из пепла поднялись Шабаш и Камарилья, многие могущественные старейшины стали испытывать тревогу из-за убийц-каннибалов, скрывающихся в их рядах. Обратившись к Тремер, чтобы те прокляли кровь Ассамитов, Камарилья наложила на клан проклятье и сделала его членов неспособными пить витэ других Сородичей. Не в силах противостоять единому фронту, представляемому Камарильей, Ассамиты были вынуждены подчиниться этому позору. Те немногие, кто не приняли проклятье, скрылись и присоединились к Шабашу.

    Те, кто регулярно имеют дело с Ассамитами, почувствовали великие потрясения в клане. Величайший из признаков этого — недавнее снятие проклятия Тремер. Освободившись от мистических оков, не позволявших им заниматься диаблери, клан вновь развязал кампанию, наполненную убийствами и каннибализмом. Теперь Ассамиты убивают других Сородичей без дополнительных стимулов — и, разумеется, без санкций и контрактов.

    Клан в целом перешёл к более агрессивному поведению. Если раньше клан не брал новых контрактов на жертву, которая победила его убийц, то теперь клан может преследовать эту жертву, и часто делает это с невиданным рвением. Точно также, Ассамиты больше не чтят многовековую традицию десятины, отдаваемой сирам. В эти ночи надвигающейся Геенны нет места для ленивых Ассамитов, почивающих на собственных лаврах.

    Однако чего именно хотят Ассамиты, остаётся неизвестным. Очевидно, что Ассамиты усилили свою хватку как на физической, так и на политической арене, и тайные агенты клана вышли из тени в городах, где правящие вампиры стали ленивыми и глупыми. Их власть в городах Индии и Среднего Востока оказалась куда сильнее, чем предполагали остальные Сородичи. Если раньше другие Сородичи считали Ассамитов благородными (т.е., относительно бессильными), полезными исполнителями, то теперь они воспринимают клан с благоговейным страхом.

    -->


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Ассамиты |

    Просмотров: 890 | | Комментарии (0)

    Guide to the Sabbat (1999)

    В ночи, которые последовали за Восстанием Анархов и Торнским Соглашением, клан Ассамитов обнаружил себя в крайне затруднительном положении Когда молодая Камарилья стала позиционировать себя как их противника, Ассамиты стали целью для ярости всех сородичей Чтобы усмирить угрозу со стороны Сарацинских Убийц, Камарилья решила подвергнуть клан Ассамитов мощному проклятью со стороны Тремеров, которое бы не позволяло им поглощать витэ других Каинитов, и что было основой этического кодекса многих Ассамитов.

    Однако не все Ассамиты стали жертвами кровавого проклятья Несколько самоуверенных членов клана, которых возглавил первый хулул, аль-Нумаир, скрылись В последующие ночи аль-Нумаир и его банда восставших убийц вступили в молодой Шабаш, скорее из неповиновения Камарилье, чем из-за того, что они хотели поддержать зарождающуюся философию новой секты С этого времени отступники Ассамитов стали играть важную роль в Шабаше и стали одними из наиболее устрашающих членов пресловутой Черной Руки.

    Члены отступников Ассамитов сперва служат своему клану и лишь затем Шабашу, однако многие из их верований совпадают с воззрениями секты В отличие от членов основного клана, отступников Ассаммитов не уважают Хакима Они видят в нем тоже, что и в остальных отвратительных Патриархах  –  порочное и злобное чудовище, которое восстанет в одну ночь, чтобы пожрать своих детей Вместо этого члены отступников Ассамитов хотят как можно ближе приблизиться к Каину, которого основной клан считает чудовищем Однако между кланом и отступниками существуют довольно цивилизованные отношения, хотя никто из чужаков не знает, какие для этого есть причины Члены отступников Ассамитов относятся довольно высокомерно к членам основного клана, которых они безжалостно упрекают за то, что те позволили наложить на себя проклятие Камарильи, даже после того, как они его разрушили.

    Как и члены основного клана, эти Ассамиты великолепные убийцы и мастера бесшумных убийств Ангелы Каина – это смертоносное дополнение к Шабашу, без их доблести и тактического ума секта много потеряет Многие из отступников Ассамитов занимают значительные военные должности в секте, и многие из них становятся ее великими героями-убийцами, оставляя на своем бесшумном пути трупы и пепел неверных.

    Члены отступников Ассамитов обычно не берут на себя роль жреца стаи, однако многие из них становятся дуктусами, особенно если основной целью стаи являются сражения или убийства Большинство Ангелов каина принадлежат к стаям, которые состоят исключительно из членов отступников Ассамитов, однако все больше и больше членов клана ломают эту устоявшуюся традицию, присоединяясь к более разношерстным стаям Они не стремятся обратить всех в свою веру, как члены основного клана, считая это напрасным делом В конце концов, когда Каин проявит себя, всем будет дан выбор – следовать за ним или пойти собственным путем .

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Ассамиты |

    Просмотров: 349 | | Комментарии (0)

    Dark Ages: Vampire Storytellers Companion (Revised)

    Происхождение Ваали неясно, но клан этот столь же древний, сколь  и остальные кланы Каина. Ваали ровесники тем темным ритуалам, которые проводились  в примитивных капищах, чтобы получить власть над некими силами и быть всегда у  них в фаворе. Древнее племя людей захотело силы и заключило договор с тьмой и  ночью. В разные времена эти темные силы имели много имен – Дети, Владыки и  другие, странные и страшные прозвища. Демон-Владыка тогда именовался "Ва’ал",  и его последователей называли Ваали. А потом – Шайтаны.

    Как они стали каинитам – неясно. Но во всех историях  говорится о двух вещах: высокомерии и безрассудстве. Каиниты забавлялись,  пытаясь показать им всю глупость их пути и всей этой патетики со служением  "дьяволу". Вольно или невольно, они смешали свою кровь. Те, кто  "выжил", стали основателями этой порченой линии.

    Ваали считают все сущее результатом борьбы двух великих сил.  Для лучшего понимания они называют их добром и злом – или светом и тьмой. Эти  силы – нечто большее, нежели мелкие войны и грехи каинитов. Они воплощают собой  всё, что только есть. Всё и вся – часть этой великой борьбы. Истинная ценность  существования – участие в этой борьбе.

    Великие силы добра и зла не нуждаются в каинитах – у  вампиров нет души или же она проклята. Силы эти ценят только человеческие души,  и всё, что ценно для великих сил, то ценно и для Ваали. Ваали за годы  раскололись на множество сект, и у каждой свое толкование темных сил: Дети,  Владыки, Повелители Мух, древние боги и так далее. И каждая секта борется за своё  место в общей великой борьбе.

    Ваали набирали силу и со временем громко заявили о себе,  однако Салюбри много лет назад направили свои армии против них, как против  инферналистов. И хотя Ваали уничтожили большинство воинов-Салюбри, эта война  серьезно подорвала их могущество и уменьшила численность. А Джихад Ассамитов  сразу после столкновения с Салюбри окончательно ослабила Линию. Ваали ответили  ритуалом, который передается через кровь Хакима и наделяет Ассамитов  иррациональной тягой к крови каинитов. Однако Ассамиты до сих пор превосходят Ваали  и являются очень серьезным врагом.

    Немногочисленные и ослабленные, ныне Ваали подвергаются  гонениям как со стороны других каинитов, так и смертных охотников на ведьм. Большинство  Князей изгоняют Низкий клан Ваали из своих владений или просто уничтожают. Если  некоторые все же пытаются контактировать с Ваали ради их знаний о темных  владыках, то остальные используют их в качестве козлов отпущения. Со своей  стороны Ваали стараются распространить свои убеждения и вернуть силу. Они  находятся вне феодальной системы и отделяют себя от других кланов.

    Такое пренебрежение дает Ваали много возможностей для исследований.  Они, будучи независимыми от власть имущих, собирают информацию, идут своим  путем, совращают, кого только смогут, и в целом вкладываются в будущее. Главное  препятствие к осуществлению их планов – разобщенность. Разделение на мелкие  секты часто приводить к тому, что они тратят больше времени на попытки  отвоевать независимость друг у друга, нежели на борьбу с врагами клана.

    Птенцы обычно знакомятся с культом и убеждениями сира еще до  Становления и готовы следовать его диктату. Лет через 5-10 они могут быть  предоставлены сами себе, но зачастую продолжают отчитываться сиру, а тот своему  сиру и так далее до самых верхов. Ваали воспитывают в своих птенцах лояльность,  но это должна быть не слепая покорность – ее они толкуют как признак  узколобости.

    Древняя Ваали Черная Мэри, которая дьяблизировала Мафусаила  Тореадор Михаила, путешествует по Европе. Ваали всячески ей угождают – до тех  пор, пока она не подвергает опасности их самих. Однако ее активность привлекает  слишком много внимания к клану, и кое-кто из Ваали объединился против нее.

    -->

    Категории: Vampire: the Dark Ages | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Ваали |

    Просмотров: 451 | | Комментарии (0)

    Guide to the Sabbat (1999)

    Кровавые братья, появившиеся на свет в ветхих замках и капеллах Старого Света в результате опытов и изысканий недавно исчезнувшего отступники Тремер и нескольких извращенных колдунов из числа Цимисхи, — это искусственно созданная линия крови, состоящая из солдат и слуг Кровавые братья — условно успешный продукт многочисленных экспериментов с узами крови, направленных на создание команды слуг, которые будут действовать и думать как единое целое.

    В некоторой степени Кровавые братья представляют собой коллективный разум, разделяющий общие мысли и воспринимающий окружающий мир через отдельных представителей «отрядов», которые называют кругами Эта связь позволяет им эффективно действовать на расстоянии друг от друга — линия крови успешно участвует в скоординированных боевых и шпионских вылазках, при условии, что никто не догадывается, кем они являются на самом деле (их редкость и сложность создания делает такие догадки маловероятными) Они практикуют необычную, вызывающую замешательство Дисциплину, которая позволяет им «одалживать» друг другу конечности, лечить своих товарищей и даже сливать воедино разделенный разум.

    Обычно Кровавые братья объединяются в отдельные стаи и применяют искусство работы с плотью, позаимствованное у Цимисхи, чтобы выглядеть совершенно одинаково и сбивать с толку противников Линия крови известна отсутствием личных устремлений, что делает ее представителей превосходными слугами; хозяину не нужно бояться, что Кровавый брат вонзит ему клыки в горло К несчастью, Кровавые братья практически полностью лишены творческого начала; обычно им не хватает способностей, чтобы перехитрить противника или обойти его удачным маневром, что можно считать недостатком любого вынужденного единства Но все же не следует думать, что Кровавые братья глупы или медлительны; просто они не наделены отчетливым самосознанием.

    Мало кто за пределами Шабаша имел возможность встретить Кровавых братьев, и еще меньшее число смогло уйти, чтобы поведать об этом На самом деле и в Шабаше мало кто имел дело с Франкенштейнами или вообще слышал о них Сейчас Кровавые братья встречаются все реже, в основном потому, что отступники Тремер, которое могло бы создать их, больше не существует, а у ныне живущих Братьев уровень окончательной смертности такой же, как и во всем Шабаше Кровавые братья не могут давать Становление (благоразумная предосторожность со стороны их создателей, которым не хотелось еще раз потерпеть фиаско, как с Горгульями), но во всех других отношениях они — обычные вампиры, включая возможность создавать гулей.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Кровавые Братья |

    Просмотров: 476 | | Комментарии (0)

    Vampire: The Masquerade, Revised Ed

    Клан Бруха в основном состоит из бунтарей, как идейных, так и безыдейных. Индивидуалистичные, искренние и буйные, Бруха придают огромное значение социальным изменениям, и среди представителей клана имеются некоторые из наиболее жестоких Сородичей Камарильи. Большинство прочих вампиров считают Бруха не более чем бандитами и негодяями, но истина в том, что подлинная страсть лежит за пределами досягаемости подобных обвинений.

    Сородичи Бруха лелеют любимые страсти и цели, которые защищают с силой и яростью. Некоторые Бруха следуют за обаятельными представителями своего клана, в то время как другие предпочитают позицию вопиющего, вызывающего индивидуализма. У клана богатая история, в которой было множество поэтов-воинов, и он сохранил эту концепцию и в нынешние ночи; многим Бруха нравится высказать свою идею, а затем отдаться порыву разрушения, чтобы проиллюстрировать свою точку зрения.

    Любовь Сброда к переменам объединяет их, путь и непрочно, в  еженощных крестовых походах. При появлении общего врага Бруха со значительно отличающимися идеалами объединятся, чтобы вместе противостоять недругу. Однако, после того, как враг повержен, все обязательства отзываются и дело идёт дальше, как обычно.

    Распространённая идея Бруха связана с созданием вампирской «Утопии» — или воссозданием мифической, уже существовавшей в былые ночи, — хотя у каждого Бруха имеется собственное мнение о том, чем же является эта Утопия.

    Для внедрения своих идей Бруха полагаются на хаос и перевороты, и для Сброда допустима определённая свобода действий, которой нет у других кланов. По сути, от Бруха почти ожидают, что они будут непредсказуемыми и агрессивными; этот стереотип с пользой используется многими убедительными и красноречивыми представителям клана, которым необходимо прибегать к насилию при продвижении своих аргументов.

    Уважаемые за свои боевые качества и готовность встать под знамя, Бруха — это физическая сила Камарильи. Однако в последнее время многие неонаты Бруха начали считать, что их роль в Камарилье — создание собственной организации, и в клане начались немалые беспокойства. Другие Сородичи полагают, что Бруха первыми покинут Камарилью. Сами Бруха тоже верят в это…


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Бруджа |

    Просмотров: 761 | | Комментарии (0)

    Guide to the Sabbat (1999)

    Во время Восстания Анархов первыми и в наибольшем количестве выступили самые молодые представители клана Бруха Старейшины же клана, после того, как у них спал интерес к резкой смене существующего положения вещей, решили, что Восстание началось по ошибке После долгих обсуждений текущей ситуации, старейшины и их верноподданные потомки отвернулись от «слабоумных и опасных» вампиров, которые называли себя мятежниками В результате этого, члены отступников Бруха, которые практически единогласно отказались принять Торнское Соглашение, затаили смертельную обиду против родительского клана и с рвением выступили в Шабаш В отличие от Бруха Камарильи, Бруха Шабаша зачастую ощущают сильную привязанность к своей секте: в то время как Сородичи Камарильи стенают по своим равнодушным предкам и из ночи в ночь устраивают потасовки на автостоянках около панк-рок клубов, отступники клана вступили в Великий Джихад против самих старейшин и прародителей кланов.

    По сравнению со всеми прочими кланами Шабаша, члены отступников Бруха, возможно, больше всего похожи на свой родной клан, за исключением нескольких резких отличий Отступники не только с энтузиазмом поддерживают секту, но и принимает активное участие в ночных завоеваниях и Джихаде, что и сделало недавние военные успехи Шабаша столь значительными В тихой воде омуты глубоки, поэтому, даже кровавое неистовство со стороны отступников Бруха ни разу не демонстрирует недостаток мозгов или силы интеллекта с их стороны.

     Бруха формируют жестокие ударные части и эффективную пехоту в Шабаше, получая огромное удовольствие от этого Злые и беспощадные до самой своей смерти, они наслаждаются своим местом в этой войне Считая себя Проклятыми в эти бесконечные ночи, они находят свой смысл в  поощрении садизма и в некоторой доле бессмысленного насилия Не так уж много инакомыслящих находят себе место в Шабаше, а не в рядах Камарильи, и может быть, это происходит потому, что члены отступников Бруха более удачливы, или более умелы, в выборе потомства, которое не такое уж и сумасбродное.

    Бруха Шабаша, судя по всему, самые многочисленные его представители после Ласомбра и  Цимисхов, благодаря тому, что клан меньше всего пытается мыслить глобально Они берут всё, что хотят, делают всё, что пожелают и когда им это взбредёт в голову, будь то Становление подходящего потомка, делёжка городских чёрных рынков или просто изъятие денег из вашего кармана С точки зрения прочих членов Шабаша, члены отступников Бруха игнорируют структуру Шабаша и часто слишком примитивны, но сами они считают, что этим приближаются к идеалу первоначальных ценностей Шабаша, к свободе.

    В последние годы отступников Бруха стало сильно раздражать костное лидерство Ласомбра и Цимисхов, и они стали строить свои грандиозные планы и добиваться собственных побед Большинство членов клана поддерживают основные веяния секты, в то же время, как некоторые представители решили выйти за пределы своих примитивных устремлений и стать эффективными участниками Черной Руки или Инквизиции.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Бруджа |

    Просмотров: 334 | | Комментарии (0)

    Dark Ages: Vampire, Revised

    Для Каппадокийцев их клан зачастую означает как происхождение, так и философские взгляды. Большинство Каппадокийцев увлечены концепцией смерти и посмертия, и в особенности их интересует, что происходит, когда бессмертная душа покидает тело. Некоторые из них при жизни были учеными, кто-то - людьми веры или философами. Их любознательные натуры сохраняются даже после Становления, и хоть тела Каппадокийцев похожи на трупы, их умы живы и стремятся разгадать метафизические тайны ночи. Их исследования и пристрастия наиболее сильно отражены в их извращенной Дисциплине Мортис.

    Однако в пределах этого архетипа так называемые Гробокопатели сильно разнятся между собой. На каждого члена клана, который во время Крестовых Походов был священником, приходится рыцарь, который сражался в этих же священных войнах. Капподакийцы не являются политически сильным кланом, они получили свое место среди Высоких Кланов благодаря знаниям, мудрости и связям. Наиболее политически активные из них действуют как советники князей, визири смертных королей, а ученые обычно обитают в монастырях или грабят кладбища для своих «исследований» за завесой смертности.

    Считается, что клан происходит из глубин Анатолии или Армении – некоторые легенды клана упоминают пески пустынь, подземные города и холмистые равнины. Прародитель клана, известный как Каппадоций (что означает всего лишь «родом из Каппадокии»), оставил своим детям немалую свободу действий, попросив лишь об одном: чтобы они продолжали искать ответы на вопросы о посмертном бытии. Ученые полагают, что многие Каппадокийцы проводят свои ночи в холодных объятьях торпора или же скрываются на сарацинском Востоке, из чего можно сделать вывод, что раньше они встречались гораздо чаще, чем в нынешние ночи.

    Они неорганизованны и обитают на обширных территориях, при этом многие члены клана уважают знания и в определенное время собираются в храмах, библиотеках и университетах. Здесь они советуются друг с другом касательно того, что они узнали, обмениваются кощунственными тайнами, святыми истинами и сплетнями. Говорят, что духовным центром клана является величественный храм в Эрджиясе, что в Анатолии, где леди Констанция выполняет обязанности жрицы и оракула. Там же находятся отрывки Книги Нод, которые были собраны к концу 12 века. Несмотря на то, что мало кто из Каппадокийцев (и никто из чужаков) видел Эрджияс, ходят слухи о тайных и куда более пугающих храмах, в том числе и о забытых некрополях, сохранившихся с былых времен.

    Клан Каппадокийцев, чьи члены отличаются широким кругозором и любовью к странствиям, распространился по всей Европе и даже на восток и юг. Коптские монастыри в Африке служат убежищем для Гробокопателей, как и дворы пашей Леванта и даже залы Джованни, семьи венецианских купцов, которые, по слухам, сильны в искусстве некромантии. Это космополитичный клан, среди его членов можно встретить выходцев как из бедняков, так и из аристократов или священников. Для Каппадокийцев острый ум важнее происхождения, и любой Каинит с пытливым разумом может обрести уважение сира и товарищей.

    Другие кланы считают Каппадокийцев скрытными и зловещими, что не так уж далеко от истины. Владение Дисциплиной Мортис и соответствующие изыскания невозможны без терпеливых исследований и большого количества мертвой плоти. Члены клана могут уходить в отшельничество на десятилетия, выходя из своих лабораторий и убежищ лишь ради питания и поиска подопытных (которые нередко являются и тем, и другим). Однако за темной стороной скрывается серьезная духовность многих Каппадокийцев. Их исследования делают их холодными, чуждыми и потерянными для мира смертных, однако они погружаются в тайны, которые менее увлеченные Каиниты или смертные даже вообразить не в силах.

    -->


    Категории: Vampire: the Dark Ages | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Каппадокийцы |

    Просмотров: 518 | | Комментарии (0)

    Vampire Storytellers Companion, Revised
    Насколько известно Сородичам, Дочери Какофонии — современная линия крови, появившаяся в ходе нескольких последних столетий. Многие вампиры полагают, что эта странная линия крови стала результатом мистических союзов между Тореадорами и Малкавианами, но мало что в тёмной истории линии крови указывает, что она является чем-то иным, кроме как аномалией, или, быть может, порождением особенно одарённого Каитиффа.

    Каким бы ни было их происхождение, Дочери Какофонии — потрясающие певицы, наделённые сверхъестественно прекрасными (или ужасными) голосами. Однако их голоса прославились ещё кое-чем, помимо своего мистического очарования. С помощью пения Дочь Какофонии может разрушать сознание своих слушателей. Более мрачные истории повествуют о Дочерях, способных крушить предметы — и индивидуумов — своими голосами, подобно тому, как человеческие певицы разбивают стекло.

    Мало кому из Сородичей Старого Света доводилось много слышать о Дочерях Какофонии, и ещё меньшему числу выпадала возможность встретиться хоть с одной из них. Линия крови представлена в основном в Новом Свете, и не имеет особого влияния.

    Сородичи, обитающие рядом с Дочерьми Какофонии, часто считают их непоследовательными. Вследствие ли того, что линия крови в целом избегает еженощных угроз Джихада, или из-за того, что она обычно не испытывает тяги к политике или сражениям, и Камарилья, и Шабаш склонны игнорировать Дочерей. Однако в своём самодовольстве они проигнорировали большую часть того, что в последние ночи происходило с линией крови. Не смотря на то, что линия крови когда-то принимала и мужчин, недавно она по неизвестным причинам выкорчевала их из своих рядов. Вдобавок, некоторые Сородичи сообщают, что сила Дочерей возрастает — их загадочные песни теперь могут создавать более значительные разрушения, чем раньше, и их кровь становится более мощной. Столкнувшись с подобными слухами, Дочери просто кивают и улыбаются и поют так, словно их это не волнует.

    Естественно, Дочери не говорят о своих великих планах, если таковые вообще существуют. Они предпочитают проводить свои ночи в пении, предлагая свои музыкальные представления друг другу и небольшим, близким группам поклонников, которые сознательно или ни о чём не подозревая следят за их не-мёртвыми карьерами. Они обычно общаются с Тореадорами, Малкавианами и Вентру, которые способны оценить сверхъестественную красоту их песен, и иногда ввязываются в интриги этих Сородичей.

    Когда Дочери Какофонии обращают внимание на вопросы, настолько малозначительные с точки зрения их основных интересов, они иногда примыкают к той секте, которая добилась наибольшего влияния в их окрестностях. Они терпят Маскарад, но заботит ли он их на самом деле — неизвестно. Возможно, они просто не видят необходимости демонстрировать свою сущность окружающим смертным. Однако курсирует далеко не одно сообщение о том, что Дочери Какофонии проводили ночи со старейшинами обеих сект и независимых кланов, и оставляли их обезумевшими после особенно впечатляющего концерта.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Дочери Какофонии |

    Просмотров: 595 | | Комментарии (0)

    Vampire Storytellers Companion, Revised

    Последователям Сета, куда чаще называемым «Сетитами», вероятно, не доверяют больше, чем любому другому клану. Их ассоциация с изначальным Змеем из легенды хорошо известна, и только усиливается их тревожащими способностями. Они являются хранителями знаний, которые, согласно их утверждениям, даже старше, чем Первый Город. Когда они приходят в город, властная структура Каинитов почти неизбежно разрушается. Но, что пугает больше всего, весь клан разделяет единую тёмную и сильную веру — веру в то, что в их холодных жилах течёт кровь богов.

    Разумеется, само название клана является свидетельством этой веры. По мнению большинства Сетитов, основатель их клана был никем иным, как тёмным богом Древнего Египта, несравненным охотником пустынной ночи. Согласно другим рассказам, Сет был Патриархом — по меньшей мере — который заставил египтян поверить в него как в бога. В любом случае, правление Сета было неоспоримым, пока он не получил вызов от существа по имени Осирис — которого некоторые называют вампиром, а другие — чем-то ещё. Их война длилась столетиями, но в итоге Сет был изгнан из Египта, во тьму. И тогда, как утверждают его последователи, именно во тьме мудрый, древний Сет начал править всерьёз. И пусть великий Сет теперь исчез из мира, его потомки трудятся, чтобы мир оказался в подобающем состоянии к его возвращению — разумеется, попутно осуществляя и свои собственные планы.

    Чтобы добиваться своих целей, Сетиты овладевают несколькими мощными инструментами. По их мнению, такое оружие, как наркотическая зависимость, соблазнение и разложение — старейшие и лучшие средства для достижения результата. Сетиты используют наркотики, секс, деньги, власть — даже витэ и знания сверхъестественного — чтобы заманивать других в свои сети. До сих пор методы Последователей оставались ужасающе эффективными. И Сородичи, и смертные поддаются чарам Сетитов, с радостью делая всё, что их новые хозяева потребуют в обмен на свою змеиную помощь. По сути, в некоторых городах целые субкультуры и отрасли экономики находятся во власти одного или нескольких Сетитов.

    Последователи Сета загадочно называют себя «старейшим из кланов», что бы эта фраза для них ни значила. Историки Каинитов отрицают это как беспочвенное хвастовство, относя возвышение Сета ко временам уже после Первого Города. Однако те, кто внимательно прислушиваются к шёпоту Сетитов, в чём-то и не столь легкомысленны, поскольку змеиному клану, похоже, доступны древние знания, которые, по опасениям некоторых, могут происходить из времён, восходящих к самым первым и самым длинным ночам. Некоторые Змеи даже намекали, будто Сет был ввергнут во тьму ещё до того, как Каин получил своё проклятие — эту теорию большинство Сородичей отрицают, но, тем не менее, подобные намёки страшат.

    Какими бы ни были истоки клана, суть в том, что сейчас его влияние распространилось широко. Пусть они и редко встречаются в таких «традиционных» вампирских охотничьих угодьях, как Европа, Последователи Сета рыщут во множестве других районов мира. У них мощное присутствие в Африке, особенно в Каире и околосахарских областях континента. Они обитают в Индии, прямо на границе с землями Катаянов, разыскивая мудрость уничтоженных богов и основывая собственные культы. Они спят под песками Среднего Востока и правят карибскими ночами. И они без опаски вступают в самые худшие из городских притонов Америки. Их паутина тянется с континента на континент, и прочим кланам ещё только предстоит осознать, насколько огромная часть мира находится в лапах Сетитов.

    -->


    Категории: Vampire: the Masquarade | Vampire: the Dark Ages | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Последователи Сета |

    Просмотров: 733 | | Комментарии (0)

    Vampire Storytellers Companion, Revised

    Среди вампиров Гангрелы, возможно, более всего близки к своей внутренней природе. Эти бродяги-одиночки с презрением отвергают ограничения общества, предпочитая комфорт дикой природы. Неизвестно, каким образом им удаётся избегать ярости оборотней; возможно, это как-то связано с тем, что Гангрелы и сами умеют превращаться. Когда человек говорит о вампире, превратившемся в волка или летучую мышь, он скорее всего говорит о Гангреле.

    Подобно Бруха, Гангрелы — неистовые воины; в отличие от Бруха, источник неистовства Гангрелов — не бунтарская ярость, а животные инстинкты. Они — одни из самых хищных Сородичей, и они обожают отдаваться возбуждению охоты. Гангрелы обладают тонким пониманием Зверя в собственных душах и предпочитают проводить свои ночи в единении с животными, которых так напоминают. По сути, Гангрелы настолько близки к своему Внутреннему Зверю, что после погружения в безумие черты животных часто проявляются на их телах.

    Сам клан мало контактирует с другими Сородичами (или же он просто не заинтересован в этом).

    Возможно, это из-за желания избегать силков Джихада, но с куда большей вероятностью — просто результат отсутствия интереса. Без сомнения, Гангрелов в целом считают тихими, неразговорчивыми и замкнутыми. Хотя в этом и не больше истины, чем в любом другом стереотипе, клан как таковой демонстрирует мало склонности к показухе, встречающейся среди Тореадоров или Вентру.

    Гангрелы тесно связаны с Ромами, или цыганами, и переняли многие из фигур речи и повадок этого народа. Ходят слухи, что Ромы произошли от Патриарха, основавшего клан Гангрел. И поэтому, по слухам, на любого Сородича, нанёсшего вред цыгану или давшему ему Становление, обрушится гнев Древнего. Естественно, что вампиры клана Равнос игнорируют этот мифический запрет, поэтому Гангрелы и Равнос испытывают друг к другу веками копившуюся ненависть.

    -->


    Категории: Vampire: the Masquarade | Vampire: the Dark Ages | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Гангрелы |

    Просмотров: 784 | | Комментарии (0)

    Guide to the Sabbat (1999)

    Дикие и нецивилизованные, отступники Гангрелов демонстрируют звериный оскал Шабаша Отрекшись от цыганского наследия основного клана, Гангрелы Шабаша вернулись к своей звериной половине, став смертоносными охотниками, способности которых преследовать добычу являются непревзойденными Клан объединяет как искусных убийц, так и диких берсеркеров, и навыки, благодаря которым Гангрелы повергают своих врагов, придают огромную силу секте Члены отступников Гангрелов вовсе не являются садистски настроенными головорезами, как Бруха или бездумными автоматами как Кровавые братья Скорее они инстинктивно хищные существа, наслаждающиеся острыми ощущениями от охоты точно так же как и пьянящей жаждой крови .

    Гангрелы Шабаша являются свидетелями массового притока беглецов из Камарильи в нынешние ночи, однако лишь некоторые из этих вампиров демонстрируют готовность поделиться своим мнением о происходящем Многие шепчутся о пробуждении «спящих кошмаров» или о том, что «Шабаш все это время был прав» Секта в целом кажется обеспокоенной подобным поворотом событий и очевидным нежеланием перебежчиков говорить о своих мотивах, но независимо от того, что именно напугало этих городских хищников, оно явно является чем-то весомым .

    Отступники Гангрелов делиться на два подклана, различия между которыми, судя по всему, оформились к концу 18-го столетия «Первоначальные» Гангрелы, известные в Шабаше как Сельские Гангрелы, наиболее похожи на своих  собратьев из Камарильи: они избегают общества и проводят свои не-жизни в качестве одиноких охотников Они напоминают чудовищных вампиров из легенд смертных, обладая способностями принимать форму зверей и призывать к себе других созданий природы Сельские Гангрелы служат Шабашу как разведчики и воины, используя свою связь с животным миром и боевые способности, чтобы разрывать врагов на кусочки .

    Городские Гангрелы, по слухам, выделились в отдельную линию крови во времена Промышленной революции, когда города становились все больше и все меньше зависели от села Вместо того чтобы охотиться на окраинах, некоторые Гангрелы устраивали себе убежища в центре, становясь городскими чудовищами и распространяя террор вслед за своими походами за кровью Являясь животными не меньше чем их сельские братья, Городские Гангрелы, в отличие от первых, предпочитают скрываться в городских переулках среди отбросов общества, а не в населенных оборотнями лесах .

    Тем не менее, больше чем любые другие Гангрелы, Гангрелы Шабаша осознают необходимость прикрывать тылы друг друга в эти беспокойные ночи перед Геенной Как города, так и дикая природа таят много опасностей, и у стаи куда больше шансов преодолеть их, чем у отдельного сородича Таким образом, Гангрелы Шабаша считают себя более близкими к своей звериной половине, чем члены Камарильи или независимые Гангрелы, подражая диким волкам и львам .

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Гангрелы |

    Просмотров: 388 | | Комментарии (0)

    Vampire: The Masquerade, Revised Ed

    Джованни вежливы, благовоспитанны и наделены хорошими манерами. Корни клана Джованни, богатого сверх всякого воображения, прослеживаются до времён, предшествующих Ренессансу, восходя к семье торговых королей. Клан по-прежнему удерживает свои изначальные владения в Венеции, в тысячелетнем поместье, расположенном совсем рядом с центром города. Ни один клан не устраивает такой показухи из смирения и благопристойности, как Джованни. И ни один клан не скрывает таких нечестивых тайн.

    Согласно слухам, распространяемым в салонах Камарильи и на эсбатах Шабаша, деньги Джованни испортили семью, и венецианцы обратились к нигримансии, побуждаемые извращённой скукой. Как ни странно, но семья проявила себя весьма одарённой в сделках с мёртвыми, и её новообретённые способности привлекли внимание ныне забытого Патриарха. Вампир дал Становление главе семьи, Аугусто Джованни, и ввёл его в мир Проклятых. Этот пресловутый Патриарх, согласно легендам, чрезвычайно интересовался смертью, и полагал, что Становление Джованни и его семьи поможет умножить его знания о том, что лежит по ту сторону жизни.

    План Древнего сработал даже лучше, пусть и по-иному, чем задумывалось. Аугусто, беспощадный и корыстный торговец, узрел возможность отнять непрочную власть у своего сира и сделал это, выследив и убив также и всех потомков Патриарха. Выпив крови Древнего, Аугусто стал представителем Третьего Поколения и основателем собственного клана, Джованни.

    Остальные вампиры отреагировали на это, побуждаемые страхом, и в течение столетия «дьявольские Сородичи» Джованни искоренялись и уничтожались, где бы они ни появились. В итоге Джованни встретились с новосформированной Камарильей и заключили обоюдное перемирие. Согласно условиям перемирия, Джованни не должны принимать участие в Джихаде и вмешиваться в дела других вампиров. Джованни согласились, избежав геноцида, который неизбежно ожидал бы их в противном случае.

    Пользуясь преимуществом, обеспечиваемым незначительной осведомлённостью других Сородичей об их делах, Джованни тихо продолжают накапливать богатство и влияние, одновременно непрестанно развивая свою Дисциплину Некромантия. Мало кто верит, что клан занимается тем и другим по бескорыстным соображениям, и недавние глобальные шаги Джованни заставляют многих Сородичей беспокоиться. При всех этих деньгах и накопленных душах, что-то явно уже маячит на горизонте; из Венеции дует нехороший ветер.

    Члены клана Джованни также являются и членами семьи Джованни, и те, кто не получил Становление, часто служат своим родственникам-Сородичам в качестве гулей. Эти семейные узы (члены семьи связаны кровью дважды) обеспечивает абсолютную верность по отношению к Джованни. Пусть они и сосредоточены в основном в Европе, в недавнее время Джованни начали продвигаться и на мировой рынок, и в последние ночи клан кажется куда более плодовитым.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Джованни |

    Просмотров: 543 | | Комментарии (0)

    Guide to the Sabbat (1999)

    Линия крови, недавно присоединившаяся к Шабашу, именует себя Предвестниками черепов и рассказывает историю о некогда свершившемся предательстве, за которое они должны жестоко отомстить Все члены этого рода весьма могущественны, и они утверждают, будто вернулись из ссылки в землях мертвых Давным-давно, нашептывают они, сообщество коварных чародеев охотилось за ними ради их крови, похищая у них бессмертие, чтобы утолить жажду тайной власти.

    В нынешние ночи мало кто в Шабаше верит в эти сказки о древней несправедливости, но Предвестники черепов, благодаря невероятной мощи своей магии и  пугающей эксцентричности, все равно сумели занять достойное место в секте Предвестники черепов — некроманты, чье искусство не уступает мастерству жутких Джованни (некоторые считают, что даже превосходит его), они существуют в атмосфере смерти, убийств и послушания, и все ради того, чтобы исправить некогда учиненную над ними несправедливость Но все же иногда кажется, что за их россказнями и внешностью скрывается какая-то гниль Они подобны трупам, которых что-то разъедает изнутри.

    Предвестники черепов стали членами Шабаша лишь несколько лет назад, и мало кто из новообращенных секты слышал о них, не говоря уже о том, что видел их Очевидно, один из них пришел с предложением к кардиналам, примасам и  регенту, которые обсудили ситуацию и приветствовали Предвестников Черепов как новых сторонников Меча Каина С тех пор Предвестники Черепов добились в секте неслыханного влияния (особенно если учесть, что их число не превышает нескольких сотен) Представителей этой линии крови можно встретить в Черной Руке, Инквизиции и даже среди примасов Члены Шабаша, по всей видимости, извлекают немалую пользу из магии смерти Предвестников, поддерживая связь с умершими союзниками или терзая врагов даже за гранью Окончательной Смерти На самом деле создается впечатление, что Предвестники охотно предлагают помощь верным сторонникам Шабаша — в обмен на услуги, которые пока не были названы .

    Проклятие Каина наделило их внешностью трупов, и Предвестники часто сдирают излохмаченную, покрытую трупными пятнами плоть со своих голов, обнажая оскал, который и дал название их линии крови Маски и церемонии играют важную роль в культуре этого рода, и у их старейшин имеются целые коллекции ритуальных масок и принадлежностей, носимых и используемых во время некромантских обрядов Ходят слухи, что в их жилах течет древняя могущественная кровь, и что их рассказы о великом прошлом не так уж  далеки от  истины В любом случае, Предвестники Черепов просто игнорируют неудобные вопросы, предпочитая проводить время среди кладбищенских надгробий или в глубоких размышлениях о возможностях мертвых.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Предвестники Черепов |

    Просмотров: 338 | | Комментарии (0)

    Guide to the Sabbat (1999)

    Истоки причудливой линии крови Каэсидов затерялись в глубине веков, но их склонность ко внешнему великолепию и странные способности заставляют некоторых Каинитов подозревать, что Каэсиды происходят от Ласомбра Наиболее распространённая теория объясняет их происхождение нечестивыми экспериментами с кровью Дикого Народца и запретным сделкам с демонами Какой бы ни была истина, результатом стала одна из самых странных помесей в Мире Тьмы.

    Каэсиды — это учёные и хранители тайн Они склонны быть наблюдателями, а не принимать активное участие в событиях вроде Боевых Партий Каэсиды не любят предпринимать физические действия против недруга, предпочитая сражаться с помощью разума и слов Они ревностно оберегают свои знания и личные коллекции Хотя дом Каэсида всегда открыт для гостей из числа представителей его линии крови, все Каэсиды — жутко территориальны, и в большинстве городов проживает в лучшем случае один представитель этой линии крови Причудники не любят соперничать друг с другом за знания Если кому-нибудь и приходится встретить двух Каэсидов вместе, это скорее всего будут старейшина и его дитя, которое может обучаться под началом старшего до 50 лет Но в итоге наступит время, когда дитя обустроит своё собственное убежище, почти наверняка в другой общине.

    Каэсиды славятся своим спокойствием и прилежанием Смысл их существования сосредоточен на их собраниях свитков, книг, заклинаний и знаний о вампирах, высоко громоздящихся на библиотечных полках Их нетипичное телосложение и неутолимая жажда знаний приводит к тому, что эти полки необычайно высоки.

    Что касается членства Каэсидов в Шабаше, тут теории вновь касаются влияния Ласомбра Мало кто способен сказать, заключили ли Сторожа сделку с Каэсидами, обменивая тайны на защиту, или их отношения скорее являются более зловещей разновидностью взаимоотношений хозяина и слуги За их пытливыми натурами скрываются заблудшие, искажённые личности, изменённые огромными объёмами запретных знаний и, возможно, кровью фей, которая способствовала их зарождению Говорят, что некоторые Каэсиды по-настоящему впали в зависимость от крови фей, питаясь исключительно её магической силой, а не бледным, холодноватым вкусом крови смертных Других Каэсидов подозревают в даже ещё более извращённых пристрастиях, якобы они питаются, исключительно насилуя свои сосуды в бессильной пародии на сексуальное надругательство или похищают детей под светом полной луны, чтобы поглощать их плоть в своих библиотеках Но в итоге всё, что о них известно — то, что они являются загадками, которых терпят исключительно ради их знаний.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Каэсиды |

    Просмотров: 491 | | Комментарии (0)

    Vampire: The Masquerade, Revised Ed

    Клан Ласомбра лишился милости небес — и его представители наслаждаются этим. Одновременно элегантные и хищные, Ласомбра направляют — а при необходимости, и подхлёстывают — Шабаш, превращая его в безжалостную силу. Отторгая человека, которым они когда-то были, Ласомбра всецело отдаются тёмному величию Становления. Убийство, неистовство – все это существование хищника: зачем бояться этих вещей, спрашивают многие Ласомбра, если это означает всего лишь быть вампиром? Однако, по контрасту с Цимисхи, Ласомбра в целом стремятся не к отрицанию всего человеческого, а к тому, чтобы приспосабливать его для своего удовольствия.

    Ласомбра принимали участие в делах Церкви с момента её зарождения, и некоторые Сородичи шепчутся, что клан содействовал распространению христианской веры. Однако в нынешние ночи Ласомбра отвернулись от этой священной организации. Разумеется, существуют и исключения, но по большей части клан Ласомбра презрительно относится к идее спасения. По сути, Ласомбра принесли в Шабаш множество обрядов и ритуалов Церкви, исказив их в насмешку над христианской доктриной. Ласомбра предписали множество высоких и низких ритуалов секты, чтобы вампиры Шабаша никогда не забывали, кем и чем они являются.

    Ласомбра более всего известны своей Дисциплиной Власть над Тенью, с помощью которой они призывают материальную «живую» тьму, управляя ею по своему желанию. Согласно учениям клана, эта «тьма» в сущности является тем, из чего состоит душа вампира, одновременно усиленная и испорченная Становлением. Посредством Проклятия Каина, полагают некоторые Ласомбра, Господь отверг их, и поэтому их новой обязанностью является построить на Земле новый мировой порядок с помощью Шабаша. Более научно настроенные Ласомбра высмеивают это суеверие, но даже они склонны верить, что, будучи вампирами, они являются новой и более развитой ветвью разумной жизни, к которой не относятся жалкие человеческие устремления и моральные устои. Пусть слабаки из клана Вентру сжигают себя в солнечном пламени мученичества; Ласомбра счастливы быть тем, чем они стали.

    Естественно, что подобные безнравственные воззрения распространены в клане не повсеместно, но многие новообращённые шабашевские Ласомбра всерьёз наслаждаются беспричинными разрушениями и низменной развращённостью, допускаемыми подобной философией. По разительному контрасту, некоторые старшие Ласомбра по-прежнему поддерживают связи с Церковью, хотя даже они, похоже, считают себя «орудиями Дьявола». Две эти группы безусловно сходятся во взглядах по одному вопросу: представители клана Ласомбра, сами будучи превосходными манипуляторами, безоговорочно отказываются подчиняться отставшим от жизни капризам Патриархов. Они доблестно сражаются в Джихаде, но, в отличие от многих Сородичей, твёрдо уверены, что могут победить.

    Типичный Ласомбра наделён даром манипулирования, а также ярко выраженными способностями к лидерству. Ласомбра — наиболее распространённые лидеры стай Шабаша, поскольку их целеустремлённые и коварные натуры делают их идеальными для управления движениями секты. К несчастью, рука об руку с этим тёмным величием идёт гордыня, и очень немногие Ласомбра признают других вампиров равными себе, не говоря о том, чтобы считать их выше себя.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Vampire: the Dark Ages | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Ласомбра |

    Просмотров: 1061 | | Комментарии (1)

    Vampire: The Masquerade, Revised Ed

    Даже остальные Проклятые боятся Малкавиан. Проклятая кровь клана отравила их сознание, и в результате этого все до единого Малкавиане в мире — неизлечимо безумны. Что еще хуже, безумие Малкавиан может принимать практически любую форму, от всеподавляющего стремления к убийствам до почти полной кататонии. Во многих случаях нет возможности отличить Малкавиана от «нормального» представителя другого клана. Те немногие, чьи психозы становятся сразу же очевидными — одни из самых ужасающих вампиров, населяющих улицы.

    С самых давних пор, какие только могут припомнить старейшие из Каинитов, Малкавиане всегда будоражили общество Сородичей своим появлением. Хотя клан и не разжигал великих войн и не свергал правительств смертных (по крайней мере, насколько известно их собратьям-вампирам), само присутствие Малкавиан вызывает незаметные изменения в городе. Хаос идёт за Безумцами по пятам, и те, кто связываются даже с самыми благожелательно настроенными Малкавианами, обнаруживают, что их жизни и не-жизни оказываются изменёнными сумасшествием Каинита.

    Недавно Малкавиане провернули самую великую из своих «шуток». Никто не может сказать, осуществили ли её на великом Парламенте Малкавиан, проведённом где-то в удалённом европейском селении, или на унылом и заброшенном пустыре где-нибудь вдали от городов. Некоторые из рассказов повествуют об эпидемии заразного безумия, распространившегося среди потомков Малкава. Какой бы ни была причина, Малкавиане повсюду начали демонстрировать новую, опасную грань своего безумия, сопровождающуюся странными событиями в городах Сородичей по всему миру. Согласно стародавнему хвастовству Малкавиан, Джихад — это шутка, запущенная основателем их клана; некоторые Сородичи задаются вопросом, а не играли ли Малкавиане с ними эту шутку всё время.

    Никто не может сказать, что же именно делает Безумцев настолько опасными. Несомненно, сумасшествие часто освобождает их от страха перед болью или Окончательной Смертью. Некоторые из них демонстрируют кровожадные устремления или полное отсутствие эмоций, в том числе и сочувствия. Но, что куда более вероятно, Малкавиане свободны от оков рациональности и могут делать всё, что пожелают — и эта свобода сопровождается невероятной проницательностью, странной мудростью, недоступной тем, кто в здравом уме. Малкавиане наделены тёмным рассудком, который часто — и во всё большей мере — направлен на пугающие цели.



    Категории: Vampire: the Masquarade | Vampire: the Dark Ages | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Малкавианы |

    Просмотров: 813 | | Комментарии (0)

    Guide to the Sabbat (1999)

    Плоть – сущность природы Каинитов, Сородичи Шабаша являются теми, кто принимает свою природу и наслаждаются силой Зверя Члены отступников Малкавиан – наиболее несдержанные из них В то время как Малкавианам Камарильи показывают или рассказывают о том, как использовать свое безумие, отступников интересует лишь как распространять его подобно болезни Если Малкавиане сумасшедшие как лисы, то отступники – это бешенные лисы.

    Члены отступников Малкавиан используют свое помешательство как обоюдно острый меч Для отступников безумие является оружием, хотя оно может исказить их Овладение мастерством применения своего безумия может занять десятилетия, если не столетия Чудики довольно независимы и связаны каким-то непостижимым сознанием, и если кто-либо столкнется с одним из членов этого клана, то забудет его не скоро, как бы он этого не желал Члены отступников Малкавиан – мастера психологических атак Комбинируя грубые слова с нежностью, доверие с откровенным ужасом, Чудики могут вытянуть информацию даже из самой выносливой жертвы или свести с ума даже самого стойкого пленника Лишь поэтому Шабаш до сих пор не уничтожил этих отступников – они слишком полезны Начиная от известного архиепископа и заканчивая обычным дуктусом, каждый, кто имел дело с отступниками Малкавиан, знают, что они владеют оружием, которое может уничтожить даже своих носителей.

    Как и другие Малкавиане, члены отступников страдают постоянным сумасшествием, и лишь немногие из них сознают, что полностью безумны, однако отступников с их «философией» все же терпят в Шабаше Они так же боятся Окончательной Смерти, как и любой Каинит в Шабаше или вне его Из них получаются прекрасные солдаты и командиры в военное время, так как они не боятся делать все необходимое для победы Члены отступников Малкавиан считают, что не важно, кто и с кем сражается в битве, важно, что хаос берет верх над порядком, и цикл продолжается .

    Однако иногда члены Шабаша все же сомневаются насчет того, что же им делать с Малкавианами в своих рядах Малкавиане могут следовать правилам, когда они совпадают с их целями, однако в большинстве случаев они неконтролируемы Некоторые стаи держат своих взаперти, приковывают цепями в подвалах или склепах и освобождают их лишь тогда, когда секте требуется натравить психопатов на своих врагов.

    Согласно популярному слуху, Малкавиане пользуется малым уважением из-за своих уникальных способностей, которые возникли из-за великой «болезни» Малкавиан Семена массового психоза упали в глубины безумия и буйно произросли Возможно, это случилось из-за того, что члены отступников Малкавиан решили показать другим кланам, что ими не так-то легко манипулировать Возможно, это просто произошло само собой Так или иначе, одно известно точно – члены клана, которые находились вне Шабаша оказались «заражены» Что все это означает в действительности не знает никто, кроме самих отступников Малкавиан, но возможные последствия заставляют беспокоиться даже самых стойких Ласомбра Однако все же подобные беспокойства возникают лишь у тех Каинитов, которые смогли сложить все воедино.

    Члены отступников Малкавиан демонстрируют самые темные стороны своего безумия Слухи говорят о провидцах стай, которые предсказывали успех Военных Партий, расчленяя еще живых людей или безумных кровавых пророков, которые предсказывали наступление Геенны после Времени Слабой Крови Наиболее опасные из отступников – серийные убийцы, культитсты с самоубийственными замашками и т д могут «выращиваться» для специальных миссий на территории Камарильи, их посылают, чтобы они распространяли безумие, которым прокляты, и выстилали дорогу Великому Джихаду.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Малкавианы |

    Просмотров: 390 | | Комментарии (0)

    Vampire: The Masquerade, Revised Ed

    Потомков Каина зовут «Проклятыми», и нет других вампиров, которые воплощали бы это понятие более полно, чем несчастные из клана Носферату. Если прочие вампиры по-прежнему похожи на людей и могут обитать в обществе смертных, то Носферату искажены и обезображены проклятием вампиризма. Остальные Сородичи с содроганием говорят о том, что Каин отметил клеймом целый клан из-за чудовищных деяний его Патриарха-основателя. Таким образом, другие Дети Каина относятся к Носферату с отвращением, как к изгоям, считая их омерзительными и общаясь с ними лишь при необходимости.

    После Становления потомки Носферату переживают мучительную трансформацию, когда в ходе последующих недель превращаются из людей в отвратительных чудовищ. Кошмар физической деградации часто приводит и к сопутствующей психологической травме. Будучи неспособными бродить среди смертных, Носферату навеки обречены обитать в подземных тоннелях и катакомбах.

    Носферату часто выбирают для Становления физически или эмоционально искажённых людей, видя в проклятии вампиризма возможные средства по спасению смертных. Поразительно, но в этом убеждении, похоже, есть доля истины. Многие Носферату на удивление рассудительны и практичны и способны избегать страстей, порывов и приступов гнева, свойственных их более красивым собратьям. Но из-за этого присутствие Канализационных Крыс вовсе становится более приятным; некоторые Носферату даже доходят до того, что наслаждаются потрясением и ужасом, которые их кошмарная внешность вызывает у окружающих.

    Носферату — воплощение мастера по выживанию. Мало какие существа, как смертные, так и не-мёртвые, изучили городские переулки и тёмные углы настолько хорошо, как Носферату. Вдобавок, Носферату отточили искусство подкрадывания и подслушивания; они берут за правило следить за текущими слухами и делами — не только ради удовольствия, но и ради выживания. Несравненные торговцы информацией, они могут запрашивать высокую цену за свои знания. Используя Дисциплину Затемнение, Носферату подслушивают чужие разговоры, оставаясь незамеченными, или присутствуют на «секретных» совещаниях. Если Сородич желает узнать о городских делах и обитателях, он должен спросить у Носферату.

    И, наконец, тысячелетия, в течение которых они делили общее уродство и чужие оскорбления, породили крепкие узы между этими чудовищами. Носферату избегают споров и войн, свойственных другим кланам, предпочитая действовать сообща. Они относятся друг к другу с безукоризненной вежливостью и свободно обмениваются информацией между собой. Неприятности с одним Носферату означают неприятности со всеми ими — и это может оказаться весьма неприятным…



    Категории: Vampire: the Masquarade | Vampire: the Dark Ages | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Носферату |

    Просмотров: 914 | | Комментарии (0)

    Guide to the Sabbat (1999)

    Большинство историков Каинитов полагают, что отступники Носферату присоединилось к Шабашу не из-за ненависти к своим старейшинам, а из-за какой-то зловещей тайны, которую скрывает клан И в самом деле, у отступников Носферату довольно цивилизованные отношения с их соклановцами из Камарильи, но эта видимая сплоченность может означать лишь то, что они вынуждены объединятся против какой-то другой силы, которая является угрозой для их клана Разумеется, когда Носферату и их отступников спрашивают об этом, они всегда молчат, что еще больше убеждает вампиров в том, что у них есть для этого причины.

    Как и Носферату Камарильи, представители отступников уродливы, они прокляты всю свою нежизнь скрываться от смертных, или, если принимать во внимание тенденции Шабаша, мучить их Твари устраивают свои убежища в канализациях под городами, и собираются там в выводки, которые напугают любого, кто осмелится спуститься вниз, чтобы встретится с ними Некоторые из отступников Носферату даже не срывают свою чудовищную внешность, вызывая омерзение у Каинитов и смертных В этом смысле Шабаш сильно повлиял на отступников Носферату: они отвергают все человеческое и принимают свое проклятие со стоической решимостью.

    По иронии судьбы, возможно из-за своих уродств, отступники Носферату  возможно являются одними из самых (если не самыми) человечных членов Шабаша Твари переступили через жажду показной жестокости и держат в узде свою чудовищность Они не купаются в крови и не режут смертных ножами просто так, каждое действие члена отступников Носферату  четко рассчитано, независимо от того, чего при помощи него хотят добиться – уважения, страха или понимания Многие молодые члены Шабаша считают членов отступников Носферату  мягкосердечными до тех пор, пока не спустятся в их канализации и не увидят истинную злобу темных душ Тварей.

    Как и прочие Носферату, Твари Шабаша являются торговцами информацией Они создают широкие информационные сети, обмениваются секретами и не позволяют другим копаться в своем грязном белье Многие члены Шабаша обращаются к отступникам Носферату, когда им требуется различная информация (однако отступники не сильно увлекается всяческим оккультизмом), как например кто с кем собирается биться на дуэли за вакантное место или кто из странствующих храмовников является Инквизитором «Твари знают все», говорят в Шабаше, и отступники Носферату  не опровергают это высказывание, прячась в темноте и общаясь со своими животными-шпионами.

    Как ни одни другой клан, отступники Носферату  боятся своего Патриарха (в то время как другие кланы могут сказать, что они просто призирают своего прародителя) Твари говорят, что страх – наиболее подходящая эмоция, когда дело касается Древних, и только у отступников Носферату хватает ума чтобы понять это  В страшных легендах клана рассказывается, что Патриарх, наказанный Каином и испытывающий отвращение к своим детям, решил избавить свой клан от проклятья, послав своих старших детей  убить остальных Если это правда, всем вампирам должно быть немного страшно, потому что если такие охотники существуют, они действительно ужасны.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Носферату |

    Просмотров: 337 | | Комментарии (0)

    Guide to the Sabbat (1999)

    Пусть они и не являются настоящим кланом в строгом смысле этого слова (поскольку у них нет прародителя среди Третьего Поколения), Пандеры составляют значительную часть вольного сообщества Шабаша, выцарапав для себя достаточно почётную нишу, не взирая на ублюдочную родословную Как и у Каитиффов — которыми, со всех практических точек зрения, они и являются — у Пандеров нет формального, общепризнанного происхождения Любой вампир, присоединяющийся к Шабашу и не знающий своего клана, становится Пандером, как и потомки, Обращённые уже признанными Пандерами Эта группа состоит из широкого спектра Каинитов, большинство из которых молоды и непроверены Однако, необходимо отметить, что Пандеры — Истинные Шабашиты, а не просто свалка для отверженных и непроверенных вампиров из прочих кланов.

    Пандеры поднялись после самой последней из гражданских войн Шабаша, в конце 1950-ых Бесклановый вампир по имени Джозеф Пандер объединил лишённых клана Шабашитов под своим знаменем и повёл их против фракции Умеренных по приказу отдельных высокопоставленных Ласомбра и Цимисхи Впечатлённые его усилиями, старейшины Шабаша вознаградили верных секте Пандеров формальным признанием, которое немедленно вызвало недовольство со стороны более «законнорожденных» кланов Тем не менее, в итоге Пандеры победили, вновь и вновь зарабатывая признание с помощью кровопролития и дипломатии В нынешние ночи Джозеф Пандер по-прежнему существует, но среди Дворняг бешено распространяются слухи о попытках покушений на него, подстрекаемых недовольными старейшинами.

    Разумеется, Пандеры — это крикуны и неизвестный фактор, «бунтари мятежной секты» В нынешние ночи Ласомбра считают их угрозой безопасности, опасаясь, что отсутствие сплочённости и тысячелетних традиций могут сделать их непредсказуемыми Однако Пандеры осознают собственное положение и отважно принимают свою роль пушечного мяса По сути, в любой  осаде Шабаша первые ряды чаще всего состоят из Пандеров, желающих проявить себя Будучи такими же хитрыми, как любой Ласомбра, и такими же жестокими, как любой отступник Бруха, Пандеры делают то, что необходимо делать для блага секты.

    Пандерам не хватает утончённости и многолетних формальностей, которых придерживаются другие кланы; они воистину являются пёстрым сборищем мерзавцев и головорезов Однако, в отличие от прочих кланов, они преданны Шабашу всем сердцем, и их кошмарные эскапады часто становятся фронтами завоеваний «во благо Меча Каина!» Благодаря жесту доброй воли со стороны секты по признанию Пандеров, она получила вечного союзника, но Пандеры по-прежнему являются низшими Каинитами в иерархии Дворняги почти неизбежно выполняют самые неприятные обязанности, самые опасные поручения и самые рискованные обряды — всё потому что они самые молодые и наименее авторитетные Те Пандеры, что достаточно хорошо всё осознают, принимают эту «честь» как символ отваги, а более тупые просто делают то, что им приказывают, в надежде первыми получить возможность питаться добычей стаи Именно эта причина — эта преданность и безрассудное стремление выполнить работу — даровала Пандерам их место, и благодаря ей они увеличили свою численность и силу.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Бесклановые |

    Просмотров: 487 | | Комментарии (0)

    Vampire: The Masquerade, Revised Ed

    Если какой-то клан и прославился жестоким чёрным чувством юмора, то это Равнос. Эти Каиниты — первостатейные обманщики, сплетающие иллюзии и ложь в сложные конструкции, призванные отнять у дураков то, что захотелось Равносу — будь то богатство, кровь или даже свобода жертвы. Словно Мефистофель или чёрт, Равнос вступают в свои дьявольские сделки с теми, кого выберут, будь то человек или Сородич, и горе тем, кто окажется неспособен заплатить тайную цену.

    Хотя многие Равнос считают себя великими ловкачами, в целом великодушные выходки Койота и Ворона — не в их стиле. Вместо этого они обращаются к традициям иллюзий и лжи, присущим ракшасам и гхоулам Среднего и Дальнего Востока. Равнос — это существа, с которым крайне опасно пить или вступать в сделки. И эти дьяволы заключают свои пари и ставки уже с самых древних времён.

    Равнос — бродяги до глубины своей души, и мало заботятся о постоянных убежищах или положении в сложившейся властной структуре города. Даже те, кто решили остановиться в определённом городе, склонны обустраивать и покидать убежища по настроению, располагаясь там, где им понравится, делая то, что им хочется и отправляться дальше, как только наскучит. Эта привычка приводит в ярость князей по всему миру, и те негодуют на Равнос, не взирая на Традицию Гостеприимства. Однако лишь немногие наказывают нарушителей, страшась вызвать злобу всего клана.

    Хотя у клана издревле существуют связи с цыганами, немногие Равнос наслаждаются гостеприимством своих смертных родичей. Возможно, цыганам слишком хорошо известна истинная натура вампиров и они ненавидят предлагать свою дружбу не-мёртвым. Возможно, сами Равнос отвращают от себя свои смертные семьи из-за своих опасных выходок. Какой бы ни была причина, у Равнос обычно нет союзников, на которых он может постоянно полагаться. Его обаяние может предоставить ему временных компаньонов, а клановая сплочённость в периоды нужды может привлечь на его сторону собратьев-Равнос, но в целом путь вампира остается одиноким.

    Естественно, что князья многих городов с подозрением относятся к мысли, что подобным ловкачам можно позволить свободно действовать в их владениях. Кодекс чести Равнос весьма суров, но редко совпадает с тем, что другие Сородичи вкладывают в это понятие. Равнос может нарушить слово по своему желанию, если только во время заключения сделки не плюнул себе на ладонь перед рукопожатием. Он будет защищать свое «доброе имя» всеми силами — в зависимости от того, что понимает под клеветой. И он, как правило, будет защищать соклановца, а соклановец — его; Равнос могут дурить друг друга, но считают это исключительно своей внутренней привилегией. Чужакам такое не позволяется.

    Возможно, самое тревожное в Равнос — это то, что клан сумел в течение многих веков выживать в Азии, там, где большинство Сородичей быстро выслеживаются и пожираются безжалостными Катаянами. Никому из остальных Каинитов неизвестно, как же именно им такое удалось — но теперь возможная причина начинает проясняться. В Европу и Америку просачиваются слухи о пробуждении стародавних существ, о древних вампирах, стряхивающих с себя тысячелетнюю землю и повергающих в хаос дворы Каинитов. Эти древние Равнос (если слухи верны) демонстрируют ужасающие мистические умения, в том числе и дар создавать настолько могущественные иллюзии, что те способны воздействовать на материальный мир. Лишь время может поведать, какую роль в Джихаде сыграет возвращение этих «владык-демонов».


    Категории: Vampire: the Masquarade | Vampire: the Dark Ages | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Равносы |

    Просмотров: 732 | | Комментарии (0)

    Guide to the Sabbat (1999)
    В Шабаше говорят, что лучше заключить сделку с Дьяволом, чем иметь дело с отступником Равнос Хотя, оба выбора весьма сомнительны.

    В те давно забытые ночи, немногим позже принятия Торнского Соглашения, группа Равнос откололась от своих цыганских корней после встречи с Шабашем Но не масштабная идеология, которая поддерживала Шабаш, привлекла отделившихся от основного клана Равнос, они почувствовали сильное притяжение к тому образу ночной жизни, которую вели эти вампиры Их не сильно привлекали индуистская философия, равно как и подчинение своего Зверя Шабаш был вампирским по самой своей сути, и это открывало перед теми юными перебежчиками, кто стал первыми членами отступников Равнос, огромный спектр возможностей для хитростей, лжи и страсти к путешествиям.

    С того времени Равнос Шабаша не особенно сроднились с этой сектой, служа общим интересам, только когда это было им удобно, и, в остальных случаях, просто пользуясь преимуществами постоянной смены обстановки во время путешествий Многих удивляет, почему же они вообще решили служить секте, но как только добытая Бродягами информация помогает выбраться из оцепления, или когда предприимчивый Равнос добивается влияния среди потомков некоего князя, все эти страхи исчезают Похоже на то, что эти отступники отвернулись от своего клана, чтобы избавиться от невыносимого влияния своих старейшин И в этом вся суть Шабаша.

    Бродяжнический образ жизни большинства стай Шабаша подходит отступникам Равнос как нельзя лучше Идея постоянного убежища ненавистна почти всем Бродягам, которых вполне устраивает во благо своей стаи найти, когда это нужно, временную базу для разведки вражеской территории, зная, что в любой момент они смогут собрать вещи и двинуться в любое место, куда понадобится стае Такие странствования являются их обычным образом нежизни в нынешние ночи, хотя многие и подозревают, что данное поведение имеет гораздо более глубокие корни, возможно происходя из расовых и культурных установок человеческих прародителей  отступников Равнос, и их постоянного бегства от гонений на протяжении веков Равнос Шабаша значительно реже скучают или  испытывают стагнацию, по сравнению с их независимыми сородичами, равно как и реже следуют сложным философским системам.

    В то время как обычный Равнос своим щегольским обаянием всегда сумеет привлечь на свою сторону одного или двух попутчиков, члены отступники не имеют практически ни одного смертного союзника, на которых они могли бы хоть как-то положиться Они чаще исповедуют принцип «использовал и выбросил» Иными словами, они используют навыки лести, равно как и свой пол, просто для получения удовольствия и сбора информации.

    Несмотря на принадлежность к Шабашу, члены отступников Равнос придерживаются древнего кодекса поведения со своими соратниками Этот кодекс может показаться слишком трудным для тех, кто не входит в цисло их отступников,  так как он заключается в следующем : слово Равноса для его стаи является законом Конечно, в словесных соглашениях они следуют общему правилу Равнос «слово дал – слово взял», однако Бродяги пошли чуть дальше Если член Шабаша желает заключить письменное соглашение, оно подписывается кровью, когда перо погружается в рану на руке самого Равноса Эта кровавая связь крепче, чем ритуалы братания в Шабаше, и она может быть разрушена только в случае Окончательной Смерти Нарушение этого кодекса влечёт полную потерю почтения и уважения для нарушителя среди других Равнос, и, в конечном итоге, среди всей секты Мало кто из Равнос спокойно заключит подобное соглашение с членом Шабаша не принадлежащим к отступникам Равнос, и многие Бродяги крайне недовольны,  если им предлагают подобное.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Равносы |

    Просмотров: 391 | | Комментарии (0)

    Vampire Storytellers Companion, Revised

    Линия крови Салюбри окутана атмосферой трагедии, потери и враждебности. Говорят, что единовременно существуют лишь семеро Салюбри — достигнув Голконды, Салюбри дают Становление тщательно отобранному потомка, который уничтожает сира посредством диаблери. Мало у кого из Салюбри не-жизнь длится дольше пары сотен лет, поскольку они считают Проклятие Каина почти невыносимым, и большинство из них существует всего несколько десятилетий, прежде чем выбрать потомка и уничтожить себя. Каким именно образом этой линии крови удаётся достигать Голконды настолько быстро и часто, остаётся неизвестным (если вообще соответствует действительности), и многие Сородичи подозревают здесь обман или внешнее воздействие.

    Большинство Сородичей считают Салюбри диаблеристами и убийцами, в основном благодаря направленной против них неустанной пропаганде клана Тремер. Они используют своё влияние, чтобы объявлять на Салюбри кровавые охоты при малейшем намёке на то, что один из Циклопов ходит по городам Камарильи. Репутация Салюбри-«душепийц» всегда опережает их, куда бы они ни направились.

    Согласно рассказам отдельных Салюбри, когда-то они были настоящим кланом, основанным загадочным Сородичем по имени Саулот, первым вампиром, достигшим Голконды. Это достижение стало доступным лишь после Саулота, который, разочаровавшись в испорченных Сородичах, на неведомый срок отправился в земли Востока. Когда он вернулся, на лбу у него был таинственный третий глаз, и он владел способностями, которые ранее не доводилось встречать никому из Сородичей. Он также поведал о выходе из кошмара вампирского бытия — о Голконде. После своего возвращения он дал Становление нескольким новым потомков. Некоторые утверждают, что Инконню и сказочный Карфаген Бруджа были созданы с помощью Саулота.

    Какой бы ни была истина, Салюбри верят, что Саулот вернулся, изменившись куда больше, чем разумом и телом. Они полагают, что он дал Становление своему последнему потомку во времена правления Калигулы, а после этого уединился, способствуя достижению Голконды своими детьми. Однако это уединение привело к его погибели. В некий неизвестный момент он впал в торпор, возможно, добровольно. Во время Средних Веков группа жаждущих власти магов раскопала место захоронения Саулота. Самый могущественный из этих магов убил Древнего, утолив собственную жажду кровью Саулота. Говорят, что Саулот не сопротивлялся, зная, что настало его время уходить. Чтобы довершить дело, кабал магов стал преследовать детей Саулота, доведя их почти до полного уничтожения.

    Современные Салюбри — это та часть потомства Саулота, которая сумела избежать чистки, проводимой магами, по крайней мере, согласно сведениям, которые они сообщают остальным. Считается, что маги преследуют их и поныне, и скорее всего они как-то связаны с Тремер.

    Хотя Салюбри утверждают, что они — целители, прочие Сородичи считают их похитителями душ. Их преследуют и подвергают гонениям, они не могут применять свои целительские способности, не раскрывая себя. Так или иначе, мало кто из Сородичей рискнёт принять «исцеление» из рук Салюбри, боясь, что их души — и так находящиеся в опасности из-за Проклятия Каина — будут украдены в процессе.

    Однако, как ни парадоксально, самой большой угрозой для Салюбри являются они сами, поскольку все Салюбри жертвуют собой, Обращая нового потомка и заставляя этого потомка диаблеризировать их. Салюбри верят, что все души прокляты, и лишь достигнув Голконды они могут превозмочь мучения, которые ожидают их после смерти. Сородичи (и смертные), которые оказываются неспособны достичь Голконды, становятся призраками, запертыми между мирами живых и мёртвых. Разумеется, быть Сородичем — непростая задача, и это является испытанием, проверяющим силу души существа. Поэтому Салюбри являются ревностными проповедниками, и их «пропаганда», возможно, является источником значительной части неприязни, которую испытывают к ним прочие Сородичи. Таким образом, Салюбри влачат скрытное, отчаянное существование, гонимые другими Сородичами, отказывающимися узреть истину, которую им открывают.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Салюбри |

    Просмотров: 580 | | Комментарии (0)

    Guide to the Sabbat (1999)

    Бурное приближение Геенны привело в эти ночи ко множеству странных событий, не последним из которых является вступление Салюбри в Шабаш Если главную ветвь Салюбри наградили репутацией похитителей душ и диаблеристов, то отступники Салюбри отбросили почти непостижимые практики этой линии крови Благодаря ярости, порождённой столетиями притеснений, члены отступников Салюбри обрели всепоглощающую ненависть к Камарилье и присоединились к Шабашу, чтобы добиться её уничтожения.

    Отступники Салюбри существует в Шабаше лишь считанное число ночей и, быть может, немногим дольше Однако за это время они прославились как ревностные противники Камарильи, которую они обвиняют в уничтожении некоего могущественного вампира из их рода, имя которого забыто в эти ночи Они не испытывают особой любви к философии Шабаша, решив присоединиться к секте из-за военной необходимости, а не из-за одобрения её великих планов Тем не менее, Шабаш принимает любых солдат, которых способен заполучить, а отступникам Салюбри известно, насколько сильно Шабаш презирает Камарилью.

    Члены отступников Салюбри дерзко похваляются своей эффективностью, утверждая, будто уничтожили кабал чародеев, который способствовал гибели героя их линии крови (Название «отступники Салюбри» в некотором роде является некорректным, поскольку у Салюбри нет предка из Третьего Поколения, но это касается лишь семантики и — если привлекает внимание Фурий — театральных эффектов) Они заявляют, что объявили войну Камарилье, которая по их словам преследовала и притесняла их в течение почти тысячи лет Побуждаемые мщением, члены отступников Салюбри не тратят времени на слух о Голконде, распространяемым трусами из линии крови, от которой они откололись  Салюбри вне Шабаша якобы жертвуют собой, давая Становление новому потомку, жертвуя собой, чтобы дитя могло получить все доступные преимущества Это понятие «жертвенного агнца» не имеет особого значения для отступников Салюбри, члены которого полагают, что слабые должны пасть в бою, а сильные — продолжать личный Джихад отступников.

    Отступники Салюбри служат Шабашу в качестве неохотных воинов, легко отвлекающихся на собственные внутренние задачи Остальной Шабаш считает их аномалией, полезными союзниками в военное время, но невыносимыми проповедниками — в мирное Самих отступников Салюбри подобное положение вещей устраивает, ведь не-жизнь  - это сплошные бесконечные мучения, облегчаемые лишь славной смертью или победой в бою.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Салюбри |

    Просмотров: 398 | | Комментарии (0)

    Vampire Storytellers Companion, Revised

    Самеди - вампиры особенно нездорового типа и отвратительной внешности. Их тела напоминают трупы, и те, кому доводилось видеть их, иногда принимают их за зомби или иные восставшие ужасы.

    Считается, что Самеди зародились в Карибском регионе, и они прочно связаны с тамошним наследием вуду. Они практикуют уникальную Дисциплину, которая позволяет им управлять энергией смерти, пусть и в намного более мирской манере, чем Некромантия Джованни. Естественно, что Джованни способны сказать мало добрых слов о Самеди, и между этими Сородичами пролегает глубокая вражда. Некоторые Сородичи полагают, что Самеди — результат отвратительного эксперимента Джованни, пошедшего наперекосяк, в то время как другие вампиры считают происхождение Покойников куда более тёмным. Иные Сородичи верят, что Самеди — отверженная ветвь Носферату, которая оказалась мертворожденной.

    Самеди часто занимаются в городе оккультной или незаконной деятельностью, становясь могущественными жрецами вуду или заключая незаконные сделки с суеверными криминальными элементами среди эмигрантов. Благодаря своим явным вудуистским корням, Самеди довольствуются получением влияния в иммигрантских гетто, занимаясь своей тёмной магией и питаясь народом, привыкшим к тому, что среди него бродят мертвецы.

    Самеди также являются известными убийцами и наёмниками, и по этой причине многие князья Камарильи закрывают на них глаза, невзирая на почти что нарушающие Маскарад связи Самеди с окружающими их смертными. По большей части Самеди держатся тихо, а князю неизвестно, когда ему могут понадобиться их «особые» умения. Покойники, похоже, относятся к Носферату и Джованни с каким-то непостижимым уважением (или ужасом), поскольку колеблются, принимая заказы на Сородичей этих кланов, не подкреплённые веской причиной или внушительной оплатой.

    Однако линия крови Самеди — это больше, чем вольное объединение колдунов и участников культов смерти. Линия крови замкнута и скрытна; во многих случаях её члены предпочитают не раскрывать своих дел даже перед другими представителями линии крови, и это предполагает, что у них имеется что-то ещё, помимо схожих интересов. Несколько Самеди являются членами Камарильи или Шабаша, но они сообщают своим сектам мало сведений о других представителях своего рода. Возможно старейший представитель линии крови, вампир, называемый просто Бароном, полагает, что у Самеди более великая роль в истории и будущем Сородичей, чем подозревает большинство вампиров. Что это может быть, Барон уточнять отказывается, отмахиваясь от дальнейших расспросов движением своей гниющей руки.



    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Самеди |

    Просмотров: 499 | | Комментарии (0)

    Guide to the Sabbat (1999)

    Змеи Света — независимая и гордая еретическая секта Последователей Сета Основа их гордости — обретённая независимость от Сетитов: Змеи не поддерживают связи с породившим их кланом И если корни многих Сетитов прослеживаются в Древнем Египте, то Змеи утверждают, что они родом из Вест-Индии.

    Змеи Света появились в 60-ых годах, когда Шабаш пришел на Гаити До этого группа, ставшая впоследствии Змеями, могла быть отколовшимся культом Сетитов, изучающим вуду и возможности его использования во благо не-мёртвых До 70-ых годов Шабаш был слишком дезорганизован, чтобы уделять значительное внимание Карибам, не смотря на своё присутствие в данном регионе — активность Шабаша попросту пребывала в спячке Вообще-то Меч Каина даже не подозревал о том, что на Гаити существует это «потерянное племя» Сетитов Однако, узнав о них, Шабаш распознал безжалостную силу этой секты и обеспечил её своей защитой на время зарождения Возможно, что первыми Змеями были молодые Сетиты, согласные с политическим мировоззрением Шабаша Когда вести об открытии Шабаша достигли ушей Сетитов, их старейшины запретили своему молодняку общаться с Мечом Каина Ссылаясь на «стремление Шабаша уничтожить царя-бога», они отправили посланников на Гаити, которые настаивали на том, чтобы культ порвал с Шабашем.

    Отколовшаяся секта по традиции, из-за вампирских уловок или по иным причинам проигнорировала своих старейшин и решила искать укрытия в рядах Шабаша Отчуждение росло с каждой ночью, пока Змеи Света не провозгласили полную независимость от Последователей Сета Этот раскол мог произойти из-за их экспериментов со своей змеиной Дисциплиной и местным карибским мистицизмом Нынешние Змеи осознают, что их могли бы уничтожить Сетиты, если бы не вмешательство Шабаша, и дарят Шабашу свою безраздельную верность.

    Поскольку Змеи решили присоединиться к Шабашу, они заслужили враждебное отношение со стороны Последователей Сета, и наоборот Эти две разделившихся линии крови питают к друг другу глубокую ненависть, и Сетиты считают Змей предателями родного клана В свою очередь, Змеи Света считают Последователей Сета тварями, стремящимися уничтожить мир с помощью воскрешения их вампирского бога Обе группы не жалеют усилий на борьбу друг с другом, ведя смертоносную священную войну через целые континенты Змеи Света выступают против других Патриархов по тем же причинам, ссылаясь на пророчество гаитянского вуду, напоминающее Геенну, предсказанную в «Книге Нод» Шабашу их идеология отлично подходит.

    Манипулирование посредством соблазнения — вот выбор Змей Света, ведущих против своих соперников-Сетитов опасную игру с помощью смертных пешек Орудия этой линии крови — зависимость и разложение Змеи мастерски умеют находить слабости жертвы (будь то наркотики, секс, власть или что-нибудь ещё) и использовать их, чтобы добиться контроля над своей целью Они, как и любые верные члены Шабаша, наслаждаются возможностью вывернуть княжеский город наизнанку Несколько Змей, разгулявшихся в крупном мегаполисе, могут существенно увеличить оборот наркотиков, вовлечь немало невинных жертв в проституцию и много что ещё Они предпочитают управлять из-за кулис, распространяя своё влияние через подчинённых-людей и вампиров, и не выставляя себя в качестве очевидной цели Выкорчевать Змею Света из города — это как очистить луковицу, вам придётся снять множество слоёв, прежде чем доберётесь до сердцевины Они придерживаются тактики «против огня боритесь огнём», когда нужно расстроить планы Сетитов и, в меньшей степени, Камарильи.

    Старшие Кобры насаждают преданность среди своих потомков с самого их Обращения Змеи Света сравнивают борьбу за отделение от Последователей Сета с историей своих вест-индийских предков Немалая часть их общения друг с другом происходит на гаитянском наречии с отсылками к вуду Хоть они и получают немалое удовольствие от Джихада между Шабашем и Камарильей и становятся отличными шпионами для Шабаша, их верность прежде всего принадлежит родному культу Змея Света ставит службу своему подразделению культа (к которому он принадлежал ещё до Обращения) выше нужд Шабаша.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Последователи Сета |

    Просмотров: 315 | | Комментарии (0)

    Vampire: The Masquerade, Revised Ed

    Тореадоров называют по-всякому: «дегенераты», «художники», «позёры» и «гедонисты» — вот лишь некоторые из прозвищ. Но любая пошлая категоризация подобного рода оказывает клану дурную услугу. В зависимости от конкретного индивидуума и его настроения, Тореадор может быть и элегантным, и вызывающим, блестящим и нелепым, мечтательным и беспутным. Пожалуй, единственное обобщение, которое можно сделать относительно клана в целом — это эстетическая страсть всех его представителей. Чем бы ни занимался Тореадор, он делает это со страстью. Чем бы ни был Тореадор, он наделён страстью.

     По мнению Тореадоров, вечную жизнь необходимо смаковать. Многие Тореадоры при жизни были художниками, музыкантами или поэтами; еще большее их число провело бесплодные столетия, производя смехотворные потуги на живопись, музыку или поэзию. Тореадоры кичатся тем, что они взращивают всё лучшее, что только есть у человечества. Время от времени особенно одарённому или вдохновенному творцу дают Становление, чтобы сохранить его талант для вечности. Таким образом клан Тореадор принял в свои ряды некоторых величайших человеческих художников, поэтов и музыкантов; разумеется, о Тореадорах можно сказать еще кое-что — они никогда не способны сойтись на том, что же именно считается «одарённостью» или «вдохновенностью».

    Среди вампиров Тореадоры — клан, сильнее всего связанный с миром смертных. Если прочие вампиры воспринимают людей как пешек или просто как пищу, Тореадоры изящно и без усилий вращаются в обществе черни, вкушая удовольствия каждого возраста так, как гурманы пробуют редкие деликатесы. Тореадоры — это Сородичи, более всего склонные влюбляться в смертных, и они окружают себя самыми лучшими, самыми элегантными и роскошными вещами — и людьми, — какие только способен предложить мир. И поэтому особенно трагично, если Тореадор поддаётся скуке и отказывается от эстетических устремлений в пользу бессмысленного гедонизма. Подобные Сородичи становятся декаденствующими сибаритами, которые озабочены исключительно удовлетворением своих капризов и пороков.

    Тореадоры преданны Камарилье и разделяют любовь Вентру к высшему обществу, хотя скука управления делами — не для них, в конце концов, для этого существуют функционеры. Тореадоры знают, что их задача — пленять и вдохновлять, с помощью остроумных бесед, красивых деяний и просто искрометного существования.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Vampire: the Dark Ages | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Тореадоры |

    Просмотров: 1012 | | Комментарии (0)

    Guide to the Sabbat (1999)

    Отступники Тореадоров способствовали созданию  Шабаша и большинство Сородичей вышло из Торнского Соглашения по распоряжению анархов Тореадор, которые позже возглавили секту С организационной помощью Ласомбра, Цимисхи и некоторых членов отступников Вентру, Тореадоры прежде всего создали структуру секты,  систематизировав многие из верований Шабаша Несомненно, в ранние, ночи анархии секта могла распасться, «если бы не упрямое и ревностное руководство наших уважаемых артистов» .

    В современные ночи, интересы отступников Тореадоров схожи с интересами их  собратьев из Камарильи, только в их понимание эстетики добавилась: боль, дикость, жестокость и безнравственность Чем роза, сонет или потрет прекраснее мастерского сдирания кожи, интересуются члены отступников Тореадоров? Что есть красота, если не субъективное мнение? .

    Своими способностями к мучениям, болезненностью и длительностью пыток Извращенцы могут соперничать даже с Цимисхи Молодые члены клана начинают с человеческих созданий, тогда как их Старейшины уже давно перешли на других субъектов Одни из наиболее опытных членов даже выставляли свои творения в салонах Камарильи и Элизиумах, где они снискали немало поддержки Каинитов к ужасу вампиров, чей оплот был осквернен В 1980 году анонимный мастер продемонстрировал «Подчинение женщины руками мужчины» — наряды, созданные из сырого мяса Выставка посетила несколько национальных галерей, принадлежащих Камарилье, и являлась наиболее посещаемым мероприятием во всех городах Никто даже не поинтересовался, чье это было мясо или как была создала эта экспозиция .

    Ещё одну возможность для Тореадоров предоставляют татуировки, скарификация и пирсинг тела — о чем знают только некоторые члены в Шабаше (и никто извне) Художники создали собственный язык символов и кодов, который они используют для передачи информации друг другу ради собственной выгоды и выгоды стаи Определенная сетка келоидов или камушек в серьге в носу может предоставить жизненно-важную информацию для членов стаи, которые могут прочесть скрытое послание Татуировки и пирсинг заживают и выпадают из тела вампира, если только они не были сделаны до Становления: поэтому члены отступники Тореадоров могут отсылать новые сообщения каждую ночь, наслаждаясь изысканной болью, каждый раз, когда они делают их .

    Из всех отступников Шабаша Тореадоры наиболее часто общаются со смертными Они вхожи в наиболее эффектные круги смертных, находя покупателей в искусстве и обществе, кормясь, как им захочется, от богатых и праздных Как и Тореадоры Камарильи, Тореадоры Шабаша — смертоносные социальные бабочки, таинственно парящие в смертных кругах Немногие их подхалимы и поклонники знают, что за каждым побуждением, намеком и выражением скрывается ужас Шабаша.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Тореадоры |

    Просмотров: 370 | | Комментарии (0)

    Vampire: The Masquerade, Revised Ed

    Скрытных вампиров клана Тремер можно бояться, можно благоговеть перед ними, не доверять им или презирать их, но их нельзя игнорировать. Те, кому доводилось слышать о делах клана, обычно относятся к Тремерам с подозрением, и не без причины — их прозвали Колдунами весьма метко. Благодаря собственным умениям, они освоили разновидность вампирского чародейства, дополненного ритуалами и заклятиями, и оно столь же могущественно — если не в большей мере — как и любая иная способность Крови. В сочетании с жесткой иерархией клана и яростными амбициями, столь распространёнными среди Колдунов, эти способности, несомненно, вызывают неуютное чувство у тех, кому известно, на что способны Тремеры.

    Согласно некоторым летописям Сородичей, Тремер появились в виде клана совсем недавно, по крайней мере, по стандартам бессмертных. Легенда гласит, что во время Тёмных Веков кабал человеческих волшебников провёл великий ритуал над телом спящего Патриарха, и таким образом силой вырвал для себя дар вампиризма. Вскоре после этого разразилась война — юный клан обнаружил, что его со всех сторон осаждают разъярённые Сородичи. Но Тремеры не были бы собой, не умей они выживать. Утратив человеческую магию, они, тем не менее, сумели видоизменить ритуалы и заклятия, подстроив их под использование своего витэ. Эти магические навыки, ныне практикуемые под видом Дисциплины Тауматургия, с тех пор и обеспечили Тремерам местом среди Сородичей.

    Колдуны с готовностью играют со своими новоприобретёнными собратьями в дипломатию и интриги. Однако их дела всегда отмечены оттенком паранойи, поскольку Тремеры знают, что старейшины по меньшей мере трёх кланов затаили на них неподдельную злобу, которая пока еще остаётся бессильной. Поэтому Тремеры трудятся, чтобы заполучить всех союзников, каких только можно, а также стремятся отточить своё магическое мастерство. Лишь так они смогут выжить. В результате потомки клана Тремер являются самыми энергичными и знающими среди Каинитов; мало кому удаётся перейти дорогу этим не-мёртвым чародеям и остаться невредимым.

    Тремеры — вампиры Старого Света, но они пересекли континенты, чтобы основать свои оплоты повсюду. Штаб-квартира клана находится в Вене, где старейшины Тремер собираются на советы и обсуждают будущий курс клана. Однако во многих крупных городах по всему миру расположены «капеллы» Тремеров — хорошо защищённые здания, которые в равной степени являются университетами, монастырями и цитаделями. Там Колдуны встречаются, чтобы обмениваться информацией и изучать своё вампирское колдовство, подальше от опасного внимания врагов.



    Категории: Vampire: the Masquarade | Vampire: the Dark Ages | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Тремере |

    Просмотров: 1274 | | Комментарии (0)

    Vampire: The Masquerade, Revised Ed
    Если клан Ласомбра — сердце Шабаша, то клан Цимисхи — его душа. Даже другие вампиры начинают чувствовать себя неуютно рядом с этими зловещими Сородичами, а прозвище «Изверги» когда-то дали им устрашённые вампиры из других кланов. Характерная Дисциплина Цимисхи, Изменчивость — объект особенного трепета; ходят рассказы об уродующих изменениях, насылаемых по капризу, об омерзительных «экспериментах» и пытках, отточенных сверх пределов человеческого — или вампирского — понимания и выдержки.

    Эта пугающая репутация поначалу часто кажется необоснованной. Многие Цимисхи - существа сдержанные и проницательные, сильно отличающиеся от завывающих боевых стай, составляющих основную часть Шабаша. Большинство Цимисхи кажутся разумными существами, весьма смышлёными, обладающими любознательностью и научными склонностями, и они безмерно обходительны по отношению к гостям.

    Однако Сородичи, которым приходится общаться с Цимисхи, понимают, что человеческие черты Извергов, это лишь тонкий слой, прикрывающий что-то… иное. В течение тысячелетий Изверги исследовали и оттачивали своё понимание вампирского бытия, формируя свои тела и мысли в новые и чуждые формы. Когда это будет необходимо, поучительно или просто приятно, Цимисхи без колебаний изменят своих жертв таким же образом. Если юных Извергов можно назвать безжалостными или жестокими, старейшины их рода просто не способны понять смысл милосердия или страданий — или, быть может, они понимают, но больше не считают чувства существенными.

    В былые ночи Цимисхи были одним из наиболее могущественных кланов в мире, правившим регионом, сегодня известным как Восточная Европа. Будучи могущественными чародеями, Изверги властвовали также и над смертными в регионе, попутно породив множество страшных историй о вампирах. Клан за кланом сговаривался, чтобы истребить Цимисхи, но в итоге удалось преуспеть чародеям-Тремер. Вообще-то, согласно некоторым рассказам, Тремер использовали витэ пленных Цимисхи в своих экспериментах по превращению в бессмертных. Поэтому Цимисхи неумолимо ненавидят Тремер, и Тремер, попавшие в лапы Шабаша, обычно обретают кошмарную смерть в когтях Извергов.

    В ходе Великого Восстания Анархов клан Цимисхи обратился против самого себя, когда юные представители клана открыли мистические средства по освобождению от уз крови, принуждавших их служить своим старейшинам. В последующей борьбе юные Изверги уничтожили множество своих старейшин и разрушили то, что осталось от их оплотов. Некоторые члены Шабаша шепчутся, что клан сумел найти и уничтожить собственного прародителя-Патриарха, но Изверги не подтверждают, хотя и не отрицают этой истории.

    Нынче Цимисхи служат Шабашу в качестве учёных, советников и жрецов. Многие из практик секты произошли от обычаев клана. Исследуя возможности и границы вампирского бытия, клан надеется открыть высшее предназначение Сородичей в целом. Если это означает полное уничтожение архаичных Патриархов, разгром Камарильи и вивисекцию миллионов смертных жертв — ну, у всех экспериментов есть последствия.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Vampire: the Dark Ages | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Цимисхи |

    Просмотров: 1405 | | Комментарии (0)

    Vampire: The Masquerade, Revised Ed

    Сородичи из клана Вентру славятся своей честностью, благородством и безукоризненным вкусом. С незапамятных времён Вентру были кланом лидеров, претворяющих в жизнь древние традиции и стремящихся построить для Сородичей лучшее будущее. В былые ночи Вентру выбирались из числа аристократов, торговых магнатов и прочих лиц, наделённых властью. В нынешние ночи клан набирает новичков из богатых старинных семейств, из числа безжалостных карьеристов и политиков. Каким бы ни было их происхождение, вампиры Вентру защищают стабильность и поддерживают порядок для Камарильи. Прочие Сородичи часто принимают это за надменность и алчность, но для самих Ветру их роль пастырей является скорее бременем, чем наградой.

    Вентру всецело поддерживают Маскарад, полагая, что под его эгидой можно добиться наилучшего существования для всех вампиров. С точки зрения Вентру, другие кланы — дерзки и импульсивны. Слишком озабоченные собственным краткосрочным комфортом, прочие вампиры с лёгкостью жертвуют вечным завтра ради толики витэ сегодня. Без Вентру не было бы Маскарада; без Маскарада не было бы вампиров. Поэтому Вентру держат на своих плечах ношу Атланта. Они несут своё бремя стойко, лишь с лёгким намёком на «положение обязывает». Ни один иной клан не сможет возглавить Детей Каина в ночи надвигающейся Геенны — или по крайней мере, так утверждают Вентру. В конце концов, на этом основывается их репутация.

    Вентру считают себя аристократами в классическом смысле слова и сражаются за то, чтобы защитить положение нижестоящих. Они — короли, рыцари и бароны нынешних ночей. И пусть сражения переместились с полей боя в залы заседаний, от рыцарских турниров в избирательные участки, клан Вентру продолжает вести битву. Молодые Вентру созывают и возглавляют войска с помощью мобильных телефонов и лимузинов, в то время как старейшины клана следят за горизонтами в поисках угрозы, которая вырисовывается, словно грозовые тучи. Немалая часть собственности Камарильи находится под управлением Вентру, и Голубая Кровь ненавидит саму мысль о том, что им придётся ослабить хватку над предприятиями, которые они так отчаянно стремятся удержать. Репутация и достижения способны высоко вознести Сородича в клане Вентру, но ничто из этого не будет иметь значения, если вампир не может поддерживать своё влияние.

    Остальные вампиры часто клевещут на Вентру, называя их ханжескими, напыщенными и даже деспотичными — но эти вампиры обращаются именно к Голубой Крови, когда что-то вдруг начинает идти не так. Вентру направляют, влияют и — когда могут — контролируют человеческие СМИ, полицию, политику, здравоохранение, организованную преступность, индустрию, финансы, транспорт и даже Церковь. Когда другому вампиру необходима помощь, Вентру часто способны оказать её — но не бесплатно.

    Естественно, что Вентру тяготеют к верхней прослойке общества смертных, где их утончённость оказывается крайне полезной. Хотя Вентру и вращаются в тех же социальных кругах, что и Тореадоры, они не разменивают своё существование на легкомысленность и пустую болтовню. Вентру с гордостью принимают привилегии лидерства и стоически сносят его тяготы. Так было всегда; так будет всегда.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Vampire: the Dark Ages | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Вентру |

    Просмотров: 706 | | Комментарии (0)

    Guide to the Sabbat (1999)

    Давным-давно, ещё до появления Шабаша и Камарильи, до Восстания Анархов и до того, как Ласомбра убили своего Древнего и выпили его драгоценное витэ, Вентру были рыцарями и лордами, владыками своих поместий После пороховой бочки Восстания Анархов и дерзкого нападения Тайлер на Хардештадта Старшего наступил Ренессанс, и Вентру изменились в соответствие со временем Побуждаемые алчностью и жаждой власти, Вентру сменили курс Вместо того, чтобы сохранять свой статус аристократов, они устремились к более важным интересам торгового класса Оставив позади долг аристократии и священное право королей, Вентру окружили себя чрезмерными и грязными барышами.

    Так считают отступники Вентру Немногочисленные мятежные Вентру, восставшие изначально против тиранической власти своих старейшин, были разочарованы статичным правлением старших членов Голубой Крови Течения в обществе смертных менялись, а эти старейшины по-прежнему цеплялись за свои империи, навсегда лишая более молодых и способных Вентру возможности занять законное место Продавшись, Вентру отказались от истинной знатности По мнению мятежных Вентру, их вожди потерпели неудачу, соблазнённые материальными благами и развращённые властью Объявив себя отступниками, Вентру, присоединившиеся к Шабашу, нашли для себя уникальное прибежище, которому отдают свои доблестные сердца и поныне.

    Отступники Вентру следует рыцарскому принципу «noblesse oblige» Они — неумолимые рыцари и паладины, поклявшиеся сражаться с Патриархами и победить выродившуюся Камарилью Хотя их цели и могут казаться благородными по сравнению с адской жестокостью Шабаша, они готовы защищать Меч Каина до последней капли крови Вентру знают, и это подтверждают и сохранившиеся у них средневековые летописи, что Геенна уже поджидает за углом Во время хаоса Последних Ночей  и Слабой Крови единственный способ предотвратить надвигающийся Армагеддон — это полностью уничтожить его корни И Каиниты, и смертные без своего ведома служат Патриархам, и лишь те, кто стремится сразиться с их тайными хозяевами, смогут выжить в потоках огня и крови Отступники Вентру поклялось в этом.

    Отступники Вентру считают своих собратьев из Камарильи ошибками, и во искупление этого они приняли на себя роль спасителей рода Каинитов Они считают смертных невежественным скотом, годным лишь в пищу или для служения внушающим ужас повелителям-вампирам Несомненно, мир станет адом, но Каиниты, будучи орудиями господнего мщения и дьявольской воли, вполне подходят на роль правителей Детей Сифа Принять что-либо иное — значит избрать путь опозоривших себя Вентру Камарильи, а Вентру Шабаша не желают добровольно принять подобный провал.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Вентру |

    Просмотров: 283 | | Комментарии (0)

    Werewolf The Apocalypse (1st Edition)

    Гордые, как Серебряные Клыки, и ожесточенные, как Красные  Когти, Вендиго считают себя самыми безупречными Чистокровными и наименее  отравленными Вирмом Гару. Согласно их философии, оборотни Европы искажены  Вирмом, Кроатан пожертвовали собой, а Уктена деградировали, смешав свою кровь с  Принесшими Вирма – европейскими захватчиками.

    Племя получило имя от своего тотема, великого кровожадного  духа зимы. Вендиго научил племя способностям, что заключены в ледяных штормах, их  силе и неумолимости. Бесшумные, как падающий снег, и быстрые, словно зимний  ветер, Вендиго правят в своих лесистых владениях. Никакая добыча не уйдет от  них – ни на двух ногах, ни на четырех. Они заняты скрытой борьбой против  Принесших Вирма, концентрируясь на тех, кто активно стремится осквернять земли  и Родню и уничтожать их культуру. Ведь, в конечном счете, разве на европейских  Гару не лежит доля ответственности? Разве своим простым присутствием они не  притягивают Вирма? Боевые группы Вендиго можно встретить далеко от их земель,  даже в сердце городов – везде, где можно выследить источники искажения.

    Контакты племени с другими Гару незначительны. Они пока  находятся в хороших отношениях с Молчаливыми Странниками и Красными Когтями, и  они уважают Черных Фурий, но подозрительно относятся к остальным племенам.  После столетий упорной борьбы они стали ненавидеть Потомков Фенрира, Фианна и  Повелителей Тени. Вендиго могут объединяться с европейцами для выполнения  краткосрочных заданий, но в целом держатся особняком. Заслужить доверие этого  племени очень тяжело. Вендиго получали слишком много пустых обещаний.

    Вендиго – очень традиционалистское и одухотворенное племя,  подвергающее себя сильной боли, чтобы убедиться, что при отправлении своих  ритуалов нет даже намека на искажение. Вендиго проводят свои обряды в священных  местах, которые никто не должен видеть; любой Гару-европеец, попытавшийся  подсмотреть ход вече, бесследно исчезал. Соплеменники ритуально самоочищаются  перед охотой или сражением; Вендиго часто обращаются к духам за помощью, чтобы  решать всевозможные задачи. Многие стаи ведут свои поиски в мире духов,  разыскивая следы своих братьев племени Кроатан.

    Цель Вендиго – сохранить земли, на которых они теперь живут.  Что делать дальше – вопрос, который уже долго обсуждается. Некоторые  старейшины, особенно родившиеся под половиной Луны, хотят открыть глаза  Принесшим Вирма на старые традиции: оставить города, вернуться в лоно природы и  жить в гармонии с духами и землей. Другие, преимущественно Аруны ставят одинаково  невозможные задачи изгнания всех захватчиков с земель Чистокровных и смыть  заразу Вирма кровью тех, кто впустил его на континент. Хоть большинство и  считает это несбыточной мечтой, этот тип мышления становится преобладающим.  Союз с подобно мыслящими Красными Клыками уже не за горами.

    Хоть они не так щепетильны, подобно Серебряным Клыкам,  Вендиго чрезвычайно разборчивы в продолжении своего рода. Они сохраняют линию  крови исконных американцев, предпочтительно с носителями старых устоев;  спариваются только с теми волками, кто живет на воле, кто не променял дикие  тропы на безопасные капканы зоопарков. Они учат своих Родичей старым путям,  хотя такая наука может быть легко позабыта под соблазнительными посулами  современного капиталистического общества.

    В настоящее время перенаселенные города видят в Севере  свободное пространство и источник сырья. Силы Вирма и Ткача собираются, чтобы  уничтожить поредевшее племя и осквернить последние земли Чистокровных. Но пока  Вендиго стоят на границе своих владений, этому не бывать. Никаких переговоров,  никаких соглашений, никаких уступок. Если бульдозеры и лесопрокладчики двинутся  на лес, им сперва надо будет пройтись по телам павших Вендиго.

    -->

    Категории: Werewolf: the Apocalipse | Гару | Племена | Вендиго |

    Просмотров: 441 | | Комментарии (0)

    Werewolf The Apocalypse (1st Edition)

    Грызущие Кость представляют собой отбросы общества Гару.  Большинство других племен считают их чем-то вроде бомжей, роющихся в помойках,  каких немало в человеческих городах. Конкуренты говорят, что они плавают  по-собачьи на мелководье генетического бассейна; в конце концов, если бы их  молодежь была способна вступить в другое племя, они давно бы уже сделали это.  Многие оборотни презирают это племя – или, по крайней мере, считают их стаей  смешных придурков – однако это племя одно из самых многочисленных. В сфере, где  все остальные племена потерпели провал – в самом сердце человечества – Грызущие  Кость процветают.

    Их пестрая родословная уходит корнями в Индию и Северную  Африку, но их отпрысков можно найти везде, где есть бедность. На протяжении  всей человеческой истории они жили на окраине человеческого общества в качестве  крестьян, рабов или простолюдинов. Хотя в реальности они вечные неудачники, их  история полна рассказов о «помощи простым людям», успешно преодолевающей  невообразимые трудности. Грызущие Кость утверждают, что их предки помогали  Робин Гуду, принимали участие в борьбе за независимость Америки, свергали  аристократов во времена Французской Революции и даже поддерживали пролетариат в  коммунистической революции. Другие племена высмеивают эти истории, заявляя, что  Грызущие Кость пьют слишком много всякой дряни, но новички и клиаты  прислушиваются к ним, черпая в них вдохновение для продолжения борьбы.

    Другие племена используют угрозы и запугивание, чтобы  приобрести влияние среди своих сородичей, но септы Грызущих Кость твердо  соблюдают принципы общинности и демократии. Когда ты упал на дно человеческого  общества, рассуждают они, каждый, кого ты там встречаешь, должен рассматриваться  как равный. Несмотря на эту гостеприимность, племя все же имеет несколько  тайных традиций, которые хранит в секрете от чужаков. Другие считают их тотемы  и обряды по меньшей мере экстравагантными. Жертвуют ли они дешевое вино Великой  Мусорной Куче, поют ли песню Фрэнка Синатры, чтобы вызвать Отца Нью-Йорка или  оставляют арахисовое масло для Элвиса и Американской Мечты – Грызущие Кость  веселятся вовсю, что для посторонних выглядит полным идиотизмом. Тем не менее,  они утверждают, что эти действия имеют сакральный смысл. В септе Грызущих Кость  все имеют право голоса, но некоторые их высказывания выходят просто за границы  разумного.

    Грязные и оборванные, питающиеся объедками и отбросами,  Грызущие Кость обычно весьма циничны и измотаны жизнью, но они культивируют  уличную хитрость и мрачное остроумие. Так же хитро, как они добывают пищу и  нужные вещи из отбросов, они раскрывают тайны улиц. Хотя их внешность может  быть жалкой, они хорошо приспособлены для партизанской войны и городских  стычек. Как крысы, они собираются в неожиданных и тайных местах, нападают  большими шайками и скрываются обратно в убежище. Если другие считают их психами  и придурками - тем лучше: неожиданность атаки – большое преимущество, в конце  концов.

    Возвышенным идеалам Гару нет места в этом племени, где во  главу угла ставится практичность. Превыше всего они ценят свободу и простое  выживание. Большинство из них горячо сочувствует отверженным и часто вербует в  союзники безработных людей (а также других отчаявшихся сверхъестественных  существ). Старейшины племени, которых почтительно называют «матери» и «отцы»,  тщательно опекают эти разросшиеся семьи. Со временем они развили в себе  глубочайшую ненависть к людям, которые эксплуатируют других, неважно, из  жадности ли или из простой бесчувственности. Поэтому щедрость является одним из  важнейших показателей статуса в этом племени.

    Большинство оборотней обычно считают Грызущих Кость  городским племенем, но некоторые их лагеря и Родичи предпочитают сельские  септы. Горцы обитают в Аппалачских горах, а также в сельской местности южных  штатов и ведут очень простой и старомодный образ жизни, называя себя «детьми  земли» (другие обычно используют в этом случае термин «деревенщина»).  Пользующийся более дурной славой лагерь, Людоеды, хранит свою деятельность в  строгом секрете, поскольку каннибализм запрещен как Наставлением, так и  человеческим законом. Некоторые из них охотятся в самых гнусных трущобах  крупных городов, но большинство предпочитают возвращение к дикой природе,  выходя на охоту только в случае крайней необходимости.

    Племя имеет репутацию очень космополитичного благодаря  своему таланту выживания в городе. Только Гуляющие по Стеклу чувствуют себя так  же комфортно в городах, и то только потому, что они могут позволить себе  наивысшую человеческую роскошь. Грызущие Кость- мастера добывать всякий хлам,  отбросы, воровские трофеи и прочие разновидности мусора, которые другим  показались бы никчемными. Многие из их обрядов и Даров помогают им выжить в  городских притонах, даже на диете из картона и сухих макарон. Они – мастера попрошайничества  и раболепия, как в человеческом обществе, так и среди Гару. На лишнюю копейку  Грызущие Кость могут устроить целый праздник, а каждый мусоропровод изобилует  благодатью... если ты только знаешь, как использовать гниющий в нем мусор.  Грызущие Кость намерены оставаться последними героями еще долгое время после  того, как все остальные оборотни будут уничтожены Апокалипсисом.

    -->

    Категории: Werewolf: the Apocalipse | Гару | Племена | Грызущие Кость |

    Просмотров: 429 | | Комментарии (0)

    Werewolf The Apocalypse (1st Edition)

    Гуляющие по Стеклу игнорируют многие концепции Соглашения. Большинство оборотней считают человеческие города раковыми опухолями на теле Геи, сточными канавами грязи и разврата, но Гуляющих по Стеклу города притягивают. Большинство предпочитает поддерживать связь с Вилдом на лоне дикой природы, но Гуляющие по Стеклу – преимущественно городское племя. Эти оборотни имеют глубокую связь с Ткачом, мировой силой, на которую обычно возлагают ответственность за чрезмерный рост человеческой цивилизации. Они мастера в обращении с человеческой техникой, самые настоящие технари, и близко знакомы с человеческим обществом. По этой причине другие Гару называют Гуляющих по Стеклу урра, т.е. «испорченными», которые пошли на преступный компромисс с человеческим обществом и его ценностями. Невзирая на эту репутацию, Гуляющие по Стеклу понимают человеческий мир гораздо лучше, чем их сельские сородичи.

    Как любые переселенцы, адаптирующиеся к новой культуре, это племя претерпело значительные изменения своей внешности на протяжении своей истории. Зародившись в Месопотамии, первые Гуляющие по Стеклу называли себя «Защитники Людей». Отрезанные от сельских септов Гару, они существовали в своем отдельном мире и учились понимать людей, живя среди них. Задолго до того, как Грызущие Кость захватили городские улицы, они обосновались в крупнейших и богатейших городах, как волки в овечьей шкуре. На протяжении средних веков «Защитники Городов» покровительствовали торговле и распространению знаний. На заре Викторианской эры они путешествовали по железной дороге, называя себя «Железными Всадниками». С каждым воздвигнутым телеграфным столбом и каждым положенным рельсом они помогали Ткачу раскидывать свою паутину по всему миру. Племя постоянно обновляет свои культурные традиции, приспосабливаясь к меняющемуся миру вокруг.

    В наше время с помощью своих богатств они обосновались в самых высоких небоскребах, окружив себя искусственным комфортом и тщательно изучая новые технологии. Гуляющие по Стеклу вознеслись над городами в высоких башнях из стекла и стали, чтобы наблюдать оттуда за человечеством. Только в последние несколько веков они начали возвращать утраченную связь с народом Гару, к большому неудовольствию оборотней, следующих совершенно иной традиции. Их «правила порядка» слишком человеческие, в них часто доминирует профессиональная этика, корпоративная философия и слепое поклонение всемогущему доллару.

    Будучи первыми оборотнями, начавшими жить в человеческих поселениях, Гуляющие по Стеклу всегда восхищались человеческой приспособляемостью и изворотливостью. Их искусство, мода и общественное устройство всегда отражает последние тенденции, и эта их склонность рождает подозрения их товарищей по стае и септу. Однако они утверждают, что это восхищение укрепляет их связь с Матерью Землей. В конце концов, эволюция – естественный процесс, а люди определенно занимают в нем передовые позиции. Если дикая природа умирает, все больше оборотней должны переселяться в города. Небоскребы – это просто деревья более мощного леса, окруженные бетоном и асфальтом, которые еще переживут не одно поколение. Пусть другие пытаются повернуть время вспять, Гуляющие по Стеклу живут по принципу «здесь и сейчас». Некоторые полагают, что вся сила Гуляющего по Стеклу в его деньгах, но само это племя считает своим величайшим преимуществом высокую приспособляемость.

    Независимо от того, какому пути они следуют в жизни, Гуляющие по Стеклу прилагают максимум усилий для построения богатейших и прекрасно связанных между собой городских каэрнов. Они часто переделывают городские территории для «посвящения Гее», даже те, что пали жертвой городской модернизации. В конце концов, это дает им прекрасную возможность выслеживать и убивать тех людей, которые получают прибыль от такого использования земли. Они особенно гордятся своими «подсадными утками» - диверсантами, которых засылают в коррумпированные организации, особенно в те, которые попали под разлагающее влияние Вирма. Помощники Пентекса - злейшие враги этого племени. Другой коллективный враг намного моложе, это – компания «Объединение по развитию генетики».

    Еще одной достопримечательностью племени являются городские шаманы, Теурги Гуляющих по Стеклу, которые активно поддерживают отношения с городскими духами и заключают их в абсолютно технические артефакты. Безопасная на первый взгляд дискета или батарейка может содержать в себе могучие космические силы. К несчастью, племя конкурирует с другими сверхъестественными обитателями больших городов. Оборотни прекрасно осведомлены о существовании вампиров, и Гуляющим по Стеклу часто приходится бороться за свою недвижимость и сферы влияния. Хотя Гуляющие по Стеклу менее влиятельны, чем их соперники-вампиры, зато они богаче большинства остальных оборотней и гораздо более продвинуты в техническом отношении. Проникая в «систему», они используют современные приемы, чтобы сражаться бок о бок с остальными представителями народа Гару.

    -->

    Категории: Werewolf: the Apocalipse | Гару | Племена | Гуляющие по Стеклу |

    Просмотров: 520 | | Комментарии (0)

    Werewolf The Apocalypse (1st Edition)

    В древние века, когда оборотни господствовали над людьми и сражались против друг друга, недовольные этим собрались вместе в одно племя и назвались Детьми Геи. Они призывали к установлению мира и прекращению Владычества. Мольбы мучеников к племенам были услышаны и племена объединились… объединились, по крайней мере, чтобы прекратить резню. Таким образом, племя Детей Геи появилось как единственное мирное племя. Сегодня Дети путешествуют от септа к септу, от стаи к стае, вступая в дебаты и показывая Гару, что их общая цель – защита Геи – слишком важна, чтобы погрязнуть во внутренних разборках. Гармония, по мнению Детей Геи, это лучшее оружие против своего истинного врага. Для Детей, Гея – любящая Мать, и яд Вирма распространяется исключительно из-за отсутствия любви к ней. Когда сотрясаются устои мироздания, утверждают они, все несоответствия между племенами должны быть устранены в кратчайшие сроки.

    Пока их репутация миротворцев вызывает (неохотное) уважение, Дети достойно терпят насмешки над своими методами. Некоторые мягко говорят, что они попусту теряют время, другие смеются над убежденностью пацифистов в обществе воинов. Но Дети Геи не такие уж и безобидные. Разбуженная Ярость Детей страшна, особенно если она сдерживалась долгое время. И племя прекрасно понимает, что оборотень должен «выпускать когти и идти в город». К несчастью, насилие часто приводит к плачевным результатам (что обычно Дети говорят по отношению к Потомству Фенрира). Когда сражаются два Гару, один может погибнуть, а второй, вероятно, ослабеет для дальнейшей борьбы. И единственным победителем будет Вирм. Когда оборотень убивает нормального, неискаженного человека, оказавшегося в том месте, любящие этого человека страдают. И страдание – это тоже прерогатива Вирма.

    Пока остальные племена неуклонно сокращаются, Дети Геи на удивление крепко удерживают свои позиции. Если они и не расширяются, то отступают гораздо медленнее остальных .Основной причиной является то, что они готовы принять любого обратившегося Гару. Они одни из немногих, кто терпимо или хорошо относится к метисам – и считает их за равных. Поэтому многие метисы стремятся влиться в это племя. Также, большинство самцов, родившихся у Черных Фурий, находит приют у Детей. Вдобавок члены племени зорко следят за потерянными волчатами, и если новичок не принадлежит конкретному племени, Дети охотно примут его в свою семью.

    Дети Геи не сильно привязаны к стаям и даже к септам. Они не так строго соблюдают ранги и иерархию, как остальные племена; и лидер септа может добиться согласия в септе исключительно демократическими методами. Каждый септ возглавляется двумя старейшинами, которые подводят предварительные итоги встреч. Они известны как Глас Богини (всегда женщина) и Длань Богини (всегда мужчина).

    Как племя, они наиболее активны в человеческих организациях защитников окружающей среды. Через обширную сеть студентов, учителей, лоббистов и другие активистов Родни, они добились значительных успехов в изменении отношения законодательства к проблемам экологии; это давление не ограничивается формальными ответами конгрессменов «благодарю Вас за проявленное внимание». Их меры по поддержке коренных американцев помогли поднять свой статус в глазах Уктена и Вендиго, хоть многие и ворчат «слишком мало, слишком поздно».

    Немногие за пределами племени знают о том, что среди Детей Геи идет ожесточенная дискуссия относительно того, что образование – необходимо или даже допустимо. Одна фракция верит, что определенные люди не-Родни должны не только быть готовыми узнать истину о Гее и оборотнях, но стать необходимыми союзниками. Эта фракция уже завербовала несколько избранных индивидуумов, но они собираются широко распространить эту практику. Другие более осмотрительны, понимая значимость того, если информация попадет в неправильные руки. Они осознают, что остальные Гару ополчатся против них из-за нарушения Завесы (соответственно, нарушения Наставления). Небольшое, но растущее меньшинство чувствует, что время таких мер, во всяком случае, уже прошло. Они рассуждают, Апокалипсис уже сегодня, и нет времени ни на что, кроме последнего объединения сил. Наиболее бескомпромиссные Дети чувствуют, что остальные племена должны «или доказать, на что они способны, или заткнуться». Они должны вместе сомкнуть собственные ряды или делать, все что им заблагорассудится. Последняя фракция считает, что окончание Владычества было правильным решением, но надо было найти другие способы остановить расширение Ткача. Выбирая из двух меньших зол, все равно выберешь зло.

    Как ни грустно, но это показывает, что у Детей сейчас более трудные времена, чем когда они «подставляли вторую щеку». Они тысячелетиями стремились к миру, пока не обнаружили, что в людях и оборотнях одинаково сильно заложено стремление к войне. За прошедшие века было сделано так много, и еще больше надо сделать, но времени почти не осталось. Необыкновенная горечь звучит в призыве Детей к согласию.

    -->

    Категории: Werewolf: the Apocalipse | Гару | Племена | Дети Геи |

    Просмотров: 565 | | Комментарии (0)

    Werewolf The Apocalypse (1st Edition)

    Хоть они живы и здоровы, Звездочеты – источник великой  печали для Гару. Звездочеты были племенем с Востока, известные способностями к  мистицизму, созерцанием природы и особой философией. Их история отличает от  остальных племен. На Западе Война Гнева привела к геноциду остальных оборотней,  на Востоке же сохранились некоторые виды, спрятавшись от Гару. Как результат,  восточные Гару не приняли жестких установок западных и не вступили в  Соглашение. Звездочеты были вроде бы исключением.

    Звездочеты столетиями работали бок о бок со своими западными  собратьями. В последние двести лет, племя потеряло свою родину благодаря Вирму.  Пока Звездочеты помогали западным Гару отстаивать другие континенты,  большинство священных мест Азии было уничтожено или захвачено. С каждым  поколением все больше Звездочетов отправлялось на Восток, к своим истокам… и  часто погибая.

    Наконец, Звездочеты покинули Соглашение и нашли новых  союзников. Это племя всегда увлекалось загадками мира, и перевертыши Востока не  могли их не заинтересовать. Они обнаружили оборотней Востока, хенгиекай. Заключив с ними договор,  Звездочеты покинули Соглашение и присоединились к Двору Зверей. Звездочеты  всегда любили мир и сторонились бессмысленных войн, таким образом они отбросили  пути Запада. Они вернулись в свои исконные места, восстанавливая священные  места, культуру и наследие, включая Родню.

    Решения старейшин стали тяжким грузом для молодых  Звездочетов. Многие неохотно бросают стаи, где были столетиями, некоторые  оказываются покинуть священные места, которые они должны защищать. Но все  больше Звездочетов обращается к своему прошлому, постигая тайное познание во  время длительных медитаций. Две необычные философии захватили их умы.  Во-первых, подобно хенгиекай, большинство Звездочетов приняло идею того, что Апокалипсис  не конец всего созданного, а заря новой эпохи. Это как огромное крутящееся  колесо, где Вирм играет свою роль в великом цикле созидания и уничтожения.

    Во-вторых, в умах некоторых вызревает смелая идея, что Вирм олицетворяет  собой не уничтожение, а баланс. Это жестокая необходимость, чтобы преодолеть  Ткача и открыть новое время. Результатом стало негативное отношение остальных  Гару к Звездочетам. Их появление на Западе нежелательно, а сами Звездочеты не  могут выбрать между решениями старейшин или преданностью своим септам.


    Категории: Werewolf: the Apocalipse | Оборотни | Гару | Племена | Звездочеты |

    Просмотров: 304 | | Комментарии (0)

    Werewolf The Apocalypse (1st Edition)

    Гару в древности держали под контролем популяцию людей, ибо знали об опасной тенденции человека к распространению, если за ним хорошенько не присматривать. В конце концов племена сжалились и покончили с Владычеством, и теперь человечество расползлось по всему миру подобно раковой опухоли так, что представить себе невозможно. И только одно племя защищает возврат к старым путям – это племя Красных Когтей. Только люпус может стать членом племени; человек никогда не осквернит кровь этого племени. Для остальных Гару Когти являются предупреждением того, что случается с теми, кто отказался от своей человеческой половины; без этого они стали зверьми в большей степени, чем простые волки. Их дикий рык тревожит любого хомида Гару.

    Когти чутко соблюдают традиции, но не традиции Серебряных Клыков, а своих братьев волков. Иерархия Когтей сильнее, чем в остальных племенах, определяется личной силой, хитростью и выносливостью. Члены стаи испытывают остальных, и только лучший может стать вожаком. Вожак требует от стаи полной лояльности, и стая дает ему это. Он получает лучшую долю добычи, остальные едят после него, но все члены стаи будут сытыми. Закон племени прост и четок. Если против Гару совершено преступление, стая не спорит и не критикует виновника – быстро вершит правосудие и идет дальше.

    Красные Когти обитают в глуши, подальше от шума и смрада человеческих поселений. Их территория часто помечена черепами нарушителей границ. Для Когтей непроходимые дебри – родной дом, в отличие от остальных Гару, которые не рискуют туда соваться. Даже их недруги из остальных племен знают, что у Красных Когтей хорошая память, и что они, вероятно, совершают обряды и хранят секреты, давно забытые остальными Гару.

    Сейчас, когда леса вырубаются, каэрны сносятся, охотничьи угодья сокращаются, Родня выслеживается и отстреливается, возмущение племени Грифона превысило всякий предел. Ненависть Когтей к человечеству – притча во языцех; они живут памятью от том, когда во времена Владычества Нация Гару удерживала рост рода людского. Но не все Когти выступают за уничтожение людей. Некоторые верят, что достаточно вести политику ограничения рождаемости. Действительно, есть люди, которые живут на территории Когтей, которых немного и они достаточно уважительно относятся к волкам. Обычно же стая дает урок тем, кто не испугался и не воспользовался безопасностью омерзительных городов.

    Многих интересует, не искажены ли Когти Вирмом; слухи говорят, что их жестокость по отношению к людям сопоставима со злыми обрядами Танцоров Черной Спирали. Когти совершенно искренне убивают мужчин, женщин и детей, но делают это быстро. Одни получают от этого удовольствие, другие относятся к убийствам как к обязанности, но никто не заставляет жертву мучаться (хотя могут это с легкостью сделать). Некоторые молодые Когти в течении последних лет начали разрабатывать подробные планы об установлении мини-Владычества, и это тревожит старейшин. Упиваться ужасом жертвы – это одно, а вот продлять агонию на несколько дней… на это только люди способны. Мрачной Тайной Красных Когтей является то, что некоторые Гару поедают людей, игнорируя соответствующую часть Наставления. Эти хитрецы говорят, что эта часть вошла в Наставление по требованию Звездочетов, а если они ушли, то и эти заповеди больше никого не касаются.

    -->

    Категории: Werewolf: the Apocalipse | Гару | Племена | Красные Когти |

    Просмотров: 481 | | Комментарии (0)

    Werewolf The Apocalypse (1st Edition)

    Загадочные путники, неутомимые разведчики, вестники – все это Молчаливые Странники. Их корни тянутся из Африки и Среднего Востока, но их можно встретить где угодно, путешествующих и наблюдающих. Для них дом – это дорога, а каэрны и жилища Родни не более чем простой привал. Они одинаково хорошо следуют по любому пути, из песка ли он, бетона или духа. Они изучают те места, где никогда не было остальных оборотней – или вообще никого. Они суют свои носы туда, куда не следовало бы, и идут дальше, пока не найдут следы Вирма или что-то не менее интересное. Они посещают каэрны остальных племен, а также ладят с магами, духами и феями. Другие пытаются разглядеть в них один из аспектов Вирма, но это не так. Странники идут путями мертвых в поисках скрытых знаний неупокоенных призраков. Аромат Темной Умбра витает над ними, увеличивая таинственность, которая их окутывает.

    Хотя не существует открытого противостояния между Странниками и остальными племенами, многие оборотни не доверяют последователям Совы. Возможно потому, что они путешествуют поодиночке или парами. Волк-одиночка – это всегда повод для подозрений, тем более, если это Странник. Возможно потому, что они появляются незваными, неся на устах тревожные вести и с темными предзнаменованиями в глазах. Возможно потому, что после беседы со Странником у собеседника остается чувство, что он сказал больше, чем получил взамен от загадочного наблюдателя. Все эти причины имеют место быть.

    Странники – племя очень противоречивое. Они стремятся к удобству и комфорту, но сами ничего для этого не делают. Подобно остальным Гару, они охотно вливаются в стаю, но не могут выдержать – и опять оказываются в пути. Септы обычно понятия не имеют о том, что Странники находятся в его пределах до той поры, пока сами Странники не объявятся, чтобы сообщить срочное предупреждение, из-за чего получили заслуженную репутацию гонцов плохих новостей. Также является истиной то, что Молчаливые Странники – эксперты по сбору информации из случайных разговоров. Хоть они и умелые рассказчики, они предпочитают слушать, чем говорить. У них есть ряд методик манипулирования собеседником, пока тот не выложит все, что знает.

    Кроме Бэйнов и Танцоров Черной Спирали, самыми ненавистными противниками для них остаются вампиры. Оборотень, если он мудр, не будет иметь дел с вампирами, но Странники – это особые враги «пиявок», хотя немногие за пределами племени знают почему. Легенды племени гласят, что в древности племя сражалось с армией вампиров под предводительством темного властелина, известного как Сутех. В последнем сражении Сутех наложил могущественное проклятие, которое рассеяло племя из родного Египта по четырем ветрам. В наше время, земли Нила – единственное место, где они не могут найти покоя. Но хуже всего было то, что проклятие разорвало контакт племени со своими предками. Ни один Странник не нашел, многие отправлялись на поиски в мир духов, но тщетно. Среди Молчаливых Странников распространен обычай брать себе египетские имена в честь своего утраченного наследия.

    Как ожидается от кочевников, Странники имеют меньшее число каэрнов по сравнению с остальными племенами, и там достаточно высокая текучка. Члены септа, которые продержались один или два сезона, достаточно подготовлены для служения септу, чтобы не поддаться зову дороги. Подобно септу Колесо Птах в Касабланке, септы часто размещаются на перекрестках, чтобы дорожные истории могли смягчить утрату путешествий.

    Странники заводят много друзей, но удачлив тот друг, который встретит Молчаливого Странника дважды. Когда они присоединяются к разноплеменным стаям, они показывают своим товарищам уважение к смерти – Странники особенно чувствуют ее. Они также известны краткими, но интенсивными отношениями с Родней, поскольку длительные отношения невозможны с тем, кто завтра будет очень далеко. Худшее, что Гару или Родич может сделать со Странником – заставить его остаться против желания, принуждением или чувством долга. Они вскоре понимали, что сердце Странника принадлежит только дороге; с подрезанными крыльями они становятся несчастными. Походные истории у костра гласят, что некоторые зачахли и умерли от того, что не смогли выдержать утраты своей свободы.

    Это – жизнь одиночки, и часто смерть настигает его также в одиночестве. Странники редко умирают среди друзей, их они больше никогда не увидят. Существует обычай, согласно которому старый или немощный Молчаливый Странник отправляется в Умбра, чтобы никогда не вернуться. Они надеются найти там своих возлюбленных.

    -->

    Категории: Werewolf: the Apocalipse | Гару | Племена | Молчаливые Странники |

    Просмотров: 332 | | Комментарии (0)

    Werewolf The Apocalypse (1st Edition)

    Господство и подчинение, власть и зависимость – вот такие понятия формируют основу общества Повелителей Тени. Иерархия – это все. Никакое племя не организовано так твердо; их старейшины – мастера политики, да еще вдобавок с репутацией вероломных предателей. Пока остальной мир неотвратимо погружается во тьму, они доказывают, что только политическая сила может удержать Нацию Гару вместе. Руководство – вот истинная ценность, и оно должно достигаться любыми средствами. Лорды, манипуляторы и макиавеллисты, весьма опасны. С затаенной яростью перенося подозрения и недоверие остальных, они скрывают свои темные планы и тайную деятельность. Отомстить лучше всего тогда, когда ваши конкуренты менее всего ожидают этого…

    Новички Повелителей Тени открыто льстят своим старейшинам, что они благородны, величавы, хитры и горды, поскольку весьма опасаются их. Старейшины племени прославились своим коварством и беспощадностью, но они также честолюбивы и самонадеянны. Искреннее единство племени, сложные заговоры, талантливые шпионы и лидеры, работающие в состоянии постоянной конкуренции, создали этот порядок неудержимого политического механизма. И все же эта страсть к тиранической власти является их величайшей слабостью. Если племя перестает получать свежие силы, оно начинает бороться за власть внутри племени. Поэтому если амбициозный Повелитель Тени получает власть, он должен быстро и решительно покончить с оппозицией. В целом же это приводит к ослаблению племени.

    Повелители Тени сформировались на территории Восточной Европы. Во времена Владычества многие из них были тиранами первого порядка; в наше время некоторые Лорды с нетерпением мечтают возродить те времена вновь. Многие из Повелителей имели репутацию лояльных помощников, поддерживая и защищая власть вожаков. Но когда Владычество пало, Повелители Тени решили действовать отдельно от остальных Гару. В то время как остальные провозгласили мир, Лорды воевали с мятежными деревнями. С тех пор они заработали свою репутацию обманщиков.

    В течении тысячелетий на Балканах, Лорды следили как человеческие племена и страны предают и сговариваются друг против друга… и многому научились на чужих ошибках. Вокруг их сильнейших каэрнов все время находились очень могущественные силы, включая древнейших вампиров. Выживание зависело от создания или разрушения альянсов с различными фракциями. В наше время Теневые Лорды являются подлинными знатоками в искусстве сделок с темными силами, в том числе и с отвратительными кровососами. Немногие осмеливались понять мотивации таких изощренных в интригах монстров.

    Традиции их общества сбивают с толку других оборотней, многие из которых предпочитают держаться подальше от политики Гару. Например, Повелитель Тени будет строить заговоры против слабого лидера, но уважать сильного. Лидеры септа знают, что Повелителю можно поручить задание раскрыть тайные сговоры и инакомыслие, но только если Повелитель поддерживает политику лидера септа. Многие вожаки предпочитают держать Повелителей на виду, искореняя мятежи в зародыше, лишь замечая, с кем Повелитель Тени общается чаще остальных.

    Среди Повелителей Тени, вожаки-тираны удерживают свою силу и привилегии при помощи упорства, обмана и постоянных уловок. Увлеченные политикой среди Гару, они считают себя хранителями Наставления, или, по крайней мере, «правильными» толкователями его. Рагабаши утверждают, что спор с Филодоксом Повелителей Тени также бесполезен, как переохлаждение Вендиго, также опрометчив, как оскорбление Фенрира трусом, и также бессмыслен, как грабеж Грызущего Кость.

    Любой Повелитель Тени уважает сильного и презирает слабого, так что почти все Повелители рассматривают Серебряных Клыков как ослабевших и дряхлых реликтов прошлого. Их величайшая цель – узурпирование власти Клыков. После этого, власть над Нацией Гару, и как следствие, власть над родом человеческим. Поскольку они правят через страх и угрозы, Повелитель Тени никогда не должен демонстрировать сочувствия или терпимости по отношению к слабому. Они постоянно разыскиваются агентами Вирма. Повелитель Тени способен удивительно легко вспорхнуть на вершину власти, но может и чудовищно пасть со своего трона, если не будет соблюдать осторожность.

    -->

    Категории: Werewolf: the Apocalipse | Гару | Племена | Повелители Тени |

    Просмотров: 409 | | Комментарии (0)

    Werewolf The Apocalypse (1st Edition)

    Любой Потомок гордо демонстрирую собственные шрамы, это их вековое наследие воинов. Потомство Фенрира, или просто Фенриры, герои в истинном смысле этого слова. Они стремятся найти сражение и умыться кровью противника. Имея корни среди скандинавов, тевтонцев и саксов, они сохранили суровые отношения той жестокой эпохи. Саги, Эдды и поэмы тысячи лет назад вдохновляли их на великие проявления доблести. По общему признанию, оборотни других племен потрясены их чудовищным и безжалостным поведением, даже по отношению к другим Гару. Немногие отступят в бою, еще меньше способны на милосердие; но все одинаково полны желанием продемонстрировать свое боевое мастерство. Сила – величайшее достоинство среди Потомков. В бесконечных сражениях, они становятся сильнее… или погибают.

    Фенриры кажутся остальным племенам свирепыми и агрессивными. Даже их молодняк охотно отдаст свои жизни в ходе бесконечной кампании против Великого Змея Тьмы. Те оборотни с подобающей родословной, кто не родился в племени, должны сперва доказать, что они достойны стать Фенрирами. Лучше всего тем, кто рожден Родней европейской группы, но септы часто принимают смельчаков из других этнических групп. Путь к славе, как известно, не легок. Племенные Обряды Перехода неизбежно кровавы и подчас смертельны. Принятые новички постоянно подвергаются испытаниям и вызываются на дуэли. Даже те оборотни, что не были рождены под полной луной, должны демонстрировать способности воина. Слабый Потомок умрет, сильный – выживет.

    Призывая к великим подвигам, Галлиарды-Фенриры, именуемые скальдами, декламируют многочисленные эпосы, в которые оборотни-герои сражались с превосходящим противником. Пока они жаждут крови и славы, Потомки не видят тьмы в самих себе. Фатализм среди них очень распространен. Настоящему герою неважно, жив он или мертв; он уничтожает своих противников, вдохновляя своей доблестью Галлиардов на написание героической саги. Как можно догадаться, потери среди Фенриров высоки. Даже если победить невозможно, Потомок Фенрира предпочтет геройски погибнуть, чем сбежать, поджав хвост. Назвать Фенрира трусом равносильно самоубийству.

    Племя видит себя как авангард в бесконечной борьбе против Вирма. Их болезненное стремление к власти очевидно. Некоторые даже приняли идеи арийского расового превосходства, запятнав этим честь племени. Другие считают себя выше остальных Гару, поскольку сохранили свои высокие идеалы сквозь тяжелые испытания. Эти оголтелые шовинисты насмехаются над «гражданскими правами» и «демократией». Сильнейший должен командовать слабыми; ему нет места среди трусов и неудачников.

    За последнее столетие племя было вынуждено модифицировать свое шовинистское мировоззрение. Другие племена считают их женофобами и жлобами, но женщины всегда занимали особое положение среди Потомков. В ходе XX века самки Фенриров изменили традиционную роль женщины в племени. В ходе противостояния они доказали, что они достойны быть равными мужчинам. Иногда иной старейшина косо посмотрит на равноправие женщин, но быстро меняет свое мнение, когда ему прокусят ухо. Самки Фенриров упрямы и сильны не менее Черных Фурий. К несчастью, он слишком упорно настаивают на своем превосходстве. Как результат - дуэли, поражающие размахом.

    Если Потомки соберутся, то никуда не деться от жестоких поединков и невероятных испытаний. Племенные вече всегда идут под полной луной, и всегда милитаристичны. Аруны доминируют на этих собраниях, стремясь в бою отстоять свое право на руководство. Любой присутствующий, чтобы участвовать в священных племенных обрядах, должен пробежать сквозь беспощадный строй оборотней. Пропускание через строй сопровождается ритуальным кровопусканием, нанесением на плоть рун и пытками захваченных противников. Мистические обряды включают в себя продолжительные поединки, часто с духами, которых подчиняют воле могучих Теургов.

    Фенриры видят жизнь как долгую, трудную борьбу; мир для них – невообразимая мечта. С такой философией, они находят глубокое понимание своего внутреннего Зверя, чудовищных инстинктов и безграничной ярости. С приближением Последних Дней, эти герои имеют шанс с оружием в руках заработать себе место в Валгалле. Они верят, что величайшее поле боя уже подготовлено для них в Умбра: Вигрит, область, где состоится последнее сражение Апокалипсиса. «Последняя зима», Фимбулвинтер, станет концом всех народов. Армии зла незримо множатся, чтобы окончательно уничтожить Гару. Потомство Фенрра готовилось к этому не одно поколение. Если Рагнерек и наступит, они радостно встретят его с заточенными когтями и клинками.

    -->

    Категории: Werewolf: the Apocalipse | Гару | Племена | Потомство Фенрира |

    Просмотров: 452 | | Комментарии (0)

    Werewolf The Apocalypse (1st Edition)

    Серебряные Клыки – самое гордое и благородное племя. Прослеживая свое происхождение от Прародителя Волка, они вобрали в себя самое лучшее, что есть в Гару: сила, благородство, стойкость, преданность и величие. Своими героическими деяниями и внушающим уважение лидерством, они объединяют племена против общих врагов.

    Это только одна сторона истории. Менее лестно выглядят они как врожденные правители, живущие памятью дел своих дедов-королей. Они увязли в строгой приверженности традициям, истинные цели которых давно утеряны во времени. Правление Клыков сменилось железным соблюдением регламентированных процедур. Они одряхлели; власть племени заканчивается за дверьми правящего совета.

    Что истинно? Судя по всему, оба варианта. Безусловно, Серебряные Клыки соответствуют легендам древности. В бою Клыки были несравненны, вдохновляя своих соратников и сражаясь в первых рядах; в мирное время они были посредниками в спорах, удерживая племена от вражды… слишком часто. Они собрали лучшую Родню из аристократии разных стран Европы и Азии.

    Но через столетия все изменилось. Их могущество сократилось, как среди людей, так в обществе Гару. Многие оборотни в последнее время заметили, что Клыки стали чрезвычайными неврастениками, обнаруживая незначительные причуды как например, рассеянность или сверхразвитое чувство мести. Тенденция впадать в Харано ими охотно объясняется ценой тяжкого бремени правителя в это неспокойное время. В отношении остального, у богатых свои причуды, не так ли? Некоторые судачат, что столетия селекции исключительных линий крови начинают давать о себе знать. Но племя Сокола настаивает, что их исключительность определяется чистой крови, которая течет в их венах.

    Серебряные Клыки позаимствовали много традиций у своей благородной Родни. Территория поделена на «протектораты», управляемые королями (по традиции, всегда Арунами), которые возглавляют дворы. Двор разделен на ложу Солнца и ложу Луны. Первая имеет дела с мирскими вопросами, типа бизнеса или торговли, тогда как вторая занимается возвышенными материями вроде проблем популяции люпусов. Собрания двора и малые вече – продолжительные мероприятия, на которых все заинтересованные стороны пререкаются по каждому пункту. Формальные вече занимают всю ночь (одно только вступление Короля занимает полчаса). Обсуждение важных дел может продолжаться несколько дней.

    Многие Гару все еще видят в Клыках лидеров, оказывая им уважение, выработанное тысячелетними обычаями. Другие считают их номинальными главами, не более чем животными-талисманами. Немало Гару считает их бесполезными, поскольку в самый отчаянный час скверное решение может стоить драгоценных жизней. В последнее время недовольный ропот стал гораздо громче. Повелители Тени не теряли зря времени, раздувая волнения, но открытого свержения власти так и не произошло. Лояльно настроенных оборотней пока достаточно, чтобы сила Клыков сохранилась, но племени Сокола настало время проявить инициативу. Движение внутри племени, Реноваторы, особенно энергично призывает возродить мощь племени, прежде чем оно развалится.

    Одна из величайших сил Клыков – персональное обаяние. Лидер, часто встречающийся с другими Гару, может объединить враждующие фракции силой своей индивидуальности. К несчастью, многие занимаются делами двора и заставляют остальных прибыть к ним. Изолируясь таким образом, они уменьшают свою эффективность.

    В это мрачное время, многие Гару ищут силы в собственных племенах и не стремятся цепляться за безумцев, которые тянут их в Бездну. Сейчас, когда воины Геи находятся на грани поражения перед Вирмом и Ткачом, Серебряные Клыки имеют шанс доказать то оказанное им доверие, которое еще у немногих сохранилось.

    -->

    Категории: Werewolf: the Apocalipse | Гару | Племена | Серебряные Клыки |

    Просмотров: 412 | | Комментарии (0)

    Werewolf The Apocalypse (1st Edition)

    Гару, обратившиеся к Вирму, обречены пополнить армию  Танцоров Черной Спирали. Первоначальными основателями этого племени были Белые  Завыватели. Незаметные искажения вкрадывались в поколения племени, пока  последний каэрн не пал под ударами слуг Вирма; захваченные в плен герои были  ввергнуты в бездну преисподней. Когда Великий Змей окончательно сломил своих  жертв, выжившие снова пришли на землю, на этот раз в виде племени Черных  Спиралей.

    Тысячи лет Черные Спирали плодились в туннелях под землей,  ожидая времени, когда они будут достаточно многочисленны для уничтожения Гару.  Это время наступило. Спирали больше не тратят годы, отсиживаясь в каменных  мешках, они ворвались в наш мир, готовые сражаться и убивать. Это  многочисленная армия, численно превосходящая комбинированные силы двух самых  больших племен Гару. Они приходят в восторг от бессмысленного кровопролития и  пожирания плоти других оборотней, а также наставления пленных Гару на пути  Вирма, пополняя ими собственные ряды.

    Гару верят, что все Черные Спирали полностью безумны, но они  могут узнать зловещую истину. Только слабые духом могут пасть во время Обряда  Перехода. Новичков Черных Спиралей и Гару кидают в область преисподней,  называемой Малфеас, где они вынуждены пройти через спиральный лабиринт,  наводненный невообразимыми кошмарами. Те, кто выжил там, возвращаются обратно  навсегда измененными. Оборотни Черной Спирали добровольно служат Вирму, взамен  получая от своего нечестивого бога тотемы.

    Безумие и озарения сделали из племени великую силу.  Столетия, проведенные в адовом пламени и радиации, разрушили генетический код  Танцоров. Существует много причудливых мутаций, особенно в Кринос. Акульи зубы,  уши львов или летучих мышей, зеленая шерсть и сморщенная грубая шкура –  типичные генетические отклонения. Пока Гару избегают инцеста, Танцоры не  останавливаются ни перед чем для создания орд метисов. Их гены испорчены, их  разумы извращены и больны.

    Танцоры размножаются в обширных подземных логовах, известных  как ульи, являющихся мрачным аналогом каэрнов Гару. Говорят, что эти сети  лабиринтов напрямую связаны с миром духов и остальными ульями. При мертвенном  свете адских огней, там проводятся богохульные обряды и безумные вече, куда  приглашаются странные, давно позабытые творения, порожденные недрами. Сюда  также приводятся люди с поверхности для удовлетворения их аппетитов.

    Большинство Теургов Гару объединяет Танцоров Черной Спирали  с тотемом Козодоя. Стая на охоте часто имитирует крик этой птицы, вызывая ужас  в душах жертв. Скорее всего, Танцоры используют много тотемов и отлично  осведомлены об иерархии духов Вирма. Несомненно, что вершиной творений в этой  духовной генеалогии являются сами Танцоры Черной Спирали.


    Категории: Werewolf: the Apocalipse | Оборотни | Гару | Племена | Танцоры Черной Спирали |

    Просмотров: 304 | | Комментарии (0)

    Werewolf The Apocalypse (1st Edition)

    Племя Уктена сформировано анимистическими (некоторые говорят примитивными) народами со всего мира. Они – «угнетенный мир» Нации Гару, племя разных культур, которые утеряли свое наследие. В течении своей истории, остальные культуры медленно вторгались и завоевывали их исконные территории. Их Родня неоднократно изгонялась со своей родины. Поколения страданий взрастили в их темных сердцах ненависть и жажду мести. Ходят слухи, что в результате этого иные обратились к Вирму. Тогда как они собирают по всему миру все мистическое и волшебное, многие занялись темным искусством, оккультными учениями и запрещенными знаниями.

    В свое время, племя было одним из трех самых больших, беспрепятственно перемещавшихся по диким пустошам. Задолго до своего падения, племена Уктена, Вендиго и Кроатан происходили от одного народа. Нынешние Галлиарды зовут их Чистокровными. Когда Гару провели свои первобытные людские стада через Берингов пролив, Уктена обосновались на территории нынешнего юга США и в Центральной Америке. Среди оставшихся Чистокровных Уктена до сих пор носит имя «Старшие братья» и Вендиго – «Младшие братья».

    В своих странствиях стаи Уктена контактировали с созданиями и духами, неизвестными другим племенам, обмениваясь таинственными знаниями и секретами. Вороны-перевертыши покровительствовали им, дети Койота со смехом подшучивали над ними, а веркошки племен Пумонка и Куолми делились с ними удивительными секретами. К их несчастью, Война Гнева вырезала этих союзников, а выученные знания сохранились до сих в сильно сокращенном виде. Племя тщательно передает свои знания следующим поколениям. Уктена умудрены в тех путях, которые остальные племена не понимают… и никогда не поймут.

    Естественное изумление со временем сменилось неестественными ужасами. В течении столетий Уктена обнаружили могущественных Бэйнов, спящих в земле, и провели легендарные обряды, сковавшие их. Поколениями «Стражи Бэйнов» стерегли эти сверхъестественные земли, часто в результате этого получая полное понимание зла. Племя стало великолепно разбираться в Вирме, что вызывает подозрения у остальных племен. Их талант обнаруживать Вирма там, где остальные оказались бессильны, общеизвестен. Многие прославленные герои Уктена заслужили славу, находя заразу и ужасы в мире духов, обычно используя древние знания племени.

    Несмотря на свою мудрость и бдительность, Уктена не смогли предсказать, чем обернется высадка европейцев в Новом Свете. Ожесточенные рассказчики племени до сих говорят о них как о «гонцах Вирма» из-за тех болезней и страданий, которые они принесли. Когда белые поселенцы привезли с собой рабов Африки и Азии, оборотни сжалились над их участью и обращались с ними как с братьями. Так как их Родня постепенно была порабощена и истреблена, многие Гару в поисках утешения обратились к миру духов, ища ответы за гранью действительности. Некоторые обратились за помощью к провидцам и пророкам, объединяя их мечты и кошмары со знаниями Уктена. Пока их мощь в мире физическом угасала, мастерство в мире духов возросло.

    Века исследований сверхъестественного позволили мистикам племени обрести легендарные знания о духах и надежные методы прорицания. Клиаты Уктена в большей степени поощряются за изучение таких тайн, нежели в остальных племенах. С того момента, как новичок прошел свой Обряд Перехода старейшины воспитывают у него стремление в постижении мистерий и хвалят его безграничное любопытство. Несмотря на то, что Теурги Уктена – самые лучшие эксперты в исследовании оккультизма и решения загадок, эти таланты присущи всему племени.

    Но стремления племени часто сопряжены с риском. Уктена часто прельщаются в ходе своих поисков запретным знанием. Везде где жили их предки, они собирают секреты этих мест. Современный мир забыл древние таинства, но утерянное магическое искусство все еще передается от поколения к поколению. Мистики и оккультисты Уктена – самые сильные в Нации Гару. Они объявили своей собственностью множество могущественных фетишей, настаивая, что никакое другое племя не сможет их сохранить должным образом. В результате даже их братья Вендиго опасаются их… или по крайней мере, хотят знать, что они скрывают. Пока тайны прошлого живы, Уктена продолжают противостоять Вирму, как делали это тысячелетиями.

    -->

    Категории: Werewolf: the Apocalipse | Гару | Племена | Уктена |

    Просмотров: 428 | | Комментарии (0)

    Werewolf The Apocalypse (1st Edition)

    Говорят, что первый Галлиард был из Фианна. Самый скромный представитель этого племени покачал бы головой и сказал «Не самый первый, а самый лучший». Происходя из Западной Европы и Британских островов, Фианна – племя, получающее море удовольствия от музыки, алкоголя, любви и драки (не обязательно в таком порядке). Племя также имеет превосходных хранителей знаний и бардов, которые знают легенды других племен также хорошо, как свои собственные. Никто не может превзойти память бардов Фианна, которые могут легко воспроизвести генеалогическое дерево клана на тысячу лет вглубь. Гару из других племен приходят к Фианна, чтобы узнать древние рассказы о героях и сражениях, историю рода или печальные истории. Представители этого племени, поклоняющиеся Оленю, часто избираются судьями из-за своей острой памяти и эксклюзивного знания прецедентов Наставления.

    Фианна имеют репутацию гедонистов. Песни, танцы, секс, алкоголь и всеобщее веселье для них нечто более, чем простое развлечение. Племя Оленя очень серьезно относится к тому, как хорошо провести время. По этой причине Фианна считается менее серьезным племенем, чем остальные Гару.

    Фианна стремятся быть более коммуникативными, наслаждаясь вечеринками и собраниями любых типов. Они также подвержены резким сменам настроений; они впадают в Харано не реже, чем Серебряные Клыки. Нет, Фианна ничего не делают наполовину! Их деятельные персоны, вместе с их творчеством зачастую указывают на родственную связь с народом фей. Действительно, многие Гару (включая самих Фианна) подозревают, что немного крови фей есть в этом племени. Не каждый Фианна может прекрасно исполнить песню, но у всех есть особая креативность. Редкие Теурги не украшают свои фетиши изысканными узорами, сообщающими об удерживаемых в них духах; а многие Аруны делают свое оружие таким же красивым, как и смертоносным. Остальные племена тоже имеют художников, танцоров, писателей и музыкантов, но им далеко до Фианна.

    В дополнение к коммуникабельности, Фианна невероятно влюбчивы как в смертных, так и (слишком часто) в других Гару. Такие романы гораздо чаще оканчиваются печальным исходом, чем счастливым, создавая тем самым сюжеты для рассказов и баллад, которые тысячелетиями печально звучат в ночи. Отведавшие запретного плода не могут рассчитывать на сочувствие. Фианна держатся твердой позиции относительно своих метисов, что искаженное тело свидетельствует об искаженной душе. Метисы никогда не займут достойного места в племени – обычаи запрещают это. Очень печально, но из-за этого многие метисы сильнее подвержены влиянию Вирма, что делает метисов еще более отвратительными в глазах неуступчивых старейшин.

    Несмотря на эту скандальную репутацию, очень глупо думать о Фианна как о горьких пьяницах, которые пересказывают друг другу байки. Конец тех, кто так думал, был скор. Радость боя не меньшее из их удовольствий! Их свирепость неоднократно удивляла Потомков Фенрира или других незваных гостей, которые не ожидали, что любовники могут быть воинами. Если кто-то скажет, что этот мир был бы поспокойней без их танцев и попоек, Фианна взбесится, наверное, сильнее любого Потомка!

    Сейчас племя в открытую разделяется – вековой раскол между старым и новым. Многие Фианна и их Родня используют привлеченные капиталы Евросоюза и дружественные партии по защите окружающей среды для исправления того ущерба, который был нанесен химическими загрязнениями Британским островам и остальной Европе. Другая фракция видит в так называемом экономическом буме Кельтский Тигр возможности для неограниченного роста и развития. «Как можно бороться с загрязнениями Вирма над лесом, если этот лес полностью вырубается и на его месте воздвигаются дома?» - спрашивают они. Другие племена тоже озабочены этой проблемой, но среди Фианна этот вопрос стоит особенно остро. Если для борьбы с Вирмом использовать инструменты Ткача, как потом бороться с Ткачом?

    -->

    Категории: Werewolf: the Apocalipse | Гару | Племена | Фианна |

    Просмотров: 419 | | Комментарии (0)

    Werewolf The Apocalypse (1st Edition)

    Хомид - ребенок оборотня и человека, тот, кто являлся человеком до своего Первого Изменения. Хотя хомиды зачастую имеют проблемы с общением с остальными детьми, они понимают сущность человеческого общества. Слово «хомид» соотносит оборотня с человеком так же, как «человек» соотносится с человечеством. Но никогда хомид не будет частью человеческой расы. Что-то - мечты, обеспокоенность или скрытая ярость - выделяет их как иных.

    Перед ними всегда стоит моральная дилемма. После того, как хомид узнает о своей истинной сущности, человеческое общество становится чужим. Истинный оборотень идет к своим истокам, его влечет необходимость единения с дикой природой. К несчастью, этот первобытный мир исчезает, уничтожаемый тысячелетиями человеческой цивилизации. Настоящее место оборотня – вместе с себе подобными. Следовательно, Гару – социальные существа, должные объединяться для совместной деятельности. Новичок постепенно порывает со своим прошлым и занимает свое место в социуме Гару, где он столкнется со своими испытаниями и судьбой. Это альтернатива наблюдению тому, как весь мир катится в пропасть.

    Некоторые хомиды ошибаются и связывают свою жизнь с человечеством. Они продолжают старую жизнь, пытая самих себя. Даже зная о роли человечества в уничтожении окружающей среды, они не способны в достаточной мере возненавидеть их. Как результат, многие хомиды фанатически держатся за свою человеческую форму. Они осуждают тех люпусов, кто идет путем человека; они навсегда останутся для них «братьями меньшими». Наконец, хомид – самая распространенная порода, вершина эволюции. Они созданы, чтобы править… по их расчетам.

    -->


    Категории: Werewolf: the Apocalipse | Оборотни | Гару | Породы | Хомид |

    Просмотров: 363 | | Комментарии (0)

    Werewolf The Apocalypse (1st Edition)

    Черные Фурии практикуют воинствующий феминизм. Согласно легенде, Луна сначала основала этот культ воинственных женщин в Древней Греции. Воплощаясь в Артемиде-Охотнице, богиня сделала этих волчиц защитницами Вилда. С тех пор, члены этого племени вдохновлялись легендами о героических женщинах. Старейшины утверждают, что именно их племя дало миру воинственных амазонок, мстительных менад, Лисистрату с ее политическим переворотом, отважную королеву Бодацею и даже северных валькирий. Племя принимает в свои ряды только женщин, часто набирая молодняк, обозленный шовинизмом и сексизмом других племен. Их гендерные предубеждения часто называют ханжескими, но они основаны на многовековой культуре. Для большинства Фурий основная идея – женщины заслуживают уважения и почета.

    На протяжении всей истории ходили слухи, что Черные Фурии рожали только девочек. На самом деле некоторые Фурии совершали ритуальные убийства новорожденных сыновей, а остальные просто отдавали их в другие племена. Единственным исключением оставались метисы, по непонятной причине Фурии имели в своих рядах некоторое их число. В наше время Фурии продолжают отдавать свое мужское потомство в другие племена, но взамен они требуют права набирать новичков, выращенных другими племенами. Фурии заставили своих конкурентов относиться к женскому молодняку с уважением, предоставлять им альтернативу оскорблениям и унижениям. В противоположность стереотипам, они не требуют от своих новичков ненавидеть всех мужчин. Напротив, они дают женщинам шанс открыто заявить о своих убеждениях и действовать в соответствии с ними.

    Нет двух Фурий, которые одинаково бы воспринимали философию племени, но есть устоявшиеся культурные стандарты. Фурии известны своей мистической мудростью, чрезвычайной гордостью и политической активностью. Честь – это их наивысшая добродетель, если Черная Фурия дает слово, то она умрет, но не нарушит его. Дары племени и союзники-духи олицетворяют первобытную связь с Вилдом, и эти духи часто призываются для защиты живой природы этого мира. Фурии оберегают множество прекрасных и священных мест. Многие Фурии считают себя олицетворением своей Богини, так как у них более глубокая связь с Геей, чем у любого мужчины.

    Взамен этого благословения Геи, каждая Фурия имеет обязанности по отношению ко всему племени. Первая и самая главная – они должны регулярно посещать закрытые для остальных племенные вече, на которых мудрые женщины проводят сложные и прекрасные обряды. Куклохорос – неформальные вече, куда приглашаются также помимо оборотней женщины-люди, часто с целью изучить пути Богини. Во времена Возрождения многие подобные собрания принимались по ошибке за шабаши ведьм. Улака магелис – вече только для Черных Фурий, так как только у них хватает сил и выносливости выдержать длительность и эмоциональное напряжение проводимых обрядов. Племя, несомненно, имеет собственные формы дискриминации, но эта практика зачастую необходима для изучения глубочайших таинств племени и сохранения их в секрете от окружающего патриархального общества.

    В греческом мифе герой Беллерофон своей властью над животными укротил мифическое существо – Пегаса – и путешествовал на нем по всему миру. В версии Геи, Пегас, являющийся тотемом этого племени, люто возненавидел человека, укротившего его. Фурии пересказывают эту легенду в этой интерпретации, используя ее для того, чтобы показать, как мужчинам необходимо властвовать над всем живым и эксплуатировать мистические силы. Конечно, это племя поклоняется и другим тотемам, от Совы и Пантеры до Муз и Медузы.

    Фанатичные приверженцы племени, имеющие одинаковые убеждения, объединяются в лагеря, называемые куклос или «круги». Черные Фурии, работающие с другими племенами, периодически могут выступать от имени этих куклосов, часто призывая остальных членов стаи себе на выручку. Каждый круг действует очень обособленно, хотя все они должны время от времени отчитываться перед Внутренним и Внешним Каликсами, высшим советом племени. Старейшины Внешнего Каликса хорошо известны, так как их выборы проводятся с большой помпой и оглаской. Внутренний Каликс хранит свою деятельность и своих лидеров в тайне, к большому раздражению новичков и клиатов.

    Фурии также обладают сокровищами и артефактами, которые, как они считают, подходят только для членов их племени. Когда эти вещи попадают в чужие руки, женщины-воины спешат их вернуть обратно. Именно это может объяснить многочисленные истории о мстительности и мизантропии Фурий. Тем не менее, несмотря на предвзятые представления других оборотней, не все Фурии так радикальны в своих убеждениях. Несколько лагерей особенно нетерпимо относятся к мужчинам, и эти лагеря часто формируют стаи только из «своих». Многие Фурии присоединяются к стаям, в которых есть представители других племен. К несчастью, они иногда оказываются в оппозиции к наиболее нетерпимым старейшинам своего племени.

    Разногласия между клиатами и старейшинами очевидны. Многие из старших Фурий консервативны в своих убеждениях, в то время как молодняк привержен революционным идеям межполовых отношений, методов ведения войны и устройства общества Гару. Не каждая Черная Фурия придерживается убеждения, что «мужиков надо мочить в сортирах», но все члены племени знамениты своей склонностью выражать открыто свои мысли и яростно их отстаивать, невзирая на возможную опасность такого поведения. Поступая так, они рискуют впасть в немилость даже в своем племени и навлечь на себя гнев старейшин. Каждая из них может связать свою жизнь с кем захочет, но старейшины племени требуют того, чтобы они поддерживали обычаи свои сестер. Таким образом, борьба между старым и новым продолжается. Фурии мстят за преступления против женщин, за оскорбления Богини и за осквернение ее творений.

    -->

    Категории: Werewolf: the Apocalipse | Гару | Племена | Черные Фурии |

    Просмотров: 542 | | Комментарии (0)

    Werewolf The Apocalypse (1st Edition)

    Мир духов готов поделиться  многими тайнами с оборотнями и другими меняющими форму. Согласно древнему  договору, духи обучают Гару волшебным способностям, называемых Дарами. Дары  позволяют оборотням фокусировать спиритическую энергию для воздействия на  Единство. Различные племена, покровительства и даже породы учат различные Дары.  У каждой группы есть свои тайны и уникальные контакты с духами.

    Дары разделяются на уровни.  Первый уровень Даров – самые слабые, разучиваемые неопытными щенками; пятый  уровень – самые великие тайны, даруемые неоднократно испытанным героям. Начальные  персонажи получают по одному Дару от породы, покровительства и племени. В  процессе создания персонажа игроки могут за свободные очки приобретать дополнительные  Дары.

    По мере получения  персонажем опыта, он может приобретать новые Дары. Однако персонаж должен иметь  ранг равный уровню Дара, иначе он не имеет права учить его. По ходу игры оборотень  может учить Дары остальных пород, покровительств и племен, если сможет найти  учителя. Однако такие Дары стоят дороже.

    -->

    Категории: Werewolf: the Apocalipse | Гару | Дары оборотней |

    Просмотров: 426 | | Комментарии (0)

    Dark Ages: Vampire, Revised

    Если же за силу мою назовут меня богом, я не опровергну этих слов.

    И если поднесут мне из имущества своего все первое и лучшее,

    Я не отрину даров и не изгоню тех, кто принес их.

    — Фрагменты из Эрджияса, II (Лилит)

    В каждом Проклятом таится сила, которую называют Зверем. Ночь за ночью неутолимый голод и неукротимая свирепость грызут их души. Каиниты вынужденно учатся укрощать своего Зверя, иначе им грозит безумие и превращение в озлобленных хищников, которых их же сородичи убивают, как бешеных собак. Чтобы устоять перед еженощным напором Зверя, вампиры прибегают к различным философским учениями и верованиям, которые могут стать для них поддержкой и опорой, а быть может, даже путем к лучшему понимаю собственной природы и обретению покоя. Такие пути называют Дорогами (или viae на латыни), и они ведут к надежде, а зачастую – и к власти.

    Суть Дорог

    Дороги – это философские учения, способы существования, которые позволяют своим последователям лучше понять собственное "я" и обрести цель. Точно так же, как крестьяне, страдая под гнетом ежедневных забот, обращаются за утешением к таинствам Церкви, Каиниты ищут на дорогах защиты от знания о том, кем они являются на самом деле, и от таящегося в каждом из них Зверя. Чем сильнее приверженность Каинита учению дороги, тем проще ему преодолевать или сдерживать позывы Зверя, но тем фанатичней он относится к догматам своей веры, уподобляясь в этом святым… или мученикам.

    Хотя у всех дорог есть общая цель – удержать своих последователей от безумия, - достигается она по-разному. Некоторые учения отвергают Зверя, другие стремятся принять и понять его. Каждая дорога делает упор на определенный догмат, но убеждения их последователей могут сильно разниться. Так, Дорога Небес и Дорога Человечности ведут к искуплению и дарую надежду на спасение. Дорога Зверя и Дорога Грехов призывают поддаться голодному Зверю, чтобы насытить его. Дорога Королей подчеркивает превосходство Детей Каина над смертным стадом. Каждая дорога служит тому, чтобы держать Зверя в узде, но это, пожалуй, единственное сходство между ними. Подобно разным религиям, они не всегда могут мирно сосуществовать и состязаются за влияние на сердца и души Каинитов.


    Категории: Vampire: the Dark Ages | Дороги и Пути Просветления |

    Просмотров: 452 | | Комментарии (0)

    The Inquisition

    Важность веры для самого существования религиозной традиции не вызывает сомнения. Она поддерживает традицию на протяжении столетий сомнений разума, политической борьбы и культурных изменений. Она может воодушевить, она может побудить, она может вдохнуть жизнь в измученную душу. Конечно, вера в руках фанатика может быть опасной; таких людей вера, кажется, заставляет также проявлять склонность судить других и даже совершать разрушительные действия. Вера может, как созидать, так и разрушать.

    Истинная Вера - редкий товар даже среди духовенства. Вера - больше чем просто глубокая стойкая вера в Бога (в любой форме, в какой может почитаться Всемогущей), она и выше и глубже обычной веры; она в самой сути души верующего. Она - расцвет Божественного в сердце человечества, шепот Бога в душе верующего, ось самой его жизни.

    Отметем, что Истинная Вера не подразумевает ни ортодоксальности, ни даже просто набожности. Мы обсуждаем Веру в божественное, а не в Святую Палату или учение частной церкви, Вера - индивидуальные отношения с Богом, свободные от догмы, литургии или иерархии. В то время как многие обладающие Верой будут полностью поддерживать все, что предлагает Церковь (или любая религиозная традиция), кого-то, обладающего Верой, могут точно также вести его собственные религиозные убеждения и склонности.

    Вера, проще говоря, самое сильное оружие в руках Инквизитора. Используя Веру, Инквизитор может прогнать отродье Каина, отчасти смягчить безумие агрессивного перевертыша и сопротивляться чародейским путям мага. В конечном счете, можно даже творить чудеса, хотя это, безусловно, редкие и необычные явления.

    Система

    Вера – Черта, измеряемая от одного до десяти; у большинства персонажей, смертных или иных, значение Веры будет равно нулю. Вера стоит семь свободных очков за точку при создании персонажа. При увеличении рейтинга Веры, она стоит текущее значение Инквизитора x 3 очков опыта, до уровня Веры пять включительно. Для значения выше, чем пять, она стоит текущий уровень персонажа x 5. Для того чтобы обладать Верой, персонажи должны иметь минимальное значение Человечности девять; если их Человечность когда-либо падает ниже девять, то теряются все пункты Веры, которые могут быть восстановлены только чрезвычайным раскаянием и искупительными поступками (и, конечно, подъемом Человечности обратно к десяти). На супернатуралов, которые хотят развить веру, накладывается ограничение: они могут начать не более чем с одной точкой Веры, которая стоит семь свободных очков.

    Эффекты Веры

    Веры обладает множеством эффектов даже на самых низких уровнях. Как минимум, ее можно прибавить к броскам персонажа на Силу Воли и Добродетели. Во времена великой нужды, если персонаж полностью лишился пунктов Силы Воли, он может призвать свою Веру: пунктами Веры можно заменить пункты Силы Воли. Если заканчиваются и пункты Веры, тогда ему действительно не повезло.

    Пункты Веры, которые теряются подобным образом, возвращаются благочестивыми деяниями. Если использование Веры вместо Сила Воли было успешным, то потерянная Вера должна вернуться почти так же легко, как потерянная Сила Воли. Если использование Веры вместо Сила воли было неудачным, то со стороны персонажа потребуется еще больше благочестивых деяний.

    Хотя Общество пришло к пониманию того, что обладающие великим благочестием и верой могут воздействовать на сверхъестественное, в то время как неверующие - нет, Общество не мерит Веру в «уровнях способности». Вера, в конечном счете, бросает вызов цифрам.


    Категории: Vampire: the Masquarade |

    Просмотров: 359 | | Комментарии (0)

    Copyright MyCorp © 2018