Вторник, 20.02.2018, 04:53
oWOD - компиляции
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Поиск
Меню сайта
Категории раздела
Кланы Каинитов [33]
Assamite [13]
Baali [1]
Blood Brothers [2]
Brujah [29]
Caitif and Pander [3]
Cappadocian [1]
Daughters of Cacophony [1]
Followers of Set [4]
Gangrel [75]
Giovanni [3]
Harbingers of Skulls [2]
Kyasid [1]
Lasombra [10]
Malkavian [65]
Nosferatu [67]
Ravnos [6]
Salubri [13]
Samedi [2]
Toreador [59]
Tremere [56]
Tzimisce [70]
Ventrue [66]
Чат
Друзья сайта
  • Сингулярность
  • Все оттенки Тьмы
  • Форма входа

    Главная » Статьи » Каиниты » Gangrel

    В категории материалов: 75
    Показано материалов: 1-30
    Страницы: 1 2 3 »

    Сортировать по: Дате · Названию · Комментариям
    Vampire Storytellers Companion, Revised

    Среди вампиров Гангрелы, возможно, более всего близки к своей внутренней природе. Эти бродяги-одиночки с презрением отвергают ограничения общества, предпочитая комфорт дикой природы. Неизвестно, каким образом им удаётся избегать ярости оборотней; возможно, это как-то связано с тем, что Гангрелы и сами умеют превращаться. Когда человек говорит о вампире, превратившемся в волка или летучую мышь, он скорее всего говорит о Гангреле.

    Подобно Бруха, Гангрелы — неистовые воины; в отличие от Бруха, источник неистовства Гангрелов — не бунтарская ярость, а животные инстинкты. Они — одни из самых хищных Сородичей, и они обожают отдаваться возбуждению охоты. Гангрелы обладают тонким пониманием Зверя в собственных душах и предпочитают проводить свои ночи в единении с животными, которых так напоминают. По сути, Гангрелы настолько близки к своему Внутреннему Зверю, что после погружения в безумие черты животных часто проявляются на их телах.

    Сам клан мало контактирует с другими Сородичами (или же он просто не заинтересован в этом).

    Возможно, это из-за желания избегать силков Джихада, но с куда большей вероятностью — просто результат отсутствия интереса. Без сомнения, Гангрелов в целом считают тихими, неразговорчивыми и замкнутыми. Хотя в этом и не больше истины, чем в любом другом стереотипе, клан как таковой демонстрирует мало склонности к показухе, встречающейся среди Тореадоров или Вентру.

    Гангрелы тесно связаны с Ромами, или цыганами, и переняли многие из фигур речи и повадок этого народа. Ходят слухи, что Ромы произошли от Патриарха, основавшего клан Гангрел. И поэтому, по слухам, на любого Сородича, нанёсшего вред цыгану или давшему ему Становление, обрушится гнев Древнего. Естественно, что вампиры клана Равнос игнорируют этот мифический запрет, поэтому Гангрелы и Равнос испытывают друг к другу веками копившуюся ненависть.

    -->


    Категории: Vampire: the Masquarade | Vampire: the Dark Ages | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Гангрелы |

    Просмотров: 785 | | Комментарии (0)

    Guide to the Sabbat (1999)

    Дикие и нецивилизованные, отступники Гангрелов демонстрируют звериный оскал Шабаша Отрекшись от цыганского наследия основного клана, Гангрелы Шабаша вернулись к своей звериной половине, став смертоносными охотниками, способности которых преследовать добычу являются непревзойденными Клан объединяет как искусных убийц, так и диких берсеркеров, и навыки, благодаря которым Гангрелы повергают своих врагов, придают огромную силу секте Члены отступников Гангрелов вовсе не являются садистски настроенными головорезами, как Бруха или бездумными автоматами как Кровавые братья Скорее они инстинктивно хищные существа, наслаждающиеся острыми ощущениями от охоты точно так же как и пьянящей жаждой крови .

    Гангрелы Шабаша являются свидетелями массового притока беглецов из Камарильи в нынешние ночи, однако лишь некоторые из этих вампиров демонстрируют готовность поделиться своим мнением о происходящем Многие шепчутся о пробуждении «спящих кошмаров» или о том, что «Шабаш все это время был прав» Секта в целом кажется обеспокоенной подобным поворотом событий и очевидным нежеланием перебежчиков говорить о своих мотивах, но независимо от того, что именно напугало этих городских хищников, оно явно является чем-то весомым .

    Отступники Гангрелов делиться на два подклана, различия между которыми, судя по всему, оформились к концу 18-го столетия «Первоначальные» Гангрелы, известные в Шабаше как Сельские Гангрелы, наиболее похожи на своих  собратьев из Камарильи: они избегают общества и проводят свои не-жизни в качестве одиноких охотников Они напоминают чудовищных вампиров из легенд смертных, обладая способностями принимать форму зверей и призывать к себе других созданий природы Сельские Гангрелы служат Шабашу как разведчики и воины, используя свою связь с животным миром и боевые способности, чтобы разрывать врагов на кусочки .

    Городские Гангрелы, по слухам, выделились в отдельную линию крови во времена Промышленной революции, когда города становились все больше и все меньше зависели от села Вместо того чтобы охотиться на окраинах, некоторые Гангрелы устраивали себе убежища в центре, становясь городскими чудовищами и распространяя террор вслед за своими походами за кровью Являясь животными не меньше чем их сельские братья, Городские Гангрелы, в отличие от первых, предпочитают скрываться в городских переулках среди отбросов общества, а не в населенных оборотнями лесах .

    Тем не менее, больше чем любые другие Гангрелы, Гангрелы Шабаша осознают необходимость прикрывать тылы друг друга в эти беспокойные ночи перед Геенной Как города, так и дикая природа таят много опасностей, и у стаи куда больше шансов преодолеть их, чем у отдельного сородича Таким образом, Гангрелы Шабаша считают себя более близкими к своей звериной половине, чем члены Камарильи или независимые Гангрелы, подражая диким волкам и львам .

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Гангрелы |

    Просмотров: 390 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Gangrel, 
    Revised

    Исследователь и историк Гангрел, скрывающийся под именем Бекетт, прилагает немало усилий, чтобы сохранить свою личность в тайне. Бекетт - ноддист в самом истинном значении этого слова. Хотя он и не следует шабашитскому Пути Каина, главной его целью является составление подлинной истории расы Сородичей, и в особенности - ранней истории Каина и Патриархов, населявших Енох. Бекетт уверен, что всевозможные силы, от безликой руки энтропии до вполне конкретных вампиров Шабаша и Камариллы, вступили в сговор, пытаясь спрятать от него правду. А потому он старается избегать конфликтов между Сородичами, когда это только возможно, предпочитая ограничиваться решением тех проблем, которыми занимаются и смертные археологи. В определённой степени это ему удаётся, поскольку, само собой, далеко не каждый вампир Камариллы и Шабаша настроен против него.

    Большинство вампиров считает, что Бекетт - старейшина, приблизительно трёх сотен лет с момента Обращения, - хотя его прагматическое отношение к Шабашу и Камарилле больше присуще вампирам, Обращённым ещё до возникновения этих сект. Ходят слухи, будто в действительности Бекетт - чрезвычайно старый вампир, сумевший в каком-то смысле переродиться за последние 300 лет (возможно, именно после этого приняв имя "Бекетт"). С момента вывода клана из Камариллы Бекетт стал кем-то вроде Независимого Гангрела. Он был одним из первых комментаторов к малотиражной публикации Книги Нод, составленной его бывшим наставником Аристотелем де Лореном в 1992-ом. В этой книге Бекетт первым из вампиров открыто предположил, что легенда о Каине может быть просто мифом, олицетворяющим исторический конфликт между кочевыми охотниками-собирателями и первыми земледельческими племенами. Согласно его теории, "Каин" - не что иное как безликая сила, ведущая человечество к обработке полей, которые смогут прокормить растущее население, - и вместе с тем это сила, которая нанесла смертельный удар "Авелю", архетипу пастуха-кочевника. Это, правда, не объясняет, каким образом подобная перемена могла привести к вампиризму.

    Бекетт отличается сдержанным чувством юмора, который помогает ему поддерживать контакты с другими бессмертными обитателями ночи. Только самые близкие друзья Бекетта понимают, что любой вопрос и ответ он украшает искорками ненавязчивого и довольно личного юмора. По-настоящему старые вампиры зачастую просто не замечают этого юмора или предпочитают не обращать внимания на подобные мелочи. Остроумие Бекетта может стать для его врагов грозным оружием, которое способно в два счёта вывести оппонента из себя.

    С момента своего Обращения Бекетт ведёт войну с примасом Шабаша Сашей Викосом. Череда стычек, произошедших между ними, наградила Бекетта репутацией существа, которое чрезвычайно сложно убить. Говорят, будто в один из дней Бекетт сумел уйти от врага, прорвавшись к убежищу через сотни ярдов солнечного света. Причина конфликта между Бекеттом и Викосом большинству Сородичей неизвестна, хотя очевидно, что они не поделили какой-то ноддистский артефакт. Разумеется, никто из них не собирается делиться такими игрушками.

    Ближайшими союзниками Бекетта являются двое независимых Сородичей, Люсита и Анатоль. Люсита, киллер из числа Отступников Ласомбра, испытывает к пророку-малкавиану Анатолю редкую платоническую любовь. Все трое прежде работали вместе, пытаясь отыскать правду об истинной сущности Патриархов и предотвратить наступающую Геенну.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Гангрелы | Персонажи из книг |

    Просмотров: 593 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Gangrel, 
    Revised

    Реплика: Пока вы не побываете там, где бываю я, вам не узнать, что такое настоящий страх.

    Биография: Когда вам было двенадцать, родители взяли вас на экскурсию в Национальную галерею искусств посмотреть на сокровища Тутанхамона. Рассказы о способах мумифицирования во всех тошнотворных подробностях произвели на ваш неокрепший разум огромное впечатление – и при этом вас не покидало чувство, которое – вы могли бы в этом поклясться – переполняло и Говарда Картера в тот день, когда он открыл гробницу. Это чувство так вас и не оставило. Пока ваши сверстники пялились в книжки о подростковой любви и спортивных героях, на полу вашей спальни росли стопки книг по египтологии и другим загадкам древнего мира. Ничего в своей жизни вы не желали так страстно, как обнаружить что-нибудь грандиозное, совершить открытие, которое прольёт свет на культуру забытой цивилизации и навсегда внесёт ваше имя на страницы энциклопедий.

    Благодаря семейному бюджету вам не пришлось идти в колледж. Вы получили работу в магазине экстремального спорта и закупили всю необходимую экипировку со скидкой, которая полагалась вам как сотруднику. Когда всё снаряжение оказалось при вас, вы собрали вещи и купили билет на автобус, идущий на юг. Два месяца изнурительных странствий привели вас в леса Гватемалы, где вы немедленно принялись за работу. И когда вашим глазам открылись руины святилища майя, покрытые зарослями плюща, вы уже знали, что это стоит укусов мошкары, лихорадки и недоедания. Следовало бы понять и другое - что это местопроклято. Всевозможные книги о путешествиях, которые вы прочитали за свою жизнь, подтверждали, что самые большие открытия никому не даются даром. Как только вы переступили порог святилища, эхо ваших шагов разнеслось по руинам чудовищной какофонией. И что-то пошевелилось во тьме...

    Вы пришли в себя под ночным небом, усыпанным звёздами. На вас не оставили ни одежды, ни драгоценного снаряжения. Вокруг не было ни души. Этой ночью вы в первый раз утолили чудовищный голод кровью лесных животных. Проводя дневное время в наспех сооруженных убежищах, ночью вы продолжали отчаянно прорываться через лес, пока в конечном итоге не отыскали обратную дорогу в святилище. Прошло ещё несколько месяцев, прежде чем вы сумели найти общий язык с Обратившей вас женщиной, поскольку её родное наречие вышло из употребления уже много столетий назад. И только когда вы смогли рассказать ей обо всём, что происходит в современном мире, она разрешила вам пойти своей дорогой. О большем вы и мечтать не могли: оказывается, в мире можно открыть куда более удивительные вещи, чем те, что вы некогда рисовали в своём воображении. И к тому же, теперь вы оказались куда более приспособлены к делу всей вашей жизни.

    Концепция: Настоящее удовольствие вы получаете от экспедиций, в которых принимаете личное участие, хотя изучение ваших способностей (и их границ) может в какой-то степени удовлетворить вас – но только на время. По возвращении домой вы надеетесь обнаружить достаточно местных вампиров, которые заинтересуются таинственными местами и реликвиями, которые вы намерены отыскать. Вы абсолютно уверены, что Дракула - единственный вампир, которому удалось попасть в энциклопедии до вас.

    Отыгрыш: Вы без устали и сомнений рвётесь вперёд – с мелочами и частностями разберутся другие. Вы не привыкли путешествовать вместе с другими вампирами: там, где вы проводите время, и без того сложно доставать кровь - но по возвращении вам бывает приятно рассказать кому-нибудь об увиденном.

    Имущество: Спортивный внедорожник, который практически никогда не выезжает на городские улицы, альпинистские кошки, нейлоновая верёвка, рюкзак и набор для выживания, сигнальный пистолет.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Гангрелы | Образцы персонажей |

    Просмотров: 318 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Gangrel, 
    Revised

    Брунгильда мало что помнит о своей смертной жизни - за тем исключением, что она была дочерью скандинавского вождя и славилась своей силой и храбростью. Она уже плохо помнит, как выглядит солнце. В Последние Ночи ей трудно вспомнить даже своё Становление, полученное более тысячи лет назад, а собственный Сир до сих пор остаётся для неё загадкой: она только знает, что это не был Всевышний. Её Сир верно служил Всевышнему, освободив от этого долга Брунгильду. Она присоединилась к варграм на дальнем севере, взяв на себя обязанности, данные ей и её сёстрам по стае самим Всевышним. Так они стали Валькириями, выбирающими самых отважных среди воинов, павших в бою, чтобы наградить самых лучших из них возможностью присоединиться к ним в вечной жизни.

    Брунгильда была среди тех, кто встал на защиту севера от наступающего христианства: более двух столетий она сражалась плечом к плечу со своим феодалом и другими соратниками, число которых стремительно редело от торпора и Окончательной Смерти. Она билась в войне против южных вампиров, разбрасывая их пепел в качестве предупреждения другим захватчикам. Однако это не помогло. В результате этой войны Брунгильда впала в длительный торпор, завершившийся лишь с началом Первой мировой войны. Она собрала оставшихся Валькирий в центральной Швеции, где о них почти ничего не было слышно в течение нескольких десятилетий.

    А потом, одной холодной ночью 1977, сбылась величайшая надежда Валькирий - и величайший их страх. Всего через час после заката солнца одна из сестёр Брунгильды сообщила, что в нескольких милях от убежища Валькирий котерия Камариллы наткнулась на что-то поистине жуткое. Стая из шести оборотней была осушена до капли и брошена на обледенелой земле. Уже понимая, что это значит, Брунгильда приняла форму ворона и полетела в пещеру, в которой сотни лет отдыхала заледенелая фигура Всевышнего.

    Лёд в пещере стал толще, но великое ледяное святилище Всевышнего безнадёжно растаяло. Сам Старец лежал в бессилии на холодных камнях, на которых прежде покоился ледяной массив. Капли свежей крови замерзали в его бороде, но сам древний вампир не шевелился и не отвечал ни на речь, ни на прикосновения. Всевышний не просыпался ещё пять лет, пока в 1982 группа существ, которых Валькирии называли "Дикие", не пала его новой жертвой. С тех пор он больше не шевелился - однако прошлым летом Брунгильду посетило невероятно живое видение о приближающемся Рагнороке, и с этой ночи она поселилась в пещере рядом со своим старым феодалом – не приближаясь, однако, к нему слишком близко.

    В 1986 г. Брунгильда забрала жизнь шведского премьер-министра Улофа Пальме. Это не слух: факт убийства охотно подтвердила сама глава Валькирий, добавив, что на вкус его кровь отдавала горечью. Брунгильда, однако, скрывает причины этого поступка. Её сестры по стае считают, что либо она убила премьер-министра в знак возвращения к своей обязанности отбирать лучших представителей Скандинавии, либо же это убийство было совершено по воле дремлющего Всевышнего.

    С тех пор как Брунгильду посетило видение о Рагнароке, она стала уделять больше внимания происходящему во современном мире. Чтобы удовлетворить своё любопытство, она выбрала четырёх молодых сестёр и выслала их в Калифорнию, в Свободный Штат Анархов. Молодые калифорнийские Сородичи отвергли бюрократическую систему Камариллы в той же мере, как и сами Валькирии, так что Брунгильда не исключает, что Калифорния может стать первой областью активной вербовки.

    Между тем, вербовка Анархов, организованная Валькириями, недавно наткнулась на определенное сопротивление. Похоже, что бывший Юстициар Ксавьер тоже рассчитывает на помощь независимых членов клана. Представители обеих сторон изо всех стараются угодить желаниям молодых Анархов. Так, четверо золотоволосых воительниц Севера могут произвести впечатление на новооборащённых мужчин, хотя их речи о загробной жизни в северных морях, о чести и службе высоким идеалам уже привлекли внимание не одного Анарха, и как скоро эта новость дойдёт до служителей Ксавьера - теперь лишь вопрос времени.

    Валькирии уже дали понять европейским Князьям, что они не испытывают ни малейшего интереса к политике любой секты и уж тем более к присоединении к этому цирку, который называется "Камариллой". Всё это вовсе не означает, что они ищут союза с Шабашем, который представляет собой всего лишь сборище презренных монстров. В настоящее время Брунгильда наблюдает за реакцией вампиров по всему миру на её деятельность. Решительные действия могут и подождать.

    --->


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Гангрелы | Персонажи из книг |

    Просмотров: 559 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Gangrel, 
    Revised

    Реплика: Крови кровавому богу, парень! Крови кровавому богу!

    Биография: Ваша жизнь была лучше не пожелаешь! Когда ваши родители переехали в Калифорнию, они решили воспитывать вас по принципу естественного взросления и другим примитивным методикам, так что вы могли делать всё что душе угодно. Школьным учителям не слишком хотелось задевать ваше самолюбие, так что вы легко добрались до десятого класса, после чего решили бросить это занятие и сёрфить дни напролёт. Вы были молоды, загорелы и светловолосы, и этого с головой хватило, чтобы чувствовать себя абсолютно счастливым.

    А потом вы встретили женщину своей мечты. В ту ночь вы с родителями отправились на шабаш, организованный для представителей самых разных религий. Вашим маме и папе всегда нравилось, как вы пляшете в круге, хотя они прекрасно знали, что с язычеством вас ничего не связывает. Она выделялась среди толпы виккианцев, друидов и унитарианцев - высокая, гордая, словно фигура, высеченная на носу корабля. Вы присоединились к группе мужчин и женщин, столпившихся вокруг неё и с жадностью внимающих речам о доблести, чести и отваге, украшенным её экзотическим акцентом. "Язычество" ваших родителей всегда казалось каким-то пустым и бескровным - а она говорила, что её религия просто пропитана кровью. Когда ночь уже подходила к концу, и толпа рассеялась, вам удалось переговорить с ней с глазу на глаз. Она так и не поняла, что такое "сёрфить", но когда вы сказали, что оседлали морские волны, её глаза загорелись нескрываемым блеском. Той ночью, когда вы наконец оставили её наедине, вам казалось, что вы настоящий везунчик. Но вы просто понятия не имели, во что влезли. Ведь вы считали, что трое её дружков в рогатых шлемах просто дурачатся, но после того как они отловили вас и жестоко избили, вы несколько дней не могли даже пошевельнуться.

    А теперь вы, вроде как, стали вампиром - и что важнее, она учит вас думать о себе как о викинге. Правда, она немного разочаровалась, когда узнала, что на самом деле у вас нет корабля, но пообещала, что когда она соберёт команду, у вас будет своя ладья. А пока вам придётся остаться на суше - без сёрфинга, поскольку волны стихают с закатом солнца. Впрочем, теперь вы заняты тренировками с топором и щитом и берёте уроки норвежского. И вам кажется, что Монтерей - отличное место для возрождённого викинга.

    Концепт: В жизни всё складывалось по-вашему, а теперь вы ещё и получили возможность биться в величайшем сражении Конца Времён вместе с прекраснейшей женщиной из всех, что вы когда-либо видели. Что может быть лучше?

    Отыгрыш: Не бывает слишком высоких волн и не бывает слишком опасных врагов. Вы посвятили себя своей новой роли, пируя, бравируя и сражаясь с огромным энтузиазмом. Вы знаете, что вы не самый смышлёный парень, но это нестрашно. Ваша жизнь вообще не требует долгих раздумий.

    Имущество: Два автоматических пистолета, колья из сплавной древесины, тёмные очки, сёрферская одежда в стиле "ультра-казуал”.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Гангрелы | Образцы персонажей |

    Просмотров: 329 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Gangrel, Revised

    Я не слишком-то разбираюсь в археологии и культурной антропологии. Когда я был жив, научная деятельность доводила меня до зевоты, зато теперь, когда у меня есть возможность оценить её по достоинству, снаружи слишком уж солнечно для полевых работ. Впрочем, я много читал с тех пор, как умер. Научные вычисления, с которыми я ознакомился, относят убийство Авеля Каином и проклятие Бога – если вас интересуют подобные вещи – к периоду около 10000 лет назад. Или, возможно, к 10000 до н.э., что было 12000 лет назад. Это просто предание. Может статься, ничего из этого и не происходило. Чёрта с два, я слышал только имя одного надежного свидетеля – некоего «Парда», - но когда взялся его искать, то добрался до мест подальше Сахары, прежде чем запаниковал и сдался.

    Одна из вещей, о которых мне сейчас надо думать, это реальная история реальности. Звучит глупо, я знаю. Я могу сказать по-другому, чтобы было понятнее: прав ли епископ Ашшер? Произошло ли Сотворение мира в пятницу 12 октября 4004 г до н.э.? Если Сородичи действительно дети Каина, значит, мы – ладно, я – должны принять во внимание, как тесно история мира переплетается с иудейско-христианским мифом. Потому что если мы действительно дети Каина (в любом смысле), то это значит, что по меньшей мере часть библейского мифа о Сотворении мира правдива, а это выбрасывает значительную часть научных фактов в окно. Если мы – дети Каина, а Каин – сын Адама, а Адам – первый человек, сотворенный Богом, то вполне возможно, что Бог действительно разбросал останки динозавров, чтобы подурачить археологов. Или мы примем всё это за аллегорию и допустим, что Патриархам около 10000 лет, и посмотрим, куда уведет дискуссия? Это мой выбор. Но всё же где-то должна быть истина.

    Мы – вампиры. Солнечный свет испепеляет нас, а лунный, который является лишь отражением солнечного, не способен на это. Как и звездный свет. Как и видеозапись солнечного. В Солнце есть что-то мистическое. Но ученые мало что могут сказать о таких вещах.

    Не то чтобы я собирался обозначить черту между научной истиной и сверхъестественным миром Сородичей; я просто собираю истории и гипотезы, которые слышу. Я даже уверен, что мои источники лгали мне, и не раз, но, возможно, если мы вычислим среднее арифметическое в этих противоречивых историях, то увидим крупицу истины. Для разогрева скажем, что первые вампиры появились приблизительно в позднем Каменном Веке. В действительности, куда более грандиозные предположения мы можем почерпнуть из Книги Нод: что Енох существовал между 10000 и 8000 гг. до н.э., что Каин правил им, что Третье Поколение погубило Второе и что Каин проклял их.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Гангрелы |

    Просмотров: 330 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Gangrel, Revised

    Я начну с комментария Эштона о нашем легендарном прародителе, Эннойе. В гностической мифологии Эннойя – не что иное, как женская половина Бога. Я никак не могу представить, чтобы наша Эннойя была именно такой Эннойей, но то и дело нашего Патриарха упоминают как «Мать Природу». Впрочем, я не убежден, что Эннойя не является просто феминизацией Еноха, имя которого Книга Нод причисляет ко Второму Поколению. Возможно, она была одним из его смертных детей, или любимым отпрыском-вампиром.

    Эштон описывает Эннойю как дитя Лилит, взращенную волчьей стаей. Не принимая во внимание библейский комментарий к вопросу о Лилит и моё мнение о феминистках, которые адаптировали этот миф для своих лозунгов, замечу, что Эштон продолжает историю так: «[Эннойя] выбрала самца из стаи и…родила ему детей…и именно от них Люпины ведут свою родословную». Очевидно, это объясняет «особые отношения» между Люпинами и Гангрел. Не знаю, на что опирался Эштон, когда писал этот отрывок, но должен признать, что в ходе его мыслей есть что-то неординарное. У нас нет особых отношений с Люпинами. Если вы попытаетесь приластиться к оборотню и сделаться его приятелем, чёрта с два он не разорвет вас в клочья. Однако всё несколько сложнее.

    Эннойя якобы жила в Енохе, Первом Городе, после того, как покинула волков. Она спала с несколькими мужчинами и родила им потомков, прежде чем покинула Енох из-за раздора, который сама и вызвала. Согласно Эштону, она спала с ними, рожала детей, после чего отдала их мужчинам и покинула город. То есть - никто из них не понимал, что она беременна? У нее были дети одновременно от каждого из этих мужчин? (Я полагаю, что это не менее вероятно, чем то, что она имела детей-оборотней от отца-волка…) Но здесь есть и кое-что более неожиданное: Эштон утверждает, что дети были отвержены своими родителями и стали цыганами. Этот парень что, не читал книг по истории? Ромы, так называемые «цыгане», пришли из Индии в X или XI столетии. Нет никаких ссылок, подтверждающих их существование до этого момента, если только не считать один миф, который они активно распространяют: будто они потомки трактирщика, сообщившего Марии и Иосифу, что у него нет для них комнат. И даже в этом случае миф датирует их историю…ну, I годом н.э.

    Енох должен был пасть до возвышения фараонов, которое – с чем согласятся даже дотошные знатоки древних тайн – произошло приблизительно в 6000 г. до н.э. А это значительный промежуток, на который стоило бы пролить свет.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Гангрелы |

    Просмотров: 304 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Gangrel, Revised

    Археологи утверждают, что ранние города были современниками города Ур в Междуречье, существовавшего приблизительно в 4000 г. до н.э. Это говорит о четырёхтысячном послеенохианском периоде, в течение которого люди охотились, занимались собирательством и, может быть, строили случайные животноводческие деревни. В охотничье-собирательском обществе любого рода Гангрел должны были казаться богами; даже в сравнении с другими вампирами Гангрел выделялись своей способностью делать наиболее важные вещи. Они могли путешествовать с группой кочевников, могли помочь смертным охотникам найти лучшую жертву – и они могли выстоять в любом испытании. Безусловно, оно не могли путешествовать днём, но ведь речь не об этом…


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Гангрелы |

    Просмотров: 240 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Gangrel, Revised

    У меня есть довольно простой взгляд на легенды Сородичей о падении Еноха и отношениях между Эннойей и Патриархом Равнос, которую некоторые зовут Раваной. Я думаю, по большому счёту это просто предание или легенда, ошибочно принятая за факт. Я расскажу об этом попозже, когда мы будем говорить о Ромах. А пока – вот моё понимание этих преданий.

    Эннойя и Равана были в некотором смысле и сёстрами, и братьями. После того как Патриархи сокрушили Второе Поколение и Каин проклял их, сёстры двинулись на запад, к обширной степи Средней Азии. Они столкнулись с местными племенами, по большей части кочевниками и бродягами, у которых нашли поддержку и средства к существованию. Обзаведясь потомством, они породили существ, которых мы знаем сегодня как Старцев Гангрел и Равнос. Ряд мифов говорит о четырёх или пяти Гангрел Четвёртого Поколения, хотя я уверен, что эти подсчёты слишком уж сдержанны. Как я уже говорил и скажу ещё раз, единственный свидетель хранит молчание.

    По легенде, Эннойя поступила со своим потомством так же, как многие Гангрел в современные ночи поступают со своим: она ушла от них на какое-то время сразу после Обращения. О, конечно, она наблюдала за ними на расстоянии или следила глазами животных, чтобы убедиться, что её новые отпрыски справляются с трудностями. Но лишь когда становилось ясно, что неонат способен жить сам по себе, она приходила к нему и рассказывала о его природе и том, что он унаследовал.

    Очевидно, эта легенда может запросто оказаться ложной – мне кажется довольно вероятным, что её могли просто состряпать, чтобы выдать за аксиому практику ухода от потомства. Давайте признаемся: многие Гангрел в лучшем случае – очень слабые Сиры.

    Надпись

    Один мой знакомый нашел эту надпись в глубине глухой пещеры, похожей на усыпальницу, где-то на побережье Каспийского моря. По его самым скромным оценкам, пещера пустовала не меньше трёх сотен лет. Как он сказал мне, надпись была ещё доалександрийской формы письма. После совместных исследований с языковедами, знакомыми с турецкой и иранской письменностью, он составил следующий перевод. У меня есть кое-какие теории о происхождении надписи, но пока что я буду держать рот на замке.

    Когда я был мальчиком, великий король-паук дал мне свой шёлк. Уже мужчиной я устал от его вкуса и бежал с его двора. Паук охотился на королеву-тигрицу и её стаю. Поскольку королева-тигрица не сделала мне ничего дурного, я всадил стрелу в глаз паука и пролил наполняющую его жидкость. Его охотники напали на меня, как нападали на стаю тигрицы. Охотники были небо, и огонь, и камень, и наводнение. А мы были лишь сгорбленными, окровавленными людьми. Когда мы сбежали, паук обратил огонь на моё имя и сжёг его. Королева-тигрица высекла новое имя у меня на груди. Она дала мне своё семя. И я был рождён в третий раз. Есть ли двор, которому я теперь принадлежу?

    Когда я вырвусь из этой пещеры, быть может, я это узнаю.

     

    Что-то произошло между сёстрами. Никто точно не знает, что именно. Кто-то из них – Эннойя или Равана – просто пропал, или одна влюбилась в другую, а та отвергла её притязания, а может, они просто передрались из-за любимого слуги. Если верить легендам, случилось что-то, что заставило их вцепиться друг другу в глотки. Они сражались десятилетиями, швыряли своё потомство одна на другую и вдохновляли своих Детей на Обращение смертных в качестве солдат. С какой стороны ни взгляни, выводок Эннойи был много сильнее, зато Равана была хитрее и владела искусством обмана.

    В конце концов Равана призвала с небес некую разновидность порчи, чтобы ослабить или уничтожить войско Эннойи. Горстка выживших сбежала в Европу и Африку. По некоторым прикидкам, которые я слышал – помните, это весьма схематичные сведения, - выжившие затем перегрызлись между собой и рассеялись по северным, западным и южным землям. Те, кто ушли на север, слились с потомками сибирских племён и викингов. Те, что двинулись к югу, прижились на равнинах Африки выше Сахары и, если интерпретации Эштона вам по вкусу, возможно, стали перевёртышами Серенгети. Предполагается, что немногие двинувшиеся на восток были уничтожены, хотя это, возможно, и не вполне верно.

    Большая часть бежала на запад: именно от них большинство современных Гангрел ведут свои родословные. Наш прародитель, Эннойя, тысячелетиями впадала в торпор и выходила из него уже после падения Еноха. Но не Джихад против Раваны – если он вообще вёлся в действительности, – был той штукой, которая погрузила её в последний долгий торпор. Обрывки сведений, которых я нахватался, свидетельствуют о том, что Эннойя впала в него примерно во времена Христа.

    Мы до сих пор спорим, вышла ли она из него.

    Другая мифология

    Торвус-Викинг (это его имя, а не моя приписка) рассказал мне совсем другой миф о нашем происхождении. По его мнению, Каин был излюбленным и благословенным воином Одина. Я не сомневаюсь, что другие Гангрелы, наподобие африканских Лэйбон или азиатских Анда, имеют собственные взгляды. И они также могут быть правы; просто я стараюсь придерживаться историй, распространяемых европейскими Гангрел.

    Для Сородичей, и в частности Гангрел, главная проблема с изучением истории заключается в устной традиции, которую мы поддерживаем, и в тенденции старейшин со временем превращаться в монструозных созданий, для которых и просто заговорить – целое дело. Если вы что-то узнаете из надёжного, древнего источника, любой ценой дайте мне знать.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Гангрелы |

    Просмотров: 301 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Gangrel, Revised

    Когда я распространил ранний набросок этого документа, одна копия попала в руки доктора Ноны Эббот, историка и критика Гангрел. Доктор Эббот составила 34 страницы исправлений и примечаний в качестве предварительного ответа на мою двадцатистраничную историю, и хотя часть её текста была типичным недоказуемым интеллектуальным онанизмом уязвлённого мизантропа, в её ответе были и весьма интригующие моменты, которые я хотел бы обобщить.

    Возвышение городов Ур и Иерихон в Междуречье приблизительно в четвертом тысячелетии до н.э. ознаменовало конец эры чистой и первозданной культуры смертных и каинитов. С доисторических времен кочующие племена смертных жили согласно матриархальному/матрилинейному кодексу. Когда племя проводило весь день в дороге, его социальные лидеры должны были поддерживать порядок в племени силой своей личности, а не угрозами физической расправы, поскольку когда племя не было привязано к определенной земле, любой недовольный мог запросто сбежать от остальных. Подобная социальная структура не приспособлена к управлению мужчинами, поскольку типичная мужская тактика захвата и запугивания не могла привести к процветанию. После падения [Еноха], потомки Каина/Лилит столкнулись с первобытным обществом смертных. Из тринадцати известных вампирских племен немногие были лучше приспособлены к этой ситуации, чем потомки Эннойи, ныне известные под именем Гангрел. Неудивительно, что охотничье-собирательское общество демонстрировало самую суть «Золотого Века» Гангрелов, в котором любой другой клан вампиров зависел от выдержки Гангрел и просто не смог бы выжить без них. Поскольку деревень в то время было основано всего ничего, Сородичи были вынуждены идти в ногу со смертными, независимо от доступности мест, в которых можно было бы уберечься от солнца. Это делало способность Гангрел быстро передвигаться и погружаться в землю жизненно важным фактором практически для любого Сородича. Для ранней экономики вампиров, основанной на бартере и взаимных услугах, владение подобными Дисциплинами было эквивалентом обладания продвинутыми технологиями в современные ночи: они пользовались большим спросом и накапливались при любой возможности.

    Всё это порядком проясняет отношение Гангрел к мифам о Лилит и Эннойе. Гангрел символизируют доисторический матриархат, который так коробит представителей других кланов. В торпоре Эннойи, как и в изгнании Лилит Иеговой, мы видим, как Гангрел теряют свой избранный статус, в то время как остальные 12 кланов поддерживают рост агрокультуры и городов – события, которые низвергают матриархат в пользу воинственного патриархата.

    Если вам удастся очистить её позицию от налёта радикального феминизма, она многое сумеет вам объяснить.

    Междуречье

    Шумеры представляют собой первую настоящую человеческую цивилизацию, если говорить о Западе. Конечно, если вы спросите китайского антрополога, он будет до посинения рассказывать вам о мифических династиях востока, но для нас как каинитов подобные вещи не имеют большого значения. Глядя на бесконечную эксцентричность шумерской цивилизации (их язык не связан ни с одним другим человеческим языком, они знали письменность, у них были монархия и города), легко прийти к заключению, что шумеры происходят от жителей Еноха. Это вопрос из тех, что и по сей день не дают покоя Сородичам-антропологам.

    Согласно истории, Гангрел держались подальше от городских стен, чем продолжали заниматься и на протяжении следующих шести тысячелетий. В то время как другие Сородичи заселяли величественные города, в той или иной мере влияя на культуру шумеров, мы отрешались от них, прятались от Гигантов Востока, а иногда и вовсе мародёрствовали, как варвары. У меня создалось впечатление, что в те безумно далёкие ночи, когда идея создания города смертных была ещё относительно новой, сообразительные Гангрел делали всё возможное, только бы убедить смертных вернуться к кочевому образу жизни. Гангрел насылали орды порабощённых животных на городские стены, будили Зверя в сотнях налётчиков и всем скопом бросали их на величайшие города того времени, и так далее.

    И уж конечно, Гангрел извлекали всю возможную выгоду из поступков смертных. Когда семиты заполонили шумерские земли, Гангрел последовали за миграцией, надеясь, что она приведёт к чудовищным разрушениям. Хотя этого действительно хватало, вскоре семиты осели на землях шумеров, осознав всё могущество процветающих городов. Этот пример не раз повторялся на протяжении всей истории человечества, и в течение всего нескольких столетий старейшины нашего клана поняли, что им не выгнать людей из больших городов и не помешать им возделывать свои поля.

    В эпоху Старого Вавилона старейшины Гангрел уже начинали отказываться от подобных планов (да, требуется немало времени, чтобы изменить своё мировоззрение – а вы всё ещё называете упрямцем этого англичанина-вентру, который настаивает на создании Империи). Они свыклись со своим статусом вечных скитальцев, поскольку действительно видели в кочевых охотничьих культурах больше насущного, чем в тех, кто гнездится в тесных кварталах величайших городов своего времени.

    С расцветом Вавилона Гангрел рассеялись по ветру.

    Греческая цивилизация

    Киммерийцы разрушили микенскую цивилизацию около 1200 г. до н.э. Мы мало знаем о киммерийцах. Они были племенными варварами, жившими на севере Греции, и несколько раз воевали со скифами. Говорят, киммерийцы разделились надвое: одних скифы отогнали к северу от родных земель (потому что если они и появлялись где-нибудь еще, то в исторических записях этого просто нет); а оставшиеся бились до смерти, не пуская скифов к своим домам, и погибли, все до одного. Вот что я называю «бескомпромиссность».

    Греки и скифы сражались в нескольких войнах (в последние годы скифы оказались одним из редких народов, не захваченных Александром Македонским). Скифы были конниками, рабовладельцами и свирепыми воинами: Геродот описал их способность подавить восстание рабов, просто встав намертво с нагайкой в руках. Они бились с Дариусом до последнего вздоха. Себя они называли потомками Зевса, или его аналога в своём пантеоне.

    Несмотря на общую тенденцию нашего клана следовать передвижениям варваров – «седлать волну», - господствует мысль, что война киммерийцев со скифами была вызвана конфликтом между тремя вожаками-каинитами, которые были потомками одного Сира-Гангрела. Мне известно имя лишь одного из них (Эготха), так что я слегка приукрашу, дав им имена трёх мифических основателей Скифского государства. Сир этой стаи нашёл за Агафирсом и Гелоном какую-то вину и изгнал братьев на запад: двое из них попали к киммерийцам и добились среди них большого уважения. Скиф же был куда способнее своих братьев и при помощи смертных дал начало великой нации. Скифы и киммерийцы сражались несколько раз, и большую часть сражений выиграл Скиф, не в последнюю очередь благодаря присутствию Гелона и Агафирса на поле боя: киммерийцы были немало обеспокоены тем, что двое советников короля – одержимые берсерки. Скиф, напротив, держался подальше от полей сражений. В конце концов солдаты Скифа ввергнули его старших братьев в торпор и завоевали Киммерию. Сам Скиф (не забывайте, это лишь псевдоним) исчез с мировой арены задолго до возвышения Рима.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Гангрелы |

    Просмотров: 310 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Gangrel, Revised

    Мы не слишком-то часто бывали в Риме и Карфагене. Наша сноровка давала нам преимущества в дебрях, в скитаниях и охоте. Необъятные империи и зажиточные города мало нас привлекали. Конечно, несколько Гангрел в своё время бывали в Риме и Карфагене, но оба города считались слишком опасными – Рим из-за Вентру, которые предложили Малкавианам править совместно с ними, а Карфаген – из-за планов Бруха и Ассамитов на город - планов, шедших вразрез с большинством наставлений Каина.

    И в Риме, и в Карфагене Гангрел действовали методами древнегреческой Кассандры: старейшины предупреждали финикийских Сородичей об опасности, исходящей от римской армии, но Бруха и Ассамиты были слишком уверены в мощи карфагенских флотилий. Точно так же во времена поздней Римской империи Гангрел предупреждали римских каинитов о том, что племена во владениях Гангрел планируют нападение на Вечный Город, – и тоже были проигнорированы.

    Инвикти (Непобедимые)

    В поздние годы Римской империи один галльский Гангрел дал Становление двум поклонникам сирийского бога Сола Инвиктуса («Непобедимого Солнца»). Первый, чьё имя история не сохранила, уже на другое утро после Становления повстречал одну из ранних групп охотников на вампиров, которые помогли ему встретить своё солнечное божество – разумеется, он был тотчас же уничтожен. Второй, вампир с душой мученика, взял себе имя Констант и – если только в такое можно поверить - избрал путь «защитника мёртвых». В частности, Констант взял на себя обязанность охотиться на людей, истребляющих вампиров. Своему потомству Констант говорил, что взял эту должность из самой Книги Нод, где сказано, что ни один смертный не смеет поднять руку на тех, кто отмечен Каином; а поскольку любой Сородич несёт эту метку, то смертный, уничтожающий каинитов, должен поплатиться за это жизнью. Констант и его потомство, Инвикти, взяли на себя эту обязанность.

    Со временем Инвикти добились огромного уважения - как, впрочем, и прорвы Охотников на свои головы. Они стали могущественной политической силой среди Сородичей и прежде всего среди Гангрел. Около 600 г. н.э. Констант и его наиболее могущественные потомки были застигнуты врасплох пожаром в северной Италии; по меньшей мере семеро встретили Окончательную смерть. Расследования дотошных Инвикти не дали очевидных результатов. Причиной пожара могли стать и мстительные охотники, и завистливые Сородичи, и случайный удар молнии. Политические достижения и могущество Инвикти ослабли в течение уже следующих нескольких лет; к 650 г. н.э. немногие вообще помнили это слово.

    Закат Римской империи

    Если взглянуть на аграрную карту Европы, можно заметить кое-что любопытное: Англия, Франция, Нидерланды, Германия, Бельгия, Венгрия и Люксембург большей частью покрыты пахотными полями и пастбищами. Арабские страны – земли, вполне подходящие для основания феодальных государств, поместий и поздних больших городов. Это области, на которые мы заявляли свои права. Мы поднимались в горы и углублялись в северные леса Скандинавии, уходили в степи и на юг, в неведомую Африку. Как клан, мы – Гангрел – просто не можем сидеть на месте. Зверь воет в наших сердцах, не позволяя остепениться. Когда мы приходим в цивилизованные места, то оказывается, что другие вампиры уже господствуют в этих землях, и для нас попросту не осталось свободных владений. И раз уж мы привыкли рассеиваться по ветру, то рассеянными по ветру мы и остаемся.

    Старейшие Гангрел называют два великих вторжения в Вечный Город за всю историю Римской империи: набег галлов в первые дни Римской республики и вторжение остготов в последние дни Западной Римской империи. Галлы разграбили Рим в 390 г. до н.э. в отместку за убийство римлянами одного из их вождей. Полчища варваров прорубили дорогу сквозь римские легионы и ворвались в город: они жгли дома, разоряли и убивали. Спустя восемь столетий, в 476 г. н.э., варвары вернулись к воротам города под предводительством Одоакра – и под именем остготов. Как и их предки, они разоряли, насиловали и убивали. Одоакр изгнал Ромула, императора Западной Римской империи, тем самым сокрушив её.

    Я не случайно воспроизвожу точку зрения варваров. Они видели волю богов в том, что одни люди селятся в городах, строят фермы и занимаются скотоводством, в то время как другие живут без земли, кочуют, словно стада животных, а погода носит их с места на место. Эти скитальцы не могли выучиться ничему, кроме верховой езды, драки и искусства охоты, которым они владели лучше осёдлых людей, потому что от этого напрямую зависело, смогут ли они вообще остаться в живых. И это тоже было волей богов – или Бога, учитывая, сколько европейских варваров было обращено в христианскую веру. Следовательно, волей Бога было и вторжение варваров в цивилизованные города, уничтожение всевозможных культурных ценностей, особенно в тяжелые годы странствий по глухомани. Конечно, в этом принимало участие множество Гангрел того периода. Мы были с галлами и остготами – и со всеми их родственниками в разделяющем их восьмивековом промежутке. Восемь столетий - чертовски большой отрезок времени. Только представьте себе, что восемьсот лет назад монголы захватывали Европу (мы, конечно же, были с ними).

    Гангрел не слишком много бывали в Римской республике, как и в Римской империи – во всяком случае, пока римляне не начали завоёвывать галльские земли. Да и тогда нам было чем заняться: Гангрел пришлось защищать свежеобретённые домены от завоевателей Вентру, Малкавиан и Тореадор на западе и от Сородичей Бруха, Цимисхи и Носферату на востоке.

    Маркус Секстус

    Маркус Секстус родился в латинском Каире в первом столетии нашей эры. В Рим он попал только после Обращения Старцем-Гангрелом, представившись лордам Малкавиан и Вентру просто как «Египтянин». В жизни Секстус был аристократом, а потому он страстно желал доверия и дружбы влиятельных городских каинитов, однако расчётливые хозяева Сената использовали стремления молодого Гангрела в своих целях. В последние годы Империи Египтянин был обыкновенной пешкой.

    Отправившись в 475 г. по делам Гангрел в Дакию, он один-единственный раз повстречал свирепого варвара Амульфа и узнал о готовящемся нападении на Рим. Вернувшись в город и проведя несколько месяцев в размышлениях, он втайне решил покинуть своих прежних наставников и двинуться в Африку через Средиземноморье. Там он дал Становление ряду соплеменников, прежде чем погибнуть от рук своего последнего Дитя, Инянги, которая в современные ночи блуждает по северу США.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Гангрелы |

    Просмотров: 297 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Gangrel, Revised

    Европейская история между падением Рима и монгольским нашествием - слишком сложная тема, чтобы рассматривать её здесь в подробностях. Европейская цивилизация отступила восточнее, к Константинополю, пока так называемые варварские королевства (вестготы, остготы, франки, саксонцы и прочие) заполоняли оставшуюся часть континента. Прошедшие столетия демонстрируют повторение одного и того же мотива: волна варваров нахлынула в Европу из русских степей, варвары бились против тогдашних хозяев территории, варвары остепенялись и ассимилировались с местным обществом, а их потомки сражались с новыми волнами варваров.

    В течение этих столетий Гангрел вполне типично отказывались оседать на месте. Наши предки бродили среди саксонцев, англов, готов и практически всех остальных племён, у которых могли найти поддержку, а когда эти народы селились и превращались в формально признанные народы, Гангрел находили удобным покинуть их. Ведь, в конце концов, стоило только варварам где-нибудь поселиться, как рядом начинали гнездиться другие Сородичи со своей вечной расчётливостью и вероломством.

    Когда остготы под предводительством Одоакра построили королевство на костях великого Рима, многие Гангрел присоединились к гуннам на Балканах. Когда Кловис превратил то, что теперь стало Францией, в стойкий, осёдлый народ, франкские хищники-гангрел двинулись к северу, чтобы присоединиться к джутам, саамам и финнам.

    И так проходили столетия. Аварский хан покорил балканских славян и гуннов и пошёл войной на Восточную Римскую империю под правлением императора Юстиниана. Это было задолго до того, как авары осели в центральной Европе.

    И вновь мы продолжили странствовать.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Гангрелы |

    Просмотров: 227 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Gangrel, Revised

    Копаясь в библиотеках в поисках сведений на эту тему, я наткнулся на эпическую саксонскую поэму, предположительно написанную Гангрелом Мараульфом-Три-Басни. Сама поэма, по самой точной моей оценке, вполне могла быть ровесником Беды Достопочтенного. В девяносто седьмом я дал перевести её одному знатоку древнеанглийского. (Тогда я ещё входил в Камариллу, и когда Князь узнал, что я сделал, он убил моего переводчика; это, впрочем, не имеет значения). Мне кажется, здесь вполне подходящее место, чтобы привести фрагмент перевода:

    В Клузии встретил я Отоэра Чёрного, он из рода Лэйбон

    С далёкого юга пришёл он, земной дух и вампир

    Стойкий перед огнём и искусный в охоте

    Зверь не тревожит таких, как он.

    Кроме этого, я мало что знаю о Лэйбон. Торвус не отвечает мне на вопросы о них, а он старейший вампир из всех, с кем я общался. Вполне возможно, что в Лэйбон течёт кровь Гангрел и что описание Отоэра - это в какой-то мере и наше описание. Возможно даже, что, наоборот, это Гангрел происходят от клана Лэйбон, укоренившегося под Сахарой. Я полагаю, они – уроженцы Африки, и даже не знаю наверняка, происходят ли они от Каина. Я продолжаю искать информацию об этих созданиях, но большинство Сородичей, с которыми я говорил, утверждают, что Африка так же опасна, как и восточная Азия.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Гангрелы |

    Просмотров: 255 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Gangrel, Revised

    Карл, старший сын Пипина Короткого, стал первым и единственным королём франков в 771 г. В продолжение своего господства он объединил неоглядную область, большую по размерам, чем современная Франция. Карл Великий, под именем которого он стал известен, был первым Римским императором своих дней, коронованным самим Папой в 800 г. н.э. Во времена его владычества Гангрел блуждали по лесам Германии, Балканам и Кавказским горам, по далёким восточным степям и заледенелым пустошам Скандинавии. Древние Гангрел имели мало общего с Карлом, и его империя франков продолжала бороться с ними, как это было, когда великий император вёл своих людей на поля сражений против булгаров и арабов. После смерти Карла Великого наши предки смешались с викингами и варягами, вместе с ними прорывая себе дорогу к югу через Европу.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Гангрелы |

    Просмотров: 190 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Gangrel, Revised

    Тремер не слишком болтают о своём происхождении, но после разговоров с парой действительно старых Гангрел, которых мне посчастливилось встретить, у меня создалось впечатление, будто Тремер нашли способ собственноручно сделать себя вампирами. Ещё будучи смертными магами, они подвергли истреблению другой клан – не то Цимисхи, не то куда меньший клан Саулота, существование которого вообще под вопросом, – и использовали отобранную у них кровь, чтобы самим стать вампирами. Вы можете сказать: Подумаешь, тоже мне подвиг. Что до меня, то я думаю: Черт возьми, они должны были быть по-настоящему сильными колдунами.

    Всё, что рассказано дальше, нашим старейшинам было как в горле кость. Тремер решили, что им нужна ударная сила. У Цимисхов было пушечное мясо из их Детей, боевых гулей и жутких, несчастных служителей, готовых действовать по малейшему зову своих хозяев – а у Тремер не было почти никого. Поэтому они схватили нескольких невезучих Сородичей и подвергли их ряду экспериментов. Я ничего не знаю о том, какие кланы они захватили и что с ними сделали, кроме того, что они похищали и истязали десятки Гангрел – а результатом стали Гаргульи. Они превратили Гангрел в своих безмозглых рабов. И тех Гангрел, которые обо всём пронюхали, это просто взбесило. Вскоре целые стаи Гангрел показались под стенами древних замков Цимисхов, фактически ставших союзниками нашего клана, и предложили свои воинские услуги взамен на возможность отомстить Тремер, спасти потерянных братьев и даже потомков. Похоже, Цимисхи были счастливы видеть такую поддержку: одним по-настоящему были нужны союзники в борьбе с Тремер, другие просто обрадовались, что кто-то другой выполнит грязную работу.

    Война с Тремер затянулась на сто с лишним лет. Мы освобождали всех Гаргулий, которых только могли, отпуская их на свободу или уничтожая. Союз с Цимисхами со временем распался, и к середине XIII столетия в Восточной Европе практически всё пребывало в состоянии паузы.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Гангрелы |

    Просмотров: 338 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Gangrel, Revised

    У меня нет слов, чтобы описать смятение и хаос, хлынувшие на запад вместе с Золотой Ордой с тех пор, как она перебралась через Волгу в России, а затем и через Балканы в Польше и Венгрии. Чингисхан объявил, что сам Бог избрал его для уничтожения цивилизаций Азии и России. Когда он умер, дети и внуки подняли его знамя. Именно его внук, Батый, повёл монголов напрямую в Европу. Монголы лавиной спускались с гор, врываясь в цивилизованные города с войсками, превосходившими любое из европейских. И как же они сражались! Одна мысль об этом заставляет давным-давно мёртвое сердце биться, и биться часто.

    Медленные, неуклюжие европейские рыцари в неподъемных доспехах выводили на поле боя угнетенных крестьян, ожидая обыкновенной неторопливой и предсказуемой битвы наподобие тех, которые они вели во имя своих лордов. Монголы же одевали легкие, податливые доспехи, если одевали их вообще; они мчались на быстрых жилистых степных лошадях и выпускали стрелы на полном скаку, даже если стрелять приходилось назад! Проницательный (и даже не очень) читатель может заметить легкий оттенок зависти в этих строках. Монгольская армия ни разу не встретила достойного противника на территории всего известного мира. Если бы не внезапный поворот судьбы – смерть хана Угэдэя в 1241 – монгольская Орда добралась бы и до Атлантического океана.

    Ничего подобного Орде в современные ночи не существует, нет такой неукротимой варварской силы, которая наводила бы ужас на всякого, кто о ней слышит. Мне кажется, что в Последние Ночи ближайший эквивалент – крах фондовой биржи.

    Хотя монголы и их великие ханы были смертными, Орда не избежала вмешательства сверхъестественных сил. Когда монголы перешли через Волгу, множество Гангрел присоединились к ним. Как и в случае с гуннами тысячей лет раньше, многие вампиры держались с монголами, просто чтобы нажиться на хаосе и разрушениях, которые они сеяли. Другие же тосковали по ночам грабежей и набегов, ушедшим в прошлое, и присоединялись к монголам, чтобы вернуть себе молодость. Без сомнения, каждый влившийся в Орду Гангрел мог бы назвать собственную причину участия в их набегах, но для нас важны два исключения: Амульф и Анда.

    Истории об Амульфе широко распространены в нашей устной истории. По слухам, он – оно? – жил во времена скифов, если не раньше; я слышал, что он сражался ещё с Александром Македонским. Амульф шёл с гуннами на Рим, Амульф помогал туркам разграбить Константинополь, Амульф был с монголами, когда они разрушали Польшу и Венгрию. Мы не знаем, почему он так поступал. Ведомый собственными страстями, он практически не упоминается летописцами. Амульф был скорее силой природы, чем вампиром. Он воплощал стремление варваров сорвать плоды цивилизации и ускакать прочь. Говорят, он жестоко мстил варварским вожакам, которые начинали цивилизоваться после взятия города. Он хотел уничтожить всё цивилизованное и вернуться к простым, первобытным ночам; а для варвара пренебречь своей силой и разжиреть на богатствах цивилизованных городов – непростительное преступление. По всей видимости, Амульф погиб, когда поддержал в войне сторону, имеющую непримиримого врага: в начале XVI в. он сражался бок о бок с турками Оттоманской империи и заплатил высшую цену за неправильный «выбор команды».

    История Анда порядком сложнее. Западные вампиры не до конца уверены в том, от кого они происходят. По всей видимости, родословные этих Сородичей восходят к Гангрел чистой монгольской крови. Это противоречит тому, что мы знаем (или нам кажется, что мы знаем) о Дальнем Востоке. Предполагалось, что Гиганты, которых мы теперь зовём катаянами, должны были уничтожить всякого каинита, забрёдшего слишком далеко на восток. Истинная ситуация, похоже, немного запутаннее.

    Анда были истреблены все до единого, пав жертвами страшного проклятья, наложенного катаянами в последние ночи Монгольской империи. Я считаю возможным, что некоторым удалось сохраниться в глубоком торпоре, но если это действительно так, то едва ли эти тысячелетние существа заинтересуются эфемерными современными монстрами вроде нас с вами.

    Дети Анда, Обращённые на западе, скорее всего были неотличимы от «обыкновенных» Гангрел, так что вполне возможно, что много таких вампиров остались в Европе после того, как Орда вернулась в Каракорум. Немало из Анда сгорели на кострах инквизиции, а оставшиеся притворились, что понятия не имеют о всякого рода эффектных тайнах своей родословной.

    …Вампир – не вампир, если он не своенравен. В то время как некоторые европейские каиниты приветствовали разрушительное движение монгольской Орды, большинство других беспощадно сражались, защищая свои земли. Безусловно, европейские Сородичи добились бы большего успеха, если бы объединили усилия, вместо того чтобы постоянно расшатывать позиции друг друга. По правде сказать, вампиры Восточной Европы имели больше шансов найти союзников среди Люпинов, чем среди своих. Гангрел всех разновидностей погибали целыми стаями в Польше и Венгрии.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Гангрелы |

    Просмотров: 234 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Gangrel, Revised

    Столь старые темы всегда туманны, но давайте просто поразмышляем. Когда Ромы (цыгане) покинули Индию, с некоторыми из них путешествовали и Равнос. Не думаю, что много, но несколько безусловно. Когда группы цыган бродили из одного королевства в другое, им были нужны разрешения на проход от местных властей. Иногда им не удавалось достать разрешение, а иногда и от самого разрешения было не много проку – бумажка от короля, сидящего где-то за тридевять земель, не слишком поможет от бандитов на дороге, - но по большей части они позволяли цыганам чувствовать себя в безопасности. Может показаться немного странным, что цыгане, которым часто не доверяли и которых обвиняли в ужасных преступлениях, так легко добивались аудиенций у лордов и королей и даже получали от них охранные документы. Всё это – благодаря Равносам, путешествующим с ними бок о бок.

    Вампирам гораздо легче получить нужный доступ и заслужить необходимое разрешение, хотя в Европе, конечно, им это давалось не так легко. Если называть вещи своими именами, каждый отдельный Равнос был не важнее людей в своем караване, и, как я уже говорил, многие путешествовали вообще без вампиров.

    Когда цыгане наталкивались на европейских Гангрел, некоторые из них предлагали «шилмуло» свою кровь взамен на помощь в приобретении разрешений на проход. Подобные договоры отлично работали на обе стороны, и некоторые Гангрел даже создали себе стада из цыган. Это привело к тому, что слух об одном Гангреле, сунувшем нос в «имущество» Равнос, дошел до нескольких Равносов, и вскоре полдюжины этих мошенников подкараулили литовского Гангрел Интарна, отдыхающего со своей «приемной семьей». Интарн умер очень медленно, и когда слух об этом дошел до его потомков, войны было не избежать.

    Проведите достаточно времени со старейшиной Гангрел – и будьте уверены, что услышите истории про Патриархов Гангрел и Равнос, которые были любовниками, или заклятыми врагами, или партнерами по теннису, или кем-нибудь ещё в этом роде, хотя я не слишком бы полагался на эти россказни. Не знаю, как вы, а я абсолютно уверен, что подобные существа обладали бы совершенно нечеловеческой эгоцентричной натурой из-за своей непоколебимой мощи. Теории о братском соперничестве между Гангрел и Равнос, длящемся уже 10 000 лет, выглядят чрезвычайно упрощенными. По мне, так больше похоже на то, что враждующие вампиры вышеозначенного периода прекрасно знали древние истории о своих прародителях и просто подогнали их под свои интересы. Но тогда я просто циник.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Гангрелы |

    Просмотров: 340 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Gangrel, Revised

    Катаяны вытеснили Гангрел из Азии еще в доисторические времена. Однако некоторые Гангрел остались, укрывшись или погрузившись в торпор; они устраивали себе убежища в лесах Сибири или скрывались среди кочевых племён – гуннов, тангутов или монголов. Большинство Гангрел, странствовавших с азиатскими кочевниками, происходили от безымянного Старца, якобы захороненного под пустыней Гоби. Эта линия крови, члены которой называли себя Анда (монгольское слово, означающее «Кровные братья»), проводила ночи, наживаясь на монгольских завоеваниях. С расширением Монгольской империи они снова столкнулись с Сородичами и обществом каинитов в целом. Некоторые ассимилировались, некоторые нет; в свою очередь, несколько западных Сородичей присоединились к монголам.

    Впрочем, Анда и их новообращенные долго не протянули; как только монгольская династия прервалась где-то в Китае, катаяны восстали и уничтожили каждого монгольского Сородича, до которого могли дотянуться их когти. Некоторые могли сбежать – сегодня далеко не один старейшина Гангрел утверждает, что помнит ещё Чингисхана, - но как единое целое линия крови Анда больше не существует.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Гангрелы |

    Просмотров: 285 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Gangrel, Revised

    Инквизиция была для нас ужасающим периодом, как мог догадаться любой, у кого в голове хоть наполовину не пусто. С момента падения Рима старейшины каинитов расхаживали вокруг как бессмертные хозяева ночи. Даже Гангрел, обычно не заинтересованные в вещах подобного рода, вдруг выросли из своих штанишек и принялись терроризировать целые города, нападая на скот, детей, юных девушек и т.д., пока в четырнадцатом столетии эти дойные коровы не протёрли глаза и не начали наконец понимать, что вампиры отнюдь не бессмертны и всемогущи. Святая Церковь обрушилась войной на еретиков, сатанистов, ведьм, Люпинов, Сородичей и всех, до кого дотягивались её руки. Инквизиция зацепила Гангрел не больше, но и не меньше, чем любой другой клан. Вы можете подумать, что мы должны были реже других заканчивать свои жизни на кострах, потому что не зарывались в города и крепости многочисленных лордов так, как это делали Вентру или Носферату. Но у Гангрел были проблемы с утаиванием своей звериной натуры. Когда Отец Жан встречал женщину с когтистыми лапами и паучьими глазами, не успевал он закричать: «Демон!», как она уже билась в огне костра.

    Вентру не выделяются так, как мы, а Носферату, которые выделяются так же, как мы, умеют скрывать свои истинные лица. Точно известно, что инквизиция истребила по меньшей мере одну группу наших дальних родственников – линию крови, известную как Лианнан. Это скопище кельтов, галлов и славян оказалось не в силах противостоять вере Святых Инквизиторов; до нас доходили истории, что Лианнан были кровавыми колдунами, инферналистами или хуже… не знаю, чему и верить. Знаю только, что их больше нет.

    Лейф:

    Боюсь, ты был прав. Эти южные каиниты лишены чести и ненавидят нас за ту правду, которую мы говорим. Две недели назад, оказавшись перед рассветом в незнакомых землях, я попросил убежища у лорда Вентру Питера Арпада, и он благородно предоставил его мне. Когда я проснулся следующим вечером, мы с лордом Арпадом еще около часа сидели, обсуждая политику смертных и каинитов. Сказать по чести, я не разделял большинства его взглядов, но старался соглашаться с его суждениями. Когда разговор пошел о восстании, поднятом слепым генералом Гусом, мне показалось, что Арпад намекает на поддержание обеих сторон; но как только я сказал ему об этом, он вспыхнул от гнева, словно я обвинил его в смертном грехе. Он назвал меня лжецом и попросил покинуть его вотчину. Я не был лжецом, Лейф, и так и сказал ему, вытянув меч. Понадобились шесть громил и сам этот лорд, чтобы вышвырнуть меня из зала; я превратил в отбивную двоих из них. Пару ночей после этого я следил за вотчиной Лорда Арпада, прикинувшись вороном на ближайшем дереве. Через несколько ночей из вотчины выбежал посланник и направился к городской церкви. И вот теперь я слышу, что Инквизиция ищет некоего демона с моим подробным описанием, именно в этой области. И они знают моё имя, Лейф.

    Знают моё имя.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Гангрелы |

    Просмотров: 279 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Gangrel, Revised

    Рассказывает Торвус Кровавая Борода, Викинг;

    легкость, с которой я уговорил его записать это на кассету, продолжает меня пугать.

    Я расскажу вам про Конвенцию Шипов. Я был там и знаю, что тогда на самом деле произошло. Подробности уже теряют отчетливость – помню монастырь, помню пещеры, помню, в какой цене была кровь, – но это не важно. Важно, что всё с самого начала было сплошной шуткой. Я был тогда в Праге, и когда пражского Князя пригласили на съезд, он предложил мне поехать вместо него. Думаю, он просто полагался на мою честь, поскольку я бы не стал ему лгать или вводить его в заблуждение.

    Съезд проходил в Англии. К счастью, большая часть переговоров проводилась на цивилизованном языке или, на худой конец, на латыни. По одну сторону баррикад выступали Основатели: Хардестадт и его сторонники. По другую – лидеры мятежа Анархов, свора воющих дикарей и душегубов, не знающих чести. Я не выбирал сторону, правда не выбирал: большую часть мятежа Анархов я провёл в торпоре, и теперь обе стороны казались мне просто отталкивающими. Также выяснилось, что на съезде я не единственный из своего клана. Большинство из нас не отдавало предпочтения ни одной из сторон и выбрало Камариллу просто как путь наименьшего сопротивления.

    Было приглашено множество влиятельных каинитов, но, как вы понимаете, пришли далеко не все. Большинство из нас не могло отделаться от впечатления, что настоящее обсуждение мятежа только предстоит, и надо просто поддержать какой-никакой, но мир. Мы чертовски ошиблись. У Основателей был далекоидущий план: они знали, какого рода мир им нужен, и не согласились бы ни на что другое. У Анархов тоже был план, и ни одна из сторон не собиралась идти на компромисс. Основатели оскорбляли Анархов своей заранее подготовленной программой и соглашением, которое учитывало далеко не всё, что высказывалось на яростных дебатах во дворе, где проходила наша встреча. Обе стороны – и Анархи, и Основатели – беспрерывно пытались добиться расположения влиятельных вампиров вроде меня, кому ещё предстояло выбрать сторону. Это было довольно сложной задачей. Но для меня выбор был очевиден: ранние годы своей не-жизни я пробыл варгром3 на дальнем севере и считал диаблери страшнейшим из преступлений. А Анархи видели в нём всего лишь удобный инструмент. И когда Карш обратился ко мне со словами о чести, достоинстве и открытости, я понял, что у меня нет иного пути, кроме как встать на сторону Основателей.

    Я говорил не с одним только Каршем и Петренковым, Основателями из клана Гангрел, а потому собственными глазами видел, как за каждым старейшиной Гангрел, принявшим решение, тотчас же устремлялись четверо или пятеро неонатов. Конечно, многие молодые Гангрел примкнули к Анархам и даже не думали менять сторону, возмущённые постановочной Конвенцией, хотя старейшины Гангрел всё же сумели избежать окончательного разрыва со своим потомством, поскольку оскорбления, сыпавшиеся со стороны Вентру, Цимисхов и Ласомбра, были гораздо хуже.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Гангрелы |

    Просмотров: 316 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Gangrel, Revised

    К 1200 г. н.э. как минимум дюжина старейшин Гангрел знали о континенте, лежащем к западу от Атлантического океана. Эти Гангрел происходили от викингов и слышали рассказы о Винландии от возвратившихся путешественников. Один – назовём его Олаф, поскольку его настоящее имя утеряно – возлагал большие надежды на дикую землю, свободную от восточных и европейских вампиров. Примерно четыре века спустя, суровой зимой 1200 г., Олаф повёл гружёную под завязку ладью сквозь шторма Северной Атлантики на поиски земли обетованной - и со временем до неё добрался.

    Дорогу винландцам преградили аборигены, которых они называли скрелингами; их описания несколько приукрашены и довольно туманны, хотя известно, что это были коренные американцы. В дальнейшем винландцы узнали скрелингов лучше – и, да, я использую это слово в наиболее очевидном его значении: так уж вышло, что современные наррангансетты в какой-то мере ведут свой род от винландцев.

    В то время как одни винландцы двинулись на юг со своими новыми семьями, остальные - умерли либо вернулись в Европу. В конце концов Олаф и его дитя Карл направились к южным привольям Америки. Склонный к приступам паранойи Олаф обучил Карла искусству затемнения, дарованного Носферату, чему Карл нашел идеальное применение, пополнив свой хищнический образ действий мастерством засады.

    Бесспорно, дорога на юг была нелегка: если в Европе люди всегда стремились сплотиться в сёлах и городах, то внешне примитивное население Америки обходилось без этого. Когда Олафу с Карлом было удобно, они выдавали себя за бродячих духов, в других же случаях они странствовали незаметно, в форме волка или человека, охотясь по необходимости. Карл называет те времена безмятежной ночной идиллией, ибо ни один каинит не нарушил покоя бродячей пары. Впрочем, покой их всё-таки нарушали: на побережье Атлантики за тандемом в течение нескольких лет охотилось лютое племя оборотней со своими туземными прихвостнями, в конце концов ввергнув Олафа в торпор. Карл же сумел ускользнуть и два с лишним века прожил в покое, время от времени Обращая местных, а чаще просто довольствуясь участью тихого, незаметного охотника на людей.

    Рассказы Карла наводят на мысль, что он знал о Старцах, спящих в американской земле, задолго до прибытия Колумба, однако предпочитал держаться от них подальше и то же советовал своему потомству. Для этой цели он обучал потомков хитростям Носферату, преподанным Олафом, иногда даже отдавая этой Дисциплине предпочтение перед типичным для нашего клана искусством контроля над животными.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Гангрелы |

    Просмотров: 295 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Gangrel, Revised

    Пока человечество открывало Западную Индию и Америку, мы рассеивались по земному шару. Гангрел устраивали убежища среди диких просторов Сонгайской империи в Африке, невзирая на опасность, которую несли сверхъестественные обитатели Тёмного Континента. Гангрел сражались за обе стороны в ходе освобождения Иваном Грозным Руси от ордынского ига. Мы вкушали крови ацтеков и их потомков. Мы мчались с турками Сулеймана Великолепного, завоёвывая европейские города и деревни от Черного моря до средиземноморской глубинки.

    Справедливо будет сказать, что множество Гангрел, включая печально известного гунна Амульфа, действительно мчались с турками завоевывать Европу в 15 и 16 столетиях. Немало историков-каинитов смотрят на этот союз как на некое отклонение. В их глазах Гангрел скорее варвары, чем заступники ислама - а ведь турецкая культура времён Сулеймана была отнюдь не дикарской, как думали многие европейские Сородичи того времени, а, напротив, по глубине и развитию не уступала любой европейской. Гангрел, скакавшие вместе с турками, видели в них не разрушителей городов, а возможность избавиться от накопившихся проблем. Старейшины, обладавшие убежищами в Европе, столетие за столетием пополняли и без того впечатляющие списки врагов, а сотрудничество с турками и их спутниками Ассамитами позволяло Гангрел отнять владения у Тремер и Цимисхов, что было бы невозможным, продолжи они скрываться в Европе.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Гангрелы |

    Просмотров: 216 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Gangrel, Revised

    Больше всего белых пятен у меня накопилось в истории Шабаша. И не думайте, что я мало старался – но если вы просто представите себе проблемы, которые неотвратимо возникнут у Гангрела любого сорта, попробуй он в этом деле что-то разнюхать, плюс помножите это на риск для жизни и конечностей, который берет на себя каждый, кто проводит время с вампирами Шабаша, - тогда вы поймёте, почему у меня меньше сведений об их секте, чем вам, возможно, хотелось бы видеть. Если у вас есть какая-нибудь информация (серьёзная информация, мне не нужен очередной е-мейл от мёртвава_р03рушитиля, балабонящего о том, как же афигительно круто, что Шабаш такой афигительно злой), не стесняйтесь послать мне весточку. Но используйте хотя бы минимальную кодировку или я просто выброшу ваше послание. Камарилла может быть кучкой засранцев, но Маскарад значит для меня слишком много, чтобы так быстро сбрасывать его со счетов.

    Некоторые вещи, впрочем, достаточно очевидны, так что я попытаюсь обратить на них ваше внимание. Итоги Конвенции Шипов привели в бешенство не один десяток Анархов. Несмотря на вред, который они причинили старейшинам по всей Европе – а если верить Ласомбра и Цимисхам, то несмотря на уничтожение ими двух Патриархов, - многие молодые Анархи попросту волочились вслед за своими Сирами и Грандсирами, когда приходило время принять решение. Как уже говорил Торвус Кровавая Борода, среди Гангрел не так уж и много примкнуло к Анархам, поскольку старейшины клана не оскорбляли своих потомков и вполовину так, как старейшины других кланов. (Ну, может, и оскорбляли. Но даже если и так, то не всё ли равно? Не похоже, чтобы у Гангрелов-Анархов общественный порядок был налажен лучше, чем в основном клане). Но те, кто всё же присоединился к Анархам из-за того, что им был по душе монгол Джалан-Ааджав, искренне верили в своё дело. (И не спрашивайте меня, был ли этот Джалан-Ааджав одним из Анда. Я понятия не имею, а он не отвечает на мои вопросы по этому поводу).

    К середине XVI в., плюс-минус несколько лет, эти Анархи устали бегать и прятаться от старейшин, на жизнь которых они покушались после Конвенции Шипов, и провели ряд тайных встреч в Испании и юго-восточной Европе. На этих встречах и зародилась новая философия, новое имя и новое направление для утомлённых Анархов. Они назвали себя кровопийцами и шабашитами, подкрепив это твёрдой верой в своё происхождение от Дьявола (или Каина, в зависимости от географии); они презрели правила Маскарада, как и старейшин, которые его защищали.

    На мой взгляд, в ранний Шабаш влились только два типа Гангрел: те, кому не терпелось броситься в драку, и те, кому не хотелось «играть в людей» вместе с Камариллой. Драчуны получили то, чего добивались: многие из них встретили Окончательную Смерть, сражаясь с Камариллой. Но те, кому удавалось выжить, отнюдь не брезговали диаблеризовать врагов, увеличивая свою силу и преимущества в следующих сражениях.

    Главным образом столкновения проходили во Франции и Испании, хотя некоторые разразились и на Балканах, в родовых землях Цимисхов. В подобных войнах, основанных на партизанских стычках, мы, Гангрел, преуспевали больше всего.

    Из разговоров с Кровавой Бородой, Мортенсеном и ещё одним-двумя старыми Гангрелами я усвоил, что многие наши предки отбрасывали человеческую мораль и этику, как только это становилось удобным. Большинство из них вскоре давали Зверю взять над собой верх, но наиболее дисциплинированные вступали на Путь Звериного Сердца, этический кодекс которого поощрял укрощение Зверя, рвущегося изнутри.

    Камарилла, напротив, упорно (некоторые скажут, ожесточенно) настаивала на принятии её членами принципов «Человечности», позволяющей им смешаться с обществом смертных. Не слишком это простое дело – отринуть этический кодекс, которого ты так долго придерживался. Если не верите мне, как-нибудь попытайтесь.

    В конце концов Основатели принялись растолковывать старейшинам Гангрел, сформировавшим Путь Звериного Сердца, что выбранная ими мораль ошибочна и что, не отвергнув её ради возвращения к Человечности, они станут преступниками. Так что неудивительно, что некоторые старейшины послали Основателей к чертям собачьим и присоединились к Анархам.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Гангрелы |

    Просмотров: 306 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Gangrel, Revised

    Тридцатилетняя война между католиками и протестантами в Священной Римской Империи служила прикрытием для важнейших манёвров Камариллы и Шабаша. Хотя я не сомневаюсь, что смертные сами развязали войну и боролись в ней за свои интересы, всё же я не могу утверждать, что она продолжалась бы и без махинаций не-мертвых. Как известно, Гангрел – самые неукротимые воины каинитов, и мы принимали участие во многих сценах этой войны. Однако далеко не все Гангрел непоколебимо верили в принципы, за которые они должны были драться, а если даже и верили, то нельзя забывать о множестве Неприсоединившихся Гангрел, которые выбирали сторону в зависимости от того, кто больше заплатит – кровью или деньгами.

    Европейские колонисты основали первое значимое поселение в Северной Америке в 17-ом веке. Не все смогли выжить, но некоторые добились процветания, и уже вскоре Восточное побережье украсили многочисленные поселения. Европейские колонисты сталкивались с коренными американцами в разных условиях, от открытой войны до дружеской взаимопомощи, и эти столкновения привлекли к новым колониям внимание могущественных Гангрел, в основном тех, кто уже имел убежища в Америке. Эти чужеземцы питались новыми колонистами до тех пор, пока европейские каиниты не перебрались наконец через Атлантический океан спустя несколько десятилетий, что привело к…интригующим…конфликтам между обеими группами.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Гангрелы |

    Просмотров: 226 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Gangrel, Revised

    Ещё ни разу до этой страницы я не был вынужден предупредить: «Это было скучное время для Гангрел, и ничего интересного тогда не происходило». Восемнадцатое столетие было веком открытий и революций. И если с революциями нас ничто не связывало, то открытия были нашим коньком. Не хочу делать абсурдных заявлений вроде того, что Льюис и Кларк были Гангрелами (или гулями Гангрел, или что ими манипулировал загадочный Сородич и служащие ему легионы адептов, или ещё какое-нибудь несуразное вентруобразное предположение), однако многие экспедиции в сердце Северной Америки возлагались на странных седеющих трапперов и торговцев с тёмным прошлым и необычными привычками. Вы, должно быть, не будете слишком удивлены, если узнаете, что по меньшей мере один из них был одним из нас.

    Революции гремели во Франции и Америке. И в обоих случаях война – как и любая другая война – открыла дорогу рекам замаскированного насилия со стороны Камариллы и Шабаша, хотя пикантности добавляет тот факт, что Гангрел, с которыми я говорил, не слишком-то находились, что рассказать о тех революциях. Большинство из них принимало Соединённые Штаты такими, какие они есть, и все эти политические перевороты практически не имели для них значения. Если верить моему Сиру и паре его знакомых, единственное, что революция изменила в вампирском обществе, заключалось в десятках организаций, освободившихся от европейского влияния и тем самым позволивших американским Сородичам увеличить своё влияние. Разумеется, это не делало погоды для Гангрел, которые не имели достаточно контактов, чтобы как-то воспользоваться ситуацией для обретения силы - однако, опять же, большинство Гангрел об этом просто не думало.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Гангрелы |

    Просмотров: 235 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Gangrel, Revised

    Гражданская война (или, как говорят мои братья в Джорджии, Борьба между Штатами) господствовала в Соединённых Штатах в течение всего 19-го столетия. В этом смысле довольно легко восстановить все события, приведшие к войне, и понять, что они были её предвестниками. Кроме того, очевидно, что большую часть столетия Америка провела, разбираясь с её последствиями.

    Что до Гангрел, то неприглядная истина заключается в том, что плантации рабов обеспечивали прекрасные возможности для прокорма. Освобождение рабов в ходе Гражданской войны и после неё стало настоящим ударом для Гангрел, которые более века могли кормиться с одной и той же плантации. Лично я не слишком переживаю из-за того, что для этих Гангрел тогда настали чёрные дни, потому что считаю рабство недопустимым, а практику кормления заключенными и невольниками – откровенно мерзкой. Но давайте взглянем правде в глаза: зачастую мы относимся к смертным как к скоту. Как к говядине. Присущие людям достоинства и признание чужой свободы, как я заметил, не слишком распространены среди Сородичей, и подобные вещи быстро забываются уже после столетия загробной жизни. И давайте пока не будем о Шабаше.

    Сама война была месивом из кошмара и крови. Это была последняя «традиционная» война, в которой сражались американцы, и в отличие от «глобальных» войн (под которыми принято подразумевать Мировые войны), Гражданская война была относительно благородной. Но погибали тысячи: Грант знал, что единственное преимущество сил Союза - в их колоссальной численности, и бросал на позиции конфедератов отряд за отрядом. Как и все падальщики, Гангрел наживались на этих сценах массового разрушения. С заходом солнца мы выбирались из-под земли и пировали, вкушая крови недавно умерших или умирающих. Множество неонатов было Обращено в ходе войны, и большинство из них сохранило предубеждения из своих смертных жизней. В течение короткого времени, в 1870-ых, вражда между неонатами Гангрел из Виржинии и Западной Виржинии сделала Аппалачи совершенно непроходимыми с севера до юга, хотя разрешилась она всего несколькими Окончательными Смертями. Но до сих пор ряд местных служителей продолжает лелеять злобу, остервенело бросаясь на всякого молодого Гангрела, чей акцент выдает в нем пришельца с «неправильной» стороны границы Мейсона-Диксона.

    Коренные народы Америки фактически вымерли еще в 1800-ых. Американских индейцев оттеснили западнее, затем насильно согнали в резервации, освобождая для белого человека избранные территории. Племена, отказавшиеся подчиниться требованиям Соединенных Штатов, вскоре обнаружили, что солдаты преследуют их по Великим Равнинам, подобно гончим. Множество Гангрел считали себя друзьями аборигенов, другие же просто питались ими, не слишком заботясь об их политическом состоянии. Некоторые Гангрел дерзнули препятствовать насильственному переселению коренных племен: они могли отвлекать внимание армии достаточно долго, чтобы дать избранным смертным сбежать, хотя часто это только подталкивало сбитых с толку солдат к принятию радикальных мер против индейцев.

    Сгон населения в резервации не был сам по себе проблемой для вампиров. Гангрел - не Гангрел, если он не подвижен. Но с заселением резерваций пришел и закат племенных духов. Их число резко уменьшилось, и они превратились в обычных идолов, обреченных на оцепенение без своих давно разорванных соглашений. Поэтому многие Гангрел нашли убежища неподалеку от резерваций, не слишком-то отличавшихся от концентрационных лагерей, знакомых нам по последним войнам. Индейцы были вполне пригодны для стада, а некоторые были даже не прочь побыть слугами или гулями. Остальные кланы, по большей части, не интересовались резервациями, поскольку возни с ними было невпроворот, а награда того не стоила.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Гангрелы |

    Просмотров: 286 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Gangrel, Revised

    Как известно, Шабаш всегда был силён в Северной Америке. Выводки Гангрел стекались на континент в таком громадном количестве, что у меня просто нет возможности установить их деятельность в каждой точке истории. Но могу рассказать вам о нескольких любопытных фактах. Первый заключается в том, что во времена Войны за независимость выводки Карла, потомка Олафа, господствовали над северными Аппалачами. Вы, может быть, помните моё первое упоминание Карла: он пришел вместе с Олафом из старинных винландских поселений в той области, которую ныне мы называем Новой Шотландией.

    В годы Гражданской войны члены Карлова выводка вместе с европейскими гангрелами-шабашитами в баснословном количестве совершили набег на Нью-Йорк. К 1860-му году, как сообщают мои источники, не меньше трёх дюжин шабашитских Гангрел устроили в городе свои убежища, полагая, что это лишь временный шаг. Любопытно, что многие Гангрелы Шабаша покинули область Нью-Йорка и Филадельфии в ходе предшествующего десятилетия, якобы чтобы бороться с силами Камариллы на Диком Западе.

    Некоторые стаи Гангрел, бродившие по Новому Свету в годы Гражданской войны, были достаточно многочисленны. В отличие от своих собратьев по клану, эти Сородичи не чувствовали тяги к дикой природе. Некоторые родились в больших городах Америки или Европы; других – и вполне обоснованно - научил бояться лесов и ночных равнин горький опыт не-жизни. Многие (но определенно не все) из этих вампиров обнаружили склонность к приобретению черт, присущих насекомым и паукам – как, возможно, мифический Восьмиглазый Тонио, - или характеристик, типичных для городских животных. Наконец, почти все из них предпочли набор Дисциплин, отличный от приоритетных для нашего клана. Они пожертвовали примитивной выносливостью ради сверхчеловеческой скорости и избрали искусство скрытности вместо путей господства над диким зверьём.

    Приблизительно в 1870-ом в ходе леденящей кровь церемонии во владениях Манхэттена эти стаи провозгласили о своём духовном родстве – а возможно, родстве и генеалогическом. Руководству Шабаша в Нью-Йорке стало известно о «Городских Гангрел» как о линии крови, отдельной от «Сельских Гангрел», только десятилетием позже - а на рубеже веков они уже распространились через владения Шабаша по всей Северной и Южной Америке. На сегодня, как я уже говорил, Городские Гангрел – редкие гости в Европе, и большинство из них – это дети и внуки американских родителей. Что же до тех, кто все-таки происходит не от американцев, то я бы мог сделать кое-какие предположения об их древней родословной, но не собираюсь устанавливать её здесь.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Гангрелы |

    Просмотров: 340 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Gangrel, Revised

    Индустриальная революция, начавшаяся в конце 19-го столетия, оказала сильнейшее влияние на каинитов в целом и Гангрел в частности. Десятки городов в регионе Великих Озёр – таких как Питтсбург, Гэри, Кливленд или Детройт – на заре Гражданской войны были сонными тихими городками. Их население было немногочисленно, часто не превышая 100 000 человек, достаточных для прокорма лишь одного Сородича, подвластного Камарилле. В ряде случаев этими одинокими каинитами были Гангрел, которые объявляли города своими доменами до конца столетия. Тем не менее, к 1880 г. численность городского населения начала возрастать благодаря притоку иммигрантов и заводских рабочих – так, Питтсбург удвоил своё население с 1880 по 1890 годы. Город, который в 1850 г. мог вместить лишь одного вампира, полвека спустя вмещал десятерых. А если уж город может вместить больше Сородичей, можете быть уверены, что они появятся.

    Гангрел, застигнутые врасплох скачком популяции, реагировали по-разному. Некоторые объявляли себя Князьями и Обращали смертного или двух, подкрепляя ими свои амбиции. Кое-кто предпочёл закулисные роли, поддерживая новоприбывших взамен на щедрые вознаграждения, а, возможно, и служение в качестве Примогена. Местные старожилы-гангрел проигрывали в участившихся междоусобицах, и новые Князья либо уничтожали своих соперников, либо находили способ их обезвредить. Немало Гангрел, попавших в капкан индустриальной революции, просто ушли на поиски дикой природы, подальше от новоприбывших Сородичей.

    Изобретение аэроплана братьями Райтами обесценило уникальную способность Гангрел летать, причем, что касается скорости, то хлопающих крыльями летучих мышей давно уже превзошли поезда, хотя Гангрел ещё ценились редкими Гаргульями и вероломными Тремерами за способности к проведению воздушной разведки. С изобретением аэроплана полёт в форме летучей мыши из серьезного способа путешествия и коммуникации превратился в обыкновенное развлечение. Ну, во всяком случае, я так считаю; и пусть даже на городских улицах может быть на руку умение обратиться летучей мышью и ускользнуть от преследователей, но я никогда не стал бы так путешествовать.

    Массовая индустриализация сконцентрировала все богатства в руках нескольких человек, и во многих случаях эти люди находились во власти Вентру или Тремер. Едва ли это вас удивит; это не удивило бы никого из нас. У типичного дикаря-гангрела не было ни желания, ни времени следить за технологическими новинками вроде водопровода, хотя уверяю вас, исключения всё же были: несколько Гангрел даже имели долю в " Standart Oil” на довольно высоком уровне. Но, как это часто случается, пришли новые экономические веяния, и другие Сородичи забрали себе все вершки, оставив Гангрелам корешки.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Гангрелы |

    Просмотров: 248 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Gangrel, Revised

    Конец существования американской границы как значимого явления в начале 20-го века стал настоящим ударом для Гангрел. Теперь стало невозможным решать свои политические проблемы привычным бегством на запад, в пустоши: конечно, сами пустоши никуда не делись, но всё же они перестали быть просто огромной невостребованной землёй без хозяина. Самые дикие среди Гангрел бежали в сторону Калифорнии и тихоокеанского побережья. Беженцам не понадобилось много времени – по вампирским стандартам, - чтобы превратить Западное побережье в Свободный Штат. Некоторые выводки Гангрел укрылись в западных пустошах и вернулись только на рубеже веков. Потомки Лученко кормились в горах возле Денвера; несколько позже в пустыне Лас Вегас троице африканских эмигрантов удалось баснословно нажиться на представителях Камариллы, открывших впоследствии городской магазин; а одна стая индейских Гангрел незаметно бродила по Южной Дакоте по меньшей мере до Первой мировой.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Гангрелы |

    Просмотров: 260 | | Комментарии (0)

    1-30 31-60 61-75
    Copyright MyCorp © 2018