Понедельник, 23.07.2018, 05:01
oWOD - компиляции
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Поиск
Меню сайта
Категории раздела
Кланы Каинитов [33]
Assamite [13]
Baali [1]
Blood Brothers [2]
Brujah [29]
Caitif and Pander [3]
Cappadocian [1]
Daughters of Cacophony [1]
Followers of Set [4]
Gangrel [75]
Giovanni [3]
Harbingers of Skulls [2]
Kyasid [1]
Lasombra [10]
Malkavian [65]
Nosferatu [67]
Ravnos [6]
Salubri [13]
Samedi [2]
Toreador [59]
Tremere [56]
Tzimisce [70]
Ventrue [66]
Чат
Друзья сайта
  • Сингулярность
  • Все оттенки Тьмы
  • Форма входа

    Главная » Статьи » Каиниты » Toreador

    В категории материалов: 59
    Показано материалов: 1-30
    Страницы: 1 2 »

    Сортировать по: Дате · Названию · Комментариям
    Vampire: The Masquerade, Revised Ed

    Тореадоров называют по-всякому: «дегенераты», «художники», «позёры» и «гедонисты» — вот лишь некоторые из прозвищ. Но любая пошлая категоризация подобного рода оказывает клану дурную услугу. В зависимости от конкретного индивидуума и его настроения, Тореадор может быть и элегантным, и вызывающим, блестящим и нелепым, мечтательным и беспутным. Пожалуй, единственное обобщение, которое можно сделать относительно клана в целом — это эстетическая страсть всех его представителей. Чем бы ни занимался Тореадор, он делает это со страстью. Чем бы ни был Тореадор, он наделён страстью.

     По мнению Тореадоров, вечную жизнь необходимо смаковать. Многие Тореадоры при жизни были художниками, музыкантами или поэтами; еще большее их число провело бесплодные столетия, производя смехотворные потуги на живопись, музыку или поэзию. Тореадоры кичатся тем, что они взращивают всё лучшее, что только есть у человечества. Время от времени особенно одарённому или вдохновенному творцу дают Становление, чтобы сохранить его талант для вечности. Таким образом клан Тореадор принял в свои ряды некоторых величайших человеческих художников, поэтов и музыкантов; разумеется, о Тореадорах можно сказать еще кое-что — они никогда не способны сойтись на том, что же именно считается «одарённостью» или «вдохновенностью».

    Среди вампиров Тореадоры — клан, сильнее всего связанный с миром смертных. Если прочие вампиры воспринимают людей как пешек или просто как пищу, Тореадоры изящно и без усилий вращаются в обществе черни, вкушая удовольствия каждого возраста так, как гурманы пробуют редкие деликатесы. Тореадоры — это Сородичи, более всего склонные влюбляться в смертных, и они окружают себя самыми лучшими, самыми элегантными и роскошными вещами — и людьми, — какие только способен предложить мир. И поэтому особенно трагично, если Тореадор поддаётся скуке и отказывается от эстетических устремлений в пользу бессмысленного гедонизма. Подобные Сородичи становятся декаденствующими сибаритами, которые озабочены исключительно удовлетворением своих капризов и пороков.

    Тореадоры преданны Камарилье и разделяют любовь Вентру к высшему обществу, хотя скука управления делами — не для них, в конце концов, для этого существуют функционеры. Тореадоры знают, что их задача — пленять и вдохновлять, с помощью остроумных бесед, красивых деяний и просто искрометного существования.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Vampire: the Dark Ages | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Тореадоры |

    Просмотров: 1038 | | Комментарии (0)

    Guide to the Sabbat (1999)

    Отступники Тореадоров способствовали созданию  Шабаша и большинство Сородичей вышло из Торнского Соглашения по распоряжению анархов Тореадор, которые позже возглавили секту С организационной помощью Ласомбра, Цимисхи и некоторых членов отступников Вентру, Тореадоры прежде всего создали структуру секты,  систематизировав многие из верований Шабаша Несомненно, в ранние, ночи анархии секта могла распасться, «если бы не упрямое и ревностное руководство наших уважаемых артистов» .

    В современные ночи, интересы отступников Тореадоров схожи с интересами их  собратьев из Камарильи, только в их понимание эстетики добавилась: боль, дикость, жестокость и безнравственность Чем роза, сонет или потрет прекраснее мастерского сдирания кожи, интересуются члены отступников Тореадоров? Что есть красота, если не субъективное мнение? .

    Своими способностями к мучениям, болезненностью и длительностью пыток Извращенцы могут соперничать даже с Цимисхи Молодые члены клана начинают с человеческих созданий, тогда как их Старейшины уже давно перешли на других субъектов Одни из наиболее опытных членов даже выставляли свои творения в салонах Камарильи и Элизиумах, где они снискали немало поддержки Каинитов к ужасу вампиров, чей оплот был осквернен В 1980 году анонимный мастер продемонстрировал «Подчинение женщины руками мужчины» — наряды, созданные из сырого мяса Выставка посетила несколько национальных галерей, принадлежащих Камарилье, и являлась наиболее посещаемым мероприятием во всех городах Никто даже не поинтересовался, чье это было мясо или как была создала эта экспозиция .

    Ещё одну возможность для Тореадоров предоставляют татуировки, скарификация и пирсинг тела — о чем знают только некоторые члены в Шабаше (и никто извне) Художники создали собственный язык символов и кодов, который они используют для передачи информации друг другу ради собственной выгоды и выгоды стаи Определенная сетка келоидов или камушек в серьге в носу может предоставить жизненно-важную информацию для членов стаи, которые могут прочесть скрытое послание Татуировки и пирсинг заживают и выпадают из тела вампира, если только они не были сделаны до Становления: поэтому члены отступники Тореадоров могут отсылать новые сообщения каждую ночь, наслаждаясь изысканной болью, каждый раз, когда они делают их .

    Из всех отступников Шабаша Тореадоры наиболее часто общаются со смертными Они вхожи в наиболее эффектные круги смертных, находя покупателей в искусстве и обществе, кормясь, как им захочется, от богатых и праздных Как и Тореадоры Камарильи, Тореадоры Шабаша — смертоносные социальные бабочки, таинственно парящие в смертных кругах Немногие их подхалимы и поклонники знают, что за каждым побуждением, намеком и выражением скрывается ужас Шабаша.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Тореадоры |

    Просмотров: 414 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, 
    Revised

    Цитата: Мне все равно, что говорит мой агент. Я не даю интервью. На этом сделка окончена. До свидания.

    Вступление: В Голливуде любят тебя, потому что когда в журналах говорят о потакании бездарной киноиндустрии, они могут сослаться на твою последнюю вестерн-драму или выдуманную историю про Гражданскую войну и показаться умнее. Актеры делают пометки на полях, чтобы взять роль в твоем последнем проекте, потому что знают, что ты притягиваешь Оскары (кинопублика? Ты им нравишься. Неплохо для первого свидания). Ты вряд ли рассчитывал, что сборы у тебя будут больше, чем у новейшего набора похабных шуток и взрывов, но у тебя есть шик. Всем в Голливуде нужен шик.

    Так было не всегда.

    Всего несколько лет назад ты был нищенствующим журналистом, начинающим писать про ужасы Гражданской войны, приехавшим в Калифорнию, чтобы начать новую жизнь. Твои фронтовые истории про смерть, пронизанные знамениями, впечатляли не многих читателей. Они, тем не менее, замечали чье-то или какое-то… влияние. Твой Сир сказал, что однажды ты сможешь написать «Илиаду ХХ столетия», поэтому он дал тебе Становление, обучил тебя и научил делать деньги, превращая истории о вампирах и оборотнях в интересное развлечение вместо ужасающего факта. Несмотря на года бытности вампиром, ты до сих пор чувствуешь себя комфортнее с живыми, нежели с мертвыми. Ты нормально можешь общаться со своими приятелями-Тореадор, как и с некоторыми недавно обращенными, но многие из других Кланов, похоже, бездумно следуют путем жестокости. Твое стойкое убеждение защищать свою личную жизнь отчасти обоснованно специальной диетой, но почти настолько же желанием оградить себя от постоянного наблюдения, которое, похоже, является неотъемлемой частью бессмертия. Тебе просто нужна свобода, чтобы доказать, что кино все еще может быть искусством, но тебя постоянно тянет влиться в полусвет вампиров. Поскольку другие вампиры – почти единственные, кто может понять твои проблемы, сложно оставаться в стороне.

    Концепция: Ты почти не видел Джихада и можешь провести столетия без того, чтобы увидеть его снова. Ты просто хочешь делать великое кино, и ты делаешь, но вот деньги, побочный продукт твоих фильмов, похоже, привлекают еще больше внимания этих жадных Пиявок из других Кланов.

    Подсказки к отыгрышу: Будь молчаливым, но когда говоришь – говори властно. Ты не строишь из себя командира, просто всегда поступаешь так, как считаешь нужным. С вампирами ты как менее категоричен, так и более раскован, говоря то, что думаешь. Однако у тебя изрядная доля паранойи.

    Снаряжение: Первоклассный PowerBook от «Apple», несколько телефонов с персональной системой связи, Range Rover этого года.

    Натура: Священник

    Маска: Перфекционист

    Клан: Тореадор

    Поколение: 10

    Физические атрибуты: Сила 2, Ловкость 1, Выносливость 3.

    Социальные атрибуты: Обаяние 4, Манипулирование 3, Внешность 3.

    Ментальные атрибуты: Восприятие 3, Интеллект 3, Сообразительность 2.

    Таланты: Атлетика 1, Эмпатия 3, Выразительность 4, Знание улиц 1, Хитрость 1.

    Навыки: Ремесла 1, Вождение 1, Этикет 1, Исполнение 2.

    Знания: Академические знания 3, Компьютер 1, Финансы 1, Расследование 1, Правоведение 1, Лингвистика 1, Медицина 1, Оккультизм 1, Политика 2, Наука 1.

    Дисциплины: Стремительность 1, Присутствие 2

    Дополнения: Известность 3, Поколение 3, Стадо 2, Влияние 1, Ресурсы 3, Последователи 1, Статус 1.

    Добродетели: Сознательность 3, Самоконтроль 4, Мужество 4.

    Моральность: Человечность 7.

    Сила воли: 5


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тореадоры | Образцы персонажей |

    Просмотров: 285 | | Комментарии (0)

    Children of the 
    Night

    Происхождение: Очаровательный, учтивый, с хорошим чувством юмора, всегда готовый подобрать нужное слово, сексуальный, искренний, немного лукавый, но не злобный – обычно Сородичи используют подобные термины, чтобы описать Видаля Жарбо, Тореадора-архонта Мадам Гил. Подобные похвалы вполне заслуженны, так как Видаль является наиболее способным и доверенным «артистом» Камарильи. Одинаково умелый в актерском деле и ораторстве, могущий вести разговоры на самые различные темы, мастер загадок, обладающий острым умом и творческим мышлением, это Тореадор-архонт счастлив, когда играет в «игру». Благодаря своим способностям он является идеальным дополнением к Мадам Гил, которая иначе окружила бы себя злобными приспешниками. К несчастью, Мадам Гил стала чем-то вроде бремя для Видаля.

    Видаль жил в Париже восемнадцатого века и был ничем особо не выдающимся человеком. Однако уже в то время его таланты подлеца впечатляли. Рожденный в семье среднего класса, Видаль использовал свои очарование и грацию, чтобы добывать деньги у французских аристократов. Он идеально играл в социальные игры и обманул многих, выдавая себя за значительного человека. Он принимал гостей в якобы своей летней вилле в то время как ее владельцы также находились в Париже, ухаживал сразу за несколькими женщинами и умело «курсировал» между своими любовницами, а так же часто использовал трюк с «испанским заключенным», чтобы прокормиться. Смертные купились на уловки Видаля, однако Тореадоров Парижа было не так-то просто провести. Они позволяли ему оттачивать свои навыки, так как он был весьма хорош и развлекал их. Ненадолго среди Каинитов даже стало модно принимать участие в играх Видаля, изображая из себя недоумков или же свидетелей. Когда Видаль добивался успеха, Тореадоры поднимали планку, устраивая ему новые социальные затруднения. Видаль всегда выдерживал их испытания и за его умения они прокляли его Становлением.

    После того, как Видаль получил Становление, он стал скучным для Тореадоров и они заявили, что он утратил что-то особенное. Публично Видаль отрицал это, однако он чувствовал, что его творческая искра умерла вместе с его сердцем. Отчаявшись возродить свою страсть к… не-жизни, он решил поучаствовать в новых играх, где ставки были выше. Более высокие ставки означали большую опасность, а большая опасность означала более серьезные испытания. Выигрывая Видаль мог лгать себе и говорить, что ничего не изменилось, однако после двух веков попыток он так и не нашел испытания, которое могло его увлечь так же, как и в смертные дни.

    Решив исследовать новый мир и опробовать новые возможности, чтобы улучшить свои навыки, Видаль оставил Париж и отправился в путешествие по Европе, и как раз вовремя. Французская революция пронеслась по Франции вскоре после того, как Видаль отбыл из нее и уничтожила множество Сородичей, которые его знали. В течение века Видаль надувал элиту общества. От колониальных Ливана и Египта до лондонского двора королевы Анны Видаль примерил множество личин и ролей. Он заявлял о своем членстве в каждом из кланов и проявлял свойственные ему навыки. Он был археолог, который разыскивал средства для путешествия в Египет, исследователем, который отправился в экспедицию на Амазонке, ассистентом Фрейда, ребенком Линберга и любым, кем хотел стать. К несчастью его удаче пришел конец. Сам того не зная, Видаль привлек внимание юстициария Монтекалма, который потратил почти десять лет чтобы изловить этого талантливого и таинственного жулика. Не желая, чтобы его таланты пропадали зря, юстициарий взял Видаля под свое крыло после того, как нашел его, и стал использовать Видаля для особых заданий. Видаль стал доверенным лицом Монтекалма. Лишь сам юстициарий, его архонты и Внутренний Круг знали о Видале.

    Недавно его срок окончился и Монтекалм покинул свою должность юстициария из-за одной ссоры. Внутренний Круг назначил Видаля архонтом (неожиданное назначение, так как юстициарии обычно сами выбирают себе помощников) и приписал его к юстициарию Тореадоров Гил. Официально Видаль является посредником и дипломатом для нетерпеливой и противоречивой Мадам Гил. Однако во Внутреннем Круге кое-кто стал сомневаться в надежности этого юстициария и тайно решил использовать Видаля как шпиона. Видаль о многом подозревает и имеет собственные догадки касательно Мадам Гил. Она заявляет, что до революции являлась французской аристократкой, однако Видаль знает, что это не так, так как он сам получил Становление примерно в то время. Однако подобная должность непоколебима, к тому же Гил является весьма скользким оппонентом. Она никому не доверяет и мало чему позволяет просочиться. Однако Видаль надеется, что эта игра и является тем испытанием, которое он так отчаянно искал.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тореадоры | Персонажи из книг |

    Просмотров: 422 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, 
    Revised

    Предыстория:: Певица, танцовщица и актриса театра одного актера, Виктория Эш добилась того, что ее хит «Уникальная техника» на протяжении недели держался на первом месте в 1997 году. В ту неделю складывалось впечатление, что ее песня была повсюду – на радиостанциях, супермаркетах, клубах. Дэвид Леттерман даже как-то пошутил, что она застряла у него в голове. Но песня так же быстро вышла из чартов, как и попала туда. Тем не менее, на протяжении недели весь мир слушал Викторию Эш.

    Чтобы добиться этого, Виктории понадобилось три столетия, и будь она проклята, если позволит какой-то мелочи вроде Мадонны или возрождения свинг-танцев снова стать на ее пути. На протяжении недели она держала свой идеальной формы пальчик точно на пульсе американской музыки. В следующий раз она возьмется железной хваткой.

    Сейчас Виктория проводит время в Атланте и все глубже погружается в политику Сородичей. Она уже набралась достаточно опыта, чтобы понимать, что большинство Каинитов ударят тебе в спину, стоит только отвернуться от них. Она также знает, что поспешность и опрометчивость заканчиваются мучительной смертью.

    Мисс Эш особо не распространяется о своем прошлом. То и дело она прокалывается и показывает манеры, больше подходящие для герцогини XVII века, чем для американской поп-исполнительницы. Некоторые доверчивые неонаты верят в слух о том, что она на самом деле – знаменитая красавица Анна Австрийская, чья красота стала причиной войны между Францией и Англией и вдохновила Дюма на написание «Трех мушкетеров». Она слышала слухи. Она улыбалась. Она не говорила ничего.

    На самом деле Виктория больше куртизанка, нежели придворная. Она отточила свои придворные жесты и благородный акцент десятилетиями практики. Если не брать в расчет настоящих рабов, трудно найти кого-то еще со столь невысоким происхождением, как у Виктории Эш - или Виктории Перпиньянской, как она была известна при жизни. Виктория родилась внебрачной дочерью хозяйки пивнушки в 1624 году, и сбежала с солдатом, когда ей было всего тринадцать. Он бросил ее. Голодная и без крова над головой, она стала маркитанткой.

    Практически всегда, когда ты содержишь армию, ты привлекаешь группу женщин, чтобы они сопровождали солдат и продавали им секс. Поначалу Виктория мало отличалась от остальных, но постепенно выделилась несколькими качествами. Во-первых, она была застенчиво красива. Во-вторых, у нее был хороший певучий голос. В-третьих, она была, несомненно, хороша в своем деле.

    Это ее пение привлекло внимание Максимильяна, таинственного симпатичного мужчины, официально занимающегося поставкой отменных лошадей. Неофициально его знали как сутенера. А еще он был немертвым. Когда ей было 18, Виктория сошлась с Максимильяном, которого случайно ввела в транс своими деревенскими песенками. На протяжении пяти лет она была походной наложницей Луи II, Принца Конде.

    Виктория не питала иллюзий по поводу своего статуса «любовницы». Ее предназначение для Луи было очевидным, но она прекрасно справлялась с этим, и он хорошо ее награждал за приложенные усилия. Что же до Максимильяна, его протеже продолжала впечатлять его. Он сделал ее своим упырем, чтобы сохранить ее внешность (не говоря о благосклонности).

    Все шло хорошо до 1649 года, когда разразилось восстание. Когда англичане вытеснили своего короля из страны в Гаагу, Луи Конде повел отряд разъяренных дворян против министра короля Людовика XIV, кардинала Мазарини и потерпел неудачу. Побежденный Конде дешево отделался, Максимильяну повезло меньше. В конце концов, Фронда была не просто еще одной страницей в истории смертных – под прикрытием конфликта между королем и дворянами сцепились две соперничающие гильдии Тореадор, и Максимильян едва не погиб в стычке со своими противниками из лагеря роялистов. Виктория спасла его благодаря сообразительности – и чарам своего голоса. Даже с угрозой для жизни она смогла продержать в трансе своего противника достаточно долго, чтобы вогнать кол ему в сердце.

    Виктория бежала со своим раненым господином в Нидерланды, поддерживая его своим витэ. Когда он восстановился, то отплатил за заботу своей собственной кровью, дав ей Становление в 1650 году.

    Вдвоем они оставались в Нидерландах до 1660 года, когда восстановилась английская монархия. Максимильямн был уверен, что на этот раз выберет правильную сторону, и присоединился к монарху. Они пересекли канал и провели десятилетия, втираясь в доверие к английскому дворянству. Максимильян (с подачи Виктории) установил хорошие отношения с французскими Тореадор, и обе стороны подталкивали дружественную им знать к сотрудничеству. К несчастью, гамбит Максимильяна с целью заставить французских Тореадор работать с английскими оказался слишком успешным. Когда католик Яков II занял трон Англии, Максимильян понял, что его бывшие противники и вчерашние друзья имеют больше влияния, чем он – и что они были гораздо более склонны вспоминать вражду, нежели дружбу. В этот раз Виктория не смогла спасти своего Сира. На самом деле, она спаслась, пойдя на большой риск, пробравшись на корабль, следовавший в Новый Свет, в жестокий город под названием Новый Амстердам.

    Виктория была одним из первых Каинитов на континенте, и у нее было много времени и легкой добычи. На данный момент она уже три столетия изучает Америку. Ей одинаково нравится богатство, эгоизм и лицемерие этой страны. Многие Собратья недооценивают Викторию Эш. Они считают ее пустоголовой неряхой или стервозной дурнушкой, но ей все равно. Все они увязли в прошлом, застряв в ловушке собственной жадности. В мире глобальных коммуникаций и перенаселения Виктория не боится жаждать и хотеть. Ее приступы «глупого великодушия» ничего не значат, потому что она никогда не расстается ни с чем, ценным для себя. Ее главный дар – давать людям то, что они хотят, до тех пор, пока их желания не совпадут с ее собственными. Ее шедевры не заметны никому, кроме нее самой.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тореадоры | Персонажи из книг |

    Просмотров: 525 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, 
    Revised

    Цитата: Я не знаю, кто расписал твое убежище; это не мой стиль. Если хочешь, я могу это зарисовать для тебя.

    Вступление: Ты знаешь, что тебе дали Становление из прихоти. Это несложно. Люди из твоей части города вообще часто преступают закон, поэтому ты пытался делать это самым классным образом. Тем не менее, проблема была в твоем сире. Он был из тех ублюдочных позеров с широкими взглядами, которые кричали на каждом углу, что настоящее искусство может быть только «гласом людей! Гласом улиц!». Его собственный сир ругал его за это, потому что не мог понять «любви той пылкой шлюхи» или чего-то в этом роде. Поэтому ты сделал ему одолжение и «убрал» своего сира. Достаточно этого «воспевания уличной культуры». Все.

    Для тебя быть вампиром – едва ли не самое худшее, что могло произойти. По крайней мере, жить по соседству с торчками и быть паразитом – та еще метафора. Но для тебя это реальность. Ты берешь витэ из сидящих на крэке, затяганных шлюх и разыскиваемых полицией белых парней из центра, да вообще из кого только можно, и о ком потом никто не вспомнит. Все, чего ты по- настоящему хотел, это оставить свою метку в этом мире, а теперь тебе приходиться иметь дело с этими «Собратьями», поднимающих из-за всего этого шумиху. Иногда сложно поверить в то, что оно того стоит.

    Тем не менее, ты делаешь, что делаешь, так, как делаешь. Ты можешь сделать «роспись» за половину времени, необходимого для этого, и даже если припугнут копы, ты обычно можешь отговориться. Тем не менее, этого не хватает, чтобы покрыть всю мерзость существования вампиром.

    Концепция: Ты до сих пор не ушел далеко от большей части своей смертной жизни, но с каждым днем все тяжелее и тяжелее игнорировать то, что ты один из Проклятых. Ты отдалился от многих из своих смертных знакомых, в то время как другие постарели раньше времени. В любом случае, такое впечатление, что ты оставляешь их позади или, по крайней мере, чувственно отдаляешься от них. Возможно, именно поэтому ты никуда не переезжаешь.

    Подсказки к отыгрышу:: Похоже, что искусство – последнее, что у тебя осталось. Ты не доверяешь почти всем Собратьям, так как ни один из них не показал, что, черт возьми, достоин тебя. Тем не менее, по мере того как ты ощущаешь, что становишься все более одиноким в мире, который списывает тебя, возможно, тебе станет уютнее рядом с такими же, как ты.

    Снаряжение: Портативный CD-плеер, мешковатая одежда разной степени чистоты, J-образный заплечный рюкзак, полный баллончиков с краской, круглая шапка, буквенно- цифровой пейджер.

    Натура: Кающийся

    Маска: Искатель адреналина Клан: Тореадор

    Поколение: 11

    Физические атрибуты: Сила 2, Ловкость 4, Выносливость 4.

    Социальные атрибуты: Обаяние 3, Манипулирование 1, Внешность 2.

    Ментальные атрибуты: Восприятие 2, Интеллект 2, Сообразительность 4.

    Таланты: Бдительность 3, Атлетика 1, Драка 2, Уклонение 1, Выразительность 3, Запугивание 3, Знание улиц 3.

    Навыки: Ремесла 1, Огнестрельное оружие 1, Исполнение 2, Скрытность 2, Выживание 3.

    Знания: Правоведение 2, Медицина 1, Оккультизм 1, Политика 1.

    Дисциплины: Прорицание 1, Стойкость 1, Стремительность 3.

    Дополнения: Контакты 2, Известность 1, Поколение 2.

    Добродетели: Сознательность 3, Самоконтроль 4, Мужество 3.

    Моральность: Человечность 7.

    Сила воли: 4.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тореадоры | Образцы персонажей |

    Просмотров: 224 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, 
    Revised

    В англоязычных компаниях Еремия Срце проходит как «Джереми Серц», даже несмотря на то, что сербское произношение его имени ближе к «Ере-ми-я Серт-са». У него 52 личины и водительские права на каждую (и на каждом его изображение и каждое соотносится с определенной картой в колоде). Он знает историю жизни каждого из имен и может врать от лица любого из них. Он с равным успехом может быть выходцем как из Югославии (в ипостаси Срце), так и из Неаполя, Бразилии, Греции: его итальянский, португальский и греческий так же безукоризненны, как и его сербохорватский.

    Кто-то говорит, что Срце получил Становление на Диком Западе, когда он играл в покер и блэк-джек в золотые времена ривербот-игр. Другие говорят, что его обратили раньше, когда он заведовал игровым домом, который когда-то держал принц Генри V. Малкавиан, известный как Лиз Стич, с пеной у рта утверждает, что Срце намного старее, нежели кажется, что он был одним из центурионов, которые играли на одежду Христа, но даже сам Срце смеется с этого утверждения. Если спросить о его личной истории, он с удовольствием ее расскажет, полностью и последовательно, ни на секунду не запнувшись. Конечно же, если ты выцепишь его в другую ночь, когда он вытащит другую карту, он расскажет совершенно другую безукоризненную историю.

    Он сумасшедший словно Малкав или просто ведет утонченную игру? Никто не может сказать точно, но нет никаких сомнений в том, что кем бы он ни был – Хуаном Коразоном, или Краль Диямант, или Рэксом Спадом, он безмерно очарователен, всегда весел и практически непобедим в любой игре с костями или картами (это когда он играет на интерес. Говорят, что после Становления, когда бы оно ни произошло, он никогда не проигрывал, если жульничал при игре.).

    Срце предпочитает ездить поездами по Европе и Америкам, но может объявиться где угодно. Единственное, что точно можно сказать о его пути, это то, что там рядом есть казино (законное или не очень), и то, что где-то у него спрятан небольшой старинный крупнокалиберный пистолет. Он говорит, что пистолет всегда приносит ему удачу.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тореадоры | Персонажи из книг |

    Просмотров: 363 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, 
    Revised

    Предыстория: Смертная жизнь Катерины началась в год 1116 от Рождества Господа нашего. Ее отец Генри, французский аристократ, чья власть держалась больше не имуществе и богатстве, нежели военной мощи, потакал своей дочери, в то время как к ее старшим братьям был очень строг. Из-за обильно уставленного яствами стола он спровадил старшего брата Катерины, Абеляра, в армию, а Фульберта в церковь – несмотря на набожность старшего и леность младшего.

    Вера Абеляра привела к тому, что он присоединился к Крестовым походам. Он погиб в битве против мавров. Фульберт оставил служение и вернулся домой; он готовился вступить во владение отцовским поместьем.

    Все это время Катерина занимала себя вышивкой, управлением домом и тайным обучением у молодого священника и художника по имени отец Бернард. Бернард не воспринимал всерьез ее интерес к живописи, считая это лишь предлогом, чтобы соблазнить его (на самом деле все было с точностью до наоборот). Бернард не был ее единственным любовником, но он был ее фаворитом, что расстроило ее еще больше, когда отец заговорил о ее браке с соседом своего возраста. Так или иначе, ее чувства изменились, когда она встретила Оливье, которого отец прочил ей в женихи. Он был абсолютно недалек и глуп – им было легко манипулировать.

    Тем не менее, еще до свадьбы ее отец умер. Он, вероятно, напился и упал с лестницы, но его наследник Фульберт был единственным свидетелем. Планы Катерины выйти замуж за мягкотелого Оливьера и продолжить обучение с отцом Бернардом в миг рухнули.

    Фульберт в спешке выдал сестру за своего кредитора по имени Губерт. Губерт был достаточно молод, чтобы заинтересовать Катерину, но он был всего лишь рыцарем ниже ее по положению. Более того, почти сразу он обнаружил в себе ревнивую и собственническую жилку, но это были далеко не самые страшные его пороки. Исключено, что Генри, отец Катерины, умер случайно. Катерина подозревала, что кто-то столкнул его с лестницы. Она считала, что Губерт ввел в заблуждение Фульберта, сказав что-то, что тот понял как требование убить старика, «требование», которое он исполнил с огромной охотой. С другой стороны, Губерт утверждал в день его смерти, что убийца – Фульберт. Губерт сознался, что хотел лишь шантажировать своего должника, чтобы заполучить Катерину и достойное приданное.

    Как только Губерт стал частью семьи, для него не составило труда провести полное расследование смерти Генри. Фульберта повесили за отцеубийство, не оставив ни одного мужчины-наследника земель и титула Генри – только Катерину. Все это досталось Губерту.

    Затем дела у Катерины пошли совсем худо. Губерт не терпел ее откровенности и выказывал свое недовольство пощечинами, пинками и (когда совершенно озверел) ударом латной рукавицы, сломав Катерине три ребра.

    Катерина попыталась смириться со своим положением. Не имея возможности видеться со своими старыми друзьями (Губерт давал ей мало свободы), она находила утешение в искусстве. Губерту нравились ее вышивки, но когда он нашел ее тайное собрание картин, то впал в ярость. Он отказывался верить в то, что это ее работы, и настаивал на том, что она, должно быть, скрывала любовника. Он сжег картины, избил ее до потери сознания и не переставал бить до тех пор, пока глаза ее не опухли настолько, что не могли открыться.

    Когда она очнулась после побоев, в ее сердце была холодная уверенность – если она будет и дальше бояться, то это будет продолжаться.

    Она начала мстить с помощью монахини, которую Губерт послал за ней ухаживать после ее «ушиба». Женщину переполняло сочувствие, и она дала Катерине немного яда, которого хватило бы, чтобы моментально оборвать ее жизнь. Катерина поклялась, что примет его прежде, чем ее снова побьют. От монахини она узнала и о растении, которое действовало не так быстро, но было не менее смертоносным – о белладонне.

    Притворяясь покорной, Катерина ждала целый год, чтобы свершить свою месть. Она разговаривала кротко, не поднимала взгляда и подчинялась гнусному распутству своего мужа. На протяжении всей беременности она вынашивала его крах.

    План был прост. Она отравила его белладонной, но в небольшом количестве. Она не хотела его убивать, поскольку знала, что со смертью мужа, ее лишат земли – Церковь или даже соседи.

    Она дала ему первую дозу на праздничном пиру в честь дня рождения его первого сына – Жеана.

    Катерина не убивала своего мужа, но держала его больным месяцами, пока он выблевывал всю еду, которую только ей было доверено приносить ему. С каждым днем он становился немного худее, немного слабее, с каждым днем ему становилось немного страшнее. С каждым днем она ходила немного более величаво, улыбалась немного чаще, говорила немного более властно и гордо.

    После шести месяцев Губерт стал слишком слаб, чтобы сопротивляться, когда она вытащила его из кровати и окунула головой в бочку с водой. Три раза его голова скрывалась под поверхностью воды, пока он не обмочился от страха захлебнуться.

    На следующий день она объявила, что ее повелитель настолько слаб, что больше не может покидать свои покои, и что все свои приказы он будет передавать через нее.

    Губерт лишь раз попытался спастись, послав сообщение через окно пажу, который, как он надеялся, был ему верен. Но очарование Катерины отразилось на доверии, и она стала первой, кто узнал о его безнадежной мольбе. Она наказала мужа, отрезав ему язык.

    Пока ее муж был в заточении, Катерина была неоспоримой хозяйкой поместья. Ее рассудительное управление (как поместьем, так и соседями) сделало ее земли процветающими. Спустя восемь лет после того, как ее дрожащая рука впервые подложила отраву в тарелку мужа, она была достаточно богата, чтобы принять у себя в доме художников, скульпторов и менестрелей. Она снова начала рисовать. Ее первой работой был льстивый портрет ее мужа с сыном.

    В этом великолепии Катерина прожила десять лет. Она была счастлива; ее муж сошел с ума через четыре года, но это воистину дало ему великую свободу. Так как слуги поняли, что «лишь любовь Катерины может понять сбивчивую речь», Катерина почувствовала, что его можно спокойно выпустить и позволить гулять. Она удостоверилась, что рядом с ним всегда есть несколько верных ней людей, чтобы убедиться, что он не сделает ничего опасного, и в итоге для него стало привычным занятием сидеть, ссутулившись, на лавке в саду.

    Затем к ее двору явился новый гость – безбородый юнец, пришедший ночью, привлеченный слухами о прекрасной госпоже. Этот художник по имени Теобальд был умельцем, доселе невиданным Катериной, а его способности к музыке и танцам были и того выше. И что самое примечательное, создавалось впечатление, что Теобальда больше интересовала ее собственная тяга к рисованию. Он предложил стать ее учителем.

    Теобальд прожил в доме Катерины месяц до того, как она открыла одну тайну – Теобальд был женщиной, выдающей себя за мужчину. К своей гордости, Катерина думала, что это самая большая тайна, которую скрывал Теобальд, и это объясняло то, почему Теобальд появлялся только ночью, когда сумерки снижали риск разоблачения.

    Вскоре пошли слухи о том, что в окрестностях поселился призрак – дух в облике женщины настолько восхитительно красивой, что любой мужчина, который ее видел, застывал в безмолвном восторге, ошеломленный, желая сделать все, что угодно, лишь бы угодить ей. Катерина не обратила на это особого внимания. Ее больше заботила болезнь, которая, похоже, поразила ее слуг, хворь, от которой люди становились слабыми, бледными и озадаченными.

    Катерина ничего не подозревала об истинной природе ее ночной гостьи, пока Теобальд – или Теофано, как она была изначально известна тысячу лет назад – не решила, что Катерина достойна Становления. Достойна, по сути, рисовать вечно.

    Новое состояние сильно облегчило Катерине существование. Возможность любого бунта Губерта была пресечена кровавыми узами.

    Опыт замужества превосходно подготовил Катерину к жизни среди Проклятых, в которую женщина с удовольствием влилась. Под ее руководством ее старинный дом стал убежищем для многих путешествующих Каинитов.

    Следующий этап ее нежизни начался, когда ее сын Жеан, стал достаточно взрослым, чтобы позаботиться о землях. Во многом сын своей матери, Жеан был мудрым управителем. Это дало возможность Катерине и Теофано начать «паломничество». Не прошло и месяца после ее ухода, как Жеан получил весть о смерти матери. В этом отношении послание было правдивым, но это не остановило Катерину и ее ментора от путешествия в Париж. Оттуда Теофано отправилась в Португалию, оставив свое дитя жить своей жизнью.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тореадоры | Персонажи из книг |

    Просмотров: 582 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, 
    Revised

    Цитата: Ох, эта вечеринка, которую ты сегодня собрал для нас, такая милая! Все явились в нарядах, купленных в торговых рядах, на своих практичных японских автомобилях, с прическами в пригородном стиле. Умоляю, можно я возьму у тебя список гостей, когда уйду? Я хочу быть уверенной, что ни один из этих типов даже случайно не пересечет порог галереи, которую я выставляю в следующем месяце.

    Вступление: «Безнадежно обычный» - так описывался каждый, кто имел наглость появиться в твоей жизни. Твоего одобрения не удостоились ни семьи разбогатевших на очередном "буме продаж техники" нуворишей, которые населяли ваш некогда завидный район, ни шумные сборища торговцев, менеджеров среднего звена и прочих, которым самое место было в дешевой гостинице, а не по соседству с тобой. Твоих смертных родителей не волновало твое будущее; только шесть девушек посетили твою выездную вечеринку, и ни один молодой человек не отозвался на приглашение. Но что они могли знать? Они лениво стояли в сторонке, соглашаясь с работягами, которые делали все, чтобы избавиться от хороших семей в компании.

    Естественно, что ты проводила почти все время в размышлениях в одиночестве, так как никто другой не был достаточно хорош, чтобы составить тебе компанию. Ты была уверена, что в конечном счете родители списали бы тебя со счетов, 20-летнюю одинокую девушку, если бы не неожиданная удача – приезд Старосветского Герцога из Места Лучшего, Чем Эта Дыра. Ты сразу заметила его на собрании по поводу предвыборной кампании местного чиновника. Его походка выдавала дворянское происхождение, он держал голову с благородным высокомерием и отгонял официантов одним лишь взмахом руки. После встречи с ним ты знала, что никогда больше не будешь прежней.

    Ты даже не могла себе представить, насколько буквально была права. Ты думала, что удостоилась внимания бравого аристократа, в то время как он подыскивал самую жесткую и цепкую женщину, которую общество его родного города не видело на протяжении десятилетий, если не столетий. С тех пор, как в нем погасла искра творчества (кем он был… поэтом? Как давно это было...), он снова сможет сорвать аплодисменты, на этот раз - за свежую кровь, влитую в его вырождающуюся семью. Твоя врожденная самоуверенность, если ее развить, могла принести щедрые плоды или превратиться во взлелеянный образчик роскоши.

    Ты не разочаруешь его.

    Концепция: У Собратьев есть благородное сословие, и ты олицетворяешь самые лучшие и самые худшие его стороны, от великодушного покровительства до жестокого пренебрежительного отношения к обществу. Для тебя искусство лежит не столько в создании красивых вещей, сколько в их обсуждении – язвительная критика безвкусного главного творения художника-неудачника стоит дороже, чем сам предмет искусства. Это так же истинно и в отношении самих Собратьев; ты думаешь, что те, кого можно отшить презрительным фырканьем, не достойны Крови, и так с большинством Каинитов.

    Подсказки к отыгрышу:: Ты – несносная сука. Ты воплощение того стереотипа, который возникает в голове большинства Каинитов, когда они думают о Тореадор. Конечно же, это то, что необходимо роду Каинитов – и ты никому не дашь об этом забыть.

    Снаряжение: Дизайнерское вечернее платье, немецкий седан, драгоценностей на целое состояние, доверительный фонд.

    Натура: Ловкач

    Маска: Перфекционист

    Клан: Тореадор

    Поколение: 10

    Физические атрибуты: Сила 2, Ловкость 2, Выносливость 2.

    Социальные атрибуты: Обаяние 3, Манипулирование 4, Внешность 3.

    Ментальные атрибуты: Восприятие 2, Интеллект 3, Сообразительность 3.

    Таланты: Бдительность 1, Эмпатия 1, Выразительность 2, Запугивание 3, Хитрость 2.

    Навыки: Ремесла 1, Этикет 3, Исполнение 1.

    Знания: Академические знания 3, Компьютер 1, Финансы 2, Правоведение 2, Лингвистика 1, Политика 3, Наука 1.

    Дисциплины: Присутствие 3.

    Дополнения: Поколение 3, Стадо 1, Ментор 2, Ресурсы 4, Последователи 2, Статус 2.

    Добродетели: Сознательность 2, Самоконтроль 3, Мужество 5.

    Моральность: Человечность 6.

    Сила воли: 5.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тореадоры | Образцы персонажей |

    Просмотров: 315 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, 
    Revised

    В мире смертных Люси Кэннон (настоящее имя Мона Джинджерт), наверное больше всего известна благодаря небольшому эпизоду в «Комедии трагедий» на HBO. Благодаря ей в ужасном второсортном фильме «Случайная бабушка» («Grab Bag Grandma») появился этот единственный смешной эпизод.

    Камарилья же знает ее как женщину, доведшую главу одной очень влиятельной часовни Тремеров до бешенства. Перед Князем. На Элизиуме. И для этого ей потребовалось всего лишь пять минут безупречного добродушного подтрунивания.

    Тем, что она смогла довести обычно хладнокровного Тремера до настолько безумной жажды крови, что он потерял контроль над своим колдовским умом и атаковал ее оголенными клыками – в такой ярости, что его пришлось усмирять, как бешеную собаку, – она заслужила вечную вражду Цинциннатских Чернокнижников. Этим она также заслужила восхищение приятелей-Тореадор.

    Она проводит свои ночи в дороге, путешествуя от города к городу, смело выступая перед переполненными заведениями. Куда бы она ни пошла, ее везде уважают, почти боятся окружающие Собратья. В конце концов, когда ты потенциально бессмертен, по-настоящему мерзкий призрак вроде часто цитируемой фразы про «завари тампон» (шутка, после которой понесло Тремера) может в буквальном смысле преследовать тебя вечно, даже если сказавший ее давно умер от твоей руки. Ты предпочел бы, чтобы кое-какие фразы не связывали с твоим именем.

    Люси не показывала свое убийственное остроумие после инцидента в Цинцинатти, но все Собратья знают о нем и стараются не давать ей повода. Более того, она заручилась поддержкой других Тремеров, чтобы те предоставили ей местных телохранителей и амулеты, чтобы защититься от тауматургической мести – и чтобы удовлетворить свои запросы, которые, по слухам, были очень требовательны и причудливы.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тореадоры | Персонажи из книг |

    Просмотров: 238 | | Комментарии (0)

    Children of the 
    Night

    Происхождение: Единственным юстициарием, которому удалось сохранить свою должность в эти неспокойные ночи является Мадам Гил, и Внутренний Круг считает ее необходимым злом (крайне необходимым и крайне злобным). Даже среди юстициариев Гил выделяется безусловным отсутствием сострадания: ее способность обнаруживать предателей и преступников в коридорах власти стала поводом для многих ужасных историй.

    Девочка, которая позже станет Мадам Гил, родилась среди запустения во Франции, в крестьянской семье. Бедная и обычно голодная, она тем не менее расцвела в существо удивительной красоты. Когда ей было 16, то ее обручили с Люком, юношей из соседней деревни, с которым она флиртовала на предыдущей весенней ярмарке.

    Однако затем холодные клыки барона Воллгирра отняли у нее жизнь. Воллгирр, который был старым и злобным Сородичем и повелевал целой провинцией, заметил юную будущую невесту, когда она танцевала на празднике урожая. Ее красота что-то расшевелило в его мутной крови, и поэтому он призвал ее в свое имение среди далеких холмов.

    Мрачные опасения девушки насчет своей судьбы вскоре переросли в ужас, когда барон раскрыл перед ней свою истинную природу и выпил ее кровь. Получив Становление, она восстала в качестве наложницы барона, однако это одинаково иссушило ее тело и душу, и от нее осталась лишь жалкая и выцветшая оболочка.

    Для Воллгирра его новый приз был лишь крестьянской девушкой, которая сегодня была развлечением, а завтра могла стать обедом. Как же шоком для него было, когда одним вечером он проснулся с колом в сердце, а его замок был объят пламенем. Так Воллгирр и его жертва исчезли из истории.

    Дворы Франции времен Ренессанса во многих смыслах были вершиной культуры Сородичей этого региона и вампиры со всего света приезжали сюда чтобы посмеяться, потанцевать и отвлечься от огненных штормов Реформации и Шабаша. Среди всей этой торжественности и многолюдности было легко встретить другого Сородича, даже столь очаровательного, как Мадам Гиллес. Ее естественные шарм и изящество легко компенсировали недостаток манер, однако некоторые слишком циничные Сородичи все же подмечали ее неотесанность и юной представительнице клана Тореадор не оставалось ничего другого, как быстро учиться. Вскоре у нее не было недостатка в поклонниках как среди смертных, так и среди вампиров, а если один или даже несколько ее знакомых Сородичей исчезали время от времени – что ж, ночью по дорогам бродили ужасный Шабаш и жестокие оборотни, и вампиры вполне могли пропасть за стенами городов. Мадам Гиллес стоило немалых усилий находится на периферии общества вампиров и быть заметной, но никогда не привлекать к себе излишнего внимания.

    В начале семнадцатого века она снова встретилась со своим Люком. Когда Мадам Гил увидела его на балу, то почти упала в обморок, так как подумала, что увидела призрака или же далекого потомка своей старой любви. По правде говоря, он и был чем-то вроде этого: когда давным-давно Люк услышал о том, что ее вызвал к себе барон Воллгирр, он в печали покинул свое деревню и отправился странствовать. Однажды ночью на него напала разношерстая банда чудовищ, один из остатков тех толп, которые терроризировали ночи во время Восстания Анархов. Не будучи уже анархами и так и не став частью зарождавшегося Шабаша, эти вампиры проводили свои не-жизни в убийствах и грабежах. Они напали на Люка, чтобы убить и выпить его кровь, однако он столь доблестно и отчаянно сражался с ними, что один из банды решил проклясть его Становлением. Люк некоторое время путешествовал вместе с бандой, однако затем большая ее часть была уничтожена стаей Шабаша, а выжившие пошли дальше своими дорогами. С тех пор Люк существовал почти также, как и Мадам Гиллес, ведя себя тихо и обитая на задворках общества Сородичей.

    Они рассмеялись, как и на весенней ярмарке давным-давно, и испили друг из друга несколько раз. Мадам Гиллес рассказала Люку, как она приобрела силу благодаря крови старого и злобного Сородича и Люк с интересом слушал, когда она рассказывала о своей привычке выслеживать и убивать тех чудовищ, которых она была способна убить. Влюбленные принесли клятву избавиться от мира Проклятых, которые уничтожили их смертное счастье, и на некоторое время Люк и Мадам Гиллес стали самыми чудовищными диаблеристами во Франции.

    Их преступления резко оборвались, когда пара попыталась убить дитя самого Франсуа Вийона. Этот поступок привел к ужасным последствиям: Люк принял основной удар на себя и на него была объявлена кровавая охота, а убитая горем Мадам Гиллес бежала в безлюдную местность и снова исчезла со страниц истории.

    По правде сказать, Мадам Гиллес не совсем исчезла, а погрузилась в подпольный мир анархов. Снедаемая яростью из-за убийства Люка она скоро превратились в чудовище среди Сородичей-изгоев. Когда грянула революция и аристократы как смертных, так и Сородичей стали попадать на гильотину, Мадам Гиллес оказалась в самой гуще кровавого террора.

    Как это часто бывает в истории, вскоре революция вышла из-под контроля и Мадам Гиллес едва не была казнена сама, ей удалось выжить лишь пожертвовав многими важными пешками. Ее союзникам не так повезло, и Мадам Гилллес (которая теперь безо всякой иронии называла себя Мадам Гил) заключила союз с древним и корыстным Сородичем, которого она презирала больше всего, Франсуа Вийона. Отдав себя в его власть и с трудом скрывая свою истинную личность, Гил доказала свою ценность при восстановлении Франции и вскоре она уютно устроилась в организации, которую ненавидела больше всего на свете.

    В течение следующих двух веков она продолжала успешно вести дела и доросла до должности юстициария. В этой роли Гил была пугающе эффективна, и никто не мог так профессионально искоренять коррупцию в Камарилье как она. Она вымещала свою ярость разоблачая и уничтожая старейшин секты и ничто не доставляла ей такого удовольствия, как медленно мучить до смерти старых и до этого неприкасаемых Каинитов.

    Три года спустя, проводя обычное расследование убийства, которое совершил некий весьма эффективный убийца Шабаша, измученная Мадам Гил снова столкнулась с призраком из своего прошлого. Преследуя убийцу до его логова, Гил узнала, что он был не кем иным как Люком, которому столетия назад удалось спастись от кровавой охоты. После этого он вынужден был искать милости у Черной Руки. Теперь Люк был храмовником на службе у ужасного Шабаша, ветераном столетней войны.

    Когда эти два Каинита встретились, то их кровь запела, они сжали друг друга в кровавых объятьях и поклялись больше никогда не расставаться. Разумеется, это союз был под запретом у обоих сект, однако пара продолжала тайно встречаться в течение многих лет. Теперь Мадам Гил идет по узенькой тропинке между своей вновь обретенной любовью и своей не-жизнью. Она еще не расспрашивала своего любовника о его тайнах и не выдавала их, однако если такое продолжиться, то она несомненно будет скомпрометирована как юстициарий прежде, чем пройдет достаточно много ночей.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тореадоры | Персонажи из книг |

    Просмотров: 657 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, 
    Revised

    Регент Галбрайт умерла…

    Стаи со всей Северной Америки собираются в Мехико на ежегодный Palla Grande, проводимый в канун дня всех святых. Для Шабаша это одновременно и Рождество и Хэллоуин, кровавое чествование упрямства Каинитов. Регент и старшие кардиналы, примасы, епископы и архиепископы также организуют другие значимые мероприятия, в том числе Кровавое Пиршество, Кровавую Купель и показ пьес о бессмертии, которые ставят артисты секты. Бал, знаменующий наступление нового тысячелетия, должен был стать самым большим из всех, чтобы показать: Шабаш выжил и перешел в 21 век. Это было грозное празднество, где ликование слилось с напоминанием о том, что Меч Каина должен неусыпно бороться с величайшей угрозой – с Патриархами. Нью-Йорк был потерян, восточные владения охватили беспорядки, и Шабашу нужен был повод для такого праздника. Но мало кто понимал, что секте вот-вот будет нанесен еще один удар – убийство Тореадора-отступницы Мелинды Галбрайт.

    Празднование, как и предполагалось, началось на закате, и регент Галбрайт пообещала дать аудиенцию кое-кому из Каинитов до открытия Palla Grande. Захария Сикорски, Цимисх-трансвестит, наделенный невероятным талантом преображения, должен быть встретиться с Галбрайт, чтобы помочь ей с костюмом. Он должен был превратить ее в ангела, воплощение идеальной, слепящей красоты, подчеркнутой изяществом костяных крыльев. Но, войдя в ее покои, он нашел труп Галбрайт, уже успевший рассыпаться в прах, и таинственный символ, начертанный кровью на стене.

    Так как времени почти не было – вот-вот должен был начаться Palla Grande, - Сикорски превратился в регента и скопировал ее поведение. Это решение было принято под влиянием паники; Сикорски знал, что он – как последнее существо, видевшее регента, и как член нью-йоркской стаи, вытесненной из города Камарильей, - будет обвинен в убийстве Галбрайт. Поначалу Сикорски притворился регентом лишь на один вечер, чтобы не лишать праздника Шабаш, только что потерявший Нью-Йорк. Но когда вечер подошел к концу, Сикорски понял, что он не сможет никому открыться до тех пор, пока не узнает, кто же убил регента. Сейчас он по-прежнему остается Мелиндой Галбрайт, регентом Шабаша, и до чертиков боится, что рано или поздно его разоблачат.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тореадоры | Персонажи из книг |

    Просмотров: 542 | | Комментарии (0)

    Guide to the Sabbat (1999)

    Описание: Неопытные разведчики составляют бoльшую часть шпионов Шабаша Обычно они действуют в одиночестве или с напарником В отличие от разведывательных стай, эти шабашиты действительно «вступают» в ряды Камарильи или анархов города Некоторые разведчики впадают в депрессию или испытывают сильное чувство отчуждённости, усиленное отсутствием Братания.

    Внешний вид: В принявшем его городе разведчик выдаёт себя за артиста, работая диск-жокеем в клубе, пользующимся популярностью среди анархов и неонатов (а также смертных) Он носит кричащую дизайнерскую одежду и коротко стрижёт волосы, чтобы к ним не приставал запах клубного дыма Всё в нём источает спокойствие, за исключением взгляда, в котором сквозит потаённый страх, что его прикрытие раскроют.

    Советы по отыгрышу: Временами вы притворяетесь так хорошо, что даже забываете о своей миссии Вас поглощает любовь к музыке, и иногда вам приходится напоминать себе о главной цели Вы должны балансировать между излюбленным образом нежизни и ответственностью перед Шабашем.

    Клан: Тореадор антитрибу.

    Натура: Бонвиван.

    Маска: Щёголь.

    Поколение: 12-е.

    Физические: Сила 2, Ловкость 2, Выносливость 2.

    Социальные: Обаяние 4, Манипулирование 3, Внешность 3.

    Ментальные: Восприятие 2, Интеллект 4, Сообразительность 2.

    Таланты: Бдительность 3, Драка 1, Уклонение 2, Эмпатия 2, Экспрессия 2, Изящество 2, Знание улиц 3, Стиль 3, Хитрость 1.

    Навыки: Вождение 2, Этикет 1, Стрельба 1, Фехтование 1, Выступление 4, Скрытность 3, Выживание 1.

    Познания: Академические 2, Компьютер 2, Языки 1.

    Дисциплины: Прорицание 2, Стремительность 1, Присутствие 2.

    Дополнения: Другая личность 2, Контакты 2, Стадо 1, Ресурсы 2.

    Добродетели: Совесть 2, Самоконтроль 3, Смелость 3.

    Человечность: 5.

    Сила воли: 5.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тореадоры | Образцы персонажей |

    Просмотров: 326 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, 
    Revised

    Цитата: Да, я… минутку… - ты сказал Лео, что он уволен и больше никогда не будет готовить, кроме как в гребанной закусочной, верно? – Да, это нервная работа, но я… подождите, - Да, используй их как-нибудь, никто не должен знать, - да, я могу выкроить минутку, чтобы сделать это для Вас. Не беспокойтесь, босс.

    Вступление: Ты всю свою жизнь работала в баре своего отца. Там ты научилась газировать пиво, разбавлять виски, делать прекрасные гамбургеры из ужасно старого мяса и использовать заточку против матросов, которые видят «официантку», но думают «проститутка».

    Папочка оставил тебе наследство, как только окружение начало изменяться. Люди шутили, что он отдал концы после шока, полученного, когда кто-то попросил «Зиму». Но облагораживание сулило тебе хороший куш, особенно после того, как тебе удалось убедить яппи в «аутентичности» своего бара. Очень скоро дела пошли превосходно. Конечно, толпа продолжала раздражать, но Папочка научил тебя, как правильно общаться с гопниками. Очень скоро ты уже была готова открыть ресторан в городе. Настоящее модное заведение.

    В ту ночь, когда ты застала своего совладельца в неловкой ситуации, осушавшего какую-то красотку, ты осознала, что даже не удивилась. Ты просто помогла убрать тело, твой партнер постоянно извинялся, потрясенный произошедшим. Сказал, что он уже покойник. Сказал, что ты можешь сберечь его тайну, или же ему придется сделать так, чтобы ты никогда об этом не рассказала.

    Теперь ты понимаешь, какова жизнь на самом деле. Жаль, что сначала тебе пришлось умереть.

    Концепция: Ни один фанатик не воспринимает аргументов. Вас убедили, что так будет проще, но благодаря Становлению ты стала воспринимать красоту так, как не могла при жизни. Внешне ты до сих пор практичная, деловая женщина, но в душе посвящаешь себя тореадорскому видению красоты.

    Подсказки к отыгрышу:: Говори прямо – ты почти груба. Под покровом поведения жесткой девушки ты только начинаешь открывать для себя новый мир эстетики и чувственности, но это лишь малая часть тебя. Остальное – бизнес.

    Снаряжение: Заточка, девятимиллиметровый пистолет "Beretta Centurion", женский брючный костюм «Anne Klein» с лезвиями, вшитыми в лацканы, жемчужное ожерелье, двухдверный закрытый «Вольво» в краткосрочной аренде.

    Натура: Автократ

    Маска: Плутовка

    Клан: Тореадор

    Поколение: 13

    Физические атрибуты: Сила 2, Ловкость 3, Выносливость 3.

    Социальные атрибуты: Обаяние 4, Манипулирование 4, Внешность 2.

    Ментальные атрибуты: Восприятие 2, Интеллект 2, Сообразительность 2.

    Таланты: Бдительность 2, Драка 2, Уклонение 2, Эмпатия 1, Запугивание 1, Лидерство 1, Знание улиц 2, Хитрость 3.

    Навыки: Вождение 1, Этикет 1, Огнестрельное оружие 1, Ближний бой 1, Исполнение 1.

    Знания: Академические знания 1, Финансы 3, Правоведение 1, Лингвистика 1, Политика 3.

    Дисциплины: Стремительность 1, Присутствие 1, Стойкость 1.

    Дополнения: Союзники 2, Контакты 3, Влияние 1, Ресурсы 3, Последователи 1.

    Добродетели: Сознательность 2, Самоконтроль 3, Мужество 5.

    Моральность: Человечность 6.

    Сила воли: 5


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тореадоры | Образцы персонажей |

    Просмотров: 402 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, 
    Revised

    Цитата: Боже, дай мне передышку. Я пытаюсь помочь вам, люди.

    Вступление: Ты не питаешь иллюзий – твой Сир дал тебе Становление потому, что - давай признаем это - он старел и чувствовал, что выпадает из жизни. Он намеревался использовать тебя как проводника в современном мире, чтобы ты говорила ему, что люди сейчас смотрят по телевизору, какие чудные и модные наряды они носят, и указывала, что сейчас на пике популярности, чтобы он мог выкинуть туда свои деньги. Ну, это дерьмо продолжалось примерно месяц после того, как тебя отпустили. Одна встреча с молодым Собратом-приятелем, и ты сбежала, поняв, что тебя использовали.

    На подрыве ты вернулась прямо к убежищу Сира и вызвала его. Кем он, черт побери, себя возомнил? Какое право он имел играть с твоей нежизнью, особенно ради своего больного удовольствия? Ты только что повстречала одного молодого Сородича, не похожего на него, жалкого и старого, и он дал тебе понять, как на самом деле обстоят дела! Лицо Сира растянулось в улыбке. Он гордился тем, что ты так быстро учишься. Он согласился с тем, что использовал тебя, но как ты думаешь, что нужно было тому молодому Собрату? Неужели ты думаешь, что ему реально есть до тебя дело? Или ему просто нужен был еще один немертвый солдат в войне против старейшин? Ухмыляясь, Сир зашел обратно в дом – в мире Собратьев, чем бы ты ни занимался, ты являешься частью чьего-то плана.

    Концепция: Ты знаешь, что ты пешка. Но тебе все равно. Дело в том, что без тебя, как посредника между анархами и твоими Камарильскими старейшинами, у них буд ут натянутые отношения. Поэтому ты позволяешь старейшинам себе приказывать, а анархам называть тебе имена, но процесс обеспечения их коммуникации всегда позволяет удержать у себя несколько карт. В конце концов, умелое слово, оброненное в нужное ухо…

    Подсказки к отыгрышу:: Ты эгоистична, воспринимая себя вампирским продюсером Голливуда. Ты позволяешь чему-то случаться с другими людьми и берешь за это свою награду. И неважно, что одни воспринимают тебя как предателя, а вторые считают тебя своей марионеткой. Ты настолько хорошо контролируешь свою судьбу, насколько это возможно, потому что ты выбрала это. Ведь так?

    Снаряжение: Клубные шмотки и вечернее платье, спортивный японский седан, портативный MP3-плеер, кол, телефон с персональной системой связи.

    Натура: Директор

    Маска: Мечтатель

    Клан: Тореадор

    Поколение: 10

    Физические атрибуты: Сила 2, Ловкость 2, Выносливость 2.

    Социальные атрибуты: Обаяние 4, Манипулирование 3, Внешность 3.

    Ментальные атрибуты: Восприятие 3, Интеллект 2, Сообразительность 3.

    Таланты: Бдительность 3, Атлетика 1, Драка 1, Уклонение 2, Эмпатия 1, Выразительность 2, Запугивание 1, Знание улиц 1, Хитрость 2 .

    Навыки: Вождение 1, Этикет 1, Огнестрельное оружие 2, Исполнение 1, Безопасность 1, Скрытность 2, Выживание 1.

    Знания: Академические знания 1, Расследование 1, Лингвистика 1, Политика 2.

    Дисциплины: Прорицание 1, Присутствие 2, Затемнение 1.

    Дополнения: Контакты 3, Поколение 3, Ресурсы 2, Статус 2.

    Добродетели: Сознательность 3, Самоконтроль 4, Мужество 3.

    Моральность: Человечность 7.

    Сила воли: 4


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тореадоры | Образцы персонажей |

    Просмотров: 359 | | Комментарии (0)

    Children of the 
    Night

    Происхождение: Вне зависимости от своего имени, Пощада не обладает ничем подобным. При жизни ее звали Аллесандра, и слушая мольбы своих жертв она взяла себе новое имя и она является представителем нового и жесткого поколения Шабаша, которое рвется к власти. Она инквизитор, и в секте ее мнение является непререкаемым. Она родилась в Рио-де-Жанейро, однако теперь проживает в Монреале, где расследует слухи касательно инфернализма. Когда требуется разрешить ситуацию вне зависимости от обстоятельств, то она выглядит идеальной кандидатурой для своей работы. Однако к несчастью решения Пощады крайне разрушительны, и другие инквизиторы сравнивают ее тактику с ковровой бомбардировкой.

    В Монреале, где три стаи сражаются за власть, Пощада может стать спичкой на пороховом складе.

    До своего становления Аллисандра была последовательницей Ла Регла Лусуми, религии, которая происходила от Йоруба Африки и была связана с этикой и ответственностью. После Становление она попала в Шабаш и ей было тяжело совместить свою религию и свой новый статус в качестве мертвеца. Ее вера деградировала вместе с ее человечностью, и она стала участницей Сантерии, слабо замаскированных кровавых культов Ласомбра и Сетитов. С каждым шагом ее сострадание и доброта исчезали, и она превращалась в женщину, способную на немыслимые зверства.

    В Рио одинаковое влияние имели как Тореадоры Камарильи, так и Ласомбра Шабаша, и это необычное и неустойчивое равновесие сохранялось из-за общей заинтересованности в минеральных ресурсах этого города. Аллисандра же обожала разрушать и калечить, и это грозило разрушить хрупкий мир между двумя сектами. Она наслаждалась своей свободой и следовала своей жажде крови, наплевав на соглашение. Множество уличных детей исчезало, а полиция постоянно находила части тел на пляже Гуанабара. Во время одного из инцидентов полиция нашла одиннадцать тел последователей церкви Сантерии, которые были развешаны как туши на бойне. Общественность так никогда и не узнала об этом, однако Камарилья и Шабаш знали об этом и подозревали Аллисандру. Убитые члены Сантерии были ее смертными друзьями.

    Немного странно, однако самыми первыми на эту ситуацию отреагировали Ласомбра и отправили Аллисандру в Мехико. Ласомбра не хотели судить ее, но боялись, что она может навредить хрупкому миру. Аллисандра оставила город, когда обнаружила, что в качестве предупреждения ее смертный культ перебили и выпили из них кровь.

    В Мехико Аллисандра стала Пощадой, эту кличку она получила, когда принимала участие в карательных экспедициях. Ее религиозные склонности и те ритуальные действия, с которыми она убивала своих жертв привлекли внимание рыцаря-инквизитора Альфреда Бенезри, члена стаи Пастырей из Монреаля. Рыцарь-инквизитор выяснил, что Пощада никак не связана с инферналистами, и вскоре эти двое заключили ужасный союз. Альфред интересовался насчет Сантерии, а Пощада в свою очередь интересовалась Инквизицией. С его помощью она вскоре вступила в эту фракцию.

    Последние четыре года Пощада служила Шабашу в качестве рыцаря-инквизитора. Вне зависимости от своей ответственности она осталась жестокой. Другие инквизиторы обвиняли ее в том, что она уничтожала невиновных членов Шабаша (если таковые вообще существуют…) и получала при этом удовольствие. Однако ее также уважают за то, что она умеет выслеживать и ловить инферналистов и что она разбирается в Ла Регла Лусуми и Месса Бланка, двух религиях, которые практикуются среди американцев. Эти навыки привели ее в Монреаль, домен ее союзника архиепископа Альфреда Бенезри и место множество ересей. Учитывая силу Шабаша в этом регионе и вернувшуюся проблему инфернализма, Инквизиция держит здесь Пощаду и ее стаю, чтобы предотвращать ереси. Однако Пощада видит испорченность повсюду. Она издалека наблюдает за всеми, позволяет ее присутствию выполнять работу за нее и постоянно допрашивает местных Каинитов.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тореадоры | Персонажи из книг |

    Просмотров: 439 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, 
    Revised

    Цитата: Ничто так не привлекает мужчину, как женщина, говорящая «Ты не хочешь ко мне приближаться». Ты из таких мужчин? Потому что ты реально не хочешь ко мне приближаться.

    Вступление: Ты убила своего мужа. Сначала ты изменила ему, и он наверняка догадался. Но он простил тебя. Он всегда заслуживал большего, чем ты, и иногда тебе хотелось не быть такой чертовски красивой. Возможно, тогда он бы женился на другой, такой, которая бы ему помогала, которая бы сделала его счастливым. Ты? Если ты не носила кричащего наряда, то закрывалась в своей комнате с пианино или скрипкой, «творя». Неважно, что твои композиции никогда не дописывались – он верил в тебя. Он поддерживал тебя. Он любил тебя.

    Потом ты встретила его. Он слышал, как ты играешь со своим квартетом, и после подошел к тебе. Привлекательный? Да, но ничего особенного. По крайней мере, не настолько, чтобы подбить тебя на измену любимому, суженому мужу.

    Затем ты услышала, как он играет. Теперь это был лишь вопрос времени. Конечно же, твой муж о чем-то подозревал. Ты не могла скрыть это от него – бледность, истощение, возбуждение… и, конечно же, ночные прогулки. Твой демонический любовник звал – без слов, просто чувство, – и ты уходила.

    В ту ночь, когда он убедил тебя быть с ним вечно, твой муж пошел за тобой. Расчет времени был безупречным. Твой муж появился как раз тогда, когда тебя охватила пламенная, сводящая с ума жажда. Ты до сих пор помнишь все, как в тумане – только алый голод, страсть, потребность и, что хуже всего, – любовь. Ты любила его больше как свою первую жертву, чем ты когда-либо любила его как мужа.

    Когда ты поняла, что он сделал с тобой, что он заставил тебя сделать, ты накинулась на него, вновь взяв крови, отрыгивая ее снова и снова, чтобы освободить место для новой, пока не осушила его, вместе с кровью выпив его проклятую душу.

    Ты знаешь, кто ты и что совершила. Ты понятия не имеешь, что делать с оставшейся вечностью. И ты не написала ни одной песни и не сыграла ни ноты с ночи твоего Становления.

    Концепция: Даже при жизни ты была рабой своих страстей. При нежизни они только усилились. Ты трепещешь перед восторгом кормления, даже когда находишься во власти безумия. Ты ненавидишь себя за совершенные преступления, даже будучи отравленной своей новой силой.

    Подсказки к отыгрышу:: Ты изменчива, непостоянна и непредсказуема. Даже ты не понимаешь собственных перемен настроения. В одну ночь ты чувствуешь себя самым удивительным чудом этого мира. В другую готова повеситься из-за вины за свои преступления.

    Снаряжение: Скрипка, абонемент симфонического оркестра, официальное вечернее платье.

    Натура: Бунтарь

    Маска: Мечтатель

    Клан: Тореадор

    Поколение: 9

    Физические атрибуты: Сила 2, Ловкость 2, Выносливость 2.

    Социальные атрибуты: Обаяние 2, Манипулирование 2, Внешность 4.

    Ментальные атрибуты: Восприятие 3, Интеллект 4, Сообразительность 3.

    Таланты: Бдительность 3, Уклонение 3, Эмпатия 2, Выразительность 3, Запугивание 1, Хитрость 1.

    Навыки: Знание животных 1, Ремесла 2, Вождение 1, Этикет 3, Исполнение 3, Безопасность 1.

    Знания: Академические знания 1, Финансы 1, Лингвистика 1, Оккультизм 1, Наука 1.

    Дисциплины: Стремительность 2, Доминирование 1, Прорицание 1.

    Дополнения: Поколение 4, Стадо 1, Ресурсы 3.

    Добродетели: Сознательность 2, Самоконтроль 3, Мужество 5.

    Моральность: Человечность 5.

    Сила воли: 6


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тореадоры | Образцы персонажей |

    Просмотров: 284 | | Комментарии (0)

    Guide to the Sabbat (1999)

    Описание: Прискусы — мастера манипулирования, служащие советниками архиепископам и кардиналам Хотя многочисленные клеветники скажут, что они используют  политическую власть и влияние только на благо себе Должность прискуса скорее почётна, чем полезна: прискусы хорошо осведомлены, но почти лишены «официальной» власти Тем не менее, они вхожи во властные круги и часто обладают значительным личным мастерством Слабак или глупец не добьётся должности советника Прискусы редко показываются другим шабашитам, не говоря уже об остальных вампирах.

    Внешний вид: Прискус — современный мажордом, чья рабочая одежда сменилась на изящный костюм-тройку Он — сильный аргумент в пользу того, что не все шабашиты являются гогочущим хулиганьём в косухах У прискуса строгое, бесстрастное лицо, и он, конечно же, полон презрения к некомпетентности и ошибкам.

    Советы по отыгрышу: У вас талант к контролю над ситуацией, даже если вы сталкиваетесь с подобным впервые Непоколебимая самоуверенность привлекает к вам окружающих, и вы не упустите возможности воспользоваться этим преимуществом (как правило, без их ведома) Среди ваших приближённых нет дураков, и вы ненавидите прощать или принимать извинения .

    Клан: Тореадор антитрибу.

    Натура: Интриган.

    Маска: Перфекционист.

    Поколение: 7-е.

    Физические: Сила 4, Ловкость 4, Выносливость 4.

    Социальные: Обаяние 5, Манипулирование 6, Внешность 6.

    Ментальные: Восприятие 6, Интеллект 3, Сообразительность 4.

    Таланты: Бдительность 3, Драка 1, Уклонение 1, Эмпатия 5, Экспрессия 5, Изящество 4, Запугивание 5, Лидерство 3, Знание улиц 3, Стиль 4 (гламурный), Хитрость 5.

    Навыки: Ремёсла 4, Этикет 5, Стрельба 2, Огненная пляска 2, Чтение по губам 2, Фехтование 4 (фехтование), Выступление 5, Безопасность 5, Скрытность 2.

    Познания: Академические 4 (классика), Знание Чёрной Руки 1, Бюрократия 4, Знание Камарильи 2, Финансы 3, Расследование 4, Языки 3, Оккультизм 2, Политика 5, Знание Шабаша 4, Знание преступного мира 2.

    Дисциплины: Прорицание 4, Стремительность 2, Доминирование 3, Стойкость 4, Затемнение 1, Власть над тенью 2, Присутствие 6, Могущество 1, Тауматургия 2, Изменчивость 2.

    Пути Тауматургии: Путь крови 2, Руки разрушения 1.

    Дополнения: Контакты 5, Влияние 5, Стадо 2, Ресурсы 5, Слуги 4, Ритуалы 3, Статус в Шабаше 5.

    Добродетели: Убеждённость 2, Самоконтроль 4, Смелость 4.

    Путь просветления: Путь смерти и души 6.

    Сила воли: 9.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тореадоры | Образцы персонажей | Титулы Шабаша |

    Просмотров: 506 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, 
    Revised

    Цитата: Да, да, да, свобода и все такое. Добро пожаловать в семью. Теперь дай мне посмотреть твое чертово запястье.

    Вступление: Твоя непристойность при жизни была в основном для представления. Ты делал большое представление из высмеивания проблем других людей – ты послал мертвые цветы, когда твоей мачехе сказали, что у нее эмфизема, ты подложил патроны для дробовика в глушитель своей бывшей девушке и ты редко когда оставлял «на чай» в ресторанах. Больше всего на свете ты хотел показать миру палец, и было очень важно, чтобы другие люди увидели, как ты это делаешь.

    Так же было и с твоим Становлением. Ты думал, хер с ним, поцеловать парня – не конец мира, но когда тот пидор, мать его, укусил тебя, ты вышел из себя. Рассвирепев, ты ударил парня головой. По крайней мере, ты попытался его ударить. Он двигался слишком быстро, постоянно уворачиваясь в последний момент. Даже когда тебе удалось его ударить, то показалось, что ты ударил телефонный столб. Он измотал тебя, а затем закончил работу, смеясь, прежде, чем перевести тебя за грань.

    С тех пор ты пользуешься своей сущностью Каинита при любой возможности. Теперь ты можешь реально стебаться над людьми, а если они будут иметь много чего против этого, ты можешь принести их домой на ужин стае. Кто знает – может быть, они станут частью семьи.

    Концепция: Ты ведешь братьев-Шабашитов по тропе духовного развития прямо к победе в войне против ненавистных Патриархов. Ах да, еще ты разводишь кроликов и кидаешь мелочь попрошайкам. К черту – ты занял пост, выбив все дерьмо из предыдущего священника стаи на Мономахии, поэтому можешь претендовать на большую часть преимуществ стаи. Что бы это ни было – витэ, смертное стадо, награбленные деньги – ты священник, и ты всегда оторвешь большой куш. К тому же ты - единственный, кто может исполнить все шаманские пляски, и это не дает разному быдлу разевать рот на твое место. По крайней мере, ты на это надеешься.

    Подсказки к отыгрышу:: Ничто так не заставляет засранцев действовать слаженно, как понимание того, что ты гораздо опаснее, чем они могут себе представить. Внушай страх, а если не получится – заставь их себя ненавидеть. В конце концов, ты ведь делаешь это не для себя. Кто-то должен присматривать за молодняком, и никто никогда не обещал тебе цветочного садика.

    Снаряжение: Молоток с круглым бойком, вычурный кинжал для Братания, карманный компьютер, телефон с персональной системой связи, горсть костяшек человеческих пальцев.

    Натура: Разбойник

    Маска: Монстр

    Клан: Тореадор Антитрибу

    Поколение: 12

    Физические атрибуты: Сила 3, Ловкость 2, Выносливость 5.

    Социальные атрибуты: Обаяние 2, Манипулирование 3, Внешность 1.

    Ментальные атрибуты: Восприятие 3, Интеллект 1, Сообразительность 4.

    Таланты: Бдительность 2, Атлетика 2, Драка 2, Уклонение 2, Эмпатия 1, Выразительность 1, Запугивание 3, Знание улиц 2, Хитрость 1 .

    Навыки: Знание животных 1, Ремесла 1, Вождение 1, Ближний бой 2, Безопасность 1, Скрытность 1, Выживание 2.

    Знания: Расследование 2, Правоведение 1, Оккультизм 2.

    Дисциплины: Прорицание 1, Присутствие 2, Стремительность 1.

    Дополнения: Контакты 1, Поколение 1, Ресурсы 1, Ритуалы 2, Статус Шабаша 1.

    Добродетели: Сознательность 2, Самоконтроль 2, Мужество 2.

    Моральность: Путь Катари 4.

    Сила воли: 5.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тореадоры | Образцы персонажей |

    Просмотров: 331 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, 
    Revised

    Цитата: Актерское мастерство – как и большинство искусств – лишь ложь. И когда за нее еще и платят – это просто замечательно.

    Вступление: Были дни, когда ты не ел. Были ночи, когда ты ходил по забегаловкам в поисках 50-летних потаскух – не ради секса, а ради места, где можно было бы переночевать. Ты страдал за свое искусство, продавая свой зад, подкладывая малолеток под директоров и безжалостно отшивая всех, у кого не было хоть чего-то, что помогло бы тебе добиться успеха. Люди выводили тебя на сцену, потому что были тебе должны, потому что они уставали говорить тебе «нет» или потому что боялись того, что ты можешь рассказать их супругам.

    Когда ты был на сцене, они не могли больше этого отрицать. У тебя был талант, была энергия, у тебя было сценическое очарование! Худое, трогательное тело больше не чувствовало боли. В 1999 ты всерьез намеревался вернуться к старому – трахаться ради выгоды, клеветать, шантажировать слабых для того, чтобы попасть в кино, – когда ты увидел ее.

    Ты был на сцене, она в зале, но даже в полумраке они притягивала твой взгляд, как магнит. Ты попытался выбросить ее из головы, но увидел ее на улице за дверью своей квартиры. Ты сбежал вниз по лестнице, но она исчезла.

    Так шли недели – мимолетное видение, а затем ничего. Ты уже решил, что съехал с катушек, когда однажды вечером открыл дверь в квартиру - а там была она, одетая только в твой новый шелковый купальный халат. Она ничего не говорила, только распахнула халат - и ты не устоял.

    Следующей ночью она посадила тебя в лимузин. Ты купался в зависти своих приятелей-актеров, отметая все вопросы понимающей улыбкой. В машине ты спросил ее имя, и она назвала имя одной из кабачных шлюх, которых ты соблазнил. Ты спросил снова и на этот раз это было имя актера, которого ты заразил гриппом, чтобы получить роль. Продюсера, которого ты шантажировал. Друга, которого ты обокрал на 200$ и кашемировый свитер. Постепенно ты начинал понимать, что она делает с тобой то же, что ты делал с другими. И тебе было наплевать.

    Когда она предложила тебе присоединиться к ней, ты согласился.

    Концепция: Ты великий лицемер. Ты всегда использовал людей при жизни, поэтому ты не видишь причин, почему бы отказываться от этого в нежизни. К тому же, соблюдени е Маскарада для тебя – плевое дело. В конце концов, в случае чего ты можешь просто солгать или попросить вернуть долг.

    Подсказки к отыгрышу:: Ты очарователен, общителен, дружелюбен, любезен и абсолютно, полностью эгоистичен. Ты следишь за молодыми вампирами и как только узнаешь их секреты – шантажируешь. На старых вампиров ты производишь впечатление, входишь с ними в союз, пока не выпадает возможность вытеснить их. Смертные – игрушки.

    Снаряжение: Karmann Ghia с откидным верхом, отмычки, PalmPilot, крохотная цифровая камера.

    Натура: Потворщик

    Маска: Угодник

    Клан: Тореадор

    Поколение: 11

    Физические атрибуты: Сила 2, Ловкость 3, Выносливость 3.

    Социальные атрибуты: Обаяние 3, Манипулирование 4, Внешность 3.

    Ментальные атрибуты: Восприятие 2, Интеллект 2, Сообразительность 2.

    Таланты: Бдительность 2, Атлетика 2, Драка 1, Уклонение 2, Эмпатия 2, Выразительность 3, Знание улиц 1, Хитрость 2.

    Навыки: Вождение 1, Этикет 2, Исполнение 3, Скрытность 1, Выживание 1.

    Знания: Академические знания 2, Компьютер 1, Расследование 3, Оккультизм 1, Политика 1.

    Дисциплины: Стремительность 1, Присутствие 1, Прорицание 1.

    Дополнения: Контакты 5, Поколение 2, Ментор 1, Ресурсы 3.

    Добродетели: Сознательность 3, Самоконтроль 4, Мужество 3.

    Моральность: Человечность 7.

    Сила воли: 4


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тореадоры | Образцы персонажей |

    Просмотров: 347 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, Revised

    Кат: Я искренне надеюсь, что ваш разбавленный род еще не исковеркал и не растерял по кусочкам то драгоценное знание, которым наш род обладал. Мое знание простирается к Первому Городу, основанному и управляемому Каином после его скитаний в пустыне.

    Кар: Вы имеете в виду Енох?

    Кат: Енох? Я слышала, так звучало имя одного из первых трех, но об этом позже.

    Кар: Я слышала, что Енохом назывался Первый Город.

    Кат: Вот в этом вульгарность твоего современного языка и неточность ваших разбавленных знаний. Наш первый город назывался Убар (Ubar). Хотя, исходя из того, что я слышала про Еноша, я бы не стала говорить его потомкам, что город был назван его именем. Слишком много чести. Нет, первый город был Убар, «Королева Ладана». Годы спустя я слышала, как наши враги говорили, будто Каин выбрал единственный город, который мог скрыть отвратительный запах его и его потомков, но это была завистливая болтовня. Знаешь, Каин много путешествовал и многое повидал. Он видел чудеса шумеров – особенно колесо – и принес их в Убар. Под его руководством город процветал. Один мой знакомый мыслитель Вентру – тупой, тупой последователь по имени Гермиас – сказал, что город процветал именно благодаря Каинову терпению и готовности ждать семь поколений, пока его рощи либо станут прекрасными, либо зачахнут. Правда, я уделила немного внимания его экономической болтовне… Я не думаю, что Гермиас до сих пор… стоп, я только что вспомнила, что он сгинул во Втором Пожаре. Неважно. В любом случае, Убар процветал при короле Каине, и, как описано в Книге Нод, он создал два Дитяти.

    Кар: Два? В наших текстах Нод говорится, что у Каина было три Дитяти – Цилла (Zillah), Ирад (Irad), и Енош (Enosch)

    Кат: Нет, эти были Второго Поколения. Первого Поколения было двое, их имена утеряны. Это были два прекрасных любовника, созданных друг для друга, и Каин надеялся, что, принеся эту любовь в дар вечности, он искупит жестокие деяния свои в прошлом. Но двое пришли в отчаяние, когда узнали, что никогда не смогут иметь своих детей. Они мечтали одной ночью слиться телом, как были слиты душой, создав новую душу, которая бы сочетала лучшие их качества. Вместо этого они были обречены на вечность страданий, как два существа, которые никогда не объединяться духом в потомстве. Вместо того, чтобы принять такую участь, они вместе вышли на солнце. Каина охватила великая скорбь, и он запретил произносить их имена. Он поклялся, что больше никогда не даст Становление. Тем не менее, скорбь сделала его одиночество невыносимым, и он дал Ложную Жизнь Цилле, Ираду и Еношу еще до того, как хотя бы одно человеческое поколение умерло от старости. Некоторые говорят, что причиной их кончины был тот факт, что их Сир нарушил свою клятву, Обращая их, и они были помечены плохим знаком, из-за которого им были предначертаны ненастья. Я не могу точно сказать.

    Кар: Но тогда… Если Каин Обратил их, не должны ли они быть такого же поколения, что и два любовника?

    Кат: Во имя любви Божьей, девочка, ты что, не слушаешь меня? Каин обратил их после любовников (примечание для Ребекки: знаю, это не ответ на вопрос. Не думаю, что Катерина сознательно вводила меня в заблуждение; или она была сбита с толку после пробуждения из торпора, или просто врала, чтобы утаить остальную историю)! Ирад, Енош и Цилла выбрали себе 13 спутников, от которых и пошли 13 великих Кланов. Среди них была и наша основательница, великая танцовщица с быками.

    Кар: Не скульптор?

    Кат: Нет, тебя ввел в заблуждение обычный миф. Нашей основательницей была не скульптор Арикель (Arikel), и наш Клан не ассоциировался с розой до прибытия в Европу. Ты когда-нибудь видела розу на Святой Земле? На самом деле мы были «Кланом Цветения», вероятнее всего, лилии.

    Кар: Как звали нашу основательницу?

    Кат: Ты этого не знаешь? О, многострадальные стопы Иисуса!

    Кар: Мы всегда слышали, что это была «Тореадор», но это, очевидно, испанское слово, не из старого мира…

    Кат: Это воистину время вырожденцев. Я полагаю, не твоя вина в том, что ты была Становлена невежественным незаконнорожденным саксом. «Тореадор» было не само имя, а больше определение. Слушай внимательно: мы потомки Иштар (Ishtar), которую позднее называли Астарта (Astarte) или Инанна (Inanna), но Иштар, именно так звали ее, когда она, смертная, родилась в Убаре, как Иштар ее Становили, и как Иштар ей поклонялись в Шумерии. Но об этом, несомненно, будет позже в нашей истории.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тореадоры |

    Просмотров: 285 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, Revised

    Кат: Ты ведь знаешь о потопе, не так ли? Битва, в которой двенадцать убили троих, и последующий гнев Каина. Он поднялся со своей лично приготовленной могилы и проклял 12 из 13 Детей Циллы, Еноша и Ирада, тем самым ужасно покарав их за отцеубийство. Энойя (Ennoia) Охотница была обречена стать как животное, Малкав Волхв был обречен на безумие (мое личное мнение, что Саулот был проклят так, чтобы его потомки навсегда были привязаны к нескончаемой процессии заурядных, безнравственных выскочек). Только одна «официальная» история такого проклятия дошла до меня, и это было проклятие Носферату. Будучи самым смелым из всех убийц, он дал пощечину Каину и назвал его великим глупцом. «Кто ты такой, чтобы говорить, что наши Сиры не должны были давать нам Ложную Жизнь? Твои первые два избранника уничтожили себя, дабы отвергнуть твой дар!». Более этого он произнес два имени, на которые Каин наложил запрет. В ярости Каин молвил «Ты никогда не утолишь свою жажду чужих секретов, и я покараю тебя так, что ты будешь вызывать отвращение у всех, кто тебя увидит». Единственной, кого не коснулось проклятие, была молодая танцовщица с быками, Иштар, потому что она единственная не участвовала в бойне. Ей Каин сказал: «Беги далеко на север, ибо, когда твои братья и сестры узнают, что тебя не постигла их участь, они будут в гневе». Тогда же она получила благословение Каина: ведь не имеет значения, как долго она стоит по нашу сторону могилы, она никогда не потеряет человеческого чувства красоты. Наша основательница бежала на запад и на север, в Шумерию. Там ее красота и сила настолько поразили шумеров, что они стали почитать ее как богиню. Некоторое время она была счастлива в Шумерии, и там она Обратила своего смертного любовника Таммуза (Tammuz). Ее счастье, тем не менее, не могло длиться долго. Как и предсказывал Каин, ее кровожадные сестры и братья не оставили ее в покое и вскоре уже шли по ее следам. Первой ее нашла дикая Энойя, которая в то время была известна под именем Энкиду (Enkidu). Тот самый занудный Вентру, которого я упоминала, Гермиас, утверждал, что тут не обошлось без Энки (Enki) или Еноша, дитя Каина, который обратил Энойю, но были и такие ученые, которые считали это полным бредом. Они с Энойей владели какой-то очень важной вещью. В «Энума Элиш» она упоминается как Скрижаль Судьбы – законы для человечества, написанные самим Энки. Что именно было написано на глиняных табличках, вопрос очень спорный. После своего Становления Гесиод верил в то, что они содержат раннюю версию Книги Нод. Беккет и Монкада думали, что там записан перечень возможностей крови, объясняющих всю магию Еноша.

    Кар: Вы имеете в виду перечень дисциплин, которыми владел Енош?

    Кат: Это зависит от того, в какие сказки верить. Безусловно, он владел всеми силами, которые были обычными в мое время, кроме ублюдочного колдовства Тремеров. Также говорят, что он владел такими силами, которым не учил своих детей, оставляя их исключительно для себя. К примеру, о нем говорили, что он может разрушать Узы Крови по своему желанию и забирать смертельную силу у кормленных кровью людей. Но это не более чем легенды, такие же правдивые, как и рассказ Анатоля Малкавиана, что на скрижалях Еноша детально описана судьба каждого Каинита, которые уже были и которые еще будут, от изгнания Каина до Времен Слабой Крови (Time of Thin Blood).

    В любом случае, Иштар попыталась отобрать эту вещь у Энойи. Возможно, остальные 13 поддержали Энойю. Далее, Энойя обращает женщину, известную в аккадских мифах как Эрешкигаль (Ereshkigal), которая помогает ей выследить Иштар. Двое Каинитов схватили Иштар, возможно, обманом заставив ее забыть про свои силы, но, в конце концов, Таммуз ее спас. Тем не менее, он поплатился, умерев Окончательной Смертью, спасая своего Сира. Как часто такое встретишь в современных ночах? Это не было обычным делом в мое время, я тебе это говорю свободно.

    С разбитым сердцем и без надежды отомстить убийце-Энойе, она обратилась к царю шумеров, Гильгамешу, и предложила ему свое Становление, если он поможет ей в борьбе с «Энкиду». Тем не менее, ее коварный противник уже предупредил о ней царя. Став перед выбором между силой Гангрел и красотой Иштар, король выбрал силу. Тореадор сбежала от парочки, но не раньше, чем отпустила с привязи великого монстра, известного как Небесный Бык. Можно предположить, что это был просто чудовищный бык, которого она вскармливала своей кровью, пока он не достиг ужасающих размеров и силы, но никто не может сказать точно.

    Покинув Шумерию, она добралась до Крита. Там она обучила людей искусству ловить бегущего быка за рога и перепрыгивать через его спину. По законам Крита быка почитали как священное животное, поэтому вполне естественно, что они пустили «тореадора» в свои сердца. Все было хорошо, до тех пор, пока Минос, Царь Крита, не узнал, что Иштар может передавать дары бессмертия и красоты другим. Он умолял ее об этом, но поначалу она отказывалась. Видевшая страдания Каина в Убаре, жестокость Гильгамеша в Шумерии, она чувствовала, что только несчастье может принести дар Каина правителю. Он сказал ей, что если она не хочет продлить его жизнь, он не видит смысла продлевать ее, и приказал покинуть Крит. Она немного уступила, сказав, что, если он хочет, она даст Становление его сыну.

    К несчастью, сын был недостоин дара. Он впал в объятия Зверя и никогда оттуда не выбирался. Не желая убивать своего единственного сына, Минос заключил его в беспросветный лабиринт, где он питался кровью юношей и дев, приносимых в жертву. Эта история, искаженная и переиначенная в некоторых местах, известна нам от Овидия и Апполлодора как легенда о Минотавре. Оба сходятся в имени человека, убившего отвергнутого и безумного сына Миноса: Тезей. Его, наверное, стоит признать первым человеком, убившим одного из нас своими собственными руками. Он должен был быть великим человеком.

    Минос в печали искал Тореадор, чтобы попросить прощения за свою глупость, но она уже покинула город и пришла в Микены, забрав минойское искусство с собой. Некоторые говорят, что в путешествиях ее постоянно сопровождал влюбленный маг Дедал, который ранее не видел такого существа, как она, но это, возможно, всего лишь выдумка.

    «22 сентября

    Дорогая Ребекка, сказать, что у Катерины есть небольшие проблемы с адаптацией в современном мире - значит не сказать ничего. Она уже сломала два телефона, телевизор, Эдгарову стереосистему, и электронный будильник. Любой прибор, который издает шум, пугает и бесит ее, если только звук, который он издает, не является звуком железного или хрустального колокольчика (да, она слышит разницу между настоящим звоном колокольчика и его записью). Она отказывается даже смотреть на телевизор, определив его как «адский и вредный». Она соглашается слушать музыкальные записи, хотя и предпочитает аналоговые записи цифровым. Что бы ни случилось, она не будет говорить по телефону, потому что убеждена, что это магическое устройство. Из хорошего: она учит современный французский, немецкий и английский с поразительной скоростью. Знание языков нужно ей, чтобы выйти из дома Нобсталлинга. Недавно позволила ей посмотреть на машину в движении и рассказала, со сколькими такими же она встретиться в городе. Машина впечатлила и напугала ее очень сильно.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тореадоры |

    Просмотров: 324 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, Revised

    Кат: В Микенах, где-то за пятнадцать столетий до рождения Христа, сама Тореадор исчезает из исторических летописей. Но нет никаких сомнений в том, что происходящие от нее Каиниты сильно влияли на развитие греческого общества. Давайте, например, рассмотрим историю Тантала (Tantalus) и Пелопа (Pelops). Прошедшая через века история о том, как царь Тантал убил своего сына Пелопа и подал его на стол богам в знак презрения, за что и был наказан. Поэт Пиндар (Pindar) ставит под сомнение правдивость этой истории – не из-за ее вопиющей неточности (детали которой известны в первую очередь представителям нашего вида и, конечно же, мертвым), а потому, что он считал ее богохульной.

    А вот настоящая история: Тантал и вправду отдал своего сына на съедение в знак лояльности одному (или нескольким) из нашего вида. Как по мне, так история о том, что в загробном мире Тантал был наказан ужасающим голодом, который он никогда не утолит, свидетельствует, что он связался с Вентру, которые были повсюду. Но этого никто никогда не узнает.

    Достоверно же известно, что одна из его смертных внучек, царица Ниоба, соревновалась с одной из детей Тореадор, добиваясь любви музыканта Амфиона (Amphion). В то время как Амфион, естественно, больше склонялся к совершенному очарованию немертвых, Ниоба умоляла его остаться с ней из-за четырнадцати их смертных отпрысков. Будучи неспособным бросить своих детей, он отказался от Становления. Разозленная отказом, дочь Тореадор убила всех четырнадцать детей Амфиона, одного за другим, прямо перед их матерью. Затем она Становила Амфиона насильно.

    Амфион никогда не говорил о судьбе своего Сира и никогда не произносил ее имя, но начиная с него у нас есть первая непрерывная линия потомков. От Амфиона, одного из наших Старцев (Methuselahs), идут линии Гесиода (Hesiod), Теофано (Theophano) и Меннипуса. (Mennipus). Теофано Становила меня, я одарила Филиппа, и так далее вниз по потомкам вплоть до твоего бедного трупа.

    Кар: Гесиод? Вы имеете в виду греческого поэта Гесиода?

    Кат: Нет, скорее его наставника, чье имя он взял в знак почтения. К несчастью для поэта, много его трудов пропало во время римской оккупации, доставшись неизвестно кому. В то время как я пытаюсь свалить это на Вентру, моя самая честная часть подсказывает мне, что это сделал кто-то нашей с тобой Крови – вполне возможно, завидующий ребенок, насоливший сопернику уничтожением работ Сира. И как всегда случается, когда кто-то уничтожает историю, никто ничего никогда не узнает. Это очень печально. Это невозместимая утрата. Ах да. Где я остановилась?

    Кар: Микены.

    Кат: Ах, да. Так вот, как утверждала Теофано, современники Сира ее Сира – которые были четвертого поколения – расплодились неимоверно и стали давать огромное количество необдуманных Становлений, в результате чего появилось большое количество неопытных, избранных на свое несчастье детей. Эти безымянные толпы начали препираться, ссориться и осуществили проклятие Уриила (Uriel). Пока они боролись между собой за контроль над Микенами, они преуспели только в истреблении друг друга и в ослаблении страны. Великое множество их было забито до смерти или положено в торпор, оставляя после себя привязанных Узами Крови смертных, правящих страной, но без источников драгоценной крови. Бедные смертные слуги сходили с ума, оставляя Микены без правителей. Это привело к тому, что целая нация стала уязвимой для вторжения дорийцев, живущих рядом с не обращавшими на них внимания Тореадор на протяжении столетий. Те немногие, которые избежали Джихада в Микенах, расселились по всему Средиземноморью. Некоторые из них встретили Окончательную Смерть, некоторые возвысились, но все усвоили один урок: в то время как Каин мог править страной как король, никто из его детей на это не способен – особенно когда рядом есть другие Каиниты.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тореадоры |

    Просмотров: 319 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, Revised

    Кат: Я уже много рассказала о нашем Клане, но, по-моему, пришло время рассказать кое-что и о других членах «семьи» Каина.

    Помнишь, я рассказывала о том, как Иштар сбежала на север, оставив Энойю как «Энкиду» в Шумерии? Так вот, Гангрел процветали там некоторое время, но в окрестностях было слишком много разных племен и слишком мало земли для проживания. Аккадцы разгромили Шумерию Энойи. Я слышала рассказы о том, как солдаты Саргона (Sargon) преследовали Гангрел по улицам города, вооруженные факелами, загоняя их в яму в центре, где их удерживали, окружив горящими бревнами, пока не настанет рассвет. Я хочу тебе сказать, что за победой солдат Саргона стоял один из родов Каина, но пустое хвастовство Ласомбра и Сеттитов не имеет под собой никаких оснований. Я истинно верю в то, что Саргон был просто сильным человеком, который знал о слабостях Каинитов и использовал их себе на руку.Но даже его правление не могло длиться вечно, и Хаммурапи и вавилоняне повергли его, а их в свою очередь покорили хетты и так далее. Ума не приложу, почему Гангрел устали от варварства и собирательства, но если и было место, которое бы показало им тщетность подражаний царству Каина - это был Плодородный Полумесяц за две тысячи лет до рождения Христа.

    Ашшуру больше повезло - возможно, из-за того, что он меньше заботился о правлении, чем о преумножении своих знаний. Он не волновался о том, как бы его родная страна не сгорела в пламени факелов захватчиков. Вполне возможно, что Ашур и его дети были причастны к падению Шумерии Гангрелов, но лично я в это слабо верю. Это было бы неестественно удачно для них. Но Ашур был достаточно мудр, чтобы объединиться с детьми Вентру, когда Рим вторгнулся на их территорию, даже если условия договора были слишком невыгодными. О чем беспокоилось его потомство? Рим был гораздо стабильнее и сильнее, чем их собственная страна, поэтому они поддержали Рим.

    Когда Иштар бежала в Шумерию, Вентру также пошел на север и на восток, в то время как горячий Троиль пошел на юг и на запад. Я слышала рассказы о том, что Сеттиты и потомство Троиля были очень близки в те ночи, путешествуя вместе вдоль всего Нила. Там они поссорились, из-за чего, я не знаю. Троиль со своими ушел на запад через побережье, через Ливию, туда, где спустя столетия появится Карфаген.


    Некоторые другие истории настаивают на том, что вместе с Троилем в качестве любовницы ушла одна из дочерей Иштар – неряха по имени Танит, Обращенная за ее красоту и отринутая за отсутствие ума. Многие нашего рода хотели бы стереть историю о Танит, но кто-то же должен был обучить Троиля секретам Присутствия (Presence). В любом случае, Карфаген достиг величия даже тогда, когда Вентру приказали своим смертным последователям захватить сабинских женщин и вырастить великую расу.

    Тореадор уже выучили свой урок в Микенах и выживали на протяжении столетий в тени. В Риме это расположило к ним Вентру, хотя и не в такой степени, как уроки Присутствия. Скорее всего, гораздо более важным, чем уроки Дисциплин, были их знания о красоте и искусстве. В то время, как Тореадор совершенствовали эти знания просто ради самого процесса, Вентру находили им более практичное применение. Там, где Тореадор воодушевляли смертных на постройку храмов и статуй, Вентру они помогали строить дороги и выращивать урожай. Естественно, их целью было собрать большое количество людей на небольшой территории, для облегчения раздельного питания.

    У детей Троиля был кардинально противоположный подход. Там, где Тореадор обучали, Бруха навязывали. Там, где Вентру советовали, Бруха приказывали. Весь Карфаген был построен на жадности своих правителей-Каинитов. Оба города превратились в империи, и их столкновение было неизбежно. Когда Амфион рассказывал о столетиях войны между Римом и Карфагеном, он называл ее предвестницей Джихада. Неужели вампиры до сих пор плетут интриги и спорят между собой, даже на рубеже второго тысячелетия от рождения Христа?

    Кар: Конечно, да. В прочем, как и раньше.

    Кат: Проклятие Уриила и вправду до сих пор преследует нас. Я не скажу, что я удивлена.

    Мне кажется, что Пунические войны были для Карфагена больше как игра. Естественно, поначалу. Оба города сидели как пауки в центре сетей из порабощенных городов и покоренных территорий. Первая война началась на границах их паутин. Ни для одного города сначала не было угрозы. Ни один вампир не был убит. Смертные слуги участвовали во всех битвах, так как ни один здравомыслящий Каинит не захотел отправиться в военное время на рискованную прогулку по полям сражений Сицилии.

    До Рима я ничего не знаю об истории Вентру, но мне кажется, она должна была быть ужасной. Какое-то ужасное событие заставило познать страх, который подбирался к ним ближе с каждой ночью. Я не думаю, что детей Троиля, пьяных от легкой крови, сильно заботила Сицилия, но для Вентру она значила много. Они видели в ней кинжал, направленный в сердце Рима, открытые ворота, через которые грозные карфагеняне могли атаковать. Конечно, у Вентру было мало сведений о карфагенянах. До них доходили лишь истории, которые, как я подозреваю, не имели под собой реальной основы. По слухам, в Карфагене были толпы упырей (ghouls), а объединенным силам детей Троиля и Убийцы (Assassin) не было числа. Вентру были заботливыми пастухами своих коров, а Тореадор знали на примере Микен, что нация, в которой слишком много вампиров, должна либо завоевывать, либо умирать, либо голодать. И вправду, смертные политики Рима часто отражали тайные желания Вентру, а также Тореадор и разделенных Малкавиан – трех самых выдающихся Кланов того времени. Суть всего этого в том, что Первая Пуническая Война была пустяком для Бруха, но чрезвычайно серьезной вещью для Вентру. Именно поэтому римляне проводили столько времени в попытках завоевать Сицилию. Карфагеняне ответили другой тактикой – они пошли на север, в Испанию, чтобы проложить себе путь на восток, прямо к Риму. Возможно, Бруха просто пытались доказать себе, что они не хуже Вентру; в любом случае Вентру видели во вторжении второстепенную угрозу, и против этой были беспомощны. Ганнибал мог захватить всю Римскую Империю, если бы только у него хватило войска для того, чтобы удержать захваченное. Это даже смешно – Ганнибал выиграл все битвы, но проиграл войну.

    В страхе и унижении Вентру отправили Каинита, чтобы убить карфагенского полководца, но у убийцы ничего не вышло. Ничего не было удивительного в том, что предусмотрительные Бруха научили своего человеческого агента защищаться от вампиров.

    Каждую ночь Ганнибал спал между четырьмя бушующими кострами, а его телохранители носили с собой как факелы, так и колья. Хотя Вентру сами послали убийцу, они восприняли смерть Каинита как переход войны на новый уровень. Будучи неспособным изгнать Ганнибала со своих берегов, Рим контратаковал прямо в сердце Карфагена и завоевал его. Хотя они так и не взяли Ганнибала. Он выпил яда, только бы не быть плененным римлянами. Возможно, он ожидал, что любая другая форма самоубийства сделала бы его уязвимым для ненавистных римлян и растворенных в них Вентру.

    Самое загадочное, как по мне, так это то, почему римляне не сровняли Карфаген с землей сразу после захвата. Это было легко сделать после Третьей Пунической Войны, но они колебались перед тем, как посыпать солью разоренную землю, давая карфагенским Каинитам время рассеяться и расплодиться, мечтая о дальнейшей мести. Хотя, возможно, у Вентру просто было меньше влияния, чем они думали.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тореадоры |

    Просмотров: 325 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, Revised

    Кар: Раз угроза Карфагена была устранена, что же случилось? Где ошиблись Вентру?

    Кат: Несмотря на все свое бахвальство, Вентру реально не контролировали ситуацию. Не забывай, что вампиры Рима прятались в тени, незаметно беря кровь у рабов или культистов. Их инструментами были Узы Крови и контроль над разумом. И у того и у другого была своя цена. С одной стороны, невозможно поддерживать Узы Крови у несметного количества упырей, а тотальное доминирование превращает людей в пускающих слюни идиотов. Ни то, ни другое не было хорошим инструментом для «контроля». Вместо того, чтобы в управлении пользоваться принципом «пускай это произойдет и это будет сделано», Вентру и Тореадор Рима правили через предложения и советы.

    Естественно, у Тореадор это выходило лучше, чем у Вентру, которые, возможно, несли ответственность за некоторый упадок Рима. Также я поняла, что там, где людей больше, чем работы для них, рождаются странные идеи. В общем, у Каинитов того времени появилась новая проблема – христиане.

    На самом деле нежить Рима не была сильно обеспокоена. По факту, в литургиях христианства были подозрительно напоминающие наши обычаи элементы, как например «пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную» и так далее. Многие старые Тореадор и Вентру допускают, что Христианство было культом личности, возглавляемым одним из Каинитов, или забавным побочным продуктом странных наклонностей какого- то Старейшины в питании.

    Смеялись недолго. Христианство было теневой религией, тайной организацией. Такими же были и вампиры, и их последователи. Из-за того, что и те, и другие действовали секретно, в конце концов они столкнулись. Природа и действия вампиров возмутили христиан, которые видели в них варварскую пародию на свою веру. Они видели, они возненавидели, и они атаковали. "Толпа изгнанных разрозненных евреев", возможно, и не звучит, как реальная угроза существованию древних могущественных вампиров Рима, но каждый из старейшин, выживших в Пожаре, рассказывал о них с неподдельным ужасом. Никто из последователей Сына Божьего не приходил без всепоглощающей, нерушимой веры. Более того, было такое впечатление, что они чертовски хорошо осведомлены о наших слабостях. Я слышала россказни про "секретное Евангелие", в котором были описаны слабости Каинитов, - да, даже слабости, о которых мы не знаем, - которому учили христиане друг друга в своих катакомбах.

    Самое главное, они совершенно не боялись смерти. Они хотели сжечь Рим дотла, чтобы очистить его, что они и сделали спустя 60 лет после смерти своего Спасителя. Многие Старейшины погибли в огне. В их числе почти наверняка был и сам великий Гесиод. После Вентру умоляли своего союзника Нерона задавить христиан, но было уже слишком поздно. Семя было обронено, и сорняк должен был прорасти.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тореадоры |

    Просмотров: 291 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, Revised

    Великий пожар вверг тайное правительство Рима в хаос, но ни один Каинит – ни Вентру, ни Тореадор – не захотел сдаваться и позволить кому-то другому взять бразды правления в свои руки. Естественно, что эти бразды были ослаблены, ведь десятки рук из тени разрывали их на части. Каиниты-историки утверждают, что борьба за трон Рима отражала борьбу между Тореадор и Вентру. Они утверждают, что Каракалла (Caracalla) «принадлежал» Вентру, а Гелиогабал (Heliogabalus) был «нашим», но я больше склоняюсь к мысли, что Каиниты подстраивались под людей, а не наоборот. Только подумай – за девять лет шесть голов примеряли на себя венок Цезаря. За девять лет! Мгновение для бессмертного, но в то время Рим разрывали на части, как кость между дерущимися собаками.

    В конце концов Диоклетиан (Diocletian) навел порядок и разделил империю между собой, Максимианом Августом (Maximian Augustus) и своими двумя великими полководцами. Каиниты поддержали это разделение, или, по крайней мере, приспособились к нему. В конце концов, когда одна империя правит всем, только один Каинит может быть главным. Чем больше правителей, тем больше возможностей.

    К сожалению, вся эта борьба оставила Каинитов Рима неготовыми к Константину. Большинство Тореадор осознавала силу притягательной идеи и в связи с этим сильнее остальных ненавидели (или боялись) христиан. Мне кажется, что именно Тореадор побудили Диоклетиана напасть на христиан, к тому же ему и нужен был лишь маленький предлог. Вентру были больше заинтересованы в военной и политической власти, но они не смогли решить, кто из полководцев, в конце концов, станет новым Цезарем.

    Если бы хоть один из двух Кланов знал наперед, что Константин стоит на пороге своей величайшей победы, они бы непременно объединились, чтобы оказать ему сопротивление. Но они не знали; Тореадор были не подготовлены к его военным действиям, Вентру не ожидали нового нападения со стороны исполненных веры христиан. Если легенда о лампе Константина правдива, возможно, это вообще не имело значения, и любая попытка защититься от него была лишь пустой тратой сил.

    Кар: Лампа Константина? Что-то знакомое… Я, по-моему, читала отрывок из секретных писаний Эно (Hainault), посвященных этой вещи, но полный текст был утерян.

    Кат: Я никогда не видела лампу Константина. На самом деле, если верить историям о ее силе, то ни один из выживших Каинитов не видел.

    Ты ведь слышала о видении Константина и солнце, не так ли? «Во имя этого знака ты завоюешь»? Одна сомнительная история говорит о том, что Христос дал Константину кусочек солнца в награду за его обращение. Эта вещь держалась в золотой лампе и ночью хранилась в палате Константина. Она непрерывно горела без масла или фитиля, но это была лишь часть ее силы. Свет лампы Константина был как солнечный свет во всех отношениях, в том числе обладал губительной силой сжигать плоть потомков Каина. Более того, просто ее присутствие заставляло Каинитов в миле вокруг впадать в сон, так же как мы делаем это перед настоящим солнцем.

    Кар: Как Вы думаете, эта вещь и правда существует?

    Кат: Я не могу сказать точно. Но я думаю, что некоторые старые истории обретают гораздо больше смысла, если предположить, что лампа реально существовала.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тореадоры |

    Просмотров: 235 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, Revised

    Только одна вещь до сих пор интересовала Каинитов Вентру, Тореадор и Малкавиан в Риме. Так как это он был центром империи, любой новый император мог со временем попасть под власть Каинитов и начать вести политику, выгодную им. Да, возможны были соперники на постах советников и сенаторов, но в любом случае, новая империя строилась в интересах Каинитов.

    Поэтому основание Нового Рима в Византии было таким шоком. Теперь Каинитов Рима не прикрывало присутствие Императора. Дела и вправду были чертовски плохи. Уже молва разносила слухи о том, что среди вестготов, вандалов и свевы появились вампиры – включая Бруха, мечтающих отомстить за Карфаген, и Гангрел, возмущенных величием Рима. Некоторые из римских Каинитов оставались в городе, веря в то, что их укоренившееся за долгие годы семьи слуг и древние знания защитят их, кто бы из смертных ни носил титул Цезаря в этом месяце. Остальные, в основном те, кому было мало что терять, бежали в холмы и присоединились к варварам. Третий вариант выбрали почти все Тореадор – бежать в Византию.

    Это было моментом раскола для Тореадор. Теофано, моя Сир, осталась в Риме со своим потомством, в то время как Меннип со своими детьми и детьми Гесиода отправилась на восток. Общение между восточной и западной веткой «семьи» Тореадор процветало, но когда Рим зачах, начало увядать и оно, впоследствии полностью оборвавшись на несколько столетий.

    Сегодня мы знаем, что Меннипус и его потомство отправились прямиком в Византию. Естественно, это было чрезвычайно рискованно. И не только потому, что опасным был сам путь (особенно для таких, как мы), но и потому, что в конце пути они оказались в городе, которым правили христиане. Я думаю, что из всех отправившихся в путешествие Каинитов выжило меньше половины. Хотя те, кто дошел, безусловно, были вознаграждены. Несколько вампиров посмели развернуть действия под самым носом у византийских христиан. Те, которые смогли быстро приспособиться к новой Церкви. Если старые христиане, те, которые сожгли Рим, были фанатиками, которым нечего терять, то новым христианам было что отстаивать, и они тряслись за свои шкуры и ценили свои жизни. Те вампиры, которые могли питаться самостоятельно, утопали в роскоши и разврате Нового Рима.

    Те Тореадор, которые остались в Риме, были, наверное, первыми, кто создал нашему Клану репутацию пацифистов. В конце концов, название «Рим» мало что значило для них. Их больше интересовало его величие и пышность, нежели то, какой из очередных смертных королей приставит на день-другой к названию города свое имя. Аларик Вестгот (Alaric the Visigoth)? Одоакр Герул (Odoacer the Herulian)? Не важно, как звали правителя. Каждый из властителей жаждал не только силы Рима, но и его величия, а значит, и его красоты. И их жажда красоты была на руку Тореадор.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тореадоры |

    Просмотров: 201 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, Revised

    Кат: Падение Рима было ужасным ударом по Тореадор, по Вентру, и, что самое главное – по человеческой цивилизации. Что бы ни утверждали Ласомбра, это они с Гангрелами, Цимисхами и Бруха, объединившись с примитивными варварами, воняющими дерьмом и питающимися кониной, из зависти напали на великую империю, которую сами они никогда бы не построили. С каждой победой умирало все больше Вентру, а вместе с ними и сила Рима. Видишь ли, Вентру были чрезвычайно благоразумны. Они были Каинитами, которые понимали, что величие Рима лежит не в памятниках военной мощи, но в дорогах, полях и монетах. Для остальных Кланов, даже для нашего, это было непостижимо. Эти вещи были как сердцевина гобелена, как невидимые нити, поддерживающие богатое лицо города. Из всех вампиров только Вентру понимали это. Недостойные называться завоевателями мародеры разрушали дороги. Они уничтожали акведуки и сжигали поля во время осад, не понимая, что они уничтожают то, что захватывают. А потом удивляются, почему это их жалкие «королевства» деградируют в запущенные, замкнутые села, невежественные, вырождающиеся и постыдные.

    После победы варваров и ослабления Вентру именно Тореадор пришлось взять на себя бремя защиты того, что осталось от знаний Рима. Восточные Тореадор Византии прекрасно работали над тем, чтобы настоящая империя жила. Возможно, Юстиниан (Jistinian) пользовался их советами при своих завоеваниях, а может быть, и нет. Я бы сказала, что мне хотелось бы в это верить. В любом случае, в Византии знания Рима высоко ценились, по крайней мере, поначалу. В Европе же самое лучшее, что они могли сделать, это спрятаться до наступления лучших времен.

    Многие, кстати, прятались под носом у Католической Церкви. Некоторые монастыри приютили Тореадор – некоторые даже по собственному желанию. В конце концов, человек Божий лишь человек под своей рясой, а что такое немного крови в обмен на очарование бессмертного? Сама моя Сир, Теофано, провела около сотни лет во францисканском монастыре, говоря каждому аббату то, что он хочет услышать. Для одного она была Ангелом Божьим, посланным для того, чтобы вдохновить его греческим знанием, чтобы он мог сохранить мудрость древних. Для другого она была суккубом, которому он с радостью отдавал кровь в обмен на «тайное знание» и плотские утехи. Какая игра.

    После разрушения римских дорог дальние земли связывались друг с другом все реже и реже. Самыми великими путешественниками-Каинитами, естественно, были Равнос и Гангрел, которые могли преодолевать огромные расстояния в форме зверя, но им было малоинтересно заниматься передачей сообщений между Тореадор Византии и Европы. Большинство европейских Тореадор думали о самом страшном – что они были последними из рода. Даже те, кто знал, что некоторые из наших добрались до Византии и выжили там, заволновались, когда мавры начали свои завоевания. Как и христиане до них, завоеватели следовали новой религии, излучающей веру; они не боялись смерти. Оглядываясь назад, мне кажется, было бы лучше, если бы мусульмане захватили Европу. По крайней мере, они понимали значимость астрономии и математики! Но этому не суждено было случиться. Их завоевания окончились в 732 году, когда потерпели поражение во Франции. Но из Испании их не могли выбить более 700 лет.

    Кар: Как были связаны с мусульманскими завоеваниями Ассамиты?

    Кат: Кто скажет? Как по мне, я никогда не видела хваленых детей Ассама. Я не удивлюсь, если они были там, но если и были, то они подгоняли сарацинов скорее как клещ, нежели как всадник. Может, они просто шли вместе, но я не думаю, что они управляли вторжением.

    С другой стороны, я знала одного ученого Бруха, который клялся, что Ассамиты убедили сарацинов пощадить Константинополь. Тореадор Константинополя предложили Ассамитам знания греков и римлян. В ответ дети Хакима увели мавров из Византии, по крайней мере, он так утверждал.

    В этой теории я нашла кое-что неправдоподобное. Во-первых, мусульмане были гораздо более заинтересованы покорить христианство, а не учиться у него. Как доказательство - широкая полоса завоеваний, пронесшаяся по всей бывшей византийской земле в Аравии и Африке. Во-вторых, Константинополь был величайшим городом своего времени и неприкрытым вызовом любому завоевателю. В-третьих, для Ассамитов – если даже у них и был способ удерживать мавров – гораздо больше, чем знания Тореадор, значил шанс заполучить их витэ. Помнишь, что Меннипус, предположительно, был как раз в Константинополе в то время; какое знание греческой культуры для них может сравниться с кровью 4-го поколения?

    Не может быть сомнений в том, что сарацины добыли множество знаний древнего мира, но я сомневаюсь, что это могло прийти через каналы Каинитов, по крайней мере, не прямо по ним. Когда мавры завоевывали город, они читали книги в его библиотеках, а не палили их. Александрия была ужасным исключением другого подхода.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тореадоры |

    Просмотров: 201 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, Revised

    Кат: В то время, как сарацины окружали Византию, Европа начала подниматься с колен. Вентру, втоптанные в грязь во времена Аларика (Alaric), наконец-то опять объединились (хотя с присущим им трудолюбием это заняло у них три столетия). Они надеялись, что сделают из франков наследников римлян; и в случае с Карлом Великим, похоже, им это удалось. Ласомбра, схватывающие все на лету, сделали Вентру предложение: принять «партнерство» и получить их поддержку или попробовать выжить в одиночку, наблюдая, как Ласомбра объединяются против них с другими Кланами. Вентру, не будучи глупцами, приняли предложение, и Тореадор, также не глупцы, предложили плоды греческих и римских знаний в обмен на свое место в новом порядке. В то время в Европе всех все устраивало; всех, кроме Бруха, Гангрел и Цимисхов.

    Эти три Клана объединились в попытке уничтожить франков, но это было абсолютно безнадежным мероприятием. Их избранные бойцы, викинги, в бою были воистину ужасны, но они были варварами. Все, что они могли делать, это грабить и разрушать: они не могли по-настоящему завоевывать.

    Цимисхи более преуспели в этом деле, скорее всего из-за того, что остановились на завоевании земли, где у Каинитов были широкие возможности предугадывания событий. В итоге они взяли под контроль одно из сильных шведских племен, русов, и откололись, основав Киев, который на протяжении многих лет был оплотом Цимисхам.

    Гангрел и Бруха перессорились, как всегда бывает, когда есть два лидера и нет последователей. Викинги в конце концов устали от постоянной жизни в пламени войны и приняли христианство.

    Кар: Тореадор сделали что-нибудь для этого?

    Кат: Можешь быть уверена, что да: Теофано описывала обращение викингов очень детально. Это было не так уж и сложно. В конце концов, их религия проповедовала, что весь мир обречен быть объятым пламенем и муками, и ни одна человеческая душа не дождется пощады. У христиан похожий Апокалипсис, но после него все добрые люди навеки обретут прекрасный новый Иерусалим.

    Для тебя это может прозвучать как выбор между двумя незамысловатыми баснями, но христиане владели сокровищем красоты – музыкой, архитектурой и рисунком, – теми вещами, которых викинги никогда не видели. Исходя из этого, я не удивляюсь, что они поверили в сияющую перед ними дорогу в рай.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тореадоры |

    Просмотров: 275 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, Revised

    Кат: Возможно, я стала подозрительной – после того, как Константинополь был разграблен. Не чертовыми сарацинами, а христианами. Устав от битв с маврами под палящим солнцем, они набросились на православную церковь и в припадке жадности и разочарования начали резню с себе подбными. Когда крестовые походы уже выпустили пар, Церковь увидела, что ее авторитет стоит под вопросом. Раскол между папами только подлил масла в огонь – и что бы ни говорили Вентру, Ласомбра и Бруха, никто из многочисленных пап и антипап столетия не был «под контролем». Церковь отожралась, и да, пять церковников из десяти были безверными распутниками, с мужеством, которое они глубоко зарывали перед каждым глупцом, кинувшим монетку у них перед носом… Но были еще и те, чья вера была сильна. Эти могли превратить даже старейшего вампира в хныкающего ребенка, не прибегая ни к чему, кроме распятия и «Отче наш».

    Но, в общем и целом, светская власть оказалась несовместимой с силой веры. Крестоносные священники были повсюду, и они представляли угрозу для нас, но в тот момент они были изолированы и дезорганизованы. Они были удаленной помехой, но не великой опасностью. По крайней мере, для тех из нас, кто знал церковь как убежище для знаний и силы лицемерия, для тех, кто не видел пылающий Рим или не испытал бич святого гласа.

    Именно тогда началась Инквизиция. Сперва она казалась безобидной. Церковь хочет уничтожить еретиков? Почему бы нет? Это оказалось великой уловкой, чтобы отклонить взор от настоящих целей – священников, которые являли реальную угрозу для каждого вампира. Ты слышала слух, что настоящая инквизиция 1200-х годов была разработана Кланом Тореадор, чтобы закрепить наше влияние на церковь? Если ты позволишь, чтобы об этом знали за рамками Клана, поверь мне, я сама выпью тебя досуха – но это на самом деле правда. И на протяжении первых 200 лет она работала так, как мы хотели.

    Возможно, Вентру знали больше о нашем влиянии на церковь, чем мы предполагали, возможно, крестовые походы настроили их против папской власти, или, возможно, им просто повезло. В любом случае, многие из вернувшихся Вентру выбрали путь в Британию, вместо того, чтобы вернуться на свои прежние места во Франции. Учитывая влияние Франции на Англию в те времена, им было несложно приспособиться, а английский статут «Статус о мертвой руке» (a laws of Mortmain and Provisors) ослабил хватку церковной руки по сравнению с континентом. В то время как Вентру покидали Францию ради Англии, Тореадор полезли занимать опустевшие места (вместе с мерзкими Ласомбра и подлыми Тремерами). По негласному договору, Франция «принадлежала» Тореадор как плата за уступку влияния в Англии Вентру. Этот договор был выгоден обоим вовлеченным в него Кланам, которые не видели причины усложнять ситуацию привлечением еще кого-то. Занималась заря Эпохи Открытий, и это были захватывающие времена. Марко Поло умудрился пробраться глубоко в Азию, даже достиг двора самого великого Монгольского Хана. Многие Ласомбра и Вентру, жаждущие новых земель, чтобы присваивать их себе и править ими, уходили на восток, и о них никогда больше не слышали, кроме как о таких Каинитах, как испанский Ласомбра по имени «Претор».

    В то время как Вентру покидали Францию ради Англии, Тореадор полезли занимать опустевшие места (вместе с мерзкими Ласомбра и подлыми Тремерами). По негласному договору, Франция «принадлежала» Тореадор как плата за уступку влияния в Англии Вентру. Этот договор был выгоден обоим вовлеченным в него Кланам, которые не видели причины усложнять ситуацию привлечением еще кого-то.

    Занималась заря Эпохи Открытий, и это были захватывающие времена. Марко Поло умудрился пробраться глубоко в Азию, даже достиг двора самого великого Монгольского Хана. Многие Ласомбра и Вентру, жаждущие новых земель, чтобы присваивать их себе и править ими, уходили на восток, и о них никогда больше не слышали, кроме как о таких Каинитах, как испанский Ласомбра по имени «Претор». Он вернулся с Востока после того, как одурачил группу степных неучей, что, мол, он – великий бессмертный дух предков, потому что у него не было отражения. Он вернулся еле живым, потеряв практически весь свой ум, сумасшедший как Малкав, и мямлил что- то про летающие головы и зубы нефритовых скелетов. Но туда, куда побоялись сунуться вампиры, поползли караваны смертных.

    Торговля с Востоком обогатила города Италии, что, в свою очередь, подтвердило то, что не зря Вентру, Ласомбра и Тореадор строили эти города на протяжении столетий. Три Клана наперебой боролись между собой за самое теплое местечко в Священной Римской Империи, но в то же время вместе старались не допустить вмешательства посторонних Кланов, особенно отвратительных Тремеров. Узурпаторы предложили свою помощь врагам Империи в надежде на то, что ее разрушение предотвратит нежелательное внимание со стороны трех основных Кланов. Они так и оставались бы маленькой угрозой, если бы только Ласомбра не приняли решение, основанное на идеальной комбинации заносчивости и идиотизма, – решение предать империю, которой они не могли управлять.

    Ласомбра начали помогать партии гвельфов (Guelph) в Италии, группе, которая хотела оставить Священную Римскую Империю. Мне кажется, что их решение было спровоцировано завистью. У имперских Вентру и Тореадор были прекрасные взаимоотношения (на самом деле, настолько прекрасные, что когда позднее британские Вентру схлестнулись в борьбе с французскими Тореадор в Столетней Войне, множество имперских Тореадор помогали Вентру против своих, но об этом я расскажу позже). В рамках Империи, объединив свои усилия, Вентру и Тореадор могли легко справляться с кознями Ласомбра.

    Тем не менее, Ласомбра возлагали большие надежды на Восток. Они не только видели в торговых путях источник несметных богатств (и сопровождающую их власть), но и в своем высокомерии они также помышляли найти способ обмануть или поработить китайских существ, которые так жестоко поглумились над их исследователем Претором. Преследуя осознанную цель, многие из них пошли на юг Италии и там присоединились к Тремерам в их поддержке гвельфов. Соответственно, Тореадор и Вентру обратили свое внимание на гиббелинов и оказали помощь - с предсказуемо кровавыми последствиями.

    Как только это произошло, Ласомбра приступили к реализации плана контакта с Китаем. Много могущественных Ласомбра были посланы на Восток в попытке заключить договоры, но результаты были воистину ужасающими. Я слышала истории, что головы посланцев Ласомбра были присланы обратно в изящно выполненных лакированных коробочках, каждая голова была превращена в чистое стекло, но все еще могла кричать.

    В то время я все еще была в Париже. Меня мало волновали все эти политические передряги, пока итальянский изгнанник по имени Данте Алигьери не объявился в моем городе в 1307 году. Человек потрясающе образованный и перспективный, он осознавал свою ошибку в помощи гвельфам, и я взяла его под свое опекунство. Я горжусь тем, что это именно я убедила его отказаться от унизительного предложения «милосердия», которое бы позволило ему вернуться домой, крадучись как позорный преступник. Я настояла на том, что он достоин чести, а не презрения. Как следствие он держался подальше от Флоренции – и, почти наверняка, – от смерти от рук как белых, так и черных гвельфов.

    Тем временем Ласомбра осознали, что их китайский гамбит не принес плодов, и Тремеры уже разорвали их обоюдное соглашение. Мне кажется, что как Ласомбра, так и Тремеры планировали использовать Церковь как щит против Священной Римской Империи, но Тремеры также понимали, что они, в случае чего, пострадают от сил папы в Италии гораздо больше, чем Ласомбра.

    Так, Тремеры начали поддерживать белых гвельфов, но были быстро истреблены черными гвельфами Ласомбра, занимавшихся реализаций собственных пророчеств истребления руками Церкви.

    Я подозреваю, что столетие, о котором говорю, имеет параллели с древней войной между Римом и Карфагеном. Только сейчас, столетия спустя, я могу это осознать…

    Кар: Что Вы имеете в виду?

    -->


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тореадоры |

    Просмотров: 324 | | Комментарии (0)

    1-30 31-59
    Copyright MyCorp © 2018