Вторник, 20.02.2018, 04:43
oWOD - компиляции
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Поиск
Меню сайта
Категории раздела
Персонажи из книг [142]
Образцы персонажей [117]
NPC [26]
Люди [14]
Каиниты [0]
Демоны [0]
Оборотни [1]
Маги [3]
Феи [3]
Призраки [3]
Персонажи-каиниты [222]
Assamite characters [10]
Blood Brothers characters [1]
Brujah characters [22]
Cappadocian characters [1]
Daughters of Cacophony characters [1]
Followers of Set characters [3]
Gangrel characters [23]
Giovanni characters [3]
Lasombra characters [10]
Malkavian characters [29]
Nosferatu characters [30]
Ravnos characters [5]
Salubri characters [12]
Samedi characters [2]
Tzimisce characters [28]
Toreador characters [22]
Tremere characters [25]
Ventrue characters [26]
Caitiff, Pander and noClan characters [3]
Персонажи-охотники [18]
Инквизиторы [17]
Чат
Друзья сайта
  • Сингулярность
  • Все оттенки Тьмы
  • Форма входа

    Главная » Статьи » Персонажи » Персонажи из книг

    В категории материалов: 142
    Показано материалов: 1-30
    Страницы: 1 2 3 4 5 »

    Сортировать по: Дате · Названию · Комментариям
    Children of the 
    Night

    Происхождение: Айслинг родилась в 1890 году в Нью-Йорке, в семье банкира. Ее мать умерла, когда Айслинг было два и ее отец позволил ей расти как шумному ребенку вместе с ее братьями вместо того чтобы терпеть попытки его жены воспитывать ее. Во время этого долгого периода свободы Айслинг лавировала между мистицизмом, благодаря своему католическому воспитанию, и изучением того, что сама считала нужным. Она обучилась латыни и греческому, чтобы читать оккультные тексты из церковной библиотеки (она убедила своего старшего брата брать для нее там книги). Помимо чтения она общалась с некоторыми оккультистами и посещала их сеансы, и многие из них мало понимали в том, как же им общаться с девочкой-подростком. Когда же семья ее матери поняла, что она вступила в «Просвещенное Общество» или еще в что-то в этом роде, она собралась вместе и приказала ей окончить школу. Вместо этого Айслинг взяла свои сбережения и променяла Викторианскую Америку на декаденствующий Лондон.

    Айслинг появилась на оккультной сцене Лондона конца века и ее прекрасные знания привлекли внимание многих, в том числе и Алистера Кроули. Также это привлекло внимание и его будущего сира, Люсьена де Маупассанта, он встретил ее на сеансе в салоне и эти двое стали близкими друзьями. В 1910 Кроули году заметил, что девушка, которая так много лет уступала ему превзошла его в понимании герметических тайн и стала привлекать больше внимания благодаря своим изысканиям и он провозгласил, что она станет его следующей Алой Женщиной. На деле это означало что он просто хотел ее изнасиловать. Люсьен, считая Айслинг своим потенциальны дитя увез ее от Лондона и хватки Кроули и отправился с ней в путешествие по Европе и Среднему Востоку, чтобы тайно испытать ее и удостовериться, достойна ли она стать Тремером. Когда он был удовлетворен, то привез ее в Вену, дал ей Становление и представил ее остальному клану.

    В течение следующих 30 лет или около этого пара служила клану в качестве свободных агентов, передавая послания между капеллами, создавая в них библиотеки и проводя расследования по приказу Внутреннего Совета. Вторая Мировая надолго разделила их, так как Айслинг посещала капеллы в Нюрнберге, Варшаве, Кракове и Дрездене. Ее друзья, которые занимали высокие должности не знали, что же им следует с ней делать: с одной стороны, ее вопросы о связи Тремеров с нацистским режимом были невыносимы для них, однако с другой стороны она проделала огромную работу, чтобы сохранить сокровища капелл во время воздушных налетов.

    В 1948 году ее сир внезапно пропал, выполняя приказ Внутреннего Совета. Согласно слухам в высших кругах клана, Мирлинда послала Айслинг в Америку, чтобы она отвлеклась от этого. Комментарии Айслинг касательно политики Мак Картни и Эры Водолея стали образцами исследований того времени как в самом клане, так и вне его. И не смотря на то, что Айслинг чувствует, что Люсьен убит или же она слышала об этом, она продолжает искать информацию о нем до сих пор.

    Последним городом пребывания Айслинг была Атланта, где она присутствовала в качестве помощника регента пока ее внезапно не вызвали в Нью-Йорк. Она прямо на месте была назначена на новую должность, пока кто-то развеивал прах ее предшественника на пляже Шипшед. С всеобщего согласия она стала регентом в ноябре 1996 года.

    Айслинг была крайне квалифицированна для работы в Нью-Йорке по нескольким причинам. Она хорошо изучила Цимисхи, много времени провела в Восточной Европе и некоторое время командовала силами клана в Венгрии, что сделало ее превосходным оружием против Извергов. Ее работа во время Второй Мировой доказала, что она знает, как вести себя во время войны и что она находчива. Она была достаточно молода, чтобы высшие эшелоны могли пустить ее в расход, однако и достаточно стара, чтобы к ней относились серьезно. В отличие от многих своих товарищей она не презирала Шабаш бездумно и у нее был свой список преступлений, за которые она хотела посчитаться с этой сектой. Она хорошо знает, что те, кто долго ненавидит своих врагов без особых причин сам становиться похожим на них, и она всячески старалась избежать этого пути.

    Однако кое-кто из высших эшелонов начал наблюдать за ней с особым вниманием. Она является одним из самых динамичных и популярных регентов и у нее несколько влиятельных друзей в высших кругах клана. Она безо всяких колебаний обращалась к другим Сородичам за поддержкой и воздерживалась от традиционной замкнутости Тремеров. И поэтому ей приходится всячески избегать полных уз крови к Внутреннему Совету (некоторые боятся, что ее узы атрофировались из-за того, что она слишком рано получила Становление и слишком долго служила в качестве свободного агента). Эти Тремеры-традиционалисты боятся, что если она выиграет войну с Шабашем, то ее провозгласят лордом и они собираются предотвратить это любой ценой, даже если это повлияет на исход войны.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тремере | Персонажи из книг |

    Просмотров: 791 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Malkavian, 
    Revised

    Предыстория: Князь Равенны, если его застать врасплох, не производит сильного впечатления. Он кажется слабым, хрупким прекрасным созданием, настолько добросердечным, что возникает вопрос: а не плачет ли он каждый раз, когда пьет кровь? Он держит себя в форме и вполне прилично одевается, но вокруг него нет ауры власти и силы, которая обычно ассоциируется с титулом князя.

    Но маска… да, маска. Маска – совсем другое дело.

    Когда Алессио надевает фарфоровую маску, которую он называет «лицом Павлина», его личность резко меняется. Сдержанность заменяется спокойным высокомерием, порывы сострадания уступают место примитивной, пульсирующей жажде крови. Его манеры становятся настолько аристократичными и величественными, что даже древнейшие Вентру Старого Света остались бы довольны. Если Алессио робок и неуверен в себе, то Павлин – это истинный князь вампиров: элегантный, порочный, язвительный и властный. О приемах павлина говорят по всей Италии, как и о его способах управления своим владением; мало кто ожидает от довольно молодого вампира такого умения править. Титул князя, который он носит последние 30 лет, он получил после исчезновения прежнего правителя, пропавшего во время бессмысленного расследования слухов об Инконню и назначившего Алессио своим преемником. Мало кто знал, что собою представляет этот Алессио, но когда на трон взошел Князь-Павлин, все стало понятно. Оказалось, что он с трудом поддается влиянию (говорят, это связано с его кланом), обаятелен и окружен верными союзниками. Несколько раз его пытались свергнуть, но все попытки заканчивались дуэлью на глазах всего двора. Князь-Павлин победил в каждой из этих дуэлей.

    Больше всего на свете Алессио боится, что рано или поздно во время очередной вечеринки жажда крови полностью завладеет Павлином. Чтобы пить, Павлину придется снять маску, и тогда перед двором появится Алессио, слабый и беспомощный, над которым придворные смогут издеваться, как захотят. Одной этой мысли достаточно, чтобы во время дневного отдыха Алессио преследовали кошмары, и часто он просыпается, утирая кровавые слезы, которые текут по его алебастровым щекам. Но какие бы страхи его не терзали, он все равно каждую ночь дрожащими руками надевает на лицо маску.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Малкавианы | Персонажи из книг |

    Просмотров: 609 | | Комментарии (0)

    Children of the 
    Night

    Происхождение: Слава Аль-Ашраду, который наблюдал за тем, как было разрушено Проклятие, наложенное проклятыми Тремерами. Тому, кто создал Ритуал Создания и кто поддерживал Детей Хакима в годы их позора. Тому, кто создал Клык Кали и Лук Солнца. Тому, кто усмирял бури и сокрушал демонов своей стальной рукой. Слава Аль-Ашраду, величайшему магу в мире!

    Давным-давно, когда Аль-Ашрад был еще смертным, когда он бродил по горам и молнии из его рук и глаз освещали их, он предложил свою магию Хакиму. Мудрый Хаким принял предложение Аль-Ашрада, человека, который будет известен как Амр в годы позора, которые еще лишь ожидали Детей. Возможно, Дети так бы и не смогли вернуть себе свою честь без помощи величайшего мага в мире.

    Однако некоторые Дети Хакима негодовали по поводу того, что смертный был принят в их ряды и они решили убить его. Однако у Амра было множество глаз и ушей в те ночи, и он подготовился к вероломству Детей. Когда заговорщики пришли к нему, он был готов. Он убил большинство, выпустив горящую стрелу из Лука Солнца, а остальных добил мечом и магией, так же демоны сражались на его стороне. Он разметал неудавшихся убийц, как вихрь разрывает паутину. Когда осела пыль, десять лучших сыновей Хакима были убиты, а Аль-Ашрад не получил ни царапины.

    Величайший в мире маг пошел к Прародителю и рассказал ему о том, что случилось. Никто не знает, о чем точно они говорили, но истории говорят о том, что Аль-Ашрада обвинил Прародителя в том, что он решил лишить чародея свободы и навсегда приковать его к Детям. Гневу Хакима не было предела, так как убитые были наиболее любимыми и доверенными его сыновьями. Прародитель думал, что Аль-Ашрад собирался узурпировать их власть и стать его правой рукой.

    Каждый стоял на своем, и они могли бы начать сражаться, если бы Ур-Шулги, второй сын Хакима, не вмешался. Встав перед разгневанными спорщиками, он сказал, что заглянул в их души и что они оба ошибаются. Он сказал, что заговорщики действовали сами по себе и что Аль-Ашрад не собирался занять их место.

    Лицо Хакима потемнело, так как не любил, когда его слова подвергали сомнению даже те, кто был его Крови. Но он был мудр и знал, что Ур-Шулги сказал правду. Однако он так же должен был что-то предпринять, так как Аль-Ашрад не был его Крови и убил его любимых сыновей.

    «Да будет так, - сказал Хаким. – Ты убил тех, кто был моими руками и глазами, тех, у кого были сильнейшие руки и острейшие умы среди моей Крови. Я имею праву забрать твою жизнь взамен их, но твои советы были мудры, а магия могущественна. Однако этого нельзя оставить просто так, так как те, кто напал на тебя, не были одиноки среди моих детей. Человек, который не принадлежит к Крови, никогда не будет полностью принят в Аламуте вне зависимости от того, насколько преданно он служит мне. Поэтому я заберу у тебя то, что ты забрал у меня». Сказав это, Хаким одним ударом скимитара отрубил Аль-Ашраду руку, а затем неуловимым движением выколол ему глаз. Чародей не вздрогнул, не закричал, и принял правосудие Хакима с гордостью и достоинством, как и положено великому человеку.

    Затем Хаким повернулся к Ур-Шулги, своему второму сыну, родичу джинов и хранителю знаний Аламута и сказал: «Я не могу ввести это человека в Кровь, мой сын, так как многие скажут, что возлюбил его больше других и Аламут начнут раздирать междоусобицы. Введи его в Кровь, чтобы он мог свободно ходить среди моих сыновей». Ур-Шулги поклонился, так как он увидел мудрость в словах Хакима. Он взял Аль-Ашрада на руки и собрался ввести его в Кровь.

    И это был единственный раз в течение всей его долгой жизни, когда Аль-Ашрад проявил слабость. Он сказал Хакиму: «Прародитель, я верно служил тебе и принял твое наказание. Так почему же ты решил еще больше проклясть меня, отравив Кровью?» На что Хаким ответил: «Как человек ты всегда будешь ниже Детей», на что Аль-Ашрад не нашелся что возразить.

    Аль-Ашрад до сих пор служит Детям Хакима, возглавляя чародеев в Аламуте. Когда Детей осаждали неверные, его чародеи сражались вместе с воинами Крови, убивая могучих рыцарей молния и посылая орды джинов против захватчиков. В самое тяжкое время этой войны, Аль-Ашрад взял свой зачарованный меч и принял участие в битве, в одиночку повернув ее ход и разорвав на части величайших колдунов проклятых Тремеров своей магией. Когда на Детей было наложено Проклятие, Аль-Ашрад скрылся в своей лаборатории и посвятил все свое время возвращению чести Крови. И теперь с помощью Ур-Шулги века его работы наконец-то дали результат.

    Слав Прародителю, чья мудрость сохранила человека, который избавил Детей Хакима от проклятия. Слава Ур-Шулги, чьим потомком является величайший из магов в мире. Слава Аль-Ашраду, величайшему магу в мире!

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Ассамиты | Персонажи из книг |

    Просмотров: 636 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tremere, 
    Revised

    Происхождение: С приходом индустриализации и глобализации густонаселенные города многих стран стали местами, где рождаются возможности. Те, кто сумеет обрести технические навыки, останутся, чтобы делать большие деньги в качестве рабочих или вкладчиков, как только интернациональные компании призовут к их умениям. Семья Альмиро воспользовалась таким шансом. Изначально из нижнего класса, она переехала в Рио, когда мальчик был маленьким. Там его отец получал образование по ночам, а на день смог получить работу в телефонной компании. Альмиро ушел от грязных уличных ребятишек к имеющим планы на будущее, и это было ему выгодно — он сам выучил электронику и системы связи и пошел по стопам отца.

    Во время работы Альмиро завел много связей — обычно с помощью радио-, компьютерных или иных анонимных СМИ. Одним из таких контактов был Рамон Альваро, которые поначалу позвонил за помощью по восстановления телефонной линии в его доме — старой проводки, которая сгнила со временем, и Альмиро пришлось заменить несколько розеток. Рамон, объяснив, что он работает по ночам, пригласил Альмиро остаться выпить, чтобы Альмиро мог объяснить принцип работы телефонной сети, какие ремонтные работы он проделал и как модернизировать сеть. В итоге разговор закрутился вокруг футбольных команд, и Альмиро и Рамон стали защищать любимых игроков и оживленно спорить о всеобщей глупости тренеров. Альмиро и Рамон впоследствииподдерживали переписку, но Альмиро не понимал, что Рамон рассматривал его кандидатуру на Становление, вплоть до срока в два месяца после первой встречи, когда Рамон попросил Альмиро заглянуть на ночную вечеринку и не упомянул, что ее участники — Сородичи. Альмиро проснулся после посиделок с бессмертным, и ему пришлось жульничать со своим расписанием, чтобы сохранить работу (он сумел перенести неотложные вызовы на вечера и ночи — в тех случаях, когда буря или ненастье уничтожали элементы телефонной сети). Спустя год после обращения Альмиро объявилась, чтобы отследить местный культ (использовавший зашифрованные электронные письма, распределенные сети, торговлю ценными бумагами промышленный шпионаж для распространения своих оккультных посланий по Рио, Нью-Йорку и Бангладеш), котерия Регента Йохансена. Бразильские Тремеры были не столько обеспокоены культом, сколько заинтересованы ответом на вопрос, как он получил тексты, содержащие обряды поклонения Той, Что Кричит во Тьме, культовой статуе злобной богини (?). Обнаружение источников культа требовало кого-то, способного раскрыть системы связи культа — то есть Тремера из современности. Альмиро отвечал всем требованиям, и Варя запросила его помощь. Альмиро видел в работе состязание, и, хотя она заняла у него несколько месяцев упорного труда, он смог влезть в одну из компьютерных сетей культа, скопировать в течение двух недель данные и раскрыть первоначальные источники. Вдохновленный успехом, Альмиро попросил о возможности завершить дело — и присоединился к котерии, когда она направилась обратно в штат Нью-Йорк. Альмиро наслаждался работой — и видел возможность создать более обширные связи, особенно важные с учетом его относительно высокого Поколения и наследия современности.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тремере | Персонажи из книг |

    Просмотров: 483 | | Комментарии (0)

    Children of the 
    Night

    Происхождение: Ублюдок как для смертной семьи, так и для клана Джованни, Амброджино продвинулся в высшие эшелоны Некромантов благодаря своим безжалостности и амбициям. Благодаря своей решимости он стал умелым некромантом еще до Становления. Это же качество заставило искать его призрачных провидцев, которые предсказали ему восхождение до божественной власти.

    Находясь под воздействие своих откровений, Амброджино потратил более 300 лет на поиски «Фрагмента Саргона» - артефакта, который проливал свет на планы Патриарха Каппадокиуса диаблеризировать Бога и самому стать Богом. Амброджино насмехался над самой идеей о том, что можно убить один из аспектов Святой Троицы, однако он верил, что Каппадокиус был близок к приобретению богоподобной силы незадолго до того, как он был уничтожен.

    В 1666 году он погнался за группой Сородичей из Камарильи, которые также искали Фрагмент Саргона. В результате этой фанатичной погони начался Лондонский пожар, и перемирие между Камарильей и Джованни оказалось под угрозой. В течение последующих столетий дерзость Амброджино дала ему преимущество над его соперниками и в 1882 году он заполучил Анексхексетон - артефакт, который давал божественную мудрость, необходимую для осознания пути к божественности. Вместе со своим новым трофеем он вернулся в Мавзолей, венецианский штаб клана.

    В течение следующего века Амброджино вел себя достаточно тихо. Как игрок, который почувствовал, что он слишком часто испытывал свою удачу, Амброджино понял, что его крестовый поход наконец привлек внимание основателя клана Джованни, Аугусто. Не смотря на то, что Аугусто всегда давал Амброджино широкую свободу действий, если бы Патриарх узнал об истинных амбициях Амброджино, то немедленно бы его уничтожил.

    Даже в это тихое время Амброджино не бездельничал. Не смотря на его надежды стало очевидно, что Фрагмент Саргона был уничтожен в огне Лондонского пожара. Движимый видениями, которые он получил от призрачных Оракулов, он принялся искать Фрагмент в Землях Мертвых, так как знал, что и призраки вещей, а не только людей, могут «существовать» за Саваном.

    В течение десятилетий Амброджино вел тщательные поиски в Подземном Мире. Это было медленное и утомительное дело – допрашивать духов и посылать агентов за Саван. Однако летом 1999 года все изменилось.

    Амброджино находился в Мавзолее, просматривая особо опасный регион известный как Море Теней, когда в море внезапно появилось цунами. Одновременно последовали вспышка и большая волна, и мистические сирены Мавзолея ужасно засигналили. Неистовая проверка показала, что не только все ловушки для духов были заполнены кричащими духами, но некоторые несчастные призраки вселились даже в структуру здания. Они вселились в стены, стулья и могущественные артефакты. Некоторые неистовые духи даже побывали спрятаться в членах клана.

    Открытие нового окна в Подземный Мир показало движущийся кошмар. Призраков и их истерзанные остатки носило подобно песку в пустыне. Они метались, искали опору, любое убежище от шторма. И будучи пойманными зловещими потоками они исчезали.

    Амброджино знал, что подобные штормы иногда бывают в Подземно Мире, но за всю тысячу лет он никогда не видел такого сильного шторма. Будучи неудовлетворенным тем, как события вмешались в его планы, он принялся допрашивать жалкие остатки души, которые были пойманы в Мавзолее. Истерзанные и дрожащие, они были мало склонны к общению и то, что они говорили, выглядело полной ерундой. Однако с течением времени Амброджино заметил общую тему в их бормотании и принялся гадать, не было ли это причиной их безумия.

    Он узнал, что шторм начался со слепящего и вездесущего света, а затем наступил краткий промежуток тишины и спокойствия. В это же время три светящиеся фигуры взлетели в «небо» как бы ожидая чего-то. На миг, равный биению человеческого сердца все застыло. Все глаза были прикованы к этим трем как в ожидании некоего великолепия или же абсолютного уничтожения. А затем они ушли. И тут на свидетелей этого налетел ужасный порыв шторма и уничтожил тех, кому не повезло.

    Описания трех сияющих фигур увлекло Амброджино. Он спрашивал снова и снова, как они выглядели и куда ушли. Когда он понял, что больше ничего не узнает, то приказал уничтожить захваченных духов, а затем удалился в библиотеку чтобы подумать.

    Через неделю Амброджино впервые за столетие собрался в длительное путешествие. Когда его спросили о его планах, он ответил просто «Возможно все-таки Каппадокиус был прав».

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Джованни | Персонажи из книг |

    Просмотров: 415 | | Комментарии (0)

    Children of the 
    Night

    Происхождение: Мало что известно о ранней жизни Монкады – известно лишь, что он вошел в Мадрид вместе с Альфонсом Седьмым, который пытался вновь заселить город, и стал священником в центральной церкви города, которая ранее была мечетью. Монкада был амбициозным человеком, талантливым и верующим, и судя по разрозненным документам того времени, он быстро продвигался в церковной иерархии. Он получил ранг архиепископа, но политика не позволяла ему претендовать на должность Папы: при огромном количестве пап и антипап там не было места для чужака, у которого не было могущественного покровителя. Поэтому Монкада направил свои амбиции на Иберию. В это время Реконкиста увеличила влияние христиан и служила одним из столпов Церкви, насколько религиозная война вообще может быть столпом церкви.

    Монкада превосходно исполнял свои обязанности. Однако к удивлению многих он был строгим аскетом. В отличие от многих священнослужителей его времени Монкаду не интересовали охоты, пышные банкеты и женщины. Он был предан своей вере, его убежденность была непоколебима и он использовал свою власть лишь для того, что по его мнению было угодно Богу. В те времена, когда коррумпированный священник был обычным зрелищем, Монкада был аномалией на духовном поприще, и стал интригующей загадкой для некоторых Ласомбра, у которых были свои обширные интересы касательно Реконкисты.

    Становление изменило Монкаду сильнее, чем кто-либо мог бы представить. Многие его собратья по Крови регулярно посещали его проповеди, а другие покровительствовали священникам, которых Монкада знал или же посвятил в духовный сан. В течение нескольких недель архиепископ приспособился к своему новому статусу и возобновил свое восхождение к власти. Однако на этот раз он хотел управлять не марионетками, а кукловодами. Недавно получившему Становление Монкаде нужно было никак не меньше, чем лидерство во всем клане Ласомбра, однако его причины не изменились. Он собирался сделать это не для своей славы, так как являлся лишь жалкой телесной оболочкой, но для славы Божьей. Несомненно. Его Становление было волей Божьей, и благодаря Проклятью Каина он теперь мог служить целую вечность.

    Однако даже самые лучшие планы мышей, людей и священников меняются. Влияние Монкады быстро распространялось на общество смертных и бессмертных. Сеть из царственных исповедников и простых священников разрасталась под его руководством, и она давала ему связи и влияние, которыми обладал мало кто из Каинитов. Строились церкви и соборы, и проекты многих из них зарождались в глубине крепости Монкады. После Реконкисты священнослужители стали неотъемлемой частью политики Ласомбра, клан начал всецело поддерживать христианство, и события стали развиваться дальше.

    Однако по прошествии веков что-то случилось с верой архиепископа. Она не ослабла, однако превратилась во что-то темное и пугающее, и Монкада верил, что из-за своего проклятья он должен следовать этой судьбе. Архиепископ все еще свято верил в спасение и воскресение. Он с непоколебимой уверенностью верил, что если Бог проклял его, то он должен нести бремя своего проклятья. Многие исследователи Каинитов настаивают на том, что Монкада был одним из основателей Пути Ночи благодаря своим вере и влиянию на клан. Монкада лишь насмехается над подобными утверждениями, и у него есть на то свои причины.

    За века, которые прошли с его Становления, позиция Монкады в Шабаше скорее укрепилась, нежели расширилась. Он является духовным якорем для многих своих соклановцев, и исповедует архиепископов-Ласомбра, которые все еще остались католиками. Однако его влияние на политику секты уменьшается – некоторые шепчутся, что он слишком много времени посвящает духовным делам, а не мирским, или же он начал общаться со странными и необычными существа ради своего служения Богу.

    Современные ночи Монкада проводит в своем убежище, его апартаменты защищены лабиринтом коридоров и святилищами, от которых исходит Истинная Вера. Когда миру требуется его совет, он приходит к нему, так как Монкада не покидает свое убежище, и пока нужда не заставит сделать его это, он так и будет оставаться там как паук в богомерзкой паутине.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Ласомбра | Персонажи из книг |

    Просмотров: 618 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, 
    Revised

    Предыстория: Забудьте о привычном образе избалованной богатой девицы, которая сначала сбегает, а потом возвращается к папочке, поняв, как тяжело жить на улице. Америка убежала из дома и осталась на улице, потому что там было ее место. В 17 она вышла из дома в Хайленд-парке, Даллас, и села на автобус до Атенса, Джорджия, чтобы вести нищенски-роскошную жизнь вместе со своими друзьями. Зависание в клубе "40 ватт", параноидальное нежелание тратить 100000 долларов, украденных у родителей, и разнообразные дурные привычки привели к тому, что жить ей стало негде.

    В течение нескольких следующих лет Америка ночевала где придется, злоупотребляя гостеприимством дюжины друзей, набиваясь к знакомым и случайным любовникам, а то и вовсе находя себе место на улице. В одну из самых холодных ночей она сняла 40 баксов, чтобы заплатить за комнату в "Рамаде". Она все сильнее подсаживалась на героин и зачастую под кайфом предпочитала отсосать, чем прогуляться до банка.

    Весной 1999 она автостопом отправилась к приятелям в Атланту. Ее "шофер", когда экстази дало ему по шарам, вздумал пустить ее по кругу, так что Америка послала его и следующие несколько месяцев ночевала по подворотням. Тем временем поход Шабаша на Атланту набирал обороты. Америка знать не знала о Джихаде, но она испугалась, когда начали пропадать уличные наркоманы. По дороге к банкомату Желько и его ребята схватили ее и засунули в фургон. Последнее воспоминание ее смертной жизни: круг из ухмыляющихся рож и дешевый ворсяной ковер.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Цимисхи | Персонажи из книг |

    Просмотров: 403 | | Комментарии (0)

    Children of the 
    Night

    Происхождение: Анастас родился в Семье богатого словенского импортера в сороковые годы девятнадцатого века и рос в комфорте, который ему давали престиж и деньги. Еще будучи мальчиком он увлекался всем странным и сверхъестественным. Его нянька рассказывала ему сказки о зуло, которые терроризировали сельских жителей, о хобгоблинах, и о слуагах, которые украдут его голос, если он будет себя плохо вести. [Ага, типичные славянские сказки, ничего не скажешь… - прим. переводчика] Однако Анастаса это не пугало, он был рад, что в мире есть такие удивительные существа. Он решил, что когда подрастет, то найдет их и поговорит с ними.

    Однако отец Анастаса, солидный и практичный человек, решил, что подобные фантазии могут помешать развитию мальчика и отослал няньку. Затем он занялся образованием мальчика и отослал его в Англию, устроив его там в лучшую школу.

    Анастас покидал дом полный впечатлений от сказок, которые ему рассказывала нянька. Однако когда мир магии и чудес пал жертвой мира геометрии и экономической теории, Анастас стал потихоньку превращаться в степенного молодого человека, которого так желал видеть его отец.

    Во время своего первого года в Оксфорде он встретил уставшего фокусника в местном пабе. Анастаса поразила его способность создавать иллюзии и он сам захотел научиться ловкости рук. Постоянно практикуясь во время учебы Анастас практически завалил свои курсы, но преуспел как фокусник. Вскоре он выступал в небольших клубах и называл себя «Имперским Магом».

    После того, как он получил степень бакалавра в Оксфорде, он поступил в престижную Лондонскую Школу Экономики. Днем он изучал экономически теории и модели, а по ночам он изучал тайны иллюзий в обществе, которое называлось Магический Круг.

    Во время одной из попыток Анастаса он снова попал в объятья мира, который оставил далеко позади. Ища на темной улице таинственного продавца книг, он увидел как один человек кусал другого. С ужасом он увидел, как изо рта того человека стекала кровь. Заметив Анастаса, атакующий бросил свою жертву и в свете газового фонаря юноша увидел, как из его рта вылезли окровавленные клыки. Анастас засунул руку в карман и достал из него пакетик с взрывчатым порошком, который он всегда носил с собой. Он быстро использовал свое кольцо-воспламенитель и бросил этот мешочек в чудовище. Порошок вспыхнул с ослепительной вспышкой и чудовище зашипело и отскочило. Когда оно очнулось, испуганный Анастас уже убежал.

    В следующий вечер Анастас рассказал о своем приключении Магическому Кругу, а они посмеялись над ним, посчитав, что ему все померещилось со страху. Расстроившись, Анастас вернулся к себе в квартиру.

    Вернувшись домой, Анастас увидел, что там уже сидит человек и ожидает его. В страхе он узнал в нем чудовище, которое видел прошлой ночью. Существо взмахнуло рукой и по его мановению дверь закрылась. Анастас хотел убежать, но не смог – взгляд существа парализовал его.

    Этот человек оказался вампиром и он всю ночь рассказывал Анастасу правду об истинной, кровавой магии, и о том, как одна благородная группа вроде Магического Круга Анастаса решила истинными магами и нашла способ обменять свои смертные оболочки на бессмертие. По мере того, как существо говорило, Анастас понял, что оно предлагает ему шанс прикоснуться к настоящей магии. И он согласился без колебаний.

    Следующие двадцать пять лет Анастас провел в капелле клана Тремер в Вене. Изучая аспекты своего нового существования, так же там у него проявилась неестественно огромная тяга к Тауматургии. Будучи крайне преданным своему новому клану, он стал умелым исследователем и могущественным магом в удивительно короткое время.

    Когда в начале двадцатого века был избран новый юстициарий клана Тремер, он выбрал Анастаса в качестве одного из своих архонтов. Его навыки мага сделали его полезным агентом. Анастас увидел множество ужасных вещей, в том числе и существ, о которых когда-то рассказывала ему няня. Анастас получил немалый авторитет среди оккультистов, а его открытость и дружелюбность позволяли хорошо его использовать во внутреклановой политике.

    В 1998 году, когда пришло время избрать нового юстициария, голоса Тремеров разделились между несколькими кандидатами. Джен Сент-Фредерик, могущественный Тремер из Франции, в которой он обладал огромной капеллой, предложил в качестве кандидата Анастаса. Думая, что он сможет контролировать служителя, Джен использовал свое влияние для того, чтобы Анастас набрал достаточно голосов для избрания юстициарием.

    Попав на должность, к которой он еще не был готов, Анастас стал фанатично пытаться доказать, что он достоин звания юстициария. Он задел многих своих коллег, в том числе и нового юстициария клана Бруха, Ярослава Пашека. Тот решил организовать операцию и припадать урок молодому Тремеру. Анастас планирует отвоевать Монреаль у Шабаша, и если он преуспеет, то Пашек планирует заявить, что именно он был мозговым центром этой операции и присвоить всю славу себе.

    Анастас знает, что многие члены Камарильи, в том числе и из его собственного клана, считают его неопытным и слабым, и он собирается показать всем что он знает, какого быть юстициарием. За советами он обращается к своему ментору, Сент-Фредерику, и старый вампир с радостью их ему дает. Разумеется, навыки Анастаса впечатляющи, однако могут пройти десятилетия прежде чем он действительно будет подходить на роль юстициария.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тремере | Персонажи из книг |

    Просмотров: 507 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Malkavian, 
    Revised

    Может быть, это была простая случайность, может быть, в игру вступили никому неведомые силы. Но все же версия о руке Провидения кажется более убедительной – иначе как еще бедный французский солдат, не отличающийся ни стойкой верой, ни большой мудростью, стать Пророком Геенны?

    Фамилия Анатоля затерялась где-то на его долгом пути; все, что о нем известно, так это то, что он был парижским стражником и получил Становление от Пьера Паяца ( Pierre l’ Imbecile) во второй половине 12 века. Его вера в Бога и Церковь каким-то образом сохранилась и после Становления, но не осталась неизменной; молодой вампир начал искать знаки и предзнаменования, которые, по его словам, были оставлены Отцом, чтобы предупредить о грядущей Геенне. И никто не мог с уверенностью сказать, кого же он называет Отцом – Бога или Каина.

    Шли века, и Анатоль стал пользоваться определенной известностью. Хотя его не раз подозревали в диаблери старейшин (ходили слухи, что для него это было чем-то вроде причастия), но пророческие способности хранили его от наказания и преследований. У него были союзники, такие же «опасные», как и он сам, в том числе и Люсита, отступница Ласомбра, и дальновидный ученый, исследователь Книги Нод, по имени Беккет. В их компании Анатоль странствовал по Европе и Америке, часто оказываясь в самой гуще странных и знаменательных событий, чтобы предупредить Сородичей.

    К сожалению, многие пророки в конце пути становились мучениками, и Анатоль не стал здесь исключением. Во время Ночи Кошмаров он стал получать сигналы о приближении последних времен, а также о том, что осталось еще одно дело, которое надо завершить до того, как разразится Геенна. В последний раз он подчинился своему видению, отправившись в подвал в северной части Нью-Йорка, где обнаружил отвратительную статую из плоти и камня, от которой исходила сила, равная силе Патриарха. Пророк Геенны слишком хорошо знал, что ждет его – и предложил себя ужасной твари, смешав свою плоть с ее.

    Его последние ночи, проведенные наедине с этой странной скульптурой, - каким-то образом он мог взаимодействовать с наполнявшей ее силой – стали ночами безумия, более сильного, чем когда-либо ранее. В эти последние часы, когда сознание все еще теплилось в нем, к нему приходили видения и новые знания, и он нацарапал свои последние слова на стенах подвала, собственной кровью записав бессвязное пророчество и свои знания о Геенне. В конце концов он исчез, полностью завершив свой путь.

    Хотя Анатоль и накопленная им мудрость пропали из Паутины, его последние записи не остались незамеченными. Кое-что было собрано членами его клана, часть фрагментов, по слухам, оказалась в руках Сеттитов, которые, без сомнения, сравнили непонятные предостережения с их собственными пророчествами о Геенне. И, если в нашем мире все взаимосвязано, то остальные его записи должны были попасть к Салюбри или к наследовавшим им Тремер. Но теперь уже никто не может с уверенностью утверждать это.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Малкавианы | Персонажи из книг |

    Просмотров: 1112 | | Комментарии (0)

    Children of the 
    Night

    Происхождение: Анке было 10 в 1910 году, в конце Золотого Века Мексики. Тридцать четыре года экономического роста окончились и начались бунты, один за одним. Как всегда, страдали крестьяне и как всегда, они находили способы, чтобы выжить.

    Мать Анки вела грубую жизнь, будучи шлюхой у бандитов. Они жили в небольшом поселении изгоев, которое бандиты использовали как базу для своих налетов. Мужчины поселения замечали, что в будущем Анка станет красавицей и дразнили ее либо же крутились рядом с ней. Заметив это, мать Анки избила ее, однако не из-за того, что не хотела, чтобы дочь пошла по ее стопам, а из-за зависти к ее красоте и молодости.

    В 1914 году, во время праздника Кинко де Майя жизнь Анки изменилась. Около полуночи Рего, ближайший аналог лидера бандитов, забрал Анку к себе в комнату чтобы «сделать из нее женщину». Мать Анки появилась несколько минут спустя. С криками она вытащила свою полуголую дочь за волосы на дорогу, избивая ее по пути. Однако впервые Анка дала сдачи своей матери, к немалому удовольствию бандитов. Она взяла камень и сбила им мать на землю. Она избивала женщину до тех пор, пока она не взмолилась о пощаде, и пообещала убить ее, если она вернется. Это был последний раз, когда Анка видела свою мать.

    Единственное, что-то похожее на любовь, что когда-либо знала Анка – это касание грязных мозолистых рук, поэтому она с легкостью стала проституткой. К разочарованию других мужчин, большую часть времени она проводила с Рего, если ей только не было чего-то нужно от кого-то из них. Давая Рего в постели советы, она начала влиять на его решения и медленно получать с помощью его контроль над поселением. Некоторые бандиты зло шептались, что ни одна баба не смеет указывать им, что делать, однако никто из них не смел бросить вызов Рего, по крайне мере открыто.

    Два года спустя после «возвышения» Анки другие бандиты убили Рего. Пока он еще лежал на земле и из его перерезанной глотки хлестала кровь, его товарищи обратили свое внимание на Анку. Они избили и несколько раз изнасиловали ее. Ей сказали, что теперь ее положение изменилось, и после нескольких часов ее в бессознательном состоянии оставили на полу.

    В четыре часа утра Анка подожгла логово бандитов. Сильные руки пытались открыть дверь, но поставленная ей повозка не давала сделать этого. Проклятья мужчин превратились в мольбы, затем в крики, которые прекратились когда рухнула горящая крыша. Когда жар от пожара спал, Анка пересчитала тела в развалинах и упала на землю как убитая.

    Когда Анка снова проснулась, была ночь. В свете луны она увидела, что ее голова лежит на коленях у женщины-индианки. Анка не испугалась женщины и не удивилась тому, что тела исчезли. Она выглядела отрешенной и спокойно, как если бы выпила прилично текилы.

    Женщину звали Ялонда. Она сказала, что гордиться поступком Анки и что она долго наблюдала за ней ожидая, когда же она на это решиться. Ялонда поцеловала Анку в шею и в отличие от страстного и эгоистичного поцелуя Рего он был холоден. Анка не чувствовала боли, однако потеряла сознание и очнулась лишь тогда, когда Ялонда дала ей Становление.

    Анка быстро приспособилась к не-жизни в антитрибу Равнос. Ее проклятье мало волновало ее. Ее мать с детства убеждала ее, что такие некрещеные ублюдочные дети как она будут гореть в аду, и она давно свыклась с такой судьбой. Однако с этим проклятьем пришла сила, и она была рада этому. Будучи простым подростком, она хорошо могла исполнять сексуальные желания, получив же возможность смущать и контролировать умы, она не видела пределов своему потенциалу.

    В течение многих лет Анка пользовалась своими дарами Каинита, чтобы заполучать имущество. Она обольщала богатых людей, чтобы их имущество переписывали на нее, а не на их наследников. Вскоре после этого владельцы имущества умирали. Однако когда она получала имущество, то вскоре бросала его, позволяя превращаться ему в руины, и двигалась дальше. Однажды она научилось тому, как погружаться в землю и спать там, и это спасло ее от Окончательной Смерти.

    В 1961 году все дома Анки были сожжены дотла. Проснувшись на следующую ночь, Анка впала в ярость. Сами дома ее не сильно волновали, однако кто-то решил нанести по ней удар и не мог уйти безнаказанно. Ей потребовалось много месяцев. Чтобы выяснить что же произошло: один из ее захватов собственности навредил деятельности одного делового Ласомбра, и он решил ее уничтожить.

    Эти новости немного развеселили Анку. Люди, которыми она манипулировала, больше не могли бросить ей достойный вызов, и она стала беспечной. Настало время расправить крылья и сразиться с более могущественным вампиром. Анка потратила десять лет на то, чтобы собрать небольшую стаю и натренировать ее.

    Теперь эта стая проживает в Мехико. В этом городе трущобы окружают небоскребы богачей и в них живут самые жалкие из смертных. Сотни вампиров обитают среди двадцати миллионов сосудов, и если сообразительный вампир не хочет, чтобы его нашли, то его и не найдут.

    Анке нравиться игра, в которую она играет с неизвестным соперником-Ласомбра. В течение года ее стая внедрялась в важные бизнес-предприятия. Они изучали их слабости и составляли планы. Они жгли, ломали и убивали пока не получали полное удовлетворение, а затем отступали в трущобы, чтобы там снова охотиться на бедняков. Ласомбра пока еще не знает о том, кем является его враг. В конце концов он все выяснит и убьет Анку или же ей станет скучно, она решит, что игра выиграна и займется чем-либо другим.

    --->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Равносы | Персонажи из книг |

    Просмотров: 565 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Malkavian, 
    Revised

    У каждого клана в Камарилье и Шабаше есть предания об ужасных тварях, живущих в ночи, созданиях, которые без жалости убивают своих потомков. У Малкавианов такая легенда повествует об Анку.

    Анку – это сам Жнец, порождение могильной земли и ржавчины, гниения и горечи. Там, где эта легенда стала известна людям, он превратился в безжалостное мертвое чудовище с косой, странствующее по темным проселочным дорогам в телеге, запряженной быками, и падающее на людей так же внезапно, как и болезни, забирая их жизни, которые затем грузятся в телегу. В этом же облике он порою, хотя и мимолетно, появляется в видениях и снах Малкавианов.

    Те Малкавианы, которые знают об Анку, относятся к этой легенде с равной степенью отвращения и почтения. Говорят, что он – первый из серийных убийц или их святой-покровитель. Самые достоверные видения намекают на то, что он может быть Старцем – не одним из прямых потомков Малкава, но его внуком и верным слугой своего создателя из Четвертого поколения (чье имя, по счастью, осталось неизвестным). Если слухи верны, он родился в те времена, когда сельское хозяйство было самой важной частью жизни людей и, возможно, был принесен в жертву какой-нибудь богине плодородия, после чего и получил Становление. В любом случае, смерть не прервала его служение земле.

    Его сила столь велика, что он может беспрепятственно путешествовать по узким тропкам на территориях Люпинов или даже исчезать из одного месте, чтобы появиться в другом. Он может становиться невидимым вместе со своей призрачной телегой и проезжать через освещенные неоном современные города, не замечаемый никем, кроме своих жертв, которые в последний момент чувствуют слабый запах разложения, а затем – удар сзади. Известно, что вампиры – в особенности Малкавианы – порою бесследно пропадают во время охоты, и иногда после таких исчезновений по Сети передается слово, произносимое тихим шепотом, и слово это – Анку.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Малкавианы | Персонажи из книг |

    Просмотров: 408 | | Комментарии (0)

    Children of the 
    Night

    Происхождение: Леди Анна Боусли, королева (князь) Лондона еще в раннем возрасте узнала у своего отца, что для того, чтобы что-то взять у судьбы, ее требуется взять за глотку. Ее отец упустил свой шанс взять судьбу за глотку когда умер Оливер Кромвель, однако спустя столетие уже сама она могла влиять на парламент.

    Отец Анны, один из самых знаменитых людей в Уорвикшире семнадцатого века, благодаря чему она не просто получила хорошее место в обществе, но и что гораздо важнее, удачно женилась. Разумеется о чувствах в таком союзе не могло быть и речи, однако муж Анны получил жену из хорошей семьи, а она получила доступ к более широким связям и большему богатству.

    После смерти мужа Анна сошлась с группой аристократов, которая мечтала о том же, о чем мечтал ее отец. Однако вместо того, что бы найти кого-то, кто был достаточно силен, чтобы стать королем и удержаться на троне (например такого человека как Кромвель), эта группа искала всего лишь короля, который смог бы взять под контроль Парламент. Работа Анны была критична для исполнения этого плана, и время, проведенное с парламентария, положило начало ее долгих отношений с этим институтом.

    В 1688 году жизнь Анны коренным образом изменилась. План ее группы оказался успешен, когда Вильгельм Оранский вторгся в Англию, захватил трон и женился на дочери короля, чтобы его наследник имел неоспоримое священное право на трон, однако толчок ко всему этому дал другой великий «делатель королей», Вентру Валериус. Он играл роль аристократа в тайной группе Анны и был весьма впечатлен ей. Он дал ей Становление и представил ее князю Лондона, могущественному Митре.

    После того, как она доказала свою полезность Митре благодаря нескольким незначительным маневрам, Анна получило значительное влияние на Парламент. Она оказывала благотворное влияние на него почти два столетия, пока не начался хаос Великой Войны. Затем Парламент стал всем, в чем нуждались Вентру. В течение многих лет клан делал ставку на монархию, но возвышение среднего класса и случайные потери дали преимущество политическим врагам английских Вентру, Тремерам. И это заставило изменить их тактику. Анна превратила Парламент в правящую силу в Англии, что нанесло серьезный удар Тремерам, и в последствие это позволило ей стать князем и объявить остров Скептеред своими владениями.

    Годы между Мировыми войнами принесли много опасностей и мало выгоды. Вентру продолжали удерживать свою лидирующую позицию, но не усилили ее. Когда же во время Второй Мировой немецкие бомбы начали падать на Лондон, Анна получила возможность, которой тут же воспользовалась. В одну из ночей в убежище Митры угодило несколько бомб и Старец был тяжело ранен. Анна была среди тех верных Вентру, которые в одну из ночей сорок первого года извлекли Митру из-под руин его разрушенного убежища и после того как князь, находящийся в глубоком торпоре, был надежно спрятан, Анна провозгласила себя королевой Лондона.

    Она взяла себе титул королевы, потому что ей не нравился мужской термин «князь», хотя множество других князей-женщин по всему миру принимали этот титул Сородичей. У нее были двоякие причины так поступить. Во-первых, она приближалась к своим тремстам годам, что давало ей глубокое понимание монархии и ее обычаев не смотря на то, что сама она опиралась на Парламент. К тому же, что еще более важно, она считала, что подобное некоторые могут посчитать проявлением слабости. Это будет напоминать Сородичам, что она женщина, и не смотря на изменения, которые она привнесла в Англию в 1918 году. Когда женщины получили право голоса, многие Сородичи, старые и молодые, считали женщин вампирами второго сорта.

    Но любому, кто говорил ей это открыто в лицо, любит дать ясно понять: Митра мертв, а она королева, и кто теперь слабак?

    Анна не делала подобных наглых заявлений до последнего времени, когда слухи об Окончательной Смерти Митры стали повсеместны. В течение многих лет никому, кроме лондонской элиты Вентру не была известна судьба Митры. Некоторые думали, что он погиб еще в сорок первом году. Другие, кого коварный князь проводил слишком часто, в особенности Тремеры, настаивали на том, что он лишь прикидывается мертвым и инсценировал свою смерть, чтобы они раскрыли перед ним свои планы.

    Несколько лет назад позиция королевы Анны была весьма нестабильна. Не смотря на десятилетия номинального правления Лондоном, Анна не могла решительно разобраться с проблемой Тремеров. Поэтому в конце концов через своих агентов Анна сделала так, чтобы всем Сородичам стало известно об Окончательной Смерти Митры. Тремеры сделали то, что они откладывали 50 лет, и действовали быстро, веря, что контроль Анны был крайне неустойчив.

    Но Анна уже достаточно поднаторела в политике и кознях Сородичей, и Тремеры угодили прямо в ее ловушку. Впервые Анна не стала полагаться на свои знания о правительстве смертных, чтобы возвысится. Ее планы, ловушки и контратаки были совершены исключительно под покровом Маскарада, который при немалой помощи Камарильи был усилен в течение нескольких последних лет, хотя многие годы до этого он находился на грани из-за вульгарного манипулирования Сородичами английскими политиками.

    Теперь Анна является королевой Лондона, бесспорным князем этого города. Лишь сама Анна знает, какие ходы она собирается предпринять в дальнейшем.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Вентру | Персонажи из книг |

    Просмотров: 656 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Ventrue, 
    Revised

    Вентру Анушин-Раван, известная своими добродетелями и уважением к Элизиуму, пользуется признанием и поддержкой со стороны Сородичей Камарильи. Особое уважение к ней, помимо собратьев-Вентру, питают Тореадоры. В конце 1950-х годов Анушин-Раван объединила ресурсы нескольких партнеров из клана Вентру, чтобы приобрести расположенный у побережья Греции остров Ярос.

    Превратив остров в личное владение и убежище, Анушин-Раван объявила, что вся его территория является Элизиумом. Хотя она неодобрительно относится к Сородичам, которые считают ее убежище чем-то вроде приюта, некоторое время назад она открыла доступ на остров всем Сородичам Камарильи. Сама Анушин-Раван предпочитает общество приглашенных гостей, с которыми и проводит ночи за пением и пирушками. Официально остров считается необитаемым, на самом же деле на нем проживает небольшая колония рыбаков. Из числа этих людей Анушин-Раван выбирает себе слуг, рабов для утех и постоянные «сосуды».

    На протяжении трех веков до приобретения острова Анушин-Раван посещала Ярос и делилась кровью с пиратами, нашедшими там убежище. Позже она дала этим пиратам наложниц, потомство которых начало заселять регион. Мало кто из Вентру (не говоря уже о других Сородичах) знает, что к тому времени, когда Анушин-Раван купила остров, она так долго питала его тайных обитателей своим витэ, что потомки пиратов и их наложниц превратились в семью потомственных гулей. Ученые Сородичей до сих пор спорят о возможности подобного явления, но Анушин-Раван не сомневается в его реальности, так как на Яросе обитает несколько задержавшихся в нашем мире фей, чье магическое присутствие постепенно превратило островитян из обычных гулей в наследственных.

    Знакомые Анушин-Раван полагают, что в своих действиях она руководствуется бескорыстными мотивами. Она заработала себе состояние на международных капиталовложениях, при этом в пределах ее островных владений ни разу не были нарушены традиции Элизиума, а сама Анушин-Раван никогда не просила гостей об ответной услуге. Впрочем, она попросила несколько неприятных групп Сородичей покинуть остров, и впоследствии выяснилось, что одна из них принадлежала к Шабашу. Но есть и те, кто, даже ничего не зная об островных гулях, сомневается в ее щедрости. Что же она получает, помимо статуса и известности?

    Не изменяя своей обычной дипломатичности – ее выход в свет был отмечен грандиозным празднеством, которое посетила почти сотня выдающихся Сородичей того времени, - Анушин-Раван просто называет таких хулителей пессимистами. Она приложила немало усилий, чтобы создать уютное убежище, где могли бы отдохнуть уставшие от безобразий Джихада Сородичи. Зачем же пытаться опорочить ее задумку?


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Вентру | Персонажи из книг |

    Просмотров: 395 | | Комментарии (0)

    The Hunters Hunted

    В переулке Нью-Йоркского района Гринвич-Виллидж, в центре современного мира, расположен дом, который словно принадлежит древности. Это штаб-квартира Ковенанта Magi, Ордена Мистической связи. В ней обитают Magi, те из наиболее загадочных смертных, кто не просто изучает скрытые силы мира, но и использует их в своих целях.

    Среди обитателей этого дома, прозванного ими Вороново гнездо, есть человек, известный как Арктос. Он специализируется на Владычестве и Управлении . Его часть в Большом Делании — получение власти и верховенства над другими Созданиями , населяющими множество известных человеку миров . Это привело к конфликту между ним и Сородичами. Сородичи не любят, когда их дёргают за ниточки, особенно, если дёргают смертные.

    Арктос разработал множество могущественных и уникальных заклинаний, с помощью которых подчинил нескольких Сородичей. С помощью Уз крови, созданных магией, он привязал к себе пару кровососов, и поэтому они горячо ему преданы. Но даже если узы будут разорваны, они останутся с ним, так как за службу он дарует им защиту и множество вещей, недоступных другим Сородичам (глубокий сон, чтобы оказаться в Царстве Фей). Они оба считают, что нашли удобную нишу, в которой можно провести вечность, и добровольно не оставят её.

    Кроме них Арктосу служит Даниэль Арчер или Плачущий-при-луне. Даниэль — оборотень. Долгое время он был козлом отпущения в своей стае, но у него было собственное место среди них, и это было для него важно. Однако его стая жила в больном месте, месте, умирающем из-за человеческой отравы, и они начали умирать один за другим. Арктос пришёл к ним и предложил магическую защиту от яда. В свою очередь, он просил об одном из них, что стал бы ему верно служить. Конечно же они избрали Плачущего-при-луне.

    Несмотря на это, он счастлив, что нашёл новое место, где он был бы нужен. Помимо этого, к нему относятся уважительно, так как оба вампира Арктоса боятся его. Он всё-таки пытается по-дружески относиться к ним, несмотря на их осквернённую природу.

    В настоящее время Арктос ведёт в некотором роде войну с Сородичами Нью-Йорка. Они возмущены его могуществом и угрожающими (им) целями. Им не хочется быть марионетками. Это вялотекущая война с обменом «ударами» лишь раз в несколько лет, когда одной из сторон предоставляется удобный случай. Арктос занимает защитную позицию, только если не нападают на его служителей, или он не хочет использовать Сородичей в каком-то деле (хотят они сами того или нет). Игрок, попавший в город, может оказаться втянутым в эти махинации.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Персонажи из книг |

    Просмотров: 265 | | Комментарии (0)

    Clanbook: 
    Salubri

    Я осмелюсь утверждать, что этот мужчина, если, конечно же, его можно назвать мужчиной, может действительно поспорить с Тремере за титул самого ненавидимого Салюбри существа, так как именно он, если верить слухам, предал отряд Воителей, который отправился в логово Баали. Более того, в легендах говорится, что ему удалось пережить Войны Баали, после чего он продолжил свои отвратительные занятия среди других Сородичей, служа проклятым Баали каждым своим поступком. Некоторые даже шепчутся о том, что именно благодаря его помощи Тремере удалось поглотить душу Саулота. Но, в сущности, сложно найти преступление, которое не пытались бы связать с именем Предателя.

    В самых старых историях он остается безымянным или же его называют просто "Предатель", хотя относительно недавно некоторые из рассказчиков начали "награждать" его именем Ахаб. Он продолжает оставаться назойливым шипом в боку клана, чудовищем, которым Старейшины пугают своих Потомков. Я твердо уверен в том, что ему нигде не будет покоя до тех пор, пока он навсегда не упокоится в земле, сраженный рукой Воителей или же их мстительных ангелов.

    Пускай Господь смилостивится над его душой, ибо ему не стоит ждать милосердия от Салюбри.


    Категории: Vampire: the Dark Ages | Каиниты | Салюбри | Персонажи из книг |

    Просмотров: 253 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, 
    Revised

    Предыстория: Последнюю доставку от UPS Ашанти выполнила в ту ночь, когда Желько понадобились солдаты, чтобы грохнуть одного генерала-конфедерата, который упрямо отказывался покидать этот мир. Ашанти, Тирон и еще двое были единственными, кто пережил массовое Становление, а после того, как генерал обратился в прах, - единственными уцелевшими членами стаи, вместе с Солнышком, ее сиром и той чокнутой девахой.

    Стая разрасталась после каждого массового Становления и снова уменьшалась после очередного столкновения с Камарильей, но Ашанти в тот момент, когда открыла глаза и поняла, что ее похоронили "живьем", решила, что она выживет, чего бы ей это ни стоило. В последние ночи похода она стала членом Истинного Шабаша.

    После осады Желько, который все сильнее боялся неминуемой Окончательной Смерти, чье приближение он видел в каждой новой опасности, потратил время, остающееся после питания и драк, на то, чтобы передать Ашанти свое знание Колдовства. Ей хватило силы духа для того, чтобы пойти на сделку с демонами, и страсти, позволяющей возглавлять ритуалы. Кое в чем она уже превзошла своего учителя. Духи шепчутся с ней среди бела дня. Они даже обучили ее пути, о котором ее сир никогда не слышал.

    Сейчас Ашанти выполняет обязанности священника стаи и большую часть ночей проводит за изучением ритуалов, пока остальная стая прочесывает Атланту в поисках пищи и занимается делами, оставшимися после похода на город. Не так давно духи показали ей, что ждет стаю в будущем. Она уговаривает товарищей покинуть Атланту, указывая на то, что в городе застой, но не особо упирая на ужасный конец, который ждет их всех, если они останутся.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Цимисхи | Персонажи из книг |

    Просмотров: 380 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Nosferatu, 
    Revised

    Ведьма мертва, но ее наследие живет. В 1998 году легендарная вампирша, чьим сиром был сам Носферату, пала от клыков Люпинов. Веками она управляла своими прислужниками-вампирами в России. Количество сверхъестественной активности в этой стране было так велико, что вокруг Советского Союза возник мистический Теневой Занавес, отрезав священные места от остального мира.

    Ведьма настолько хорошо владела Тауматургией, что ее часто путали с волшебницей. Ее мастерское владение Затемнением позволяло ей осуществлять свои великие планы, не привлекая внимания смертного общества. Она была вампиром четвертого поколения, и как утверждалось, была одной из трех, кто избежал уз крови Носферату, она действовала с такой мстительностью, что с ней не могли сравниться даже легендарные Никтуку.

    Теперь Бабы Яги больше нет, Теневой Занавес исчез, а Советский Союз развалился на части. Русские Носферату больше могут не боятся ее, однако они столкнулись с монументальной задачей по созданию новых доменов и независимых выводков в Азии. На западе лежит Камарилья, общество, от которого они были отрезаны в течение столетий. На востоке находятся опасные Катаяны, которые жаждут захватить домены, которые Баба Яга больше не защищает. Из-за творящихся вокруг беспорядков многие русские Носферату решили скрыться и остаться отшельниками. Они видели, как умер один повелитель, и они не хотят, чтобы на его место пришел другой. Некоторые из них стали путешествовать к выводкам в других частях света. И когда эти посланцы узнают о событиях вне России, они рассказывают старые легенды о Бабе Яге снова и снова.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Носферату | Персонажи из книг |

    Просмотров: 525 | | Комментарии (0)

    The Inquisition

    Бальтазар Рихтер был миссионером XVIII в., посланным «Обществом Иисуса» в Китай для работы по изучению китайской философии и приобщению язычников к единственно истиной вере. Его изучение китайской демонологии привело его к намного более опасным и волнующим встречам, чем он ожидал, и вскоре с ним связалось Общество Леопольда.

    За десять лет Рихтер стал одним из самых эффективных инквизиторов Общества Леопольда. Как сообщается, Он единолично устранение колом восемь вампиров, изгнал пять демонов, а так же нес ответственность за гибель более дюжины заклинателей духов ( Goetists). Его известность как инквизитора быстро распространялась – среди определенных кругов – и инквизиторы со всего света стали обращаться к нему за советом; дважды его вызывали в Рим, что бы проконсультировать Генерал-Инквизитора в ряде вопросов. В 1794 г., накануне десятилетней годовщины его апостольства в Китай, Рихтер исчез. Его сразу же посчитали мертвым, его коллеги думали, что он был схвачен и убит теми самыми силами, с которыми он так успешно сражался.

    Спустя пять лет Рихтара видел один из его протеже, и он казался совершенно здоровым. Он был замечен на оживленной улице Гонконга, и сбежал при приближении своего протеже. С тех пор, его неоднократно опознавали по всему Дальнему Востоку, обычно раз в десятилетие или около того. Сейчас считается, что он превратился в одного из немертвых. Его мотивы непонятны: некоторые предполагают, что он продолжил свою работу, используя преимущества своего нового состояния, чтобы проникать в вампирские сообщества и разрушать их изнутри, другие, считают, что если Рихтер действительно один из немертвых, то он выдал многие тайны Общества его врагам.

    Если будет официально решено, что он стал вампиром, то без сомнения будет назначена аутодафе во главе с «Мечами Бога». Однако, до тех пор пока его случай остается неразгаданным, его судьба не решена.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Персонажи из книг |

    Просмотров: 238 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Gangrel, 
    Revised

    Исследователь и историк Гангрел, скрывающийся под именем Бекетт, прилагает немало усилий, чтобы сохранить свою личность в тайне. Бекетт - ноддист в самом истинном значении этого слова. Хотя он и не следует шабашитскому Пути Каина, главной его целью является составление подлинной истории расы Сородичей, и в особенности - ранней истории Каина и Патриархов, населявших Енох. Бекетт уверен, что всевозможные силы, от безликой руки энтропии до вполне конкретных вампиров Шабаша и Камариллы, вступили в сговор, пытаясь спрятать от него правду. А потому он старается избегать конфликтов между Сородичами, когда это только возможно, предпочитая ограничиваться решением тех проблем, которыми занимаются и смертные археологи. В определённой степени это ему удаётся, поскольку, само собой, далеко не каждый вампир Камариллы и Шабаша настроен против него.

    Большинство вампиров считает, что Бекетт - старейшина, приблизительно трёх сотен лет с момента Обращения, - хотя его прагматическое отношение к Шабашу и Камарилле больше присуще вампирам, Обращённым ещё до возникновения этих сект. Ходят слухи, будто в действительности Бекетт - чрезвычайно старый вампир, сумевший в каком-то смысле переродиться за последние 300 лет (возможно, именно после этого приняв имя "Бекетт"). С момента вывода клана из Камариллы Бекетт стал кем-то вроде Независимого Гангрела. Он был одним из первых комментаторов к малотиражной публикации Книги Нод, составленной его бывшим наставником Аристотелем де Лореном в 1992-ом. В этой книге Бекетт первым из вампиров открыто предположил, что легенда о Каине может быть просто мифом, олицетворяющим исторический конфликт между кочевыми охотниками-собирателями и первыми земледельческими племенами. Согласно его теории, "Каин" - не что иное как безликая сила, ведущая человечество к обработке полей, которые смогут прокормить растущее население, - и вместе с тем это сила, которая нанесла смертельный удар "Авелю", архетипу пастуха-кочевника. Это, правда, не объясняет, каким образом подобная перемена могла привести к вампиризму.

    Бекетт отличается сдержанным чувством юмора, который помогает ему поддерживать контакты с другими бессмертными обитателями ночи. Только самые близкие друзья Бекетта понимают, что любой вопрос и ответ он украшает искорками ненавязчивого и довольно личного юмора. По-настоящему старые вампиры зачастую просто не замечают этого юмора или предпочитают не обращать внимания на подобные мелочи. Остроумие Бекетта может стать для его врагов грозным оружием, которое способно в два счёта вывести оппонента из себя.

    С момента своего Обращения Бекетт ведёт войну с примасом Шабаша Сашей Викосом. Череда стычек, произошедших между ними, наградила Бекетта репутацией существа, которое чрезвычайно сложно убить. Говорят, будто в один из дней Бекетт сумел уйти от врага, прорвавшись к убежищу через сотни ярдов солнечного света. Причина конфликта между Бекеттом и Викосом большинству Сородичей неизвестна, хотя очевидно, что они не поделили какой-то ноддистский артефакт. Разумеется, никто из них не собирается делиться такими игрушками.

    Ближайшими союзниками Бекетта являются двое независимых Сородичей, Люсита и Анатоль. Люсита, киллер из числа Отступников Ласомбра, испытывает к пророку-малкавиану Анатолю редкую платоническую любовь. Все трое прежде работали вместе, пытаясь отыскать правду об истинной сущности Патриархов и предотвратить наступающую Геенну.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Гангрелы | Персонажи из книг |

    Просмотров: 593 | | Комментарии (0)

    The Inquisition

    Бернар Ги, или Бернардус Гидонус (1261 – 1331 гг.), был одним из наиболее важных руководящих фигур Инквизиции. Его наставление – «Ведение розыска еретической скверны» (Practica Inquisitionis Heretice Pravitatis) (1325 г.) установило основы для философии и методов Инквизиции. За время его пребывания в качестве инквизитора в Тулузе в течение приблизительно 15 лет, он заслушал более 900 дел.

    Его деятельность не ограничивалось Инквизицией; он изучал философию и теологию, а так же занимал должности помощника лектора, лектора и приора всей Франции. Позже он стал епископом Туйи в Испании в 1323 г. и был вовлечен в один чрезвычайно сложный случай, произошедший в одном безымянном итальянском монастыре в 1327 г., в котором смешалось, ересь, убийство и черная магия. Случай был полностью задокументирован, однако по полностью сфальсифицированным слухам, Ги умер в этом аббатстве, убитый разъяренной толпой. Он умер в 1331 г., и был похоронен в доминиканской церкви в Лиможе.

    Бернард Ги фактически не был членом Общества Леопольда, хотя и дружил со множеством Инквизиторов. Главной заботой Ги была ересь, а не черное колдовство, но инквизиторы все же консультировались с ним по целому ряду случаев.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Персонажи из книг |

    Просмотров: 485 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Gangrel, 
    Revised

    Брунгильда мало что помнит о своей смертной жизни - за тем исключением, что она была дочерью скандинавского вождя и славилась своей силой и храбростью. Она уже плохо помнит, как выглядит солнце. В Последние Ночи ей трудно вспомнить даже своё Становление, полученное более тысячи лет назад, а собственный Сир до сих пор остаётся для неё загадкой: она только знает, что это не был Всевышний. Её Сир верно служил Всевышнему, освободив от этого долга Брунгильду. Она присоединилась к варграм на дальнем севере, взяв на себя обязанности, данные ей и её сёстрам по стае самим Всевышним. Так они стали Валькириями, выбирающими самых отважных среди воинов, павших в бою, чтобы наградить самых лучших из них возможностью присоединиться к ним в вечной жизни.

    Брунгильда была среди тех, кто встал на защиту севера от наступающего христианства: более двух столетий она сражалась плечом к плечу со своим феодалом и другими соратниками, число которых стремительно редело от торпора и Окончательной Смерти. Она билась в войне против южных вампиров, разбрасывая их пепел в качестве предупреждения другим захватчикам. Однако это не помогло. В результате этой войны Брунгильда впала в длительный торпор, завершившийся лишь с началом Первой мировой войны. Она собрала оставшихся Валькирий в центральной Швеции, где о них почти ничего не было слышно в течение нескольких десятилетий.

    А потом, одной холодной ночью 1977, сбылась величайшая надежда Валькирий - и величайший их страх. Всего через час после заката солнца одна из сестёр Брунгильды сообщила, что в нескольких милях от убежища Валькирий котерия Камариллы наткнулась на что-то поистине жуткое. Стая из шести оборотней была осушена до капли и брошена на обледенелой земле. Уже понимая, что это значит, Брунгильда приняла форму ворона и полетела в пещеру, в которой сотни лет отдыхала заледенелая фигура Всевышнего.

    Лёд в пещере стал толще, но великое ледяное святилище Всевышнего безнадёжно растаяло. Сам Старец лежал в бессилии на холодных камнях, на которых прежде покоился ледяной массив. Капли свежей крови замерзали в его бороде, но сам древний вампир не шевелился и не отвечал ни на речь, ни на прикосновения. Всевышний не просыпался ещё пять лет, пока в 1982 группа существ, которых Валькирии называли "Дикие", не пала его новой жертвой. С тех пор он больше не шевелился - однако прошлым летом Брунгильду посетило невероятно живое видение о приближающемся Рагнороке, и с этой ночи она поселилась в пещере рядом со своим старым феодалом – не приближаясь, однако, к нему слишком близко.

    В 1986 г. Брунгильда забрала жизнь шведского премьер-министра Улофа Пальме. Это не слух: факт убийства охотно подтвердила сама глава Валькирий, добавив, что на вкус его кровь отдавала горечью. Брунгильда, однако, скрывает причины этого поступка. Её сестры по стае считают, что либо она убила премьер-министра в знак возвращения к своей обязанности отбирать лучших представителей Скандинавии, либо же это убийство было совершено по воле дремлющего Всевышнего.

    С тех пор как Брунгильду посетило видение о Рагнароке, она стала уделять больше внимания происходящему во современном мире. Чтобы удовлетворить своё любопытство, она выбрала четырёх молодых сестёр и выслала их в Калифорнию, в Свободный Штат Анархов. Молодые калифорнийские Сородичи отвергли бюрократическую систему Камариллы в той же мере, как и сами Валькирии, так что Брунгильда не исключает, что Калифорния может стать первой областью активной вербовки.

    Между тем, вербовка Анархов, организованная Валькириями, недавно наткнулась на определенное сопротивление. Похоже, что бывший Юстициар Ксавьер тоже рассчитывает на помощь независимых членов клана. Представители обеих сторон изо всех стараются угодить желаниям молодых Анархов. Так, четверо золотоволосых воительниц Севера могут произвести впечатление на новооборащённых мужчин, хотя их речи о загробной жизни в северных морях, о чести и службе высоким идеалам уже привлекли внимание не одного Анарха, и как скоро эта новость дойдёт до служителей Ксавьера - теперь лишь вопрос времени.

    Валькирии уже дали понять европейским Князьям, что они не испытывают ни малейшего интереса к политике любой секты и уж тем более к присоединении к этому цирку, который называется "Камариллой". Всё это вовсе не означает, что они ищут союза с Шабашем, который представляет собой всего лишь сборище презренных монстров. В настоящее время Брунгильда наблюдает за реакцией вампиров по всему миру на её деятельность. Решительные действия могут и подождать.

    --->


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Гангрелы | Персонажи из книг |

    Просмотров: 559 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tremere, 
    Revised

    Происхождение: Если бы она не оказалась не в том месте не в той время, Варя, возможно, не жила бы жизнью жены удачливого «папика», купающейся в богатстве и удобствах до занятия положения матроны, вовлеченной в местную политику. Однако оказалось, что ее необузданное обаяние и хищнические повадки сделали ее не только избранной и желанной молодой женщиной в родной русской деревне, но и потенциальной жертвой Тремеров. Этому способствовало то, что ее Сир, Лиркан, был когда-то богатым Тремером, ставшим жертвой безумия; кто может понять, по какой прихоти он выбрал эту красавицу для Становления? Конечно, Варя превзошла первоначальные ожидания тех, кто думал о ней лишь как об экспонате; возможно, ее одержимый бредом Сир обрел какую-то изощренную проницательность. Этого не было достаточно для того, чтобы спасти его от собственного ребенка; Варю раздражал капризный, властный Сир, и она обеспечила его гибель от рук двоих смертных, которых она ввела в заблуждение дразнящими намеками на интим.

    Хотя Становление по прихоти не способствовало благоприятному вхождению в ряды Тремеров, Варя трудом пробила себе место в Клане. Уже знакомая с нужными людьми, она открыла для себя, что одна лишь привлекательность не заведет ее далеко, но ее готовность нарушает кое-какие правила компенсировала это. Поначалу ее неопытные попытки плести интриги лишь создавали ей врагов. Сородичей нелегко соблазнить сексуальным влечением, и большинство были слишком проницательны, чтобы переоценивать женщину. Варя не сильно страдала от Кровной мести, но ее развратно-алчные способы достижения целей оставили ее без союзников.

    С концом Холодной войны Варя осознала, что у нее есть возможность путешествовать. Коллапсирующая инфраструктура России означала, что правительство гораздо более мягко относилось к эмигрантам. Так как ее ничто не привязывало к России — там у нее не было никакой верности семье или друзьям, — Варя уехала, чтобы проложить собственную дорогу среди Сородичей, вдали от дворов, где она совершала детские ошибки. Она быстро поняла, что в расслоенном обществе Сородичей Европы мало места новообращенному Сородичу с репутацией отцеубийцы, потому она решила ехать дальше через границы. Тем временем она развивала свои навыки интриги, научилась подавлять свои желания и делать вид, что слушает других и приноравливается к ним. Она разработала технику «торговли» для выпрашивания гораздо большего, чем то, на что она надеялась, а потому могла казаться готовой на разумные уступки, и все же получала то, что хотела, — ища у Принца домена, она просила площадь в два раза больше, чем та, на которую она хотела распространять влияние и право потомства; когда обе стороны приходили к соглашению, она брала себе меньшую область, все еще делая вид, что вежливо отступается от своих первоначальных требований. В каждом городе, который она посещала, она привязывала к себе гулей двойными связями — узами крови и собственной похотью, — часто удивляя других Сородичей появившимися в ее распоряжении дневными ресурсами. Ни один из этих гулей не пережил ее переезд в другой город, поскольку Варя не желала оставлять за собой оборванные нити.

    Покинув юг России, Варя быстро проведала про «Дополнительные Источники» и попросилась работать с ними. Дело было не только в том, что их впавший в оцепенение Регент вряд ли стал бы препятствовать ее личному росту, но и в том, что они много путешествовали и открывали силы, которые остальной Клан оставлял без внимания или попросту игнорировал. Используя образ «полезной послушницы», Варя обезопасила свое положение и быстро стала правой рукой Регента. Она подхватила власть из его рук в собственные, подавала необходимые отчеты и стала настоящим повсенощным руководителем команды. Как минимум однажды по случайности другой послушник из котерии получил «плохое назначение», что привело к его гибели от когтей Люпинов, но до сих пор вина на Варю не была возложена. Поскольку Варю котерия все больше разочаровывает, ее разрушительное воздействие становится все сильнее. Лишь Регент Йохансен телепатически удерживает Варю от прямого плетения козней против себя, поскольку она боится, что он может знать больше, чем показывает, и просто откладывает действия.

    Сейчас Варя выжидает время; в конце концов Регент Йохансен ошибется, окончательно соскользнет в бессознательное состояние или рассыплется в прах, и власть будет в ее руках. Она хочет использовать котерию, чтобы расширять свои навыки, заводить связи во многих местах и учит фокусы, которые неизвестны другим Сородичам. Она уже накопила богатства во многих городах Америки (как Северной, так и Южной). В Колумбии она организовала аренду местного музея для вечеринки, на которой Благородный Тореадор представил свое новое дитя. В Парагвае она сумела договориться с симпатизирующим Шабашу Вентру, обменяв некоторые заметки историков об эмиграции Майя на еретические ноддистские знания, которых желал камарилльский Старейшина из Штатов, не желавший марать свой образ прямыми связями с Шабашем либо Ноддистами. Во всех случаях котерия помогала ей в работе или предоставляла ей повод для путешествий, поскольку успехи ее попыток давали остальным послушникам хорошую запись в послужном списке и большее доверие среди других Тремеров. Как только она получит от котерии то, что хочет, она оставит ее позади и займется собственной Капеллой — или она надеется на это.

    --->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тремере | Персонажи из книг |

    Просмотров: 450 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Malkavian, 
    Revised

    Основатели Камарильи, наверное, не слишком уверенно чувствуют себя при мысли, что Васантасена, стоявшая у самых истоков Камарильи и Шабаша, до сих бродит в ночи. Первая из отступников Малкавиан, пророчица темного просветления, лучшая прорицательница внутреннего круга Шабаша – она до сих пор вызывает страх в сердцах Сородичей.

    Васантасена, согласно легенде, была принцессой, родившейся в большой царской семье в Индии незадолго до начала второго тысячелетия нашей эры. Ее сиром стал странствующий Малкавиан, святой как при жизни, так и в посмертии. Сир и его дочь были неразлучны и вместе пришли в Европу во времена Инквизиции. Здесь они сыграли ключевую роль в создании Камарильи и стали тем маяком, который привлек членов их клана к недавно созданной организации.

    Если бы на этом все закончилось, Васантасена оставила бы по себе дурную славу. Но очень быстро она разочаровалась в Камарилье из-за явного нежелания ее членов верить в истории о Патриархах, после чего она с группой сплотившихся вокруг нее мятежников бежала, чтобы положить начало Шабашу. Если бы не ее проницательность и понимание тактики и организации Камарильи, Шабашу пришлось бы снести намного больше поражений, и, возможно, он не дожил бы до нашего времени.

    Сейчас Васантасена стала легендой для своих потомков в Шабаше. Даже те, кто не знаком с ее вкладом в историю, слышали предания о яростной проповеднице из Малкавианов, которая высмеяла Пути Просветления за их пустоту и оставила их ради истинного понимания. Говорят, что ее сила Прорицания настолько велика, что она знает обо всем, что творится в Шабаше; и в самом деле, даже старейшие из вампиров не могут вспомнить, когда ее удавалось застать врасплох. Ее явно одержима мыслью о Патриархах, которых она боится, но при этом она остается одним из самых вменяемых и проницательных вампиров Шабаша. Хотя Шабаш сумел бы пережить ее уход, вместе с ней он утратил бы немалую часть своего боевого духа.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Малкавианы | Персонажи из книг |

    Просмотров: 705 | | Комментарии (0)

    Children of the 
    Night

    Происхождение: Он легенда даже среди Извергов, и мало кто видел его или говорил с ним. Вместе с Лугожем, Воеводой из воевод, он освободил детей от кровавых оков их старейшин. В мастерстве магии крови с ним могут соперничать лишь члены Внутреннего Совета клана Тремер. Молодые члены Шабаша называют его «Свежевателем» или «Вивисектором» и другими прозвищами, однако среди Извергов его зовут просто Вельей.

    Один из основателей Шабаша, теперь он является его кардиналом и наблюдает за тем, как секта пытается отвевать Старую Стану у Цимисхи Старого Света. В связи с этим он разжигает этническую рознь, потворствует террористам и осторожно превращает страну, которая ранее находилась за Железным Занавесом, в множество разрозненных стран и людей. Так же он готовит могущественные ритуалы, ища способы сковать духов древней земли и обратить их против ненавистных Тремеров в Вене. Он неохотно принял столь заметную политическую должность, так как он стар и его больше интересую пути Метаморфоз, нежели некий эфемерный Джихад. Тем не менее он понимает важность того, что он делает, и исполняет свои обязанности с крайней приверженностью и достоинством, которые доступны лишь древнему и злобному Извергу.

    Или же так многие думают о Велье. На самом деле Велья оказался ужасном и затруднительном положении, в котором он сам и виноват, и оно может сделать с ним то, чего не удалось тысячам врагов и других угроз. Величайшая радость Вельи превратилась в его величайшее отчаянье.

    Около века назад Велья влюбился и «женился» на Элейн Кэссиди, десятилетней социопатки из Бостона. Издали он наблюдал, как Элейн добивалась доминирующей позиции в своей неврастичничной семье доведя свою мать то кататонии, сестру до кончины и чувствительного старшего брата до сумасшедшего дома. Велья был впечатлен. Помогая планам маленькой Элейн издалека, он удостоверился, что она добьется своего. Юная и впечатлительная Элейн была очарована мудрым, благородным и напоминающим Мефистофеля вампиром, когда встретила его, и два чудовища объединились в кровавом союзе.

    Однако за столетия существования Велья настолько отдалился от нужд людей, что он и не подумал о хрупкости Элейн. Среди себе подобных Элейн была безусловным чудовищем, однако ее десятилетняя душа была недостаточно сильна, чтобы справиться с ужасами ночной не-жизни в Шабаше. Элейн не смогла обучиться даже основам Пути Метаморфоз и начала падать в бездну, пока наконец в середине двадцатого века ее душа не оказалась окончательно во власти Зверя. Поняв, что случилось, но не желая обрывать не-жизнь своего дитя и «жены», Велья использовал свои способности чтобы прикрепить ее к себе до тех пор, пока не сможет «исправить» ее.

    Разумеется, даже такой умный Каинит как Велья не сможет «исправить» вампира, который уже оказался в объятьях Зверя. Так же из-за того, что вены и артерии Вельи и Элейн соединены вместе, кровь одного течет в другом. Это объединение обеспечивает вечные узы крови пары, однако когда Зверь терзает Элейн, это так же отрицательно сказывается на Велье.

    Поэтому впервые за столетия Старец рискует утратить контроль. Его прислужники уже начали шептаться о проваленных экспериментах, невыполненных заданиях и кошмарных перепадах настроения. Велья старается держаться и поддерживать Элейн, однако он допускает ошибки. Если он падет, то перезавоевание кланом Старой Страны сойдет на нет.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Цимисхи | Персонажи из книг |

    Просмотров: 472 | | Комментарии (0)

    Children of the 
    Night

    Происхождение: Очаровательный, учтивый, с хорошим чувством юмора, всегда готовый подобрать нужное слово, сексуальный, искренний, немного лукавый, но не злобный – обычно Сородичи используют подобные термины, чтобы описать Видаля Жарбо, Тореадора-архонта Мадам Гил. Подобные похвалы вполне заслуженны, так как Видаль является наиболее способным и доверенным «артистом» Камарильи. Одинаково умелый в актерском деле и ораторстве, могущий вести разговоры на самые различные темы, мастер загадок, обладающий острым умом и творческим мышлением, это Тореадор-архонт счастлив, когда играет в «игру». Благодаря своим способностям он является идеальным дополнением к Мадам Гил, которая иначе окружила бы себя злобными приспешниками. К несчастью, Мадам Гил стала чем-то вроде бремя для Видаля.

    Видаль жил в Париже восемнадцатого века и был ничем особо не выдающимся человеком. Однако уже в то время его таланты подлеца впечатляли. Рожденный в семье среднего класса, Видаль использовал свои очарование и грацию, чтобы добывать деньги у французских аристократов. Он идеально играл в социальные игры и обманул многих, выдавая себя за значительного человека. Он принимал гостей в якобы своей летней вилле в то время как ее владельцы также находились в Париже, ухаживал сразу за несколькими женщинами и умело «курсировал» между своими любовницами, а так же часто использовал трюк с «испанским заключенным», чтобы прокормиться. Смертные купились на уловки Видаля, однако Тореадоров Парижа было не так-то просто провести. Они позволяли ему оттачивать свои навыки, так как он был весьма хорош и развлекал их. Ненадолго среди Каинитов даже стало модно принимать участие в играх Видаля, изображая из себя недоумков или же свидетелей. Когда Видаль добивался успеха, Тореадоры поднимали планку, устраивая ему новые социальные затруднения. Видаль всегда выдерживал их испытания и за его умения они прокляли его Становлением.

    После того, как Видаль получил Становление, он стал скучным для Тореадоров и они заявили, что он утратил что-то особенное. Публично Видаль отрицал это, однако он чувствовал, что его творческая искра умерла вместе с его сердцем. Отчаявшись возродить свою страсть к… не-жизни, он решил поучаствовать в новых играх, где ставки были выше. Более высокие ставки означали большую опасность, а большая опасность означала более серьезные испытания. Выигрывая Видаль мог лгать себе и говорить, что ничего не изменилось, однако после двух веков попыток он так и не нашел испытания, которое могло его увлечь так же, как и в смертные дни.

    Решив исследовать новый мир и опробовать новые возможности, чтобы улучшить свои навыки, Видаль оставил Париж и отправился в путешествие по Европе, и как раз вовремя. Французская революция пронеслась по Франции вскоре после того, как Видаль отбыл из нее и уничтожила множество Сородичей, которые его знали. В течение века Видаль надувал элиту общества. От колониальных Ливана и Египта до лондонского двора королевы Анны Видаль примерил множество личин и ролей. Он заявлял о своем членстве в каждом из кланов и проявлял свойственные ему навыки. Он был археолог, который разыскивал средства для путешествия в Египет, исследователем, который отправился в экспедицию на Амазонке, ассистентом Фрейда, ребенком Линберга и любым, кем хотел стать. К несчастью его удаче пришел конец. Сам того не зная, Видаль привлек внимание юстициария Монтекалма, который потратил почти десять лет чтобы изловить этого талантливого и таинственного жулика. Не желая, чтобы его таланты пропадали зря, юстициарий взял Видаля под свое крыло после того, как нашел его, и стал использовать Видаля для особых заданий. Видаль стал доверенным лицом Монтекалма. Лишь сам юстициарий, его архонты и Внутренний Круг знали о Видале.

    Недавно его срок окончился и Монтекалм покинул свою должность юстициария из-за одной ссоры. Внутренний Круг назначил Видаля архонтом (неожиданное назначение, так как юстициарии обычно сами выбирают себе помощников) и приписал его к юстициарию Тореадоров Гил. Официально Видаль является посредником и дипломатом для нетерпеливой и противоречивой Мадам Гил. Однако во Внутреннем Круге кое-кто стал сомневаться в надежности этого юстициария и тайно решил использовать Видаля как шпиона. Видаль о многом подозревает и имеет собственные догадки касательно Мадам Гил. Она заявляет, что до революции являлась французской аристократкой, однако Видаль знает, что это не так, так как он сам получил Становление примерно в то время. Однако подобная должность непоколебима, к тому же Гил является весьма скользким оппонентом. Она никому не доверяет и мало чему позволяет просочиться. Однако Видаль надеется, что эта игра и является тем испытанием, которое он так отчаянно искал.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тореадоры | Персонажи из книг |

    Просмотров: 412 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, 
    Revised

    Предыстория:: Певица, танцовщица и актриса театра одного актера, Виктория Эш добилась того, что ее хит «Уникальная техника» на протяжении недели держался на первом месте в 1997 году. В ту неделю складывалось впечатление, что ее песня была повсюду – на радиостанциях, супермаркетах, клубах. Дэвид Леттерман даже как-то пошутил, что она застряла у него в голове. Но песня так же быстро вышла из чартов, как и попала туда. Тем не менее, на протяжении недели весь мир слушал Викторию Эш.

    Чтобы добиться этого, Виктории понадобилось три столетия, и будь она проклята, если позволит какой-то мелочи вроде Мадонны или возрождения свинг-танцев снова стать на ее пути. На протяжении недели она держала свой идеальной формы пальчик точно на пульсе американской музыки. В следующий раз она возьмется железной хваткой.

    Сейчас Виктория проводит время в Атланте и все глубже погружается в политику Сородичей. Она уже набралась достаточно опыта, чтобы понимать, что большинство Каинитов ударят тебе в спину, стоит только отвернуться от них. Она также знает, что поспешность и опрометчивость заканчиваются мучительной смертью.

    Мисс Эш особо не распространяется о своем прошлом. То и дело она прокалывается и показывает манеры, больше подходящие для герцогини XVII века, чем для американской поп-исполнительницы. Некоторые доверчивые неонаты верят в слух о том, что она на самом деле – знаменитая красавица Анна Австрийская, чья красота стала причиной войны между Францией и Англией и вдохновила Дюма на написание «Трех мушкетеров». Она слышала слухи. Она улыбалась. Она не говорила ничего.

    На самом деле Виктория больше куртизанка, нежели придворная. Она отточила свои придворные жесты и благородный акцент десятилетиями практики. Если не брать в расчет настоящих рабов, трудно найти кого-то еще со столь невысоким происхождением, как у Виктории Эш - или Виктории Перпиньянской, как она была известна при жизни. Виктория родилась внебрачной дочерью хозяйки пивнушки в 1624 году, и сбежала с солдатом, когда ей было всего тринадцать. Он бросил ее. Голодная и без крова над головой, она стала маркитанткой.

    Практически всегда, когда ты содержишь армию, ты привлекаешь группу женщин, чтобы они сопровождали солдат и продавали им секс. Поначалу Виктория мало отличалась от остальных, но постепенно выделилась несколькими качествами. Во-первых, она была застенчиво красива. Во-вторых, у нее был хороший певучий голос. В-третьих, она была, несомненно, хороша в своем деле.

    Это ее пение привлекло внимание Максимильяна, таинственного симпатичного мужчины, официально занимающегося поставкой отменных лошадей. Неофициально его знали как сутенера. А еще он был немертвым. Когда ей было 18, Виктория сошлась с Максимильяном, которого случайно ввела в транс своими деревенскими песенками. На протяжении пяти лет она была походной наложницей Луи II, Принца Конде.

    Виктория не питала иллюзий по поводу своего статуса «любовницы». Ее предназначение для Луи было очевидным, но она прекрасно справлялась с этим, и он хорошо ее награждал за приложенные усилия. Что же до Максимильяна, его протеже продолжала впечатлять его. Он сделал ее своим упырем, чтобы сохранить ее внешность (не говоря о благосклонности).

    Все шло хорошо до 1649 года, когда разразилось восстание. Когда англичане вытеснили своего короля из страны в Гаагу, Луи Конде повел отряд разъяренных дворян против министра короля Людовика XIV, кардинала Мазарини и потерпел неудачу. Побежденный Конде дешево отделался, Максимильяну повезло меньше. В конце концов, Фронда была не просто еще одной страницей в истории смертных – под прикрытием конфликта между королем и дворянами сцепились две соперничающие гильдии Тореадор, и Максимильян едва не погиб в стычке со своими противниками из лагеря роялистов. Виктория спасла его благодаря сообразительности – и чарам своего голоса. Даже с угрозой для жизни она смогла продержать в трансе своего противника достаточно долго, чтобы вогнать кол ему в сердце.

    Виктория бежала со своим раненым господином в Нидерланды, поддерживая его своим витэ. Когда он восстановился, то отплатил за заботу своей собственной кровью, дав ей Становление в 1650 году.

    Вдвоем они оставались в Нидерландах до 1660 года, когда восстановилась английская монархия. Максимильямн был уверен, что на этот раз выберет правильную сторону, и присоединился к монарху. Они пересекли канал и провели десятилетия, втираясь в доверие к английскому дворянству. Максимильян (с подачи Виктории) установил хорошие отношения с французскими Тореадор, и обе стороны подталкивали дружественную им знать к сотрудничеству. К несчастью, гамбит Максимильяна с целью заставить французских Тореадор работать с английскими оказался слишком успешным. Когда католик Яков II занял трон Англии, Максимильян понял, что его бывшие противники и вчерашние друзья имеют больше влияния, чем он – и что они были гораздо более склонны вспоминать вражду, нежели дружбу. В этот раз Виктория не смогла спасти своего Сира. На самом деле, она спаслась, пойдя на большой риск, пробравшись на корабль, следовавший в Новый Свет, в жестокий город под названием Новый Амстердам.

    Виктория была одним из первых Каинитов на континенте, и у нее было много времени и легкой добычи. На данный момент она уже три столетия изучает Америку. Ей одинаково нравится богатство, эгоизм и лицемерие этой страны. Многие Собратья недооценивают Викторию Эш. Они считают ее пустоголовой неряхой или стервозной дурнушкой, но ей все равно. Все они увязли в прошлом, застряв в ловушке собственной жадности. В мире глобальных коммуникаций и перенаселения Виктория не боится жаждать и хотеть. Ее приступы «глупого великодушия» ничего не значат, потому что она никогда не расстается ни с чем, ценным для себя. Ее главный дар – давать людям то, что они хотят, до тех пор, пока их желания не совпадут с ее собственными. Ее шедевры не заметны никому, кроме нее самой.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тореадоры | Персонажи из книг |

    Просмотров: 499 | | Комментарии (0)

    Children of the 
    Night

    Происхождение: Винсент Дэй был третьим сыном английского лорда, и ему самой судьбой было предназначено служить церкви. Когда Винсент подрос, отец посла его к монахам в Кентерберийский собор. Однако Винсент не хотел становиться священником и бежал во Францию. Он воспользовался своим титулом, чтобы стать тамплиером и вскоре отправился в Левант.

    Винсент начал терять свои иллюзии, когда понял, что у христиан земля уходит из-под ног. Крестовые походы были безысходной битвой ни за что. Жестокость и кровопролитие разрушили его идеализм и он вернулся в Европу с отступающими тамплиерами. Вернувшись во Францию, он направился в паломничество в Рим, чтобы восстановить свою утраченную веру.

    Однако сама Италия, а не Церковь, укрепила его веру. Со своей впечатляющей архитектурой, культурой и ученостью она весьма отличалась от крестьянской Англии. Пока Винсент был в Италии, французский король Филипп Четвертый от имени церкви обвинил тамплиеров в ереси. Услышав об этом, Винсент решил оставить орден и вернуться в Англию, чтобы наладить там свою жизнь.

    Винсент вернулся как блудный сын и был с радостью принят в поместье своего отца. Однако его вновь найденный идеализм не продлился долго. В Англии появился парламент, однако на само деле ничего не изменилось. Он впал в депрессию и стал напиваться ликером.

    Леандер Фиппс изменил все это с помощью жестокого Становления. Леандер открыл Винсент глаза на тех, кто действительно правил – Каинитов. Винсент думал, что став вампиром, он получил силу, способную изменить этот мир, однако вскоре понял, как ошибался. Вампирское общество оказалось еще более автократичным, чем смертное. Вся власть принадлежала нескольким старейшинам и они относились к своим детям как к инструментам или пушечному мясу, и Леандер ничем не отличался от них. Винсент безмолвно страдал, ожидая возможности восстать против своего сира.

    В конце концов вампирское общество достигло точки кипения. Объединившись с единомышленниками, Винсент принял участие в Восстании Анархов, чтобы сбросить иго старейшин. Всего лишь одним ударом меча он избавил своего сира от головы, а себя – от «оков рабства», которые тот наложил на него. Винсент воспринял новости о Торнском Соглашении и создании Камарильи как личный вызов. Он столько сражался и почти ничего не изменилось. Старейшины по-прежнему правили молодыми вампирами.

    Шабаш наконец-то дал Винсенту цели, о которых он всегда мечтал. Он оставил Англию и отправился в качестве одного из членов этой зарождавшейся секты. Он привнес идеалы своих смертных дней, когда он был тамплиером, в секту и помог создать Путь Соглашений Чести. Он снова стал храмовником, но на этот раз с куда более злобным хозяином. Его образцовое поведение привлекло внимание Верховного Инквизитора и тот приобщил его к своей работе.

    Теперь Винсент служит Инквизиции в качестве телохранителя, посла и боевика, однако он отказывается стать ее полноправным членом, чтобы интересы этой фракции не мешали ему исполнять свой долг перед сектой. Когда Винсент Дэй появляется в городе, то обычно неуправляемые члены Шабаша не только слушаются, но и повинуются, так как репутация Винсента опережает его.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Вентру | Персонажи из книг |

    Просмотров: 462 | | Комментарии (0)

    Children of the 
    Night

    Происхождение: Гарольд родился в городе Бентон, что в Миссури, в 1828 году. Когда ему исполнилось пятнадцать он понял, что является оборотнем и присоединился к себе подобным для осуществления некой чудовищной миссии в Чикаго.

    В 1860 году пробираясь во вражеское логово стая Гарольда столкнулась с несколькими вампирами и началась схватка. Она была отброшена, когда двое погибли в схватке, и Гарольда и еще его троих товарищей взяли в плен. Когда он очнулся, то обнаружил, что он и еще трое выживших скованны серебряными цепями.

    То, кто схватил их, вскоре заявил, что собирается дать им Становление. Гарольд наблюдал за тем, как все его трое товарищей умерли. Когда же вампир подошел к нему, то он стал ожидать освобождения, которое так никогда и не пришло.

    Гарольд стал одним из Сородичей.

    Оливер Лигон, новый хозяин Гарольда, наблюдал за смертными политиками и манипулировал ими на благо князя Максвелла. Гудстоун хорошо заучил уроки Оливера, но он никогда не забывал о своем истинном происхождении, не смотря на то, что само продление его существование предавало его.

    Гарольд верно служил своему хозяину в течение следующих 11 лет. Он понял, что в некой извращенной манере ему нравиться его новая сила. Деньги и пороки притягивались к нему и он мог одолевать Сородичей. Пару раз он пытался вернуться к своим, однако прекратил эти попытки после того, как два оборотня едва не убили его.

    После того, как в Чикаго отбушевала Ночь Дьявола, на смену Максвеллу пришел Лодин. Его агенты убили Оливера, а попытки Гарольда отомстить так и не оказались успешными. На следующих два десятилетия Гарольд выпал из общества Сородичей. Он скрылся в канализации, взял себе имя «Изгой» и стал пытаться достичь Голконды. Затем он вернулся на поверхность лишь из-за того, что считал, что поиск знаний гарантирует его спасение.

    Изгой вернулся в общество в середине девяностых пытаясь разрешить катастрофический конфликт между оборотнями и вампирами Чикаго. Его информация помогла люпинам одержать ряд ключевых побед, однако они отреклись от него, когда война окончилась. Они все еще видели в нем угрозу и могли предложить ему лишь быструю смерть. Была создана специальная стая, чтобы прикончить его сразу же после окончания войны.

    Однако к несчастью для себя, стая не была подготовлена к ярости Изгоя в совокупности с дикостью вампирского Зверя. Изгой был удивлен больше всех, когда очнулся и обнаружил, что перед ним лежит три иссушенных тела люпина. Он убежал и забился в канализацию, воя от ярости и печали всю ночь.

    Убло-Сата, слуга-Горгулья Тремеров услышал это… и доложил Николаю, дитя регента. Заинтересованный старейшина Тремеров приказал Горгулье продолжать наблюдать за Изгоем, чтобы Николай смог использовать его слабости для того, чтобы контролировать его.

    Добровольное отшельничество Изгоя не приносило ему покоя. Его муки усиливались кошмарами, которые насылал на него Николай при помощи тауматургических ритуалов. Как и рассчитывал Николай, Изгой считал, что эти сны являлись следствием его изоляции.

    Николай позволил Изгою сделать первый ход. Старейшина выглядел как ребенок и вел себя как защитник, и это полностью обманула Изгоя. Однако он решил не связываться с Тремером не смотря на то, что его кошмары усиливались.

    В их вторую встречу Николай нанял несколько бандитов, чтобы они напали на него, когда Изгой будет рядом. Омерзение (так ночные существа называли его) услышал крик «ребенка» о помощи и по просьбе Николая остался поговорить с ним после того, как прогнал бандитов. Эти двое проговорили до самого утра.

    Николай обманывал Изгоя и смог несколько месяцев использовать его для осуществления своих планов. Один раз он использовал Убло-Сата, чтобы инсценировать будто слуги его соперника пытаются его убить. Изгой уничтожил этих слуг с такой жестокостью, что это испугало даже Николая.

    Изгой помогал Николаю везде, где только мог, однако он не понимал всю глубину его обмана. Он был счастлив, что у него есть «друг», которому он может доверять. Не смотря на длительные перерывы между встречами, они доставляли истинное удовольствие Изгоя.

    Один раз ему пришлось шпионить за люпинами и он снова столкнулся со своим старым обществом. Он хотел присоединиться к ним, однако его терзали воспоминания об убитых им оборотнях.

    После этого Изгой отчаянно пытался выйти на солнце, однако ему не хватило духу. Его инстинкт самосохранения превозмог его желание самоубийства, он еще не готов был умирать.

    Николай же тем временем уже дал ему два глотка своей крови при помощи магии и третий лоток не за горами…

    --->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Вентру | Персонажи из книг |

    Просмотров: 439 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Malkavian, 
    Revised

    Предыстория: Гарсия последним вошел в семью Мойр, и во многих отношениях ему до все еще есть что терять. В отличие от товарищей, у него до сих пор живы родственники, проживающие в самом городе, и он сохранил привязанность к ним. Из всей семьи он больше всего похож на человека, но его безжалостно впутывают в дела вампиров. Хуже всего то, что он частично предвидит свою судьбу – способность, от которой он с радостью отказался бы.

    Эдуардо Антенио Гарсия вырос в довольно обеспеченной семье: у его отца была своя фирма, торгующая недвижимостью, так что он без особых проблем содержал многочисленных родственников. Хотя отец Эдуардо придерживался строгих взглядов на воспитание детей, выполнять его требования вшестером было не так уж и сложно. Эдуардо имел возможность уходить в себя, предаваться фантазиям, пока его браться и сестры стремились угодить отцу. Пытаясь извлечь пользу из своего воображения, он занялся живописью.

    К сожалению, умения Эдуардо не соответствовали его талантам. Как бы он ни старался, он не мог довести до конца ни одну работу: вдохновение накатывало и покидало его с невероятной быстротой, и он оставался в окружении незавершенных холстов. Отец запретил ему впредь так бездарно тратить время, после чего Эдуардо переехал в другую часть города. Он продолжал рисовать, пытаясь запечатлеть хотя бы что-то из посещавших его видений, но увы, все было напрасно.

    Возможно, эта одержимость и стала приманкой для Малкавианов, которые очень скоро нашли его. С Лиззи он встретился, когда вышел в ночную смену, пытаясь заработать хоть немного денег, и почему-то он… запомнился ей. По причинам, которые она сама до конца не понимает, Лиззи дала ему Становление и привела в дом к «семье». Он оказался весьма податливым воспитанником и через несколько недель стал полноценным членом семьи.

    Сейчас Гарсия – он предпочел зваться по фамилии – может хоть немного отдохнуть от преследующих его видений. Каждый раз, когда Мойры завершают очередной «проект» или оглашают новое пророчество о делах грядущих, он в течение нескольких дней спит более-менее спокойно. Но в последнее время видения изменились, и Гарсия просыпается, все еще ощущая явившуюся ему во сне вонь Геенны. Пройдет немного времени, и проекты и пророчества перестанут помогать – и что тогда ему делать?

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Малкавианы | Персонажи из книг |

    Просмотров: 399 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tremere, 
    Revised

    Противоположность Этриусу, Горатрикс стоял на стороне Тремера, когда ранее смертные волшебники продали свои души за проклятое бессмертие. Подняв репутацию созданием рецепта, превратившего Тремера в вампира — предположительно подобранного после экспериментов над несколькими подопытными Цимисхи, — Горатрикс показал амбиции, целеустремленность и магическую проницательность, сопоставимые с таковыми качествами самого Тремера. Именно по советам Горатрикса Тремер принял адское зелье, и его утонченной лестью Тремер обратил остальных своих последователей в Проклятых. Когда бы Этриус не призывал к осторожности, Горатрикс советовал действовать. Их противостояние служило основой пути Тремера к бессмертию. Когда Тремеры медленно распространили свое проклятие среди избранных смертных магов своего вида, исследования Горатрикса вымостили охотничьи тропы Тремеров в погоне за другими Сородичами и их силами. Этриус установил для Тремеров основы Тауматургии, но Горатрикс испытал их на практике; каждый раз, когда появлялось очередное нововведение, Горатрикс был готов рискнуть собой ради победы Клана. Он проводил опыты над захваченными Каинитами, чтобы прийти к решению, что вампиризм есть средство достижения бессмертия; он принес своих послушников в жертву неупокоенным и вызвался принять зелье первым; он подстегивал к решительным действиям — для сплочения Клана — в виде поглощения одного из Метузелахов или Патриархов. Горатрикс возглавлял подобные поиски и часто путешествовал, чтобы совершать открытия в отдаленных Капеллах, вербовать смертных в Клан и воевать против недружелюбны вампиров Восточной Европы. Хотя вследствие этого он и считался верным сыном, амбиции Горатрикса овладели им. Возможно, завидуя власти Тремера, как главы Клана, либо задетый терпеливым, спокойным нравом Этриуса, во время Восстания Анархов Горатрикс стал предателем. Под его опекой объединились, чтобы создать «Дом Горатрикса», молодые изменники-Тремеры, и ставшие антитрибу Тремер Шабаша. Веками Горатрикс и его сторонники оставались шипом в ботинке основного Клана Тремер. Тремер-антитрибу угрожали самому Тремеру и посвящали себя принципам свободы, которые поддерживал зарождавшийся Шабаш. Кто-то бунтовал против жесткой иерархии Тремеров Темных Веков, а остальные просто видели в Горатриксе более харизматичного лидера или возможность личного продвижения в секте, освобождавшей от манипуляций Старейшин.

    Недавно Горатрикс и его еретический Дом собрались в Мехико, где был совершен какой-то великий ритуал. Все были уничтожены; думают, что Горатрикс также встретил свой конец, но вампиры тысячелетнего возраста обладают вызывающей беспокойство склонностью переживать такие столкновения. (См. Тремер-антитрибу в гл. 2 и Трансильванские Хроники IV ).


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тремере | Персонажи из книг |

    Просмотров: 977 | | Комментарии (0)

    Copyright MyCorp © 2018