Среда, 26.09.2018, 11:50
oWOD - компиляции
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Поиск
Меню сайта
Категории раздела
Персонажи из книг [142]
Образцы персонажей [117]
NPC [26]
Люди [14]
Каиниты [0]
Демоны [0]
Оборотни [1]
Маги [3]
Феи [3]
Призраки [3]
Персонажи-каиниты [222]
Assamite characters [10]
Blood Brothers characters [1]
Brujah characters [22]
Cappadocian characters [1]
Daughters of Cacophony characters [1]
Followers of Set characters [3]
Gangrel characters [23]
Giovanni characters [3]
Lasombra characters [10]
Malkavian characters [29]
Nosferatu characters [30]
Ravnos characters [5]
Salubri characters [12]
Samedi characters [2]
Tzimisce characters [28]
Toreador characters [22]
Tremere characters [25]
Ventrue characters [26]
Caitiff, Pander and noClan characters [3]
Персонажи-охотники [18]
Инквизиторы [17]
Чат
Друзья сайта
  • Сингулярность
  • Все оттенки Тьмы
  • Форма входа

    Главная » Статьи » Персонажи

    В разделе материалов: 301
    Показано материалов: 1-30
    Страницы: 1 2 3 ... 10 11 »

    Vampire: The Masquerade, Revised Ed

    Ассамиты явились из пустынных просторов Востока, сопровождаемые зловещей атмосферой ужаса. Среди вампиров Ассамиты прославились в качестве клана убийц, работающего на любую из сторон, способную заплатить им. Плата, которую они взимают за свой труд — витэ других Сородичей; для Ассамитов диаблери — это величайшее таинство. Ассамиты стараются не вмешиваться в дела Камарильи и Шабаша, работая на любую из сторон и одновременно преследуя собственные цели. Они действуют в городах, контролируемых сектами; прочие Сородичи считают их полезными для устранения противников, проведения кровавых охот, наказания нежелательных потомков и проникновения в оплоты соперников. Однако Ассамиты редко заключают настоящие союзы с другими Сородичами, поскольку считают остальных Детей Каина низшей ветвью. В отличие от прочих кланов, Ассамиты не утверждают, что их основатель принадлежит к Третьему Поколению. Вместо этого они верят, что их основатель является представителем Второго Поколения и, таким образом, все остальные Каиниты — лишь их несовершенные подобия.

    В ночи, предшествовавшие созданию Камарильи и Шабаша, Ассамиты широко практиковали диаблери, неизменно стремясь приблизиться к «Единому», как они называли своего мифического основателя. В результате Восстания Анархов, когда из пепла поднялись Шабаш и Камарилья, многие могущественные старейшины стали испытывать тревогу из-за убийц-каннибалов, скрывающихся в их рядах. Обратившись к Тремер, чтобы те прокляли кровь Ассамитов, Камарилья наложила на клан проклятье и сделала его членов неспособными пить витэ других Сородичей. Не в силах противостоять единому фронту, представляемому Камарильей, Ассамиты были вынуждены подчиниться этому позору. Те немногие, кто не приняли проклятье, скрылись и присоединились к Шабашу.

    Те, кто регулярно имеют дело с Ассамитами, почувствовали великие потрясения в клане. Величайший из признаков этого — недавнее снятие проклятия Тремер. Освободившись от мистических оков, не позволявших им заниматься диаблери, клан вновь развязал кампанию, наполненную убийствами и каннибализмом. Теперь Ассамиты убивают других Сородичей без дополнительных стимулов — и, разумеется, без санкций и контрактов.

    Клан в целом перешёл к более агрессивному поведению. Если раньше клан не брал новых контрактов на жертву, которая победила его убийц, то теперь клан может преследовать эту жертву, и часто делает это с невиданным рвением. Точно также, Ассамиты больше не чтят многовековую традицию десятины, отдаваемой сирам. В эти ночи надвигающейся Геенны нет места для ленивых Ассамитов, почивающих на собственных лаврах.

    Однако чего именно хотят Ассамиты, остаётся неизвестным. Очевидно, что Ассамиты усилили свою хватку как на физической, так и на политической арене, и тайные агенты клана вышли из тени в городах, где правящие вампиры стали ленивыми и глупыми. Их власть в городах Индии и Среднего Востока оказалась куда сильнее, чем предполагали остальные Сородичи. Если раньше другие Сородичи считали Ассамитов благородными (т.е., относительно бессильными), полезными исполнителями, то теперь они воспринимают клан с благоговейным страхом.

    -->


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Ассамиты |

    Просмотров: 959 | | Комментарии (0)

    Vampire: The Masquerade, Revised Ed

    Клан Бруха в основном состоит из бунтарей, как идейных, так и безыдейных. Индивидуалистичные, искренние и буйные, Бруха придают огромное значение социальным изменениям, и среди представителей клана имеются некоторые из наиболее жестоких Сородичей Камарильи. Большинство прочих вампиров считают Бруха не более чем бандитами и негодяями, но истина в том, что подлинная страсть лежит за пределами досягаемости подобных обвинений.

    Сородичи Бруха лелеют любимые страсти и цели, которые защищают с силой и яростью. Некоторые Бруха следуют за обаятельными представителями своего клана, в то время как другие предпочитают позицию вопиющего, вызывающего индивидуализма. У клана богатая история, в которой было множество поэтов-воинов, и он сохранил эту концепцию и в нынешние ночи; многим Бруха нравится высказать свою идею, а затем отдаться порыву разрушения, чтобы проиллюстрировать свою точку зрения.

    Любовь Сброда к переменам объединяет их, путь и непрочно, в  еженощных крестовых походах. При появлении общего врага Бруха со значительно отличающимися идеалами объединятся, чтобы вместе противостоять недругу. Однако, после того, как враг повержен, все обязательства отзываются и дело идёт дальше, как обычно.

    Распространённая идея Бруха связана с созданием вампирской «Утопии» — или воссозданием мифической, уже существовавшей в былые ночи, — хотя у каждого Бруха имеется собственное мнение о том, чем же является эта Утопия.

    Для внедрения своих идей Бруха полагаются на хаос и перевороты, и для Сброда допустима определённая свобода действий, которой нет у других кланов. По сути, от Бруха почти ожидают, что они будут непредсказуемыми и агрессивными; этот стереотип с пользой используется многими убедительными и красноречивыми представителям клана, которым необходимо прибегать к насилию при продвижении своих аргументов.

    Уважаемые за свои боевые качества и готовность встать под знамя, Бруха — это физическая сила Камарильи. Однако в последнее время многие неонаты Бруха начали считать, что их роль в Камарилье — создание собственной организации, и в клане начались немалые беспокойства. Другие Сородичи полагают, что Бруха первыми покинут Камарилью. Сами Бруха тоже верят в это…


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Бруджа |

    Просмотров: 926 | | Комментарии (0)

    Vampire Storytellers Companion, Revised
    Насколько известно Сородичам, Дочери Какофонии — современная линия крови, появившаяся в ходе нескольких последних столетий. Многие вампиры полагают, что эта странная линия крови стала результатом мистических союзов между Тореадорами и Малкавианами, но мало что в тёмной истории линии крови указывает, что она является чем-то иным, кроме как аномалией, или, быть может, порождением особенно одарённого Каитиффа.

    Каким бы ни было их происхождение, Дочери Какофонии — потрясающие певицы, наделённые сверхъестественно прекрасными (или ужасными) голосами. Однако их голоса прославились ещё кое-чем, помимо своего мистического очарования. С помощью пения Дочь Какофонии может разрушать сознание своих слушателей. Более мрачные истории повествуют о Дочерях, способных крушить предметы — и индивидуумов — своими голосами, подобно тому, как человеческие певицы разбивают стекло.

    Мало кому из Сородичей Старого Света доводилось много слышать о Дочерях Какофонии, и ещё меньшему числу выпадала возможность встретиться хоть с одной из них. Линия крови представлена в основном в Новом Свете, и не имеет особого влияния.

    Сородичи, обитающие рядом с Дочерьми Какофонии, часто считают их непоследовательными. Вследствие ли того, что линия крови в целом избегает еженощных угроз Джихада, или из-за того, что она обычно не испытывает тяги к политике или сражениям, и Камарилья, и Шабаш склонны игнорировать Дочерей. Однако в своём самодовольстве они проигнорировали большую часть того, что в последние ночи происходило с линией крови. Не смотря на то, что линия крови когда-то принимала и мужчин, недавно она по неизвестным причинам выкорчевала их из своих рядов. Вдобавок, некоторые Сородичи сообщают, что сила Дочерей возрастает — их загадочные песни теперь могут создавать более значительные разрушения, чем раньше, и их кровь становится более мощной. Столкнувшись с подобными слухами, Дочери просто кивают и улыбаются и поют так, словно их это не волнует.

    Естественно, Дочери не говорят о своих великих планах, если таковые вообще существуют. Они предпочитают проводить свои ночи в пении, предлагая свои музыкальные представления друг другу и небольшим, близким группам поклонников, которые сознательно или ни о чём не подозревая следят за их не-мёртвыми карьерами. Они обычно общаются с Тореадорами, Малкавианами и Вентру, которые способны оценить сверхъестественную красоту их песен, и иногда ввязываются в интриги этих Сородичей.

    Когда Дочери Какофонии обращают внимание на вопросы, настолько малозначительные с точки зрения их основных интересов, они иногда примыкают к той секте, которая добилась наибольшего влияния в их окрестностях. Они терпят Маскарад, но заботит ли он их на самом деле — неизвестно. Возможно, они просто не видят необходимости демонстрировать свою сущность окружающим смертным. Однако курсирует далеко не одно сообщение о том, что Дочери Какофонии проводили ночи со старейшинами обеих сект и независимых кланов, и оставляли их обезумевшими после особенно впечатляющего концерта.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Дочери Какофонии |

    Просмотров: 666 | | Комментарии (0)

    Vampire Storytellers Companion, Revised

    Последователям Сета, куда чаще называемым «Сетитами», вероятно, не доверяют больше, чем любому другому клану. Их ассоциация с изначальным Змеем из легенды хорошо известна, и только усиливается их тревожащими способностями. Они являются хранителями знаний, которые, согласно их утверждениям, даже старше, чем Первый Город. Когда они приходят в город, властная структура Каинитов почти неизбежно разрушается. Но, что пугает больше всего, весь клан разделяет единую тёмную и сильную веру — веру в то, что в их холодных жилах течёт кровь богов.

    Разумеется, само название клана является свидетельством этой веры. По мнению большинства Сетитов, основатель их клана был никем иным, как тёмным богом Древнего Египта, несравненным охотником пустынной ночи. Согласно другим рассказам, Сет был Патриархом — по меньшей мере — который заставил египтян поверить в него как в бога. В любом случае, правление Сета было неоспоримым, пока он не получил вызов от существа по имени Осирис — которого некоторые называют вампиром, а другие — чем-то ещё. Их война длилась столетиями, но в итоге Сет был изгнан из Египта, во тьму. И тогда, как утверждают его последователи, именно во тьме мудрый, древний Сет начал править всерьёз. И пусть великий Сет теперь исчез из мира, его потомки трудятся, чтобы мир оказался в подобающем состоянии к его возвращению — разумеется, попутно осуществляя и свои собственные планы.

    Чтобы добиваться своих целей, Сетиты овладевают несколькими мощными инструментами. По их мнению, такое оружие, как наркотическая зависимость, соблазнение и разложение — старейшие и лучшие средства для достижения результата. Сетиты используют наркотики, секс, деньги, власть — даже витэ и знания сверхъестественного — чтобы заманивать других в свои сети. До сих пор методы Последователей оставались ужасающе эффективными. И Сородичи, и смертные поддаются чарам Сетитов, с радостью делая всё, что их новые хозяева потребуют в обмен на свою змеиную помощь. По сути, в некоторых городах целые субкультуры и отрасли экономики находятся во власти одного или нескольких Сетитов.

    Последователи Сета загадочно называют себя «старейшим из кланов», что бы эта фраза для них ни значила. Историки Каинитов отрицают это как беспочвенное хвастовство, относя возвышение Сета ко временам уже после Первого Города. Однако те, кто внимательно прислушиваются к шёпоту Сетитов, в чём-то и не столь легкомысленны, поскольку змеиному клану, похоже, доступны древние знания, которые, по опасениям некоторых, могут происходить из времён, восходящих к самым первым и самым длинным ночам. Некоторые Змеи даже намекали, будто Сет был ввергнут во тьму ещё до того, как Каин получил своё проклятие — эту теорию большинство Сородичей отрицают, но, тем не менее, подобные намёки страшат.

    Какими бы ни были истоки клана, суть в том, что сейчас его влияние распространилось широко. Пусть они и редко встречаются в таких «традиционных» вампирских охотничьих угодьях, как Европа, Последователи Сета рыщут во множестве других районов мира. У них мощное присутствие в Африке, особенно в Каире и околосахарских областях континента. Они обитают в Индии, прямо на границе с землями Катаянов, разыскивая мудрость уничтоженных богов и основывая собственные культы. Они спят под песками Среднего Востока и правят карибскими ночами. И они без опаски вступают в самые худшие из городских притонов Америки. Их паутина тянется с континента на континент, и прочим кланам ещё только предстоит осознать, насколько огромная часть мира находится в лапах Сетитов.

    -->


    Категории: Vampire: the Masquarade | Vampire: the Dark Ages | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Последователи Сета |

    Просмотров: 766 | | Комментарии (0)

    Vampire Storytellers Companion, Revised

    Среди вампиров Гангрелы, возможно, более всего близки к своей внутренней природе. Эти бродяги-одиночки с презрением отвергают ограничения общества, предпочитая комфорт дикой природы. Неизвестно, каким образом им удаётся избегать ярости оборотней; возможно, это как-то связано с тем, что Гангрелы и сами умеют превращаться. Когда человек говорит о вампире, превратившемся в волка или летучую мышь, он скорее всего говорит о Гангреле.

    Подобно Бруха, Гангрелы — неистовые воины; в отличие от Бруха, источник неистовства Гангрелов — не бунтарская ярость, а животные инстинкты. Они — одни из самых хищных Сородичей, и они обожают отдаваться возбуждению охоты. Гангрелы обладают тонким пониманием Зверя в собственных душах и предпочитают проводить свои ночи в единении с животными, которых так напоминают. По сути, Гангрелы настолько близки к своему Внутреннему Зверю, что после погружения в безумие черты животных часто проявляются на их телах.

    Сам клан мало контактирует с другими Сородичами (или же он просто не заинтересован в этом).

    Возможно, это из-за желания избегать силков Джихада, но с куда большей вероятностью — просто результат отсутствия интереса. Без сомнения, Гангрелов в целом считают тихими, неразговорчивыми и замкнутыми. Хотя в этом и не больше истины, чем в любом другом стереотипе, клан как таковой демонстрирует мало склонности к показухе, встречающейся среди Тореадоров или Вентру.

    Гангрелы тесно связаны с Ромами, или цыганами, и переняли многие из фигур речи и повадок этого народа. Ходят слухи, что Ромы произошли от Патриарха, основавшего клан Гангрел. И поэтому, по слухам, на любого Сородича, нанёсшего вред цыгану или давшему ему Становление, обрушится гнев Древнего. Естественно, что вампиры клана Равнос игнорируют этот мифический запрет, поэтому Гангрелы и Равнос испытывают друг к другу веками копившуюся ненависть.

    -->


    Категории: Vampire: the Masquarade | Vampire: the Dark Ages | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Гангрелы |

    Просмотров: 817 | | Комментарии (0)

    Vampire: The Masquerade, Revised Ed

    Джованни вежливы, благовоспитанны и наделены хорошими манерами. Корни клана Джованни, богатого сверх всякого воображения, прослеживаются до времён, предшествующих Ренессансу, восходя к семье торговых королей. Клан по-прежнему удерживает свои изначальные владения в Венеции, в тысячелетнем поместье, расположенном совсем рядом с центром города. Ни один клан не устраивает такой показухи из смирения и благопристойности, как Джованни. И ни один клан не скрывает таких нечестивых тайн.

    Согласно слухам, распространяемым в салонах Камарильи и на эсбатах Шабаша, деньги Джованни испортили семью, и венецианцы обратились к нигримансии, побуждаемые извращённой скукой. Как ни странно, но семья проявила себя весьма одарённой в сделках с мёртвыми, и её новообретённые способности привлекли внимание ныне забытого Патриарха. Вампир дал Становление главе семьи, Аугусто Джованни, и ввёл его в мир Проклятых. Этот пресловутый Патриарх, согласно легендам, чрезвычайно интересовался смертью, и полагал, что Становление Джованни и его семьи поможет умножить его знания о том, что лежит по ту сторону жизни.

    План Древнего сработал даже лучше, пусть и по-иному, чем задумывалось. Аугусто, беспощадный и корыстный торговец, узрел возможность отнять непрочную власть у своего сира и сделал это, выследив и убив также и всех потомков Патриарха. Выпив крови Древнего, Аугусто стал представителем Третьего Поколения и основателем собственного клана, Джованни.

    Остальные вампиры отреагировали на это, побуждаемые страхом, и в течение столетия «дьявольские Сородичи» Джованни искоренялись и уничтожались, где бы они ни появились. В итоге Джованни встретились с новосформированной Камарильей и заключили обоюдное перемирие. Согласно условиям перемирия, Джованни не должны принимать участие в Джихаде и вмешиваться в дела других вампиров. Джованни согласились, избежав геноцида, который неизбежно ожидал бы их в противном случае.

    Пользуясь преимуществом, обеспечиваемым незначительной осведомлённостью других Сородичей об их делах, Джованни тихо продолжают накапливать богатство и влияние, одновременно непрестанно развивая свою Дисциплину Некромантия. Мало кто верит, что клан занимается тем и другим по бескорыстным соображениям, и недавние глобальные шаги Джованни заставляют многих Сородичей беспокоиться. При всех этих деньгах и накопленных душах, что-то явно уже маячит на горизонте; из Венеции дует нехороший ветер.

    Члены клана Джованни также являются и членами семьи Джованни, и те, кто не получил Становление, часто служат своим родственникам-Сородичам в качестве гулей. Эти семейные узы (члены семьи связаны кровью дважды) обеспечивает абсолютную верность по отношению к Джованни. Пусть они и сосредоточены в основном в Европе, в недавнее время Джованни начали продвигаться и на мировой рынок, и в последние ночи клан кажется куда более плодовитым.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Джованни |

    Просмотров: 580 | | Комментарии (0)

    Vampire: The Masquerade, Revised Ed

    Клан Ласомбра лишился милости небес — и его представители наслаждаются этим. Одновременно элегантные и хищные, Ласомбра направляют — а при необходимости, и подхлёстывают — Шабаш, превращая его в безжалостную силу. Отторгая человека, которым они когда-то были, Ласомбра всецело отдаются тёмному величию Становления. Убийство, неистовство – все это существование хищника: зачем бояться этих вещей, спрашивают многие Ласомбра, если это означает всего лишь быть вампиром? Однако, по контрасту с Цимисхи, Ласомбра в целом стремятся не к отрицанию всего человеческого, а к тому, чтобы приспосабливать его для своего удовольствия.

    Ласомбра принимали участие в делах Церкви с момента её зарождения, и некоторые Сородичи шепчутся, что клан содействовал распространению христианской веры. Однако в нынешние ночи Ласомбра отвернулись от этой священной организации. Разумеется, существуют и исключения, но по большей части клан Ласомбра презрительно относится к идее спасения. По сути, Ласомбра принесли в Шабаш множество обрядов и ритуалов Церкви, исказив их в насмешку над христианской доктриной. Ласомбра предписали множество высоких и низких ритуалов секты, чтобы вампиры Шабаша никогда не забывали, кем и чем они являются.

    Ласомбра более всего известны своей Дисциплиной Власть над Тенью, с помощью которой они призывают материальную «живую» тьму, управляя ею по своему желанию. Согласно учениям клана, эта «тьма» в сущности является тем, из чего состоит душа вампира, одновременно усиленная и испорченная Становлением. Посредством Проклятия Каина, полагают некоторые Ласомбра, Господь отверг их, и поэтому их новой обязанностью является построить на Земле новый мировой порядок с помощью Шабаша. Более научно настроенные Ласомбра высмеивают это суеверие, но даже они склонны верить, что, будучи вампирами, они являются новой и более развитой ветвью разумной жизни, к которой не относятся жалкие человеческие устремления и моральные устои. Пусть слабаки из клана Вентру сжигают себя в солнечном пламени мученичества; Ласомбра счастливы быть тем, чем они стали.

    Естественно, что подобные безнравственные воззрения распространены в клане не повсеместно, но многие новообращённые шабашевские Ласомбра всерьёз наслаждаются беспричинными разрушениями и низменной развращённостью, допускаемыми подобной философией. По разительному контрасту, некоторые старшие Ласомбра по-прежнему поддерживают связи с Церковью, хотя даже они, похоже, считают себя «орудиями Дьявола». Две эти группы безусловно сходятся во взглядах по одному вопросу: представители клана Ласомбра, сами будучи превосходными манипуляторами, безоговорочно отказываются подчиняться отставшим от жизни капризам Патриархов. Они доблестно сражаются в Джихаде, но, в отличие от многих Сородичей, твёрдо уверены, что могут победить.

    Типичный Ласомбра наделён даром манипулирования, а также ярко выраженными способностями к лидерству. Ласомбра — наиболее распространённые лидеры стай Шабаша, поскольку их целеустремлённые и коварные натуры делают их идеальными для управления движениями секты. К несчастью, рука об руку с этим тёмным величием идёт гордыня, и очень немногие Ласомбра признают других вампиров равными себе, не говоря о том, чтобы считать их выше себя.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Vampire: the Dark Ages | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Ласомбра |

    Просмотров: 1239 | | Комментарии (1)

    Vampire: The Masquerade, Revised Ed

    Даже остальные Проклятые боятся Малкавиан. Проклятая кровь клана отравила их сознание, и в результате этого все до единого Малкавиане в мире — неизлечимо безумны. Что еще хуже, безумие Малкавиан может принимать практически любую форму, от всеподавляющего стремления к убийствам до почти полной кататонии. Во многих случаях нет возможности отличить Малкавиана от «нормального» представителя другого клана. Те немногие, чьи психозы становятся сразу же очевидными — одни из самых ужасающих вампиров, населяющих улицы.

    С самых давних пор, какие только могут припомнить старейшие из Каинитов, Малкавиане всегда будоражили общество Сородичей своим появлением. Хотя клан и не разжигал великих войн и не свергал правительств смертных (по крайней мере, насколько известно их собратьям-вампирам), само присутствие Малкавиан вызывает незаметные изменения в городе. Хаос идёт за Безумцами по пятам, и те, кто связываются даже с самыми благожелательно настроенными Малкавианами, обнаруживают, что их жизни и не-жизни оказываются изменёнными сумасшествием Каинита.

    Недавно Малкавиане провернули самую великую из своих «шуток». Никто не может сказать, осуществили ли её на великом Парламенте Малкавиан, проведённом где-то в удалённом европейском селении, или на унылом и заброшенном пустыре где-нибудь вдали от городов. Некоторые из рассказов повествуют об эпидемии заразного безумия, распространившегося среди потомков Малкава. Какой бы ни была причина, Малкавиане повсюду начали демонстрировать новую, опасную грань своего безумия, сопровождающуюся странными событиями в городах Сородичей по всему миру. Согласно стародавнему хвастовству Малкавиан, Джихад — это шутка, запущенная основателем их клана; некоторые Сородичи задаются вопросом, а не играли ли Малкавиане с ними эту шутку всё время.

    Никто не может сказать, что же именно делает Безумцев настолько опасными. Несомненно, сумасшествие часто освобождает их от страха перед болью или Окончательной Смертью. Некоторые из них демонстрируют кровожадные устремления или полное отсутствие эмоций, в том числе и сочувствия. Но, что куда более вероятно, Малкавиане свободны от оков рациональности и могут делать всё, что пожелают — и эта свобода сопровождается невероятной проницательностью, странной мудростью, недоступной тем, кто в здравом уме. Малкавиане наделены тёмным рассудком, который часто — и во всё большей мере — направлен на пугающие цели.



    Категории: Vampire: the Masquarade | Vampire: the Dark Ages | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Малкавианы |

    Просмотров: 859 | | Комментарии (0)

    Vampire: The Masquerade, Revised Ed

    Потомков Каина зовут «Проклятыми», и нет других вампиров, которые воплощали бы это понятие более полно, чем несчастные из клана Носферату. Если прочие вампиры по-прежнему похожи на людей и могут обитать в обществе смертных, то Носферату искажены и обезображены проклятием вампиризма. Остальные Сородичи с содроганием говорят о том, что Каин отметил клеймом целый клан из-за чудовищных деяний его Патриарха-основателя. Таким образом, другие Дети Каина относятся к Носферату с отвращением, как к изгоям, считая их омерзительными и общаясь с ними лишь при необходимости.

    После Становления потомки Носферату переживают мучительную трансформацию, когда в ходе последующих недель превращаются из людей в отвратительных чудовищ. Кошмар физической деградации часто приводит и к сопутствующей психологической травме. Будучи неспособными бродить среди смертных, Носферату навеки обречены обитать в подземных тоннелях и катакомбах.

    Носферату часто выбирают для Становления физически или эмоционально искажённых людей, видя в проклятии вампиризма возможные средства по спасению смертных. Поразительно, но в этом убеждении, похоже, есть доля истины. Многие Носферату на удивление рассудительны и практичны и способны избегать страстей, порывов и приступов гнева, свойственных их более красивым собратьям. Но из-за этого присутствие Канализационных Крыс вовсе становится более приятным; некоторые Носферату даже доходят до того, что наслаждаются потрясением и ужасом, которые их кошмарная внешность вызывает у окружающих.

    Носферату — воплощение мастера по выживанию. Мало какие существа, как смертные, так и не-мёртвые, изучили городские переулки и тёмные углы настолько хорошо, как Носферату. Вдобавок, Носферату отточили искусство подкрадывания и подслушивания; они берут за правило следить за текущими слухами и делами — не только ради удовольствия, но и ради выживания. Несравненные торговцы информацией, они могут запрашивать высокую цену за свои знания. Используя Дисциплину Затемнение, Носферату подслушивают чужие разговоры, оставаясь незамеченными, или присутствуют на «секретных» совещаниях. Если Сородич желает узнать о городских делах и обитателях, он должен спросить у Носферату.

    И, наконец, тысячелетия, в течение которых они делили общее уродство и чужие оскорбления, породили крепкие узы между этими чудовищами. Носферату избегают споров и войн, свойственных другим кланам, предпочитая действовать сообща. Они относятся друг к другу с безукоризненной вежливостью и свободно обмениваются информацией между собой. Неприятности с одним Носферату означают неприятности со всеми ими — и это может оказаться весьма неприятным…



    Категории: Vampire: the Masquarade | Vampire: the Dark Ages | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Носферату |

    Просмотров: 961 | | Комментарии (0)

    Vampire: The Masquerade, Revised Ed

    Если какой-то клан и прославился жестоким чёрным чувством юмора, то это Равнос. Эти Каиниты — первостатейные обманщики, сплетающие иллюзии и ложь в сложные конструкции, призванные отнять у дураков то, что захотелось Равносу — будь то богатство, кровь или даже свобода жертвы. Словно Мефистофель или чёрт, Равнос вступают в свои дьявольские сделки с теми, кого выберут, будь то человек или Сородич, и горе тем, кто окажется неспособен заплатить тайную цену.

    Хотя многие Равнос считают себя великими ловкачами, в целом великодушные выходки Койота и Ворона — не в их стиле. Вместо этого они обращаются к традициям иллюзий и лжи, присущим ракшасам и гхоулам Среднего и Дальнего Востока. Равнос — это существа, с которым крайне опасно пить или вступать в сделки. И эти дьяволы заключают свои пари и ставки уже с самых древних времён.

    Равнос — бродяги до глубины своей души, и мало заботятся о постоянных убежищах или положении в сложившейся властной структуре города. Даже те, кто решили остановиться в определённом городе, склонны обустраивать и покидать убежища по настроению, располагаясь там, где им понравится, делая то, что им хочется и отправляться дальше, как только наскучит. Эта привычка приводит в ярость князей по всему миру, и те негодуют на Равнос, не взирая на Традицию Гостеприимства. Однако лишь немногие наказывают нарушителей, страшась вызвать злобу всего клана.

    Хотя у клана издревле существуют связи с цыганами, немногие Равнос наслаждаются гостеприимством своих смертных родичей. Возможно, цыганам слишком хорошо известна истинная натура вампиров и они ненавидят предлагать свою дружбу не-мёртвым. Возможно, сами Равнос отвращают от себя свои смертные семьи из-за своих опасных выходок. Какой бы ни была причина, у Равнос обычно нет союзников, на которых он может постоянно полагаться. Его обаяние может предоставить ему временных компаньонов, а клановая сплочённость в периоды нужды может привлечь на его сторону собратьев-Равнос, но в целом путь вампира остается одиноким.

    Естественно, что князья многих городов с подозрением относятся к мысли, что подобным ловкачам можно позволить свободно действовать в их владениях. Кодекс чести Равнос весьма суров, но редко совпадает с тем, что другие Сородичи вкладывают в это понятие. Равнос может нарушить слово по своему желанию, если только во время заключения сделки не плюнул себе на ладонь перед рукопожатием. Он будет защищать свое «доброе имя» всеми силами — в зависимости от того, что понимает под клеветой. И он, как правило, будет защищать соклановца, а соклановец — его; Равнос могут дурить друг друга, но считают это исключительно своей внутренней привилегией. Чужакам такое не позволяется.

    Возможно, самое тревожное в Равнос — это то, что клан сумел в течение многих веков выживать в Азии, там, где большинство Сородичей быстро выслеживаются и пожираются безжалостными Катаянами. Никому из остальных Каинитов неизвестно, как же именно им такое удалось — но теперь возможная причина начинает проясняться. В Европу и Америку просачиваются слухи о пробуждении стародавних существ, о древних вампирах, стряхивающих с себя тысячелетнюю землю и повергающих в хаос дворы Каинитов. Эти древние Равнос (если слухи верны) демонстрируют ужасающие мистические умения, в том числе и дар создавать настолько могущественные иллюзии, что те способны воздействовать на материальный мир. Лишь время может поведать, какую роль в Джихаде сыграет возвращение этих «владык-демонов».


    Категории: Vampire: the Masquarade | Vampire: the Dark Ages | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Равносы |

    Просмотров: 774 | | Комментарии (0)

    Vampire Storytellers Companion, Revised

    Линия крови Салюбри окутана атмосферой трагедии, потери и враждебности. Говорят, что единовременно существуют лишь семеро Салюбри — достигнув Голконды, Салюбри дают Становление тщательно отобранному потомка, который уничтожает сира посредством диаблери. Мало у кого из Салюбри не-жизнь длится дольше пары сотен лет, поскольку они считают Проклятие Каина почти невыносимым, и большинство из них существует всего несколько десятилетий, прежде чем выбрать потомка и уничтожить себя. Каким именно образом этой линии крови удаётся достигать Голконды настолько быстро и часто, остаётся неизвестным (если вообще соответствует действительности), и многие Сородичи подозревают здесь обман или внешнее воздействие.

    Большинство Сородичей считают Салюбри диаблеристами и убийцами, в основном благодаря направленной против них неустанной пропаганде клана Тремер. Они используют своё влияние, чтобы объявлять на Салюбри кровавые охоты при малейшем намёке на то, что один из Циклопов ходит по городам Камарильи. Репутация Салюбри-«душепийц» всегда опережает их, куда бы они ни направились.

    Согласно рассказам отдельных Салюбри, когда-то они были настоящим кланом, основанным загадочным Сородичем по имени Саулот, первым вампиром, достигшим Голконды. Это достижение стало доступным лишь после Саулота, который, разочаровавшись в испорченных Сородичах, на неведомый срок отправился в земли Востока. Когда он вернулся, на лбу у него был таинственный третий глаз, и он владел способностями, которые ранее не доводилось встречать никому из Сородичей. Он также поведал о выходе из кошмара вампирского бытия — о Голконде. После своего возвращения он дал Становление нескольким новым потомков. Некоторые утверждают, что Инконню и сказочный Карфаген Бруджа были созданы с помощью Саулота.

    Какой бы ни была истина, Салюбри верят, что Саулот вернулся, изменившись куда больше, чем разумом и телом. Они полагают, что он дал Становление своему последнему потомку во времена правления Калигулы, а после этого уединился, способствуя достижению Голконды своими детьми. Однако это уединение привело к его погибели. В некий неизвестный момент он впал в торпор, возможно, добровольно. Во время Средних Веков группа жаждущих власти магов раскопала место захоронения Саулота. Самый могущественный из этих магов убил Древнего, утолив собственную жажду кровью Саулота. Говорят, что Саулот не сопротивлялся, зная, что настало его время уходить. Чтобы довершить дело, кабал магов стал преследовать детей Саулота, доведя их почти до полного уничтожения.

    Современные Салюбри — это та часть потомства Саулота, которая сумела избежать чистки, проводимой магами, по крайней мере, согласно сведениям, которые они сообщают остальным. Считается, что маги преследуют их и поныне, и скорее всего они как-то связаны с Тремер.

    Хотя Салюбри утверждают, что они — целители, прочие Сородичи считают их похитителями душ. Их преследуют и подвергают гонениям, они не могут применять свои целительские способности, не раскрывая себя. Так или иначе, мало кто из Сородичей рискнёт принять «исцеление» из рук Салюбри, боясь, что их души — и так находящиеся в опасности из-за Проклятия Каина — будут украдены в процессе.

    Однако, как ни парадоксально, самой большой угрозой для Салюбри являются они сами, поскольку все Салюбри жертвуют собой, Обращая нового потомка и заставляя этого потомка диаблеризировать их. Салюбри верят, что все души прокляты, и лишь достигнув Голконды они могут превозмочь мучения, которые ожидают их после смерти. Сородичи (и смертные), которые оказываются неспособны достичь Голконды, становятся призраками, запертыми между мирами живых и мёртвых. Разумеется, быть Сородичем — непростая задача, и это является испытанием, проверяющим силу души существа. Поэтому Салюбри являются ревностными проповедниками, и их «пропаганда», возможно, является источником значительной части неприязни, которую испытывают к ним прочие Сородичи. Таким образом, Салюбри влачат скрытное, отчаянное существование, гонимые другими Сородичами, отказывающимися узреть истину, которую им открывают.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Салюбри |

    Просмотров: 612 | | Комментарии (0)

    Vampire Storytellers Companion, Revised

    Самеди - вампиры особенно нездорового типа и отвратительной внешности. Их тела напоминают трупы, и те, кому доводилось видеть их, иногда принимают их за зомби или иные восставшие ужасы.

    Считается, что Самеди зародились в Карибском регионе, и они прочно связаны с тамошним наследием вуду. Они практикуют уникальную Дисциплину, которая позволяет им управлять энергией смерти, пусть и в намного более мирской манере, чем Некромантия Джованни. Естественно, что Джованни способны сказать мало добрых слов о Самеди, и между этими Сородичами пролегает глубокая вражда. Некоторые Сородичи полагают, что Самеди — результат отвратительного эксперимента Джованни, пошедшего наперекосяк, в то время как другие вампиры считают происхождение Покойников куда более тёмным. Иные Сородичи верят, что Самеди — отверженная ветвь Носферату, которая оказалась мертворожденной.

    Самеди часто занимаются в городе оккультной или незаконной деятельностью, становясь могущественными жрецами вуду или заключая незаконные сделки с суеверными криминальными элементами среди эмигрантов. Благодаря своим явным вудуистским корням, Самеди довольствуются получением влияния в иммигрантских гетто, занимаясь своей тёмной магией и питаясь народом, привыкшим к тому, что среди него бродят мертвецы.

    Самеди также являются известными убийцами и наёмниками, и по этой причине многие князья Камарильи закрывают на них глаза, невзирая на почти что нарушающие Маскарад связи Самеди с окружающими их смертными. По большей части Самеди держатся тихо, а князю неизвестно, когда ему могут понадобиться их «особые» умения. Покойники, похоже, относятся к Носферату и Джованни с каким-то непостижимым уважением (или ужасом), поскольку колеблются, принимая заказы на Сородичей этих кланов, не подкреплённые веской причиной или внушительной оплатой.

    Однако линия крови Самеди — это больше, чем вольное объединение колдунов и участников культов смерти. Линия крови замкнута и скрытна; во многих случаях её члены предпочитают не раскрывать своих дел даже перед другими представителями линии крови, и это предполагает, что у них имеется что-то ещё, помимо схожих интересов. Несколько Самеди являются членами Камарильи или Шабаша, но они сообщают своим сектам мало сведений о других представителях своего рода. Возможно старейший представитель линии крови, вампир, называемый просто Бароном, полагает, что у Самеди более великая роль в истории и будущем Сородичей, чем подозревает большинство вампиров. Что это может быть, Барон уточнять отказывается, отмахиваясь от дальнейших расспросов движением своей гниющей руки.



    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Самеди |

    Просмотров: 533 | | Комментарии (0)

    Vampire: The Masquerade, Revised Ed

    Тореадоров называют по-всякому: «дегенераты», «художники», «позёры» и «гедонисты» — вот лишь некоторые из прозвищ. Но любая пошлая категоризация подобного рода оказывает клану дурную услугу. В зависимости от конкретного индивидуума и его настроения, Тореадор может быть и элегантным, и вызывающим, блестящим и нелепым, мечтательным и беспутным. Пожалуй, единственное обобщение, которое можно сделать относительно клана в целом — это эстетическая страсть всех его представителей. Чем бы ни занимался Тореадор, он делает это со страстью. Чем бы ни был Тореадор, он наделён страстью.

     По мнению Тореадоров, вечную жизнь необходимо смаковать. Многие Тореадоры при жизни были художниками, музыкантами или поэтами; еще большее их число провело бесплодные столетия, производя смехотворные потуги на живопись, музыку или поэзию. Тореадоры кичатся тем, что они взращивают всё лучшее, что только есть у человечества. Время от времени особенно одарённому или вдохновенному творцу дают Становление, чтобы сохранить его талант для вечности. Таким образом клан Тореадор принял в свои ряды некоторых величайших человеческих художников, поэтов и музыкантов; разумеется, о Тореадорах можно сказать еще кое-что — они никогда не способны сойтись на том, что же именно считается «одарённостью» или «вдохновенностью».

    Среди вампиров Тореадоры — клан, сильнее всего связанный с миром смертных. Если прочие вампиры воспринимают людей как пешек или просто как пищу, Тореадоры изящно и без усилий вращаются в обществе черни, вкушая удовольствия каждого возраста так, как гурманы пробуют редкие деликатесы. Тореадоры — это Сородичи, более всего склонные влюбляться в смертных, и они окружают себя самыми лучшими, самыми элегантными и роскошными вещами — и людьми, — какие только способен предложить мир. И поэтому особенно трагично, если Тореадор поддаётся скуке и отказывается от эстетических устремлений в пользу бессмысленного гедонизма. Подобные Сородичи становятся декаденствующими сибаритами, которые озабочены исключительно удовлетворением своих капризов и пороков.

    Тореадоры преданны Камарилье и разделяют любовь Вентру к высшему обществу, хотя скука управления делами — не для них, в конце концов, для этого существуют функционеры. Тореадоры знают, что их задача — пленять и вдохновлять, с помощью остроумных бесед, красивых деяний и просто искрометного существования.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Vampire: the Dark Ages | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Тореадоры |

    Просмотров: 1048 | | Комментарии (0)

    Vampire: The Masquerade, Revised Ed

    Скрытных вампиров клана Тремер можно бояться, можно благоговеть перед ними, не доверять им или презирать их, но их нельзя игнорировать. Те, кому доводилось слышать о делах клана, обычно относятся к Тремерам с подозрением, и не без причины — их прозвали Колдунами весьма метко. Благодаря собственным умениям, они освоили разновидность вампирского чародейства, дополненного ритуалами и заклятиями, и оно столь же могущественно — если не в большей мере — как и любая иная способность Крови. В сочетании с жесткой иерархией клана и яростными амбициями, столь распространёнными среди Колдунов, эти способности, несомненно, вызывают неуютное чувство у тех, кому известно, на что способны Тремеры.

    Согласно некоторым летописям Сородичей, Тремер появились в виде клана совсем недавно, по крайней мере, по стандартам бессмертных. Легенда гласит, что во время Тёмных Веков кабал человеческих волшебников провёл великий ритуал над телом спящего Патриарха, и таким образом силой вырвал для себя дар вампиризма. Вскоре после этого разразилась война — юный клан обнаружил, что его со всех сторон осаждают разъярённые Сородичи. Но Тремеры не были бы собой, не умей они выживать. Утратив человеческую магию, они, тем не менее, сумели видоизменить ритуалы и заклятия, подстроив их под использование своего витэ. Эти магические навыки, ныне практикуемые под видом Дисциплины Тауматургия, с тех пор и обеспечили Тремерам местом среди Сородичей.

    Колдуны с готовностью играют со своими новоприобретёнными собратьями в дипломатию и интриги. Однако их дела всегда отмечены оттенком паранойи, поскольку Тремеры знают, что старейшины по меньшей мере трёх кланов затаили на них неподдельную злобу, которая пока еще остаётся бессильной. Поэтому Тремеры трудятся, чтобы заполучить всех союзников, каких только можно, а также стремятся отточить своё магическое мастерство. Лишь так они смогут выжить. В результате потомки клана Тремер являются самыми энергичными и знающими среди Каинитов; мало кому удаётся перейти дорогу этим не-мёртвым чародеям и остаться невредимым.

    Тремеры — вампиры Старого Света, но они пересекли континенты, чтобы основать свои оплоты повсюду. Штаб-квартира клана находится в Вене, где старейшины Тремер собираются на советы и обсуждают будущий курс клана. Однако во многих крупных городах по всему миру расположены «капеллы» Тремеров — хорошо защищённые здания, которые в равной степени являются университетами, монастырями и цитаделями. Там Колдуны встречаются, чтобы обмениваться информацией и изучать своё вампирское колдовство, подальше от опасного внимания врагов.



    Категории: Vampire: the Masquarade | Vampire: the Dark Ages | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Тремере |

    Просмотров: 1345 | | Комментарии (0)

    Vampire: The Masquerade, Revised Ed
    Если клан Ласомбра — сердце Шабаша, то клан Цимисхи — его душа. Даже другие вампиры начинают чувствовать себя неуютно рядом с этими зловещими Сородичами, а прозвище «Изверги» когда-то дали им устрашённые вампиры из других кланов. Характерная Дисциплина Цимисхи, Изменчивость — объект особенного трепета; ходят рассказы об уродующих изменениях, насылаемых по капризу, об омерзительных «экспериментах» и пытках, отточенных сверх пределов человеческого — или вампирского — понимания и выдержки.

    Эта пугающая репутация поначалу часто кажется необоснованной. Многие Цимисхи - существа сдержанные и проницательные, сильно отличающиеся от завывающих боевых стай, составляющих основную часть Шабаша. Большинство Цимисхи кажутся разумными существами, весьма смышлёными, обладающими любознательностью и научными склонностями, и они безмерно обходительны по отношению к гостям.

    Однако Сородичи, которым приходится общаться с Цимисхи, понимают, что человеческие черты Извергов, это лишь тонкий слой, прикрывающий что-то… иное. В течение тысячелетий Изверги исследовали и оттачивали своё понимание вампирского бытия, формируя свои тела и мысли в новые и чуждые формы. Когда это будет необходимо, поучительно или просто приятно, Цимисхи без колебаний изменят своих жертв таким же образом. Если юных Извергов можно назвать безжалостными или жестокими, старейшины их рода просто не способны понять смысл милосердия или страданий — или, быть может, они понимают, но больше не считают чувства существенными.

    В былые ночи Цимисхи были одним из наиболее могущественных кланов в мире, правившим регионом, сегодня известным как Восточная Европа. Будучи могущественными чародеями, Изверги властвовали также и над смертными в регионе, попутно породив множество страшных историй о вампирах. Клан за кланом сговаривался, чтобы истребить Цимисхи, но в итоге удалось преуспеть чародеям-Тремер. Вообще-то, согласно некоторым рассказам, Тремер использовали витэ пленных Цимисхи в своих экспериментах по превращению в бессмертных. Поэтому Цимисхи неумолимо ненавидят Тремер, и Тремер, попавшие в лапы Шабаша, обычно обретают кошмарную смерть в когтях Извергов.

    В ходе Великого Восстания Анархов клан Цимисхи обратился против самого себя, когда юные представители клана открыли мистические средства по освобождению от уз крови, принуждавших их служить своим старейшинам. В последующей борьбе юные Изверги уничтожили множество своих старейшин и разрушили то, что осталось от их оплотов. Некоторые члены Шабаша шепчутся, что клан сумел найти и уничтожить собственного прародителя-Патриарха, но Изверги не подтверждают, хотя и не отрицают этой истории.

    Нынче Цимисхи служат Шабашу в качестве учёных, советников и жрецов. Многие из практик секты произошли от обычаев клана. Исследуя возможности и границы вампирского бытия, клан надеется открыть высшее предназначение Сородичей в целом. Если это означает полное уничтожение архаичных Патриархов, разгром Камарильи и вивисекцию миллионов смертных жертв — ну, у всех экспериментов есть последствия.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Vampire: the Dark Ages | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Цимисхи |

    Просмотров: 1462 | | Комментарии (0)

    Vampire: The Masquerade, Revised Ed

    Сородичи из клана Вентру славятся своей честностью, благородством и безукоризненным вкусом. С незапамятных времён Вентру были кланом лидеров, претворяющих в жизнь древние традиции и стремящихся построить для Сородичей лучшее будущее. В былые ночи Вентру выбирались из числа аристократов, торговых магнатов и прочих лиц, наделённых властью. В нынешние ночи клан набирает новичков из богатых старинных семейств, из числа безжалостных карьеристов и политиков. Каким бы ни было их происхождение, вампиры Вентру защищают стабильность и поддерживают порядок для Камарильи. Прочие Сородичи часто принимают это за надменность и алчность, но для самих Ветру их роль пастырей является скорее бременем, чем наградой.

    Вентру всецело поддерживают Маскарад, полагая, что под его эгидой можно добиться наилучшего существования для всех вампиров. С точки зрения Вентру, другие кланы — дерзки и импульсивны. Слишком озабоченные собственным краткосрочным комфортом, прочие вампиры с лёгкостью жертвуют вечным завтра ради толики витэ сегодня. Без Вентру не было бы Маскарада; без Маскарада не было бы вампиров. Поэтому Вентру держат на своих плечах ношу Атланта. Они несут своё бремя стойко, лишь с лёгким намёком на «положение обязывает». Ни один иной клан не сможет возглавить Детей Каина в ночи надвигающейся Геенны — или по крайней мере, так утверждают Вентру. В конце концов, на этом основывается их репутация.

    Вентру считают себя аристократами в классическом смысле слова и сражаются за то, чтобы защитить положение нижестоящих. Они — короли, рыцари и бароны нынешних ночей. И пусть сражения переместились с полей боя в залы заседаний, от рыцарских турниров в избирательные участки, клан Вентру продолжает вести битву. Молодые Вентру созывают и возглавляют войска с помощью мобильных телефонов и лимузинов, в то время как старейшины клана следят за горизонтами в поисках угрозы, которая вырисовывается, словно грозовые тучи. Немалая часть собственности Камарильи находится под управлением Вентру, и Голубая Кровь ненавидит саму мысль о том, что им придётся ослабить хватку над предприятиями, которые они так отчаянно стремятся удержать. Репутация и достижения способны высоко вознести Сородича в клане Вентру, но ничто из этого не будет иметь значения, если вампир не может поддерживать своё влияние.

    Остальные вампиры часто клевещут на Вентру, называя их ханжескими, напыщенными и даже деспотичными — но эти вампиры обращаются именно к Голубой Крови, когда что-то вдруг начинает идти не так. Вентру направляют, влияют и — когда могут — контролируют человеческие СМИ, полицию, политику, здравоохранение, организованную преступность, индустрию, финансы, транспорт и даже Церковь. Когда другому вампиру необходима помощь, Вентру часто способны оказать её — но не бесплатно.

    Естественно, что Вентру тяготеют к верхней прослойке общества смертных, где их утончённость оказывается крайне полезной. Хотя Вентру и вращаются в тех же социальных кругах, что и Тореадоры, они не разменивают своё существование на легкомысленность и пустую болтовню. Вентру с гордостью принимают привилегии лидерства и стоически сносят его тяготы. Так было всегда; так будет всегда.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Vampire: the Dark Ages | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Вентру |

    Просмотров: 746 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, 
    Revised

    Цитата: Мне все равно, что говорит мой агент. Я не даю интервью. На этом сделка окончена. До свидания.

    Вступление: В Голливуде любят тебя, потому что когда в журналах говорят о потакании бездарной киноиндустрии, они могут сослаться на твою последнюю вестерн-драму или выдуманную историю про Гражданскую войну и показаться умнее. Актеры делают пометки на полях, чтобы взять роль в твоем последнем проекте, потому что знают, что ты притягиваешь Оскары (кинопублика? Ты им нравишься. Неплохо для первого свидания). Ты вряд ли рассчитывал, что сборы у тебя будут больше, чем у новейшего набора похабных шуток и взрывов, но у тебя есть шик. Всем в Голливуде нужен шик.

    Так было не всегда.

    Всего несколько лет назад ты был нищенствующим журналистом, начинающим писать про ужасы Гражданской войны, приехавшим в Калифорнию, чтобы начать новую жизнь. Твои фронтовые истории про смерть, пронизанные знамениями, впечатляли не многих читателей. Они, тем не менее, замечали чье-то или какое-то… влияние. Твой Сир сказал, что однажды ты сможешь написать «Илиаду ХХ столетия», поэтому он дал тебе Становление, обучил тебя и научил делать деньги, превращая истории о вампирах и оборотнях в интересное развлечение вместо ужасающего факта. Несмотря на года бытности вампиром, ты до сих пор чувствуешь себя комфортнее с живыми, нежели с мертвыми. Ты нормально можешь общаться со своими приятелями-Тореадор, как и с некоторыми недавно обращенными, но многие из других Кланов, похоже, бездумно следуют путем жестокости. Твое стойкое убеждение защищать свою личную жизнь отчасти обоснованно специальной диетой, но почти настолько же желанием оградить себя от постоянного наблюдения, которое, похоже, является неотъемлемой частью бессмертия. Тебе просто нужна свобода, чтобы доказать, что кино все еще может быть искусством, но тебя постоянно тянет влиться в полусвет вампиров. Поскольку другие вампиры – почти единственные, кто может понять твои проблемы, сложно оставаться в стороне.

    Концепция: Ты почти не видел Джихада и можешь провести столетия без того, чтобы увидеть его снова. Ты просто хочешь делать великое кино, и ты делаешь, но вот деньги, побочный продукт твоих фильмов, похоже, привлекают еще больше внимания этих жадных Пиявок из других Кланов.

    Подсказки к отыгрышу: Будь молчаливым, но когда говоришь – говори властно. Ты не строишь из себя командира, просто всегда поступаешь так, как считаешь нужным. С вампирами ты как менее категоричен, так и более раскован, говоря то, что думаешь. Однако у тебя изрядная доля паранойи.

    Снаряжение: Первоклассный PowerBook от «Apple», несколько телефонов с персональной системой связи, Range Rover этого года.

    Натура: Священник

    Маска: Перфекционист

    Клан: Тореадор

    Поколение: 10

    Физические атрибуты: Сила 2, Ловкость 1, Выносливость 3.

    Социальные атрибуты: Обаяние 4, Манипулирование 3, Внешность 3.

    Ментальные атрибуты: Восприятие 3, Интеллект 3, Сообразительность 2.

    Таланты: Атлетика 1, Эмпатия 3, Выразительность 4, Знание улиц 1, Хитрость 1.

    Навыки: Ремесла 1, Вождение 1, Этикет 1, Исполнение 2.

    Знания: Академические знания 3, Компьютер 1, Финансы 1, Расследование 1, Правоведение 1, Лингвистика 1, Медицина 1, Оккультизм 1, Политика 2, Наука 1.

    Дисциплины: Стремительность 1, Присутствие 2

    Дополнения: Известность 3, Поколение 3, Стадо 2, Влияние 1, Ресурсы 3, Последователи 1, Статус 1.

    Добродетели: Сознательность 3, Самоконтроль 4, Мужество 4.

    Моральность: Человечность 7.

    Сила воли: 5


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тореадоры | Образцы персонажей |

    Просмотров: 293 | | Комментарии (0)

    Guide to the Sabbat (1999)

    Описание: Из рядовых представителей Чёрной Руки готовят солдат и шпионов Агент Чёрной Руки служит как для раскрытия тайн, так и для устранения угроз, которые они представляют Агенты предпочитают не распространяться о своей личности: кто-то может не знать о вампирах, принадлежащих Руке, пока не повстречается с одним из них в открытую.

    Внешний вид: У агента Чёрной Руки всегда непроницаемый взгляд, скрывающий стальную выдержку Она никогда не улыбается, если только это не соответствует её прикрытию Агент одевается, исходя из практических соображений: она предпочитает свободную одежду, в которой она может двигаться — и убивать — с лёгкостью.

    Советы по отыгрышу: Ваш девиз: «Сначала убей, задавай вопросы потом» Вы предпочитаете убивать в уединённом месте, а не вступать в открытую битву У вас есть поразительный талант побеждать, когда дело доходит до драки Всё и все вокруг — это инструменты и ресурсы, поэтому не упускайте возможности наилучшего их использования, если этого потребует ситуация.

    Клан: Ассамит антитрибу.

    Натура: Хамелеон.

    Маска: Мастер выживания.

    Поколение: 10-е.

    Физические: Сила 5, Ловкость 5, Выносливость 5.

    Социальные: Обаяние 3, Манипулирование 3, Внешность 3.

    Ментальные: Восприятие 4, Интеллект 3, Сообразительность 5.

    Таланты: Бдительность 3, Атлетика 2, Драка 4, Уклонение 3, Запугивание 3, Имитация 2, Знание улиц 4.

    Навыки: Взрывчатка 1, Маскировка 2, Вождение 2, Стрельба 5, Фехтование 4, Выступление 2, Безопасность 4, Скрытность 3, Выживание 3.

    Познания: Знание Чёрной Руки 3, Знание Камарильи 1, Расследование 2, Знание Шабаша 2.

    Дисциплины: Стремительность 2, Затемнение 3, Могущество 2, Смертоносность 3.

    Дополнения: Статус в Чёрной Руке 2, Контакты 5, Ментор 3, Ресурсы 2.

    Добродетели: Убеждённость 4, Инстинкты 4, Смелость 5.

    Путь просветления: Путь Каина 7.

    Сила воли: 7.


    Категории: Vampire: the Masquarade | КаинитыАссамиты | Образцы персонажей | Фракции Шабаша |

    Просмотров: 421 | | Комментарии (0)

    Children of the 
    Night

    Происхождение: Айслинг родилась в 1890 году в Нью-Йорке, в семье банкира. Ее мать умерла, когда Айслинг было два и ее отец позволил ей расти как шумному ребенку вместе с ее братьями вместо того чтобы терпеть попытки его жены воспитывать ее. Во время этого долгого периода свободы Айслинг лавировала между мистицизмом, благодаря своему католическому воспитанию, и изучением того, что сама считала нужным. Она обучилась латыни и греческому, чтобы читать оккультные тексты из церковной библиотеки (она убедила своего старшего брата брать для нее там книги). Помимо чтения она общалась с некоторыми оккультистами и посещала их сеансы, и многие из них мало понимали в том, как же им общаться с девочкой-подростком. Когда же семья ее матери поняла, что она вступила в «Просвещенное Общество» или еще в что-то в этом роде, она собралась вместе и приказала ей окончить школу. Вместо этого Айслинг взяла свои сбережения и променяла Викторианскую Америку на декаденствующий Лондон.

    Айслинг появилась на оккультной сцене Лондона конца века и ее прекрасные знания привлекли внимание многих, в том числе и Алистера Кроули. Также это привлекло внимание и его будущего сира, Люсьена де Маупассанта, он встретил ее на сеансе в салоне и эти двое стали близкими друзьями. В 1910 Кроули году заметил, что девушка, которая так много лет уступала ему превзошла его в понимании герметических тайн и стала привлекать больше внимания благодаря своим изысканиям и он провозгласил, что она станет его следующей Алой Женщиной. На деле это означало что он просто хотел ее изнасиловать. Люсьен, считая Айслинг своим потенциальны дитя увез ее от Лондона и хватки Кроули и отправился с ней в путешествие по Европе и Среднему Востоку, чтобы тайно испытать ее и удостовериться, достойна ли она стать Тремером. Когда он был удовлетворен, то привез ее в Вену, дал ей Становление и представил ее остальному клану.

    В течение следующих 30 лет или около этого пара служила клану в качестве свободных агентов, передавая послания между капеллами, создавая в них библиотеки и проводя расследования по приказу Внутреннего Совета. Вторая Мировая надолго разделила их, так как Айслинг посещала капеллы в Нюрнберге, Варшаве, Кракове и Дрездене. Ее друзья, которые занимали высокие должности не знали, что же им следует с ней делать: с одной стороны, ее вопросы о связи Тремеров с нацистским режимом были невыносимы для них, однако с другой стороны она проделала огромную работу, чтобы сохранить сокровища капелл во время воздушных налетов.

    В 1948 году ее сир внезапно пропал, выполняя приказ Внутреннего Совета. Согласно слухам в высших кругах клана, Мирлинда послала Айслинг в Америку, чтобы она отвлеклась от этого. Комментарии Айслинг касательно политики Мак Картни и Эры Водолея стали образцами исследований того времени как в самом клане, так и вне его. И не смотря на то, что Айслинг чувствует, что Люсьен убит или же она слышала об этом, она продолжает искать информацию о нем до сих пор.

    Последним городом пребывания Айслинг была Атланта, где она присутствовала в качестве помощника регента пока ее внезапно не вызвали в Нью-Йорк. Она прямо на месте была назначена на новую должность, пока кто-то развеивал прах ее предшественника на пляже Шипшед. С всеобщего согласия она стала регентом в ноябре 1996 года.

    Айслинг была крайне квалифицированна для работы в Нью-Йорке по нескольким причинам. Она хорошо изучила Цимисхи, много времени провела в Восточной Европе и некоторое время командовала силами клана в Венгрии, что сделало ее превосходным оружием против Извергов. Ее работа во время Второй Мировой доказала, что она знает, как вести себя во время войны и что она находчива. Она была достаточно молода, чтобы высшие эшелоны могли пустить ее в расход, однако и достаточно стара, чтобы к ней относились серьезно. В отличие от многих своих товарищей она не презирала Шабаш бездумно и у нее был свой список преступлений, за которые она хотела посчитаться с этой сектой. Она хорошо знает, что те, кто долго ненавидит своих врагов без особых причин сам становиться похожим на них, и она всячески старалась избежать этого пути.

    Однако кое-кто из высших эшелонов начал наблюдать за ней с особым вниманием. Она является одним из самых динамичных и популярных регентов и у нее несколько влиятельных друзей в высших кругах клана. Она безо всяких колебаний обращалась к другим Сородичам за поддержкой и воздерживалась от традиционной замкнутости Тремеров. И поэтому ей приходится всячески избегать полных уз крови к Внутреннему Совету (некоторые боятся, что ее узы атрофировались из-за того, что она слишком рано получила Становление и слишком долго служила в качестве свободного агента). Эти Тремеры-традиционалисты боятся, что если она выиграет войну с Шабашем, то ее провозгласят лордом и они собираются предотвратить это любой ценой, даже если это повлияет на исход войны.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тремере | Персонажи из книг |

    Просмотров: 882 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Malkavian, 
    Revised

    Предыстория: Князь Равенны, если его застать врасплох, не производит сильного впечатления. Он кажется слабым, хрупким прекрасным созданием, настолько добросердечным, что возникает вопрос: а не плачет ли он каждый раз, когда пьет кровь? Он держит себя в форме и вполне прилично одевается, но вокруг него нет ауры власти и силы, которая обычно ассоциируется с титулом князя.

    Но маска… да, маска. Маска – совсем другое дело.

    Когда Алессио надевает фарфоровую маску, которую он называет «лицом Павлина», его личность резко меняется. Сдержанность заменяется спокойным высокомерием, порывы сострадания уступают место примитивной, пульсирующей жажде крови. Его манеры становятся настолько аристократичными и величественными, что даже древнейшие Вентру Старого Света остались бы довольны. Если Алессио робок и неуверен в себе, то Павлин – это истинный князь вампиров: элегантный, порочный, язвительный и властный. О приемах павлина говорят по всей Италии, как и о его способах управления своим владением; мало кто ожидает от довольно молодого вампира такого умения править. Титул князя, который он носит последние 30 лет, он получил после исчезновения прежнего правителя, пропавшего во время бессмысленного расследования слухов об Инконню и назначившего Алессио своим преемником. Мало кто знал, что собою представляет этот Алессио, но когда на трон взошел Князь-Павлин, все стало понятно. Оказалось, что он с трудом поддается влиянию (говорят, это связано с его кланом), обаятелен и окружен верными союзниками. Несколько раз его пытались свергнуть, но все попытки заканчивались дуэлью на глазах всего двора. Князь-Павлин победил в каждой из этих дуэлей.

    Больше всего на свете Алессио боится, что рано или поздно во время очередной вечеринки жажда крови полностью завладеет Павлином. Чтобы пить, Павлину придется снять маску, и тогда перед двором появится Алессио, слабый и беспомощный, над которым придворные смогут издеваться, как захотят. Одной этой мысли достаточно, чтобы во время дневного отдыха Алессио преследовали кошмары, и часто он просыпается, утирая кровавые слезы, которые текут по его алебастровым щекам. Но какие бы страхи его не терзали, он все равно каждую ночь дрожащими руками надевает на лицо маску.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Малкавианы | Персонажи из книг |

    Просмотров: 660 | | Комментарии (0)

    Children of the 
    Night

    Происхождение: Слава Аль-Ашраду, который наблюдал за тем, как было разрушено Проклятие, наложенное проклятыми Тремерами. Тому, кто создал Ритуал Создания и кто поддерживал Детей Хакима в годы их позора. Тому, кто создал Клык Кали и Лук Солнца. Тому, кто усмирял бури и сокрушал демонов своей стальной рукой. Слава Аль-Ашраду, величайшему магу в мире!

    Давным-давно, когда Аль-Ашрад был еще смертным, когда он бродил по горам и молнии из его рук и глаз освещали их, он предложил свою магию Хакиму. Мудрый Хаким принял предложение Аль-Ашрада, человека, который будет известен как Амр в годы позора, которые еще лишь ожидали Детей. Возможно, Дети так бы и не смогли вернуть себе свою честь без помощи величайшего мага в мире.

    Однако некоторые Дети Хакима негодовали по поводу того, что смертный был принят в их ряды и они решили убить его. Однако у Амра было множество глаз и ушей в те ночи, и он подготовился к вероломству Детей. Когда заговорщики пришли к нему, он был готов. Он убил большинство, выпустив горящую стрелу из Лука Солнца, а остальных добил мечом и магией, так же демоны сражались на его стороне. Он разметал неудавшихся убийц, как вихрь разрывает паутину. Когда осела пыль, десять лучших сыновей Хакима были убиты, а Аль-Ашрад не получил ни царапины.

    Величайший в мире маг пошел к Прародителю и рассказал ему о том, что случилось. Никто не знает, о чем точно они говорили, но истории говорят о том, что Аль-Ашрада обвинил Прародителя в том, что он решил лишить чародея свободы и навсегда приковать его к Детям. Гневу Хакима не было предела, так как убитые были наиболее любимыми и доверенными его сыновьями. Прародитель думал, что Аль-Ашрад собирался узурпировать их власть и стать его правой рукой.

    Каждый стоял на своем, и они могли бы начать сражаться, если бы Ур-Шулги, второй сын Хакима, не вмешался. Встав перед разгневанными спорщиками, он сказал, что заглянул в их души и что они оба ошибаются. Он сказал, что заговорщики действовали сами по себе и что Аль-Ашрад не собирался занять их место.

    Лицо Хакима потемнело, так как не любил, когда его слова подвергали сомнению даже те, кто был его Крови. Но он был мудр и знал, что Ур-Шулги сказал правду. Однако он так же должен был что-то предпринять, так как Аль-Ашрад не был его Крови и убил его любимых сыновей.

    «Да будет так, - сказал Хаким. – Ты убил тех, кто был моими руками и глазами, тех, у кого были сильнейшие руки и острейшие умы среди моей Крови. Я имею праву забрать твою жизнь взамен их, но твои советы были мудры, а магия могущественна. Однако этого нельзя оставить просто так, так как те, кто напал на тебя, не были одиноки среди моих детей. Человек, который не принадлежит к Крови, никогда не будет полностью принят в Аламуте вне зависимости от того, насколько преданно он служит мне. Поэтому я заберу у тебя то, что ты забрал у меня». Сказав это, Хаким одним ударом скимитара отрубил Аль-Ашраду руку, а затем неуловимым движением выколол ему глаз. Чародей не вздрогнул, не закричал, и принял правосудие Хакима с гордостью и достоинством, как и положено великому человеку.

    Затем Хаким повернулся к Ур-Шулги, своему второму сыну, родичу джинов и хранителю знаний Аламута и сказал: «Я не могу ввести это человека в Кровь, мой сын, так как многие скажут, что возлюбил его больше других и Аламут начнут раздирать междоусобицы. Введи его в Кровь, чтобы он мог свободно ходить среди моих сыновей». Ур-Шулги поклонился, так как он увидел мудрость в словах Хакима. Он взял Аль-Ашрада на руки и собрался ввести его в Кровь.

    И это был единственный раз в течение всей его долгой жизни, когда Аль-Ашрад проявил слабость. Он сказал Хакиму: «Прародитель, я верно служил тебе и принял твое наказание. Так почему же ты решил еще больше проклясть меня, отравив Кровью?» На что Хаким ответил: «Как человек ты всегда будешь ниже Детей», на что Аль-Ашрад не нашелся что возразить.

    Аль-Ашрад до сих пор служит Детям Хакима, возглавляя чародеев в Аламуте. Когда Детей осаждали неверные, его чародеи сражались вместе с воинами Крови, убивая могучих рыцарей молния и посылая орды джинов против захватчиков. В самое тяжкое время этой войны, Аль-Ашрад взял свой зачарованный меч и принял участие в битве, в одиночку повернув ее ход и разорвав на части величайших колдунов проклятых Тремеров своей магией. Когда на Детей было наложено Проклятие, Аль-Ашрад скрылся в своей лаборатории и посвятил все свое время возвращению чести Крови. И теперь с помощью Ур-Шулги века его работы наконец-то дали результат.

    Слав Прародителю, чья мудрость сохранила человека, который избавил Детей Хакима от проклятия. Слава Ур-Шулги, чьим потомком является величайший из магов в мире. Слава Аль-Ашраду, величайшему магу в мире!

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Ассамиты | Персонажи из книг |

    Просмотров: 670 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tremere, 
    Revised

    Происхождение: С приходом индустриализации и глобализации густонаселенные города многих стран стали местами, где рождаются возможности. Те, кто сумеет обрести технические навыки, останутся, чтобы делать большие деньги в качестве рабочих или вкладчиков, как только интернациональные компании призовут к их умениям. Семья Альмиро воспользовалась таким шансом. Изначально из нижнего класса, она переехала в Рио, когда мальчик был маленьким. Там его отец получал образование по ночам, а на день смог получить работу в телефонной компании. Альмиро ушел от грязных уличных ребятишек к имеющим планы на будущее, и это было ему выгодно — он сам выучил электронику и системы связи и пошел по стопам отца.

    Во время работы Альмиро завел много связей — обычно с помощью радио-, компьютерных или иных анонимных СМИ. Одним из таких контактов был Рамон Альваро, которые поначалу позвонил за помощью по восстановления телефонной линии в его доме — старой проводки, которая сгнила со временем, и Альмиро пришлось заменить несколько розеток. Рамон, объяснив, что он работает по ночам, пригласил Альмиро остаться выпить, чтобы Альмиро мог объяснить принцип работы телефонной сети, какие ремонтные работы он проделал и как модернизировать сеть. В итоге разговор закрутился вокруг футбольных команд, и Альмиро и Рамон стали защищать любимых игроков и оживленно спорить о всеобщей глупости тренеров. Альмиро и Рамон впоследствииподдерживали переписку, но Альмиро не понимал, что Рамон рассматривал его кандидатуру на Становление, вплоть до срока в два месяца после первой встречи, когда Рамон попросил Альмиро заглянуть на ночную вечеринку и не упомянул, что ее участники — Сородичи. Альмиро проснулся после посиделок с бессмертным, и ему пришлось жульничать со своим расписанием, чтобы сохранить работу (он сумел перенести неотложные вызовы на вечера и ночи — в тех случаях, когда буря или ненастье уничтожали элементы телефонной сети). Спустя год после обращения Альмиро объявилась, чтобы отследить местный культ (использовавший зашифрованные электронные письма, распределенные сети, торговлю ценными бумагами промышленный шпионаж для распространения своих оккультных посланий по Рио, Нью-Йорку и Бангладеш), котерия Регента Йохансена. Бразильские Тремеры были не столько обеспокоены культом, сколько заинтересованы ответом на вопрос, как он получил тексты, содержащие обряды поклонения Той, Что Кричит во Тьме, культовой статуе злобной богини (?). Обнаружение источников культа требовало кого-то, способного раскрыть системы связи культа — то есть Тремера из современности. Альмиро отвечал всем требованиям, и Варя запросила его помощь. Альмиро видел в работе состязание, и, хотя она заняла у него несколько месяцев упорного труда, он смог влезть в одну из компьютерных сетей культа, скопировать в течение двух недель данные и раскрыть первоначальные источники. Вдохновленный успехом, Альмиро попросил о возможности завершить дело — и присоединился к котерии, когда она направилась обратно в штат Нью-Йорк. Альмиро наслаждался работой — и видел возможность создать более обширные связи, особенно важные с учетом его относительно высокого Поколения и наследия современности.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тремере | Персонажи из книг |

    Просмотров: 528 | | Комментарии (0)

    Children of the 
    Night

    Происхождение: Ублюдок как для смертной семьи, так и для клана Джованни, Амброджино продвинулся в высшие эшелоны Некромантов благодаря своим безжалостности и амбициям. Благодаря своей решимости он стал умелым некромантом еще до Становления. Это же качество заставило искать его призрачных провидцев, которые предсказали ему восхождение до божественной власти.

    Находясь под воздействие своих откровений, Амброджино потратил более 300 лет на поиски «Фрагмента Саргона» - артефакта, который проливал свет на планы Патриарха Каппадокиуса диаблеризировать Бога и самому стать Богом. Амброджино насмехался над самой идеей о том, что можно убить один из аспектов Святой Троицы, однако он верил, что Каппадокиус был близок к приобретению богоподобной силы незадолго до того, как он был уничтожен.

    В 1666 году он погнался за группой Сородичей из Камарильи, которые также искали Фрагмент Саргона. В результате этой фанатичной погони начался Лондонский пожар, и перемирие между Камарильей и Джованни оказалось под угрозой. В течение последующих столетий дерзость Амброджино дала ему преимущество над его соперниками и в 1882 году он заполучил Анексхексетон - артефакт, который давал божественную мудрость, необходимую для осознания пути к божественности. Вместе со своим новым трофеем он вернулся в Мавзолей, венецианский штаб клана.

    В течение следующего века Амброджино вел себя достаточно тихо. Как игрок, который почувствовал, что он слишком часто испытывал свою удачу, Амброджино понял, что его крестовый поход наконец привлек внимание основателя клана Джованни, Аугусто. Не смотря на то, что Аугусто всегда давал Амброджино широкую свободу действий, если бы Патриарх узнал об истинных амбициях Амброджино, то немедленно бы его уничтожил.

    Даже в это тихое время Амброджино не бездельничал. Не смотря на его надежды стало очевидно, что Фрагмент Саргона был уничтожен в огне Лондонского пожара. Движимый видениями, которые он получил от призрачных Оракулов, он принялся искать Фрагмент в Землях Мертвых, так как знал, что и призраки вещей, а не только людей, могут «существовать» за Саваном.

    В течение десятилетий Амброджино вел тщательные поиски в Подземном Мире. Это было медленное и утомительное дело – допрашивать духов и посылать агентов за Саван. Однако летом 1999 года все изменилось.

    Амброджино находился в Мавзолее, просматривая особо опасный регион известный как Море Теней, когда в море внезапно появилось цунами. Одновременно последовали вспышка и большая волна, и мистические сирены Мавзолея ужасно засигналили. Неистовая проверка показала, что не только все ловушки для духов были заполнены кричащими духами, но некоторые несчастные призраки вселились даже в структуру здания. Они вселились в стены, стулья и могущественные артефакты. Некоторые неистовые духи даже побывали спрятаться в членах клана.

    Открытие нового окна в Подземный Мир показало движущийся кошмар. Призраков и их истерзанные остатки носило подобно песку в пустыне. Они метались, искали опору, любое убежище от шторма. И будучи пойманными зловещими потоками они исчезали.

    Амброджино знал, что подобные штормы иногда бывают в Подземно Мире, но за всю тысячу лет он никогда не видел такого сильного шторма. Будучи неудовлетворенным тем, как события вмешались в его планы, он принялся допрашивать жалкие остатки души, которые были пойманы в Мавзолее. Истерзанные и дрожащие, они были мало склонны к общению и то, что они говорили, выглядело полной ерундой. Однако с течением времени Амброджино заметил общую тему в их бормотании и принялся гадать, не было ли это причиной их безумия.

    Он узнал, что шторм начался со слепящего и вездесущего света, а затем наступил краткий промежуток тишины и спокойствия. В это же время три светящиеся фигуры взлетели в «небо» как бы ожидая чего-то. На миг, равный биению человеческого сердца все застыло. Все глаза были прикованы к этим трем как в ожидании некоего великолепия или же абсолютного уничтожения. А затем они ушли. И тут на свидетелей этого налетел ужасный порыв шторма и уничтожил тех, кому не повезло.

    Описания трех сияющих фигур увлекло Амброджино. Он спрашивал снова и снова, как они выглядели и куда ушли. Когда он понял, что больше ничего не узнает, то приказал уничтожить захваченных духов, а затем удалился в библиотеку чтобы подумать.

    Через неделю Амброджино впервые за столетие собрался в длительное путешествие. Когда его спросили о его планах, он ответил просто «Возможно все-таки Каппадокиус был прав».

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Джованни | Персонажи из книг |

    Просмотров: 439 | | Комментарии (0)

    Children of the 
    Night

    Происхождение: Мало что известно о ранней жизни Монкады – известно лишь, что он вошел в Мадрид вместе с Альфонсом Седьмым, который пытался вновь заселить город, и стал священником в центральной церкви города, которая ранее была мечетью. Монкада был амбициозным человеком, талантливым и верующим, и судя по разрозненным документам того времени, он быстро продвигался в церковной иерархии. Он получил ранг архиепископа, но политика не позволяла ему претендовать на должность Папы: при огромном количестве пап и антипап там не было места для чужака, у которого не было могущественного покровителя. Поэтому Монкада направил свои амбиции на Иберию. В это время Реконкиста увеличила влияние христиан и служила одним из столпов Церкви, насколько религиозная война вообще может быть столпом церкви.

    Монкада превосходно исполнял свои обязанности. Однако к удивлению многих он был строгим аскетом. В отличие от многих священнослужителей его времени Монкаду не интересовали охоты, пышные банкеты и женщины. Он был предан своей вере, его убежденность была непоколебима и он использовал свою власть лишь для того, что по его мнению было угодно Богу. В те времена, когда коррумпированный священник был обычным зрелищем, Монкада был аномалией на духовном поприще, и стал интригующей загадкой для некоторых Ласомбра, у которых были свои обширные интересы касательно Реконкисты.

    Становление изменило Монкаду сильнее, чем кто-либо мог бы представить. Многие его собратья по Крови регулярно посещали его проповеди, а другие покровительствовали священникам, которых Монкада знал или же посвятил в духовный сан. В течение нескольких недель архиепископ приспособился к своему новому статусу и возобновил свое восхождение к власти. Однако на этот раз он хотел управлять не марионетками, а кукловодами. Недавно получившему Становление Монкаде нужно было никак не меньше, чем лидерство во всем клане Ласомбра, однако его причины не изменились. Он собирался сделать это не для своей славы, так как являлся лишь жалкой телесной оболочкой, но для славы Божьей. Несомненно. Его Становление было волей Божьей, и благодаря Проклятью Каина он теперь мог служить целую вечность.

    Однако даже самые лучшие планы мышей, людей и священников меняются. Влияние Монкады быстро распространялось на общество смертных и бессмертных. Сеть из царственных исповедников и простых священников разрасталась под его руководством, и она давала ему связи и влияние, которыми обладал мало кто из Каинитов. Строились церкви и соборы, и проекты многих из них зарождались в глубине крепости Монкады. После Реконкисты священнослужители стали неотъемлемой частью политики Ласомбра, клан начал всецело поддерживать христианство, и события стали развиваться дальше.

    Однако по прошествии веков что-то случилось с верой архиепископа. Она не ослабла, однако превратилась во что-то темное и пугающее, и Монкада верил, что из-за своего проклятья он должен следовать этой судьбе. Архиепископ все еще свято верил в спасение и воскресение. Он с непоколебимой уверенностью верил, что если Бог проклял его, то он должен нести бремя своего проклятья. Многие исследователи Каинитов настаивают на том, что Монкада был одним из основателей Пути Ночи благодаря своим вере и влиянию на клан. Монкада лишь насмехается над подобными утверждениями, и у него есть на то свои причины.

    За века, которые прошли с его Становления, позиция Монкады в Шабаше скорее укрепилась, нежели расширилась. Он является духовным якорем для многих своих соклановцев, и исповедует архиепископов-Ласомбра, которые все еще остались католиками. Однако его влияние на политику секты уменьшается – некоторые шепчутся, что он слишком много времени посвящает духовным делам, а не мирским, или же он начал общаться со странными и необычными существа ради своего служения Богу.

    Современные ночи Монкада проводит в своем убежище, его апартаменты защищены лабиринтом коридоров и святилищами, от которых исходит Истинная Вера. Когда миру требуется его совет, он приходит к нему, так как Монкада не покидает свое убежище, и пока нужда не заставит сделать его это, он так и будет оставаться там как паук в богомерзкой паутине.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Ласомбра | Персонажи из книг |

    Просмотров: 650 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, 
    Revised

    Предыстория: Забудьте о привычном образе избалованной богатой девицы, которая сначала сбегает, а потом возвращается к папочке, поняв, как тяжело жить на улице. Америка убежала из дома и осталась на улице, потому что там было ее место. В 17 она вышла из дома в Хайленд-парке, Даллас, и села на автобус до Атенса, Джорджия, чтобы вести нищенски-роскошную жизнь вместе со своими друзьями. Зависание в клубе "40 ватт", параноидальное нежелание тратить 100000 долларов, украденных у родителей, и разнообразные дурные привычки привели к тому, что жить ей стало негде.

    В течение нескольких следующих лет Америка ночевала где придется, злоупотребляя гостеприимством дюжины друзей, набиваясь к знакомым и случайным любовникам, а то и вовсе находя себе место на улице. В одну из самых холодных ночей она сняла 40 баксов, чтобы заплатить за комнату в "Рамаде". Она все сильнее подсаживалась на героин и зачастую под кайфом предпочитала отсосать, чем прогуляться до банка.

    Весной 1999 она автостопом отправилась к приятелям в Атланту. Ее "шофер", когда экстази дало ему по шарам, вздумал пустить ее по кругу, так что Америка послала его и следующие несколько месяцев ночевала по подворотням. Тем временем поход Шабаша на Атланту набирал обороты. Америка знать не знала о Джихаде, но она испугалась, когда начали пропадать уличные наркоманы. По дороге к банкомату Желько и его ребята схватили ее и засунули в фургон. Последнее воспоминание ее смертной жизни: круг из ухмыляющихся рож и дешевый ворсяной ковер.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Цимисхи | Персонажи из книг |

    Просмотров: 425 | | Комментарии (0)

    Clanbook: 
    Brujah

    Цитата: Правительство – дерьмо, чувак. Это люди, говорящие тебе что делать, как вести свою жизнь. Они хотят видеть всех в одном строю. Все должны управлять своей жизнью, заниматься своими делами. Законы никогда и нигде не были справедливыми. Белые презирают чёрных, богатые презирают бедных. Здесь нет никакого «Все люди провозглашены равными», так зачем вообще притворяться?

    Прелюдия:  Всегда существуют те, даже в обществе смертных, кто терпеть не может власти. Они ненавидят саму мысль о выполнении приказов или о повиновении законам. Они верят в то, что отсутствие правительства – лучшая форма правления: власть сводит на нет цивилизацию и мешает людям реализовать свой потенциал в полной мере.

    Вы – такая личность. Ваши родители бросили Вас, когда Вы были маленьким. Желающие помочь соседи отправили Вас в детский дом. Вы появились с целью ненавидеть людей, контролирующих Вашу жизнь. Вы выплёскивали свою ярость на приёмных родителей, к которым Вас отправляли агентства по усыновлению.

    Во время одного судебного заседания в доме приёмных родителей Вы сбежали. Скоро вы встретились с другими людьми, похожими на Вас. Вы были в своём роде бандой. Однако ваша группировка не была заинтересована в борьбе за сферы влияния, драках между бандами или чём-то в этом роде. Вашей целью было разрушение. К двадцати годам вы уже стали опытным городским террористом. Вы сделались лёгкой мишенью для Бруха, ищущих новичков, разделяющих их веру в разрушение Системы.

    Концепция: Ваш персонаж яростно бросается на кого-нибудь или что-нибудь, пытающееся руководить или контролировать его жизнь. Он очень похож на типичного Бруха и Анарха и даже больше. Для вас вампиризм – просто лучший способ свержения Человека.

    Ваши Союзники и Стадо происходят из дополнительных человеческих группировок, разделяющих ваш взгляд на анархию. До и после Вашего Обращения вы заслужили некоторую долю престижа из-за вашей деятельности.

    Советы по отыгрышу: Вы изначально поняли, что с помощью нынешних сил у вас не должно быть проблем со свержением Системы. Какая удача. Другие кланы контролируют правительство, полицию, телефонную компанию – каждую чёртову организацию, которую вы ненавидели, будучи человеком.

    С Вашей страстью к анархии Вам сложно работать в группе, в которой не хватает типичных Бруха и/или Анархов. Многие круга то же самое думают о Вас. Вы плохо работаете в команде. Иногда Вы попытаетесь возглавить группу, чтобы она стремилась к Вашей цели. Ваши навыки в этом не так уж и плохи. Однако вам не нравится ответственность за возглавление других. Пока Вы идёте к своей главной цели, Вам неважно, как Вы её достигнете.

    Снаряжение: Пустынный Орёл, нож, бронежилет (с бронёй 1 класса), несколько однофунтовых пакетов с пластичными взрывчатыми веществами.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Бруджа | Образцы персонажей |

    Просмотров: 365 | | Комментарии (0)

    Children of the 
    Night

    Происхождение: Анастас родился в Семье богатого словенского импортера в сороковые годы девятнадцатого века и рос в комфорте, который ему давали престиж и деньги. Еще будучи мальчиком он увлекался всем странным и сверхъестественным. Его нянька рассказывала ему сказки о зуло, которые терроризировали сельских жителей, о хобгоблинах, и о слуагах, которые украдут его голос, если он будет себя плохо вести. [Ага, типичные славянские сказки, ничего не скажешь… - прим. переводчика] Однако Анастаса это не пугало, он был рад, что в мире есть такие удивительные существа. Он решил, что когда подрастет, то найдет их и поговорит с ними.

    Однако отец Анастаса, солидный и практичный человек, решил, что подобные фантазии могут помешать развитию мальчика и отослал няньку. Затем он занялся образованием мальчика и отослал его в Англию, устроив его там в лучшую школу.

    Анастас покидал дом полный впечатлений от сказок, которые ему рассказывала нянька. Однако когда мир магии и чудес пал жертвой мира геометрии и экономической теории, Анастас стал потихоньку превращаться в степенного молодого человека, которого так желал видеть его отец.

    Во время своего первого года в Оксфорде он встретил уставшего фокусника в местном пабе. Анастаса поразила его способность создавать иллюзии и он сам захотел научиться ловкости рук. Постоянно практикуясь во время учебы Анастас практически завалил свои курсы, но преуспел как фокусник. Вскоре он выступал в небольших клубах и называл себя «Имперским Магом».

    После того, как он получил степень бакалавра в Оксфорде, он поступил в престижную Лондонскую Школу Экономики. Днем он изучал экономически теории и модели, а по ночам он изучал тайны иллюзий в обществе, которое называлось Магический Круг.

    Во время одной из попыток Анастаса он снова попал в объятья мира, который оставил далеко позади. Ища на темной улице таинственного продавца книг, он увидел как один человек кусал другого. С ужасом он увидел, как изо рта того человека стекала кровь. Заметив Анастаса, атакующий бросил свою жертву и в свете газового фонаря юноша увидел, как из его рта вылезли окровавленные клыки. Анастас засунул руку в карман и достал из него пакетик с взрывчатым порошком, который он всегда носил с собой. Он быстро использовал свое кольцо-воспламенитель и бросил этот мешочек в чудовище. Порошок вспыхнул с ослепительной вспышкой и чудовище зашипело и отскочило. Когда оно очнулось, испуганный Анастас уже убежал.

    В следующий вечер Анастас рассказал о своем приключении Магическому Кругу, а они посмеялись над ним, посчитав, что ему все померещилось со страху. Расстроившись, Анастас вернулся к себе в квартиру.

    Вернувшись домой, Анастас увидел, что там уже сидит человек и ожидает его. В страхе он узнал в нем чудовище, которое видел прошлой ночью. Существо взмахнуло рукой и по его мановению дверь закрылась. Анастас хотел убежать, но не смог – взгляд существа парализовал его.

    Этот человек оказался вампиром и он всю ночь рассказывал Анастасу правду об истинной, кровавой магии, и о том, как одна благородная группа вроде Магического Круга Анастаса решила истинными магами и нашла способ обменять свои смертные оболочки на бессмертие. По мере того, как существо говорило, Анастас понял, что оно предлагает ему шанс прикоснуться к настоящей магии. И он согласился без колебаний.

    Следующие двадцать пять лет Анастас провел в капелле клана Тремер в Вене. Изучая аспекты своего нового существования, так же там у него проявилась неестественно огромная тяга к Тауматургии. Будучи крайне преданным своему новому клану, он стал умелым исследователем и могущественным магом в удивительно короткое время.

    Когда в начале двадцатого века был избран новый юстициарий клана Тремер, он выбрал Анастаса в качестве одного из своих архонтов. Его навыки мага сделали его полезным агентом. Анастас увидел множество ужасных вещей, в том числе и существ, о которых когда-то рассказывала ему няня. Анастас получил немалый авторитет среди оккультистов, а его открытость и дружелюбность позволяли хорошо его использовать во внутреклановой политике.

    В 1998 году, когда пришло время избрать нового юстициария, голоса Тремеров разделились между несколькими кандидатами. Джен Сент-Фредерик, могущественный Тремер из Франции, в которой он обладал огромной капеллой, предложил в качестве кандидата Анастаса. Думая, что он сможет контролировать служителя, Джен использовал свое влияние для того, чтобы Анастас набрал достаточно голосов для избрания юстициарием.

    Попав на должность, к которой он еще не был готов, Анастас стал фанатично пытаться доказать, что он достоин звания юстициария. Он задел многих своих коллег, в том числе и нового юстициария клана Бруха, Ярослава Пашека. Тот решил организовать операцию и припадать урок молодому Тремеру. Анастас планирует отвоевать Монреаль у Шабаша, и если он преуспеет, то Пашек планирует заявить, что именно он был мозговым центром этой операции и присвоить всю славу себе.

    Анастас знает, что многие члены Камарильи, в том числе и из его собственного клана, считают его неопытным и слабым, и он собирается показать всем что он знает, какого быть юстициарием. За советами он обращается к своему ментору, Сент-Фредерику, и старый вампир с радостью их ему дает. Разумеется, навыки Анастаса впечатляющи, однако могут пройти десятилетия прежде чем он действительно будет подходить на роль юстициария.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тремере | Персонажи из книг |

    Просмотров: 543 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Malkavian, 
    Revised

    Может быть, это была простая случайность, может быть, в игру вступили никому неведомые силы. Но все же версия о руке Провидения кажется более убедительной – иначе как еще бедный французский солдат, не отличающийся ни стойкой верой, ни большой мудростью, стать Пророком Геенны?

    Фамилия Анатоля затерялась где-то на его долгом пути; все, что о нем известно, так это то, что он был парижским стражником и получил Становление от Пьера Паяца ( Pierre l’ Imbecile) во второй половине 12 века. Его вера в Бога и Церковь каким-то образом сохранилась и после Становления, но не осталась неизменной; молодой вампир начал искать знаки и предзнаменования, которые, по его словам, были оставлены Отцом, чтобы предупредить о грядущей Геенне. И никто не мог с уверенностью сказать, кого же он называет Отцом – Бога или Каина.

    Шли века, и Анатоль стал пользоваться определенной известностью. Хотя его не раз подозревали в диаблери старейшин (ходили слухи, что для него это было чем-то вроде причастия), но пророческие способности хранили его от наказания и преследований. У него были союзники, такие же «опасные», как и он сам, в том числе и Люсита, отступница Ласомбра, и дальновидный ученый, исследователь Книги Нод, по имени Беккет. В их компании Анатоль странствовал по Европе и Америке, часто оказываясь в самой гуще странных и знаменательных событий, чтобы предупредить Сородичей.

    К сожалению, многие пророки в конце пути становились мучениками, и Анатоль не стал здесь исключением. Во время Ночи Кошмаров он стал получать сигналы о приближении последних времен, а также о том, что осталось еще одно дело, которое надо завершить до того, как разразится Геенна. В последний раз он подчинился своему видению, отправившись в подвал в северной части Нью-Йорка, где обнаружил отвратительную статую из плоти и камня, от которой исходила сила, равная силе Патриарха. Пророк Геенны слишком хорошо знал, что ждет его – и предложил себя ужасной твари, смешав свою плоть с ее.

    Его последние ночи, проведенные наедине с этой странной скульптурой, - каким-то образом он мог взаимодействовать с наполнявшей ее силой – стали ночами безумия, более сильного, чем когда-либо ранее. В эти последние часы, когда сознание все еще теплилось в нем, к нему приходили видения и новые знания, и он нацарапал свои последние слова на стенах подвала, собственной кровью записав бессвязное пророчество и свои знания о Геенне. В конце концов он исчез, полностью завершив свой путь.

    Хотя Анатоль и накопленная им мудрость пропали из Паутины, его последние записи не остались незамеченными. Кое-что было собрано членами его клана, часть фрагментов, по слухам, оказалась в руках Сеттитов, которые, без сомнения, сравнили непонятные предостережения с их собственными пророчествами о Геенне. И, если в нашем мире все взаимосвязано, то остальные его записи должны были попасть к Салюбри или к наследовавшим им Тремер. Но теперь уже никто не может с уверенностью утверждать это.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Малкавианы | Персонажи из книг |

    Просмотров: 1167 | | Комментарии (0)

    Children of the 
    Night

    Происхождение: Анке было 10 в 1910 году, в конце Золотого Века Мексики. Тридцать четыре года экономического роста окончились и начались бунты, один за одним. Как всегда, страдали крестьяне и как всегда, они находили способы, чтобы выжить.

    Мать Анки вела грубую жизнь, будучи шлюхой у бандитов. Они жили в небольшом поселении изгоев, которое бандиты использовали как базу для своих налетов. Мужчины поселения замечали, что в будущем Анка станет красавицей и дразнили ее либо же крутились рядом с ней. Заметив это, мать Анки избила ее, однако не из-за того, что не хотела, чтобы дочь пошла по ее стопам, а из-за зависти к ее красоте и молодости.

    В 1914 году, во время праздника Кинко де Майя жизнь Анки изменилась. Около полуночи Рего, ближайший аналог лидера бандитов, забрал Анку к себе в комнату чтобы «сделать из нее женщину». Мать Анки появилась несколько минут спустя. С криками она вытащила свою полуголую дочь за волосы на дорогу, избивая ее по пути. Однако впервые Анка дала сдачи своей матери, к немалому удовольствию бандитов. Она взяла камень и сбила им мать на землю. Она избивала женщину до тех пор, пока она не взмолилась о пощаде, и пообещала убить ее, если она вернется. Это был последний раз, когда Анка видела свою мать.

    Единственное, что-то похожее на любовь, что когда-либо знала Анка – это касание грязных мозолистых рук, поэтому она с легкостью стала проституткой. К разочарованию других мужчин, большую часть времени она проводила с Рего, если ей только не было чего-то нужно от кого-то из них. Давая Рего в постели советы, она начала влиять на его решения и медленно получать с помощью его контроль над поселением. Некоторые бандиты зло шептались, что ни одна баба не смеет указывать им, что делать, однако никто из них не смел бросить вызов Рего, по крайне мере открыто.

    Два года спустя после «возвышения» Анки другие бандиты убили Рего. Пока он еще лежал на земле и из его перерезанной глотки хлестала кровь, его товарищи обратили свое внимание на Анку. Они избили и несколько раз изнасиловали ее. Ей сказали, что теперь ее положение изменилось, и после нескольких часов ее в бессознательном состоянии оставили на полу.

    В четыре часа утра Анка подожгла логово бандитов. Сильные руки пытались открыть дверь, но поставленная ей повозка не давала сделать этого. Проклятья мужчин превратились в мольбы, затем в крики, которые прекратились когда рухнула горящая крыша. Когда жар от пожара спал, Анка пересчитала тела в развалинах и упала на землю как убитая.

    Когда Анка снова проснулась, была ночь. В свете луны она увидела, что ее голова лежит на коленях у женщины-индианки. Анка не испугалась женщины и не удивилась тому, что тела исчезли. Она выглядела отрешенной и спокойно, как если бы выпила прилично текилы.

    Женщину звали Ялонда. Она сказала, что гордиться поступком Анки и что она долго наблюдала за ней ожидая, когда же она на это решиться. Ялонда поцеловала Анку в шею и в отличие от страстного и эгоистичного поцелуя Рего он был холоден. Анка не чувствовала боли, однако потеряла сознание и очнулась лишь тогда, когда Ялонда дала ей Становление.

    Анка быстро приспособилась к не-жизни в антитрибу Равнос. Ее проклятье мало волновало ее. Ее мать с детства убеждала ее, что такие некрещеные ублюдочные дети как она будут гореть в аду, и она давно свыклась с такой судьбой. Однако с этим проклятьем пришла сила, и она была рада этому. Будучи простым подростком, она хорошо могла исполнять сексуальные желания, получив же возможность смущать и контролировать умы, она не видела пределов своему потенциалу.

    В течение многих лет Анка пользовалась своими дарами Каинита, чтобы заполучать имущество. Она обольщала богатых людей, чтобы их имущество переписывали на нее, а не на их наследников. Вскоре после этого владельцы имущества умирали. Однако когда она получала имущество, то вскоре бросала его, позволяя превращаться ему в руины, и двигалась дальше. Однажды она научилось тому, как погружаться в землю и спать там, и это спасло ее от Окончательной Смерти.

    В 1961 году все дома Анки были сожжены дотла. Проснувшись на следующую ночь, Анка впала в ярость. Сами дома ее не сильно волновали, однако кто-то решил нанести по ней удар и не мог уйти безнаказанно. Ей потребовалось много месяцев. Чтобы выяснить что же произошло: один из ее захватов собственности навредил деятельности одного делового Ласомбра, и он решил ее уничтожить.

    Эти новости немного развеселили Анку. Люди, которыми она манипулировала, больше не могли бросить ей достойный вызов, и она стала беспечной. Настало время расправить крылья и сразиться с более могущественным вампиром. Анка потратила десять лет на то, чтобы собрать небольшую стаю и натренировать ее.

    Теперь эта стая проживает в Мехико. В этом городе трущобы окружают небоскребы богачей и в них живут самые жалкие из смертных. Сотни вампиров обитают среди двадцати миллионов сосудов, и если сообразительный вампир не хочет, чтобы его нашли, то его и не найдут.

    Анке нравиться игра, в которую она играет с неизвестным соперником-Ласомбра. В течение года ее стая внедрялась в важные бизнес-предприятия. Они изучали их слабости и составляли планы. Они жгли, ломали и убивали пока не получали полное удовлетворение, а затем отступали в трущобы, чтобы там снова охотиться на бедняков. Ласомбра пока еще не знает о том, кем является его враг. В конце концов он все выяснит и убьет Анку или же ей станет скучно, она решит, что игра выиграна и займется чем-либо другим.

    --->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Равносы | Персонажи из книг |

    Просмотров: 605 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Malkavian, 
    Revised

    У каждого клана в Камарилье и Шабаше есть предания об ужасных тварях, живущих в ночи, созданиях, которые без жалости убивают своих потомков. У Малкавианов такая легенда повествует об Анку.

    Анку – это сам Жнец, порождение могильной земли и ржавчины, гниения и горечи. Там, где эта легенда стала известна людям, он превратился в безжалостное мертвое чудовище с косой, странствующее по темным проселочным дорогам в телеге, запряженной быками, и падающее на людей так же внезапно, как и болезни, забирая их жизни, которые затем грузятся в телегу. В этом же облике он порою, хотя и мимолетно, появляется в видениях и снах Малкавианов.

    Те Малкавианы, которые знают об Анку, относятся к этой легенде с равной степенью отвращения и почтения. Говорят, что он – первый из серийных убийц или их святой-покровитель. Самые достоверные видения намекают на то, что он может быть Старцем – не одним из прямых потомков Малкава, но его внуком и верным слугой своего создателя из Четвертого поколения (чье имя, по счастью, осталось неизвестным). Если слухи верны, он родился в те времена, когда сельское хозяйство было самой важной частью жизни людей и, возможно, был принесен в жертву какой-нибудь богине плодородия, после чего и получил Становление. В любом случае, смерть не прервала его служение земле.

    Его сила столь велика, что он может беспрепятственно путешествовать по узким тропкам на территориях Люпинов или даже исчезать из одного месте, чтобы появиться в другом. Он может становиться невидимым вместе со своей призрачной телегой и проезжать через освещенные неоном современные города, не замечаемый никем, кроме своих жертв, которые в последний момент чувствуют слабый запах разложения, а затем – удар сзади. Известно, что вампиры – в особенности Малкавианы – порою бесследно пропадают во время охоты, и иногда после таких исчезновений по Сети передается слово, произносимое тихим шепотом, и слово это – Анку.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Малкавианы | Персонажи из книг |

    Просмотров: 437 | | Комментарии (0)

    Copyright MyCorp © 2018