Понедельник, 23.07.2018, 05:20
oWOD - компиляции
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Поиск
Меню сайта
Категории раздела
История [261]
Main version [16]
Sabbat history [5]
Brujah history [6]
Gangrel history [51]
Malkavian history [35]
Nosferatu history [33]
Toreador history [36]
Tremere history [14]
Tzimisce history [36]
Ventrue history [29]
Куэй-дзин [0]
Демоны [0]
Маги [0]
Оборотни [0]
Феи [0]
Призраки [0]
Чат
Друзья сайта
  • Сингулярность
  • Все оттенки Тьмы
  • Форма входа

    Главная » Статьи » История » Toreador history

    В категории материалов: 36
    Показано материалов: 1-30
    Страницы: 1 2 »

    Сортировать по: Дате · Названию · Комментариям
    Clanbook: Toreador, Revised

    Кат: Я искренне надеюсь, что ваш разбавленный род еще не исковеркал и не растерял по кусочкам то драгоценное знание, которым наш род обладал. Мое знание простирается к Первому Городу, основанному и управляемому Каином после его скитаний в пустыне.

    Кар: Вы имеете в виду Енох?

    Кат: Енох? Я слышала, так звучало имя одного из первых трех, но об этом позже.

    Кар: Я слышала, что Енохом назывался Первый Город.

    Кат: Вот в этом вульгарность твоего современного языка и неточность ваших разбавленных знаний. Наш первый город назывался Убар (Ubar). Хотя, исходя из того, что я слышала про Еноша, я бы не стала говорить его потомкам, что город был назван его именем. Слишком много чести. Нет, первый город был Убар, «Королева Ладана». Годы спустя я слышала, как наши враги говорили, будто Каин выбрал единственный город, который мог скрыть отвратительный запах его и его потомков, но это была завистливая болтовня. Знаешь, Каин много путешествовал и многое повидал. Он видел чудеса шумеров – особенно колесо – и принес их в Убар. Под его руководством город процветал. Один мой знакомый мыслитель Вентру – тупой, тупой последователь по имени Гермиас – сказал, что город процветал именно благодаря Каинову терпению и готовности ждать семь поколений, пока его рощи либо станут прекрасными, либо зачахнут. Правда, я уделила немного внимания его экономической болтовне… Я не думаю, что Гермиас до сих пор… стоп, я только что вспомнила, что он сгинул во Втором Пожаре. Неважно. В любом случае, Убар процветал при короле Каине, и, как описано в Книге Нод, он создал два Дитяти.

    Кар: Два? В наших текстах Нод говорится, что у Каина было три Дитяти – Цилла (Zillah), Ирад (Irad), и Енош (Enosch)

    Кат: Нет, эти были Второго Поколения. Первого Поколения было двое, их имена утеряны. Это были два прекрасных любовника, созданных друг для друга, и Каин надеялся, что, принеся эту любовь в дар вечности, он искупит жестокие деяния свои в прошлом. Но двое пришли в отчаяние, когда узнали, что никогда не смогут иметь своих детей. Они мечтали одной ночью слиться телом, как были слиты душой, создав новую душу, которая бы сочетала лучшие их качества. Вместо этого они были обречены на вечность страданий, как два существа, которые никогда не объединяться духом в потомстве. Вместо того, чтобы принять такую участь, они вместе вышли на солнце. Каина охватила великая скорбь, и он запретил произносить их имена. Он поклялся, что больше никогда не даст Становление. Тем не менее, скорбь сделала его одиночество невыносимым, и он дал Ложную Жизнь Цилле, Ираду и Еношу еще до того, как хотя бы одно человеческое поколение умерло от старости. Некоторые говорят, что причиной их кончины был тот факт, что их Сир нарушил свою клятву, Обращая их, и они были помечены плохим знаком, из-за которого им были предначертаны ненастья. Я не могу точно сказать.

    Кар: Но тогда… Если Каин Обратил их, не должны ли они быть такого же поколения, что и два любовника?

    Кат: Во имя любви Божьей, девочка, ты что, не слушаешь меня? Каин обратил их после любовников (примечание для Ребекки: знаю, это не ответ на вопрос. Не думаю, что Катерина сознательно вводила меня в заблуждение; или она была сбита с толку после пробуждения из торпора, или просто врала, чтобы утаить остальную историю)! Ирад, Енош и Цилла выбрали себе 13 спутников, от которых и пошли 13 великих Кланов. Среди них была и наша основательница, великая танцовщица с быками.

    Кар: Не скульптор?

    Кат: Нет, тебя ввел в заблуждение обычный миф. Нашей основательницей была не скульптор Арикель (Arikel), и наш Клан не ассоциировался с розой до прибытия в Европу. Ты когда-нибудь видела розу на Святой Земле? На самом деле мы были «Кланом Цветения», вероятнее всего, лилии.

    Кар: Как звали нашу основательницу?

    Кат: Ты этого не знаешь? О, многострадальные стопы Иисуса!

    Кар: Мы всегда слышали, что это была «Тореадор», но это, очевидно, испанское слово, не из старого мира…

    Кат: Это воистину время вырожденцев. Я полагаю, не твоя вина в том, что ты была Становлена невежественным незаконнорожденным саксом. «Тореадор» было не само имя, а больше определение. Слушай внимательно: мы потомки Иштар (Ishtar), которую позднее называли Астарта (Astarte) или Инанна (Inanna), но Иштар, именно так звали ее, когда она, смертная, родилась в Убаре, как Иштар ее Становили, и как Иштар ей поклонялись в Шумерии. Но об этом, несомненно, будет позже в нашей истории.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тореадоры |

    Просмотров: 285 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, Revised

    Кат: Ты ведь знаешь о потопе, не так ли? Битва, в которой двенадцать убили троих, и последующий гнев Каина. Он поднялся со своей лично приготовленной могилы и проклял 12 из 13 Детей Циллы, Еноша и Ирада, тем самым ужасно покарав их за отцеубийство. Энойя (Ennoia) Охотница была обречена стать как животное, Малкав Волхв был обречен на безумие (мое личное мнение, что Саулот был проклят так, чтобы его потомки навсегда были привязаны к нескончаемой процессии заурядных, безнравственных выскочек). Только одна «официальная» история такого проклятия дошла до меня, и это было проклятие Носферату. Будучи самым смелым из всех убийц, он дал пощечину Каину и назвал его великим глупцом. «Кто ты такой, чтобы говорить, что наши Сиры не должны были давать нам Ложную Жизнь? Твои первые два избранника уничтожили себя, дабы отвергнуть твой дар!». Более этого он произнес два имени, на которые Каин наложил запрет. В ярости Каин молвил «Ты никогда не утолишь свою жажду чужих секретов, и я покараю тебя так, что ты будешь вызывать отвращение у всех, кто тебя увидит». Единственной, кого не коснулось проклятие, была молодая танцовщица с быками, Иштар, потому что она единственная не участвовала в бойне. Ей Каин сказал: «Беги далеко на север, ибо, когда твои братья и сестры узнают, что тебя не постигла их участь, они будут в гневе». Тогда же она получила благословение Каина: ведь не имеет значения, как долго она стоит по нашу сторону могилы, она никогда не потеряет человеческого чувства красоты. Наша основательница бежала на запад и на север, в Шумерию. Там ее красота и сила настолько поразили шумеров, что они стали почитать ее как богиню. Некоторое время она была счастлива в Шумерии, и там она Обратила своего смертного любовника Таммуза (Tammuz). Ее счастье, тем не менее, не могло длиться долго. Как и предсказывал Каин, ее кровожадные сестры и братья не оставили ее в покое и вскоре уже шли по ее следам. Первой ее нашла дикая Энойя, которая в то время была известна под именем Энкиду (Enkidu). Тот самый занудный Вентру, которого я упоминала, Гермиас, утверждал, что тут не обошлось без Энки (Enki) или Еноша, дитя Каина, который обратил Энойю, но были и такие ученые, которые считали это полным бредом. Они с Энойей владели какой-то очень важной вещью. В «Энума Элиш» она упоминается как Скрижаль Судьбы – законы для человечества, написанные самим Энки. Что именно было написано на глиняных табличках, вопрос очень спорный. После своего Становления Гесиод верил в то, что они содержат раннюю версию Книги Нод. Беккет и Монкада думали, что там записан перечень возможностей крови, объясняющих всю магию Еноша.

    Кар: Вы имеете в виду перечень дисциплин, которыми владел Енош?

    Кат: Это зависит от того, в какие сказки верить. Безусловно, он владел всеми силами, которые были обычными в мое время, кроме ублюдочного колдовства Тремеров. Также говорят, что он владел такими силами, которым не учил своих детей, оставляя их исключительно для себя. К примеру, о нем говорили, что он может разрушать Узы Крови по своему желанию и забирать смертельную силу у кормленных кровью людей. Но это не более чем легенды, такие же правдивые, как и рассказ Анатоля Малкавиана, что на скрижалях Еноша детально описана судьба каждого Каинита, которые уже были и которые еще будут, от изгнания Каина до Времен Слабой Крови (Time of Thin Blood).

    В любом случае, Иштар попыталась отобрать эту вещь у Энойи. Возможно, остальные 13 поддержали Энойю. Далее, Энойя обращает женщину, известную в аккадских мифах как Эрешкигаль (Ereshkigal), которая помогает ей выследить Иштар. Двое Каинитов схватили Иштар, возможно, обманом заставив ее забыть про свои силы, но, в конце концов, Таммуз ее спас. Тем не менее, он поплатился, умерев Окончательной Смертью, спасая своего Сира. Как часто такое встретишь в современных ночах? Это не было обычным делом в мое время, я тебе это говорю свободно.

    С разбитым сердцем и без надежды отомстить убийце-Энойе, она обратилась к царю шумеров, Гильгамешу, и предложила ему свое Становление, если он поможет ей в борьбе с «Энкиду». Тем не менее, ее коварный противник уже предупредил о ней царя. Став перед выбором между силой Гангрел и красотой Иштар, король выбрал силу. Тореадор сбежала от парочки, но не раньше, чем отпустила с привязи великого монстра, известного как Небесный Бык. Можно предположить, что это был просто чудовищный бык, которого она вскармливала своей кровью, пока он не достиг ужасающих размеров и силы, но никто не может сказать точно.

    Покинув Шумерию, она добралась до Крита. Там она обучила людей искусству ловить бегущего быка за рога и перепрыгивать через его спину. По законам Крита быка почитали как священное животное, поэтому вполне естественно, что они пустили «тореадора» в свои сердца. Все было хорошо, до тех пор, пока Минос, Царь Крита, не узнал, что Иштар может передавать дары бессмертия и красоты другим. Он умолял ее об этом, но поначалу она отказывалась. Видевшая страдания Каина в Убаре, жестокость Гильгамеша в Шумерии, она чувствовала, что только несчастье может принести дар Каина правителю. Он сказал ей, что если она не хочет продлить его жизнь, он не видит смысла продлевать ее, и приказал покинуть Крит. Она немного уступила, сказав, что, если он хочет, она даст Становление его сыну.

    К несчастью, сын был недостоин дара. Он впал в объятия Зверя и никогда оттуда не выбирался. Не желая убивать своего единственного сына, Минос заключил его в беспросветный лабиринт, где он питался кровью юношей и дев, приносимых в жертву. Эта история, искаженная и переиначенная в некоторых местах, известна нам от Овидия и Апполлодора как легенда о Минотавре. Оба сходятся в имени человека, убившего отвергнутого и безумного сына Миноса: Тезей. Его, наверное, стоит признать первым человеком, убившим одного из нас своими собственными руками. Он должен был быть великим человеком.

    Минос в печали искал Тореадор, чтобы попросить прощения за свою глупость, но она уже покинула город и пришла в Микены, забрав минойское искусство с собой. Некоторые говорят, что в путешествиях ее постоянно сопровождал влюбленный маг Дедал, который ранее не видел такого существа, как она, но это, возможно, всего лишь выдумка.

    «22 сентября

    Дорогая Ребекка, сказать, что у Катерины есть небольшие проблемы с адаптацией в современном мире - значит не сказать ничего. Она уже сломала два телефона, телевизор, Эдгарову стереосистему, и электронный будильник. Любой прибор, который издает шум, пугает и бесит ее, если только звук, который он издает, не является звуком железного или хрустального колокольчика (да, она слышит разницу между настоящим звоном колокольчика и его записью). Она отказывается даже смотреть на телевизор, определив его как «адский и вредный». Она соглашается слушать музыкальные записи, хотя и предпочитает аналоговые записи цифровым. Что бы ни случилось, она не будет говорить по телефону, потому что убеждена, что это магическое устройство. Из хорошего: она учит современный французский, немецкий и английский с поразительной скоростью. Знание языков нужно ей, чтобы выйти из дома Нобсталлинга. Недавно позволила ей посмотреть на машину в движении и рассказала, со сколькими такими же она встретиться в городе. Машина впечатлила и напугала ее очень сильно.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тореадоры |

    Просмотров: 324 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, Revised

    Кат: В Микенах, где-то за пятнадцать столетий до рождения Христа, сама Тореадор исчезает из исторических летописей. Но нет никаких сомнений в том, что происходящие от нее Каиниты сильно влияли на развитие греческого общества. Давайте, например, рассмотрим историю Тантала (Tantalus) и Пелопа (Pelops). Прошедшая через века история о том, как царь Тантал убил своего сына Пелопа и подал его на стол богам в знак презрения, за что и был наказан. Поэт Пиндар (Pindar) ставит под сомнение правдивость этой истории – не из-за ее вопиющей неточности (детали которой известны в первую очередь представителям нашего вида и, конечно же, мертвым), а потому, что он считал ее богохульной.

    А вот настоящая история: Тантал и вправду отдал своего сына на съедение в знак лояльности одному (или нескольким) из нашего вида. Как по мне, так история о том, что в загробном мире Тантал был наказан ужасающим голодом, который он никогда не утолит, свидетельствует, что он связался с Вентру, которые были повсюду. Но этого никто никогда не узнает.

    Достоверно же известно, что одна из его смертных внучек, царица Ниоба, соревновалась с одной из детей Тореадор, добиваясь любви музыканта Амфиона (Amphion). В то время как Амфион, естественно, больше склонялся к совершенному очарованию немертвых, Ниоба умоляла его остаться с ней из-за четырнадцати их смертных отпрысков. Будучи неспособным бросить своих детей, он отказался от Становления. Разозленная отказом, дочь Тореадор убила всех четырнадцать детей Амфиона, одного за другим, прямо перед их матерью. Затем она Становила Амфиона насильно.

    Амфион никогда не говорил о судьбе своего Сира и никогда не произносил ее имя, но начиная с него у нас есть первая непрерывная линия потомков. От Амфиона, одного из наших Старцев (Methuselahs), идут линии Гесиода (Hesiod), Теофано (Theophano) и Меннипуса. (Mennipus). Теофано Становила меня, я одарила Филиппа, и так далее вниз по потомкам вплоть до твоего бедного трупа.

    Кар: Гесиод? Вы имеете в виду греческого поэта Гесиода?

    Кат: Нет, скорее его наставника, чье имя он взял в знак почтения. К несчастью для поэта, много его трудов пропало во время римской оккупации, доставшись неизвестно кому. В то время как я пытаюсь свалить это на Вентру, моя самая честная часть подсказывает мне, что это сделал кто-то нашей с тобой Крови – вполне возможно, завидующий ребенок, насоливший сопернику уничтожением работ Сира. И как всегда случается, когда кто-то уничтожает историю, никто ничего никогда не узнает. Это очень печально. Это невозместимая утрата. Ах да. Где я остановилась?

    Кар: Микены.

    Кат: Ах, да. Так вот, как утверждала Теофано, современники Сира ее Сира – которые были четвертого поколения – расплодились неимоверно и стали давать огромное количество необдуманных Становлений, в результате чего появилось большое количество неопытных, избранных на свое несчастье детей. Эти безымянные толпы начали препираться, ссориться и осуществили проклятие Уриила (Uriel). Пока они боролись между собой за контроль над Микенами, они преуспели только в истреблении друг друга и в ослаблении страны. Великое множество их было забито до смерти или положено в торпор, оставляя после себя привязанных Узами Крови смертных, правящих страной, но без источников драгоценной крови. Бедные смертные слуги сходили с ума, оставляя Микены без правителей. Это привело к тому, что целая нация стала уязвимой для вторжения дорийцев, живущих рядом с не обращавшими на них внимания Тореадор на протяжении столетий. Те немногие, которые избежали Джихада в Микенах, расселились по всему Средиземноморью. Некоторые из них встретили Окончательную Смерть, некоторые возвысились, но все усвоили один урок: в то время как Каин мог править страной как король, никто из его детей на это не способен – особенно когда рядом есть другие Каиниты.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тореадоры |

    Просмотров: 319 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, Revised

    Кат: Я уже много рассказала о нашем Клане, но, по-моему, пришло время рассказать кое-что и о других членах «семьи» Каина.

    Помнишь, я рассказывала о том, как Иштар сбежала на север, оставив Энойю как «Энкиду» в Шумерии? Так вот, Гангрел процветали там некоторое время, но в окрестностях было слишком много разных племен и слишком мало земли для проживания. Аккадцы разгромили Шумерию Энойи. Я слышала рассказы о том, как солдаты Саргона (Sargon) преследовали Гангрел по улицам города, вооруженные факелами, загоняя их в яму в центре, где их удерживали, окружив горящими бревнами, пока не настанет рассвет. Я хочу тебе сказать, что за победой солдат Саргона стоял один из родов Каина, но пустое хвастовство Ласомбра и Сеттитов не имеет под собой никаких оснований. Я истинно верю в то, что Саргон был просто сильным человеком, который знал о слабостях Каинитов и использовал их себе на руку.Но даже его правление не могло длиться вечно, и Хаммурапи и вавилоняне повергли его, а их в свою очередь покорили хетты и так далее. Ума не приложу, почему Гангрел устали от варварства и собирательства, но если и было место, которое бы показало им тщетность подражаний царству Каина - это был Плодородный Полумесяц за две тысячи лет до рождения Христа.

    Ашшуру больше повезло - возможно, из-за того, что он меньше заботился о правлении, чем о преумножении своих знаний. Он не волновался о том, как бы его родная страна не сгорела в пламени факелов захватчиков. Вполне возможно, что Ашур и его дети были причастны к падению Шумерии Гангрелов, но лично я в это слабо верю. Это было бы неестественно удачно для них. Но Ашур был достаточно мудр, чтобы объединиться с детьми Вентру, когда Рим вторгнулся на их территорию, даже если условия договора были слишком невыгодными. О чем беспокоилось его потомство? Рим был гораздо стабильнее и сильнее, чем их собственная страна, поэтому они поддержали Рим.

    Когда Иштар бежала в Шумерию, Вентру также пошел на север и на восток, в то время как горячий Троиль пошел на юг и на запад. Я слышала рассказы о том, что Сеттиты и потомство Троиля были очень близки в те ночи, путешествуя вместе вдоль всего Нила. Там они поссорились, из-за чего, я не знаю. Троиль со своими ушел на запад через побережье, через Ливию, туда, где спустя столетия появится Карфаген.


    Некоторые другие истории настаивают на том, что вместе с Троилем в качестве любовницы ушла одна из дочерей Иштар – неряха по имени Танит, Обращенная за ее красоту и отринутая за отсутствие ума. Многие нашего рода хотели бы стереть историю о Танит, но кто-то же должен был обучить Троиля секретам Присутствия (Presence). В любом случае, Карфаген достиг величия даже тогда, когда Вентру приказали своим смертным последователям захватить сабинских женщин и вырастить великую расу.

    Тореадор уже выучили свой урок в Микенах и выживали на протяжении столетий в тени. В Риме это расположило к ним Вентру, хотя и не в такой степени, как уроки Присутствия. Скорее всего, гораздо более важным, чем уроки Дисциплин, были их знания о красоте и искусстве. В то время, как Тореадор совершенствовали эти знания просто ради самого процесса, Вентру находили им более практичное применение. Там, где Тореадор воодушевляли смертных на постройку храмов и статуй, Вентру они помогали строить дороги и выращивать урожай. Естественно, их целью было собрать большое количество людей на небольшой территории, для облегчения раздельного питания.

    У детей Троиля был кардинально противоположный подход. Там, где Тореадор обучали, Бруха навязывали. Там, где Вентру советовали, Бруха приказывали. Весь Карфаген был построен на жадности своих правителей-Каинитов. Оба города превратились в империи, и их столкновение было неизбежно. Когда Амфион рассказывал о столетиях войны между Римом и Карфагеном, он называл ее предвестницей Джихада. Неужели вампиры до сих пор плетут интриги и спорят между собой, даже на рубеже второго тысячелетия от рождения Христа?

    Кар: Конечно, да. В прочем, как и раньше.

    Кат: Проклятие Уриила и вправду до сих пор преследует нас. Я не скажу, что я удивлена.

    Мне кажется, что Пунические войны были для Карфагена больше как игра. Естественно, поначалу. Оба города сидели как пауки в центре сетей из порабощенных городов и покоренных территорий. Первая война началась на границах их паутин. Ни для одного города сначала не было угрозы. Ни один вампир не был убит. Смертные слуги участвовали во всех битвах, так как ни один здравомыслящий Каинит не захотел отправиться в военное время на рискованную прогулку по полям сражений Сицилии.

    До Рима я ничего не знаю об истории Вентру, но мне кажется, она должна была быть ужасной. Какое-то ужасное событие заставило познать страх, который подбирался к ним ближе с каждой ночью. Я не думаю, что детей Троиля, пьяных от легкой крови, сильно заботила Сицилия, но для Вентру она значила много. Они видели в ней кинжал, направленный в сердце Рима, открытые ворота, через которые грозные карфагеняне могли атаковать. Конечно, у Вентру было мало сведений о карфагенянах. До них доходили лишь истории, которые, как я подозреваю, не имели под собой реальной основы. По слухам, в Карфагене были толпы упырей (ghouls), а объединенным силам детей Троиля и Убийцы (Assassin) не было числа. Вентру были заботливыми пастухами своих коров, а Тореадор знали на примере Микен, что нация, в которой слишком много вампиров, должна либо завоевывать, либо умирать, либо голодать. И вправду, смертные политики Рима часто отражали тайные желания Вентру, а также Тореадор и разделенных Малкавиан – трех самых выдающихся Кланов того времени. Суть всего этого в том, что Первая Пуническая Война была пустяком для Бруха, но чрезвычайно серьезной вещью для Вентру. Именно поэтому римляне проводили столько времени в попытках завоевать Сицилию. Карфагеняне ответили другой тактикой – они пошли на север, в Испанию, чтобы проложить себе путь на восток, прямо к Риму. Возможно, Бруха просто пытались доказать себе, что они не хуже Вентру; в любом случае Вентру видели во вторжении второстепенную угрозу, и против этой были беспомощны. Ганнибал мог захватить всю Римскую Империю, если бы только у него хватило войска для того, чтобы удержать захваченное. Это даже смешно – Ганнибал выиграл все битвы, но проиграл войну.

    В страхе и унижении Вентру отправили Каинита, чтобы убить карфагенского полководца, но у убийцы ничего не вышло. Ничего не было удивительного в том, что предусмотрительные Бруха научили своего человеческого агента защищаться от вампиров.

    Каждую ночь Ганнибал спал между четырьмя бушующими кострами, а его телохранители носили с собой как факелы, так и колья. Хотя Вентру сами послали убийцу, они восприняли смерть Каинита как переход войны на новый уровень. Будучи неспособным изгнать Ганнибала со своих берегов, Рим контратаковал прямо в сердце Карфагена и завоевал его. Хотя они так и не взяли Ганнибала. Он выпил яда, только бы не быть плененным римлянами. Возможно, он ожидал, что любая другая форма самоубийства сделала бы его уязвимым для ненавистных римлян и растворенных в них Вентру.

    Самое загадочное, как по мне, так это то, почему римляне не сровняли Карфаген с землей сразу после захвата. Это было легко сделать после Третьей Пунической Войны, но они колебались перед тем, как посыпать солью разоренную землю, давая карфагенским Каинитам время рассеяться и расплодиться, мечтая о дальнейшей мести. Хотя, возможно, у Вентру просто было меньше влияния, чем они думали.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тореадоры |

    Просмотров: 325 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, Revised

    Кар: Раз угроза Карфагена была устранена, что же случилось? Где ошиблись Вентру?

    Кат: Несмотря на все свое бахвальство, Вентру реально не контролировали ситуацию. Не забывай, что вампиры Рима прятались в тени, незаметно беря кровь у рабов или культистов. Их инструментами были Узы Крови и контроль над разумом. И у того и у другого была своя цена. С одной стороны, невозможно поддерживать Узы Крови у несметного количества упырей, а тотальное доминирование превращает людей в пускающих слюни идиотов. Ни то, ни другое не было хорошим инструментом для «контроля». Вместо того, чтобы в управлении пользоваться принципом «пускай это произойдет и это будет сделано», Вентру и Тореадор Рима правили через предложения и советы.

    Естественно, у Тореадор это выходило лучше, чем у Вентру, которые, возможно, несли ответственность за некоторый упадок Рима. Также я поняла, что там, где людей больше, чем работы для них, рождаются странные идеи. В общем, у Каинитов того времени появилась новая проблема – христиане.

    На самом деле нежить Рима не была сильно обеспокоена. По факту, в литургиях христианства были подозрительно напоминающие наши обычаи элементы, как например «пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную» и так далее. Многие старые Тореадор и Вентру допускают, что Христианство было культом личности, возглавляемым одним из Каинитов, или забавным побочным продуктом странных наклонностей какого- то Старейшины в питании.

    Смеялись недолго. Христианство было теневой религией, тайной организацией. Такими же были и вампиры, и их последователи. Из-за того, что и те, и другие действовали секретно, в конце концов они столкнулись. Природа и действия вампиров возмутили христиан, которые видели в них варварскую пародию на свою веру. Они видели, они возненавидели, и они атаковали. "Толпа изгнанных разрозненных евреев", возможно, и не звучит, как реальная угроза существованию древних могущественных вампиров Рима, но каждый из старейшин, выживших в Пожаре, рассказывал о них с неподдельным ужасом. Никто из последователей Сына Божьего не приходил без всепоглощающей, нерушимой веры. Более того, было такое впечатление, что они чертовски хорошо осведомлены о наших слабостях. Я слышала россказни про "секретное Евангелие", в котором были описаны слабости Каинитов, - да, даже слабости, о которых мы не знаем, - которому учили христиане друг друга в своих катакомбах.

    Самое главное, они совершенно не боялись смерти. Они хотели сжечь Рим дотла, чтобы очистить его, что они и сделали спустя 60 лет после смерти своего Спасителя. Многие Старейшины погибли в огне. В их числе почти наверняка был и сам великий Гесиод. После Вентру умоляли своего союзника Нерона задавить христиан, но было уже слишком поздно. Семя было обронено, и сорняк должен был прорасти.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тореадоры |

    Просмотров: 291 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, Revised

    Великий пожар вверг тайное правительство Рима в хаос, но ни один Каинит – ни Вентру, ни Тореадор – не захотел сдаваться и позволить кому-то другому взять бразды правления в свои руки. Естественно, что эти бразды были ослаблены, ведь десятки рук из тени разрывали их на части. Каиниты-историки утверждают, что борьба за трон Рима отражала борьбу между Тореадор и Вентру. Они утверждают, что Каракалла (Caracalla) «принадлежал» Вентру, а Гелиогабал (Heliogabalus) был «нашим», но я больше склоняюсь к мысли, что Каиниты подстраивались под людей, а не наоборот. Только подумай – за девять лет шесть голов примеряли на себя венок Цезаря. За девять лет! Мгновение для бессмертного, но в то время Рим разрывали на части, как кость между дерущимися собаками.

    В конце концов Диоклетиан (Diocletian) навел порядок и разделил империю между собой, Максимианом Августом (Maximian Augustus) и своими двумя великими полководцами. Каиниты поддержали это разделение, или, по крайней мере, приспособились к нему. В конце концов, когда одна империя правит всем, только один Каинит может быть главным. Чем больше правителей, тем больше возможностей.

    К сожалению, вся эта борьба оставила Каинитов Рима неготовыми к Константину. Большинство Тореадор осознавала силу притягательной идеи и в связи с этим сильнее остальных ненавидели (или боялись) христиан. Мне кажется, что именно Тореадор побудили Диоклетиана напасть на христиан, к тому же ему и нужен был лишь маленький предлог. Вентру были больше заинтересованы в военной и политической власти, но они не смогли решить, кто из полководцев, в конце концов, станет новым Цезарем.

    Если бы хоть один из двух Кланов знал наперед, что Константин стоит на пороге своей величайшей победы, они бы непременно объединились, чтобы оказать ему сопротивление. Но они не знали; Тореадор были не подготовлены к его военным действиям, Вентру не ожидали нового нападения со стороны исполненных веры христиан. Если легенда о лампе Константина правдива, возможно, это вообще не имело значения, и любая попытка защититься от него была лишь пустой тратой сил.

    Кар: Лампа Константина? Что-то знакомое… Я, по-моему, читала отрывок из секретных писаний Эно (Hainault), посвященных этой вещи, но полный текст был утерян.

    Кат: Я никогда не видела лампу Константина. На самом деле, если верить историям о ее силе, то ни один из выживших Каинитов не видел.

    Ты ведь слышала о видении Константина и солнце, не так ли? «Во имя этого знака ты завоюешь»? Одна сомнительная история говорит о том, что Христос дал Константину кусочек солнца в награду за его обращение. Эта вещь держалась в золотой лампе и ночью хранилась в палате Константина. Она непрерывно горела без масла или фитиля, но это была лишь часть ее силы. Свет лампы Константина был как солнечный свет во всех отношениях, в том числе обладал губительной силой сжигать плоть потомков Каина. Более того, просто ее присутствие заставляло Каинитов в миле вокруг впадать в сон, так же как мы делаем это перед настоящим солнцем.

    Кар: Как Вы думаете, эта вещь и правда существует?

    Кат: Я не могу сказать точно. Но я думаю, что некоторые старые истории обретают гораздо больше смысла, если предположить, что лампа реально существовала.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тореадоры |

    Просмотров: 235 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, Revised

    Только одна вещь до сих пор интересовала Каинитов Вентру, Тореадор и Малкавиан в Риме. Так как это он был центром империи, любой новый император мог со временем попасть под власть Каинитов и начать вести политику, выгодную им. Да, возможны были соперники на постах советников и сенаторов, но в любом случае, новая империя строилась в интересах Каинитов.

    Поэтому основание Нового Рима в Византии было таким шоком. Теперь Каинитов Рима не прикрывало присутствие Императора. Дела и вправду были чертовски плохи. Уже молва разносила слухи о том, что среди вестготов, вандалов и свевы появились вампиры – включая Бруха, мечтающих отомстить за Карфаген, и Гангрел, возмущенных величием Рима. Некоторые из римских Каинитов оставались в городе, веря в то, что их укоренившееся за долгие годы семьи слуг и древние знания защитят их, кто бы из смертных ни носил титул Цезаря в этом месяце. Остальные, в основном те, кому было мало что терять, бежали в холмы и присоединились к варварам. Третий вариант выбрали почти все Тореадор – бежать в Византию.

    Это было моментом раскола для Тореадор. Теофано, моя Сир, осталась в Риме со своим потомством, в то время как Меннип со своими детьми и детьми Гесиода отправилась на восток. Общение между восточной и западной веткой «семьи» Тореадор процветало, но когда Рим зачах, начало увядать и оно, впоследствии полностью оборвавшись на несколько столетий.

    Сегодня мы знаем, что Меннипус и его потомство отправились прямиком в Византию. Естественно, это было чрезвычайно рискованно. И не только потому, что опасным был сам путь (особенно для таких, как мы), но и потому, что в конце пути они оказались в городе, которым правили христиане. Я думаю, что из всех отправившихся в путешествие Каинитов выжило меньше половины. Хотя те, кто дошел, безусловно, были вознаграждены. Несколько вампиров посмели развернуть действия под самым носом у византийских христиан. Те, которые смогли быстро приспособиться к новой Церкви. Если старые христиане, те, которые сожгли Рим, были фанатиками, которым нечего терять, то новым христианам было что отстаивать, и они тряслись за свои шкуры и ценили свои жизни. Те вампиры, которые могли питаться самостоятельно, утопали в роскоши и разврате Нового Рима.

    Те Тореадор, которые остались в Риме, были, наверное, первыми, кто создал нашему Клану репутацию пацифистов. В конце концов, название «Рим» мало что значило для них. Их больше интересовало его величие и пышность, нежели то, какой из очередных смертных королей приставит на день-другой к названию города свое имя. Аларик Вестгот (Alaric the Visigoth)? Одоакр Герул (Odoacer the Herulian)? Не важно, как звали правителя. Каждый из властителей жаждал не только силы Рима, но и его величия, а значит, и его красоты. И их жажда красоты была на руку Тореадор.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тореадоры |

    Просмотров: 201 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, Revised

    Кат: Падение Рима было ужасным ударом по Тореадор, по Вентру, и, что самое главное – по человеческой цивилизации. Что бы ни утверждали Ласомбра, это они с Гангрелами, Цимисхами и Бруха, объединившись с примитивными варварами, воняющими дерьмом и питающимися кониной, из зависти напали на великую империю, которую сами они никогда бы не построили. С каждой победой умирало все больше Вентру, а вместе с ними и сила Рима. Видишь ли, Вентру были чрезвычайно благоразумны. Они были Каинитами, которые понимали, что величие Рима лежит не в памятниках военной мощи, но в дорогах, полях и монетах. Для остальных Кланов, даже для нашего, это было непостижимо. Эти вещи были как сердцевина гобелена, как невидимые нити, поддерживающие богатое лицо города. Из всех вампиров только Вентру понимали это. Недостойные называться завоевателями мародеры разрушали дороги. Они уничтожали акведуки и сжигали поля во время осад, не понимая, что они уничтожают то, что захватывают. А потом удивляются, почему это их жалкие «королевства» деградируют в запущенные, замкнутые села, невежественные, вырождающиеся и постыдные.

    После победы варваров и ослабления Вентру именно Тореадор пришлось взять на себя бремя защиты того, что осталось от знаний Рима. Восточные Тореадор Византии прекрасно работали над тем, чтобы настоящая империя жила. Возможно, Юстиниан (Jistinian) пользовался их советами при своих завоеваниях, а может быть, и нет. Я бы сказала, что мне хотелось бы в это верить. В любом случае, в Византии знания Рима высоко ценились, по крайней мере, поначалу. В Европе же самое лучшее, что они могли сделать, это спрятаться до наступления лучших времен.

    Многие, кстати, прятались под носом у Католической Церкви. Некоторые монастыри приютили Тореадор – некоторые даже по собственному желанию. В конце концов, человек Божий лишь человек под своей рясой, а что такое немного крови в обмен на очарование бессмертного? Сама моя Сир, Теофано, провела около сотни лет во францисканском монастыре, говоря каждому аббату то, что он хочет услышать. Для одного она была Ангелом Божьим, посланным для того, чтобы вдохновить его греческим знанием, чтобы он мог сохранить мудрость древних. Для другого она была суккубом, которому он с радостью отдавал кровь в обмен на «тайное знание» и плотские утехи. Какая игра.

    После разрушения римских дорог дальние земли связывались друг с другом все реже и реже. Самыми великими путешественниками-Каинитами, естественно, были Равнос и Гангрел, которые могли преодолевать огромные расстояния в форме зверя, но им было малоинтересно заниматься передачей сообщений между Тореадор Византии и Европы. Большинство европейских Тореадор думали о самом страшном – что они были последними из рода. Даже те, кто знал, что некоторые из наших добрались до Византии и выжили там, заволновались, когда мавры начали свои завоевания. Как и христиане до них, завоеватели следовали новой религии, излучающей веру; они не боялись смерти. Оглядываясь назад, мне кажется, было бы лучше, если бы мусульмане захватили Европу. По крайней мере, они понимали значимость астрономии и математики! Но этому не суждено было случиться. Их завоевания окончились в 732 году, когда потерпели поражение во Франции. Но из Испании их не могли выбить более 700 лет.

    Кар: Как были связаны с мусульманскими завоеваниями Ассамиты?

    Кат: Кто скажет? Как по мне, я никогда не видела хваленых детей Ассама. Я не удивлюсь, если они были там, но если и были, то они подгоняли сарацинов скорее как клещ, нежели как всадник. Может, они просто шли вместе, но я не думаю, что они управляли вторжением.

    С другой стороны, я знала одного ученого Бруха, который клялся, что Ассамиты убедили сарацинов пощадить Константинополь. Тореадор Константинополя предложили Ассамитам знания греков и римлян. В ответ дети Хакима увели мавров из Византии, по крайней мере, он так утверждал.

    В этой теории я нашла кое-что неправдоподобное. Во-первых, мусульмане были гораздо более заинтересованы покорить христианство, а не учиться у него. Как доказательство - широкая полоса завоеваний, пронесшаяся по всей бывшей византийской земле в Аравии и Африке. Во-вторых, Константинополь был величайшим городом своего времени и неприкрытым вызовом любому завоевателю. В-третьих, для Ассамитов – если даже у них и был способ удерживать мавров – гораздо больше, чем знания Тореадор, значил шанс заполучить их витэ. Помнишь, что Меннипус, предположительно, был как раз в Константинополе в то время; какое знание греческой культуры для них может сравниться с кровью 4-го поколения?

    Не может быть сомнений в том, что сарацины добыли множество знаний древнего мира, но я сомневаюсь, что это могло прийти через каналы Каинитов, по крайней мере, не прямо по ним. Когда мавры завоевывали город, они читали книги в его библиотеках, а не палили их. Александрия была ужасным исключением другого подхода.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тореадоры |

    Просмотров: 201 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, Revised

    Кат: В то время, как сарацины окружали Византию, Европа начала подниматься с колен. Вентру, втоптанные в грязь во времена Аларика (Alaric), наконец-то опять объединились (хотя с присущим им трудолюбием это заняло у них три столетия). Они надеялись, что сделают из франков наследников римлян; и в случае с Карлом Великим, похоже, им это удалось. Ласомбра, схватывающие все на лету, сделали Вентру предложение: принять «партнерство» и получить их поддержку или попробовать выжить в одиночку, наблюдая, как Ласомбра объединяются против них с другими Кланами. Вентру, не будучи глупцами, приняли предложение, и Тореадор, также не глупцы, предложили плоды греческих и римских знаний в обмен на свое место в новом порядке. В то время в Европе всех все устраивало; всех, кроме Бруха, Гангрел и Цимисхов.

    Эти три Клана объединились в попытке уничтожить франков, но это было абсолютно безнадежным мероприятием. Их избранные бойцы, викинги, в бою были воистину ужасны, но они были варварами. Все, что они могли делать, это грабить и разрушать: они не могли по-настоящему завоевывать.

    Цимисхи более преуспели в этом деле, скорее всего из-за того, что остановились на завоевании земли, где у Каинитов были широкие возможности предугадывания событий. В итоге они взяли под контроль одно из сильных шведских племен, русов, и откололись, основав Киев, который на протяжении многих лет был оплотом Цимисхам.

    Гангрел и Бруха перессорились, как всегда бывает, когда есть два лидера и нет последователей. Викинги в конце концов устали от постоянной жизни в пламени войны и приняли христианство.

    Кар: Тореадор сделали что-нибудь для этого?

    Кат: Можешь быть уверена, что да: Теофано описывала обращение викингов очень детально. Это было не так уж и сложно. В конце концов, их религия проповедовала, что весь мир обречен быть объятым пламенем и муками, и ни одна человеческая душа не дождется пощады. У христиан похожий Апокалипсис, но после него все добрые люди навеки обретут прекрасный новый Иерусалим.

    Для тебя это может прозвучать как выбор между двумя незамысловатыми баснями, но христиане владели сокровищем красоты – музыкой, архитектурой и рисунком, – теми вещами, которых викинги никогда не видели. Исходя из этого, я не удивляюсь, что они поверили в сияющую перед ними дорогу в рай.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тореадоры |

    Просмотров: 275 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, Revised

    Кат: Это очень интересно, не правда ли? Поначалу христиане были самой страшной угрозой для нашего кровавого рода. Но тысячелетие это долгий срок даже для многих из нас, и за это время церковь превратилась из абсолютной угрозы в опасное прибежище для отважных и отчаявшихся. С течением времени она все больше и больше становилась убежищем, пока не стала идеальным местом, где Тореадор творили, сохраняли и распространяли свои шедевры.

    Сейчас мы добрались до того места в нашей истории, где я могу вести повествование от своего имени, так как я вошла в Ложную Жизнь в году 1150 от Рождества Христова.

    Это было великое время прекрасных вампиров. Сарацины закрыли Святую Землю для христианских пилигримов, и Церковь силой вынудили вернуться. Крестовые походы превращали мальчиков в мужчин, мужчин в героев, а героев в трупы. Собратья всех линий крови начали конфликтовать, и тонкая кровь это только поддерживала. Особенно это коснулось Вентру и Бруха, многие из них, истинно верующие, мечтали выпросить прощения у Христа за то, что одно их существование кидало вызов Его царствию. Малкавиан впали во всеобщий хаос, в котором их собственное безумие выглядело не значительнее капли в море. Ассамиты, Сеттиты и даже некоторые Гангрел и Равнос приняли сторону мусульман. Остальные, приспособленцы из других Кланов, руководствовались жадностью, обжорством или даже просто любопытством. В общем, легенды о походе за Граалем целыми днями звучали по всей Европе, а ночью другие истории о Граале пелись более узкой аудитории.

    Кар: Я слышала некоторые песни о Граале, сложенные Тореадор.

    Кат: Тогда ты должна знать самый интересный факт: что раны, которые излечивала чаша Христова, лечила не только телесные раны. Многие Бруха, Малкавиан и даже Носферату верили, что глоток из чаши Грааля может стереть дьявольские пятна из их душ, восстановив в них человеческое и позволив им снова ходить под солнцем. В других историях упоминали о подобном, но только с тем учетом, что милость Грааля достается великой ценой. Согласно тем источникам, вампир может быть освобожден от уз Каина, но ценой Окончательной Смерти. Единственной милостью, которой можно было дождаться Детям Каина, это умереть как смертный, а не как полумертвое чудовище.

    Возможно, истории правдивы. Кто знает? Возможно, лампа Аладдина была Константиновским кусочком солнца. Я слышала такую версию от учеников сарацинских законов. Никак не узнать. Единственное, что я скажу, так это то, что многие Каиниты искали Грааль. Некоторых из них даже видели потом.

    Как по мне, так я не хочу возвращаться в смертную жизнь. Несколько лет солнечного света мне кажется глупым обменом на вечные ночи. Ах, что это были за ночи! Самые умные церковные деятели понимали, что угроза сверхъестественных монстров только укрепляет их власть, и они молча позволяли нам существовать. У Церкви, вооруженной крестоносцами до зубов, не было нужды заниматься чудовищами- одиночками: она была слишком занята осадой Иерусалима. А также расколом с Православной Церковью.

    В результате крестовых походов в Европе установилось какое-то подобие единения, и наконец-то начали развиваться торговые отношения между народами. Дороги были восстановлены, деньги вошли в обычный обиход, Церковь ослабила свое ограничение банковского дела, и величие Рима было не только возрождено, но и в некоторых местах даже превзойдено!

    Я имею отношение, понятное дело, к самому великому достижению эпохи – кафедральным соборам. Нотр-Дам еще стоит в Париже?

    Кар: О да, стоит.

    Кат: Тогда Христос, несомненно, доволен моим достижением. Возможно я самовлюбленная, но я частично горжусь Нотр-Дамом. Это была не моя идея или мой план, но я наблюдала за его возвышением и защищала его всеми доступными мне средствами. Смертные могут вышивать или петь или мазюкать кисточкой, но постройка соборов – это искусство для тех, у кого больше времени, чем ничтожные двухзначные числа человеческих лет жизни.

    В то время я была в Париже. Среди всех городов мира Париж, несомненно, был королем. Несмотря на его непомерно разросшееся население, каинитов оказалось столько, что более слабых Сородичей, уничтоженных голодными конкурентами, было не меньше, чем тех, кто пал жертвой напуганных смертных.

    Университет приманил Каппадокийцев, и Тремеры слетались туда как мухи на дерьмо, в то время как дворы династии Капетингов привлекали внимание более утонченных Кланов. Создавалось такое впечатление, что каждый вампир, кто был не в Крестовом походе, был в Париже.

    Ты можешь себе представить? Я помню таверну на причале, где каинит с даром красоты могла выбирать кого угодно, любого, из дюжин моряков – сильных крепких мужчин, вернувшихся с моря, хорошо знакомых с блаженством Поцелуя и жаждущих поделиться своим витэ. Люди знали. Они знали, и им было все равно. Кормление было простым, если только ты не Носферату или не Гангрел или какой-то еще неподходящий вид. Это было великое время для нас. Но, естественно, оно не могло продолжаться вечно.

    «22 декабря.

    Дорогая Ребекка!

    Как и обещала, прошлой ночью я взяла Катерину в Париж, где она не была уже почти четыре столетия. Она вполне сносно владеет английским и французским, хотя редкие анахронизмы, тем не менее, проскальзывают между самыми современными ругательствами, которые она освоила просто великолепно. Она до сих пор не носит никакой синтетической одежды, только шерсть, шелк или хлопок, и до сих пор утверждает, что носить трусики вредно, но я наконец-то поговорила с ней насчет ношения бюстгальтера и она быстро согласилась.

    Ее представления о красоте не изменились. Когда я повела ее в Нотр-Дам на вечернее выступление хора, она замолчала первый раз с момента своего воскрешения. Кровавые слезы потекли у нее по щекам, и она не обратила ни малейшего внимания на меня, когда я их вытирала (к счастью, рядом не было никого, кто мог бы это увидеть). Она снова пришла в восторг от улиц, когда с восхищением глазела на рождественские огни. Ее транс прервался только тогда, когда таксист развил большую скорость. Это ее настолько напугало, что она выпустила свои когти и зашипела, что в свою очередь, привело к тому, что напуганный таксист врезался в стену дома. Я думаю, хорошо, что он умер. Я даже не буду удивлена, если он умер от испуга.

    Чтобы занять вечер, я повела ее в клуб «Гостон». Признаюсь тебе, я надеялась показать ей что-то, что ее успокоит, и я думала, что разрывные танцы «металлоголовых» в четыре утра сделают свое дело.

    К моему удивлению, она ворвалась в танцы без малейшего колебания. Когда я позже спросила за танцы, ее ответ возмутил меня еще больше. Она сказала, что люди танцуют как во времена Великой Чумы танцуют сами с собой в безумии перед ликом неуклонной смерти и разгневанного Бога.

    Она назвала его Танцем Смерти

    Кармелита»


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тореадоры |

    Просмотров: 339 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, Revised

    Кат: Возможно, я стала подозрительной – после того, как Константинополь был разграблен. Не чертовыми сарацинами, а христианами. Устав от битв с маврами под палящим солнцем, они набросились на православную церковь и в припадке жадности и разочарования начали резню с себе подбными. Когда крестовые походы уже выпустили пар, Церковь увидела, что ее авторитет стоит под вопросом. Раскол между папами только подлил масла в огонь – и что бы ни говорили Вентру, Ласомбра и Бруха, никто из многочисленных пап и антипап столетия не был «под контролем». Церковь отожралась, и да, пять церковников из десяти были безверными распутниками, с мужеством, которое они глубоко зарывали перед каждым глупцом, кинувшим монетку у них перед носом… Но были еще и те, чья вера была сильна. Эти могли превратить даже старейшего вампира в хныкающего ребенка, не прибегая ни к чему, кроме распятия и «Отче наш».

    Но, в общем и целом, светская власть оказалась несовместимой с силой веры. Крестоносные священники были повсюду, и они представляли угрозу для нас, но в тот момент они были изолированы и дезорганизованы. Они были удаленной помехой, но не великой опасностью. По крайней мере, для тех из нас, кто знал церковь как убежище для знаний и силы лицемерия, для тех, кто не видел пылающий Рим или не испытал бич святого гласа.

    Именно тогда началась Инквизиция. Сперва она казалась безобидной. Церковь хочет уничтожить еретиков? Почему бы нет? Это оказалось великой уловкой, чтобы отклонить взор от настоящих целей – священников, которые являли реальную угрозу для каждого вампира. Ты слышала слух, что настоящая инквизиция 1200-х годов была разработана Кланом Тореадор, чтобы закрепить наше влияние на церковь? Если ты позволишь, чтобы об этом знали за рамками Клана, поверь мне, я сама выпью тебя досуха – но это на самом деле правда. И на протяжении первых 200 лет она работала так, как мы хотели.

    Возможно, Вентру знали больше о нашем влиянии на церковь, чем мы предполагали, возможно, крестовые походы настроили их против папской власти, или, возможно, им просто повезло. В любом случае, многие из вернувшихся Вентру выбрали путь в Британию, вместо того, чтобы вернуться на свои прежние места во Франции. Учитывая влияние Франции на Англию в те времена, им было несложно приспособиться, а английский статут «Статус о мертвой руке» (a laws of Mortmain and Provisors) ослабил хватку церковной руки по сравнению с континентом. В то время как Вентру покидали Францию ради Англии, Тореадор полезли занимать опустевшие места (вместе с мерзкими Ласомбра и подлыми Тремерами). По негласному договору, Франция «принадлежала» Тореадор как плата за уступку влияния в Англии Вентру. Этот договор был выгоден обоим вовлеченным в него Кланам, которые не видели причины усложнять ситуацию привлечением еще кого-то. Занималась заря Эпохи Открытий, и это были захватывающие времена. Марко Поло умудрился пробраться глубоко в Азию, даже достиг двора самого великого Монгольского Хана. Многие Ласомбра и Вентру, жаждущие новых земель, чтобы присваивать их себе и править ими, уходили на восток, и о них никогда больше не слышали, кроме как о таких Каинитах, как испанский Ласомбра по имени «Претор».

    В то время как Вентру покидали Францию ради Англии, Тореадор полезли занимать опустевшие места (вместе с мерзкими Ласомбра и подлыми Тремерами). По негласному договору, Франция «принадлежала» Тореадор как плата за уступку влияния в Англии Вентру. Этот договор был выгоден обоим вовлеченным в него Кланам, которые не видели причины усложнять ситуацию привлечением еще кого-то.

    Занималась заря Эпохи Открытий, и это были захватывающие времена. Марко Поло умудрился пробраться глубоко в Азию, даже достиг двора самого великого Монгольского Хана. Многие Ласомбра и Вентру, жаждущие новых земель, чтобы присваивать их себе и править ими, уходили на восток, и о них никогда больше не слышали, кроме как о таких Каинитах, как испанский Ласомбра по имени «Претор». Он вернулся с Востока после того, как одурачил группу степных неучей, что, мол, он – великий бессмертный дух предков, потому что у него не было отражения. Он вернулся еле живым, потеряв практически весь свой ум, сумасшедший как Малкав, и мямлил что- то про летающие головы и зубы нефритовых скелетов. Но туда, куда побоялись сунуться вампиры, поползли караваны смертных.

    Торговля с Востоком обогатила города Италии, что, в свою очередь, подтвердило то, что не зря Вентру, Ласомбра и Тореадор строили эти города на протяжении столетий. Три Клана наперебой боролись между собой за самое теплое местечко в Священной Римской Империи, но в то же время вместе старались не допустить вмешательства посторонних Кланов, особенно отвратительных Тремеров. Узурпаторы предложили свою помощь врагам Империи в надежде на то, что ее разрушение предотвратит нежелательное внимание со стороны трех основных Кланов. Они так и оставались бы маленькой угрозой, если бы только Ласомбра не приняли решение, основанное на идеальной комбинации заносчивости и идиотизма, – решение предать империю, которой они не могли управлять.

    Ласомбра начали помогать партии гвельфов (Guelph) в Италии, группе, которая хотела оставить Священную Римскую Империю. Мне кажется, что их решение было спровоцировано завистью. У имперских Вентру и Тореадор были прекрасные взаимоотношения (на самом деле, настолько прекрасные, что когда позднее британские Вентру схлестнулись в борьбе с французскими Тореадор в Столетней Войне, множество имперских Тореадор помогали Вентру против своих, но об этом я расскажу позже). В рамках Империи, объединив свои усилия, Вентру и Тореадор могли легко справляться с кознями Ласомбра.

    Тем не менее, Ласомбра возлагали большие надежды на Восток. Они не только видели в торговых путях источник несметных богатств (и сопровождающую их власть), но и в своем высокомерии они также помышляли найти способ обмануть или поработить китайских существ, которые так жестоко поглумились над их исследователем Претором. Преследуя осознанную цель, многие из них пошли на юг Италии и там присоединились к Тремерам в их поддержке гвельфов. Соответственно, Тореадор и Вентру обратили свое внимание на гиббелинов и оказали помощь - с предсказуемо кровавыми последствиями.

    Как только это произошло, Ласомбра приступили к реализации плана контакта с Китаем. Много могущественных Ласомбра были посланы на Восток в попытке заключить договоры, но результаты были воистину ужасающими. Я слышала истории, что головы посланцев Ласомбра были присланы обратно в изящно выполненных лакированных коробочках, каждая голова была превращена в чистое стекло, но все еще могла кричать.

    В то время я все еще была в Париже. Меня мало волновали все эти политические передряги, пока итальянский изгнанник по имени Данте Алигьери не объявился в моем городе в 1307 году. Человек потрясающе образованный и перспективный, он осознавал свою ошибку в помощи гвельфам, и я взяла его под свое опекунство. Я горжусь тем, что это именно я убедила его отказаться от унизительного предложения «милосердия», которое бы позволило ему вернуться домой, крадучись как позорный преступник. Я настояла на том, что он достоин чести, а не презрения. Как следствие он держался подальше от Флоренции – и, почти наверняка, – от смерти от рук как белых, так и черных гвельфов.

    Тем временем Ласомбра осознали, что их китайский гамбит не принес плодов, и Тремеры уже разорвали их обоюдное соглашение. Мне кажется, что как Ласомбра, так и Тремеры планировали использовать Церковь как щит против Священной Римской Империи, но Тремеры также понимали, что они, в случае чего, пострадают от сил папы в Италии гораздо больше, чем Ласомбра.

    Так, Тремеры начали поддерживать белых гвельфов, но были быстро истреблены черными гвельфами Ласомбра, занимавшихся реализаций собственных пророчеств истребления руками Церкви.

    Я подозреваю, что столетие, о котором говорю, имеет параллели с древней войной между Римом и Карфагеном. Только сейчас, столетия спустя, я могу это осознать…

    Кар: Что Вы имеете в виду?

    -->


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тореадоры |

    Просмотров: 324 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, Revised

    Примерно 1200 лет назад богатая вдова по имени Биликису Сангбо была королевой части Нигерии. Он хотела поставить памятник своему правлению, поэтому начала строительство Эредо Сангбо (Sungbo's Eredo). Масштаб проекта был огромен. Территория земляных работ и котлован немногим уступали в размерах Большому Лондону. Некоторые караульные помещения и бараки возвышались на целых 7 этажей. По стандартам нынешних ночей это может звучать не так впечатляюще, но Эредо Сангбо занимала территорию большую, чем египетские пирамиды. Те, кто строил его, каким-то образом смогли придерживаться запланированного расположения, несмотря на то, что работать приходилось на болотах.

    Европейцы думают, что «открыли» Эредо Сангбо в 1994 – какой-то ученый на велосипеде наконец-то наткнулся на нее. Но на самом деле история этого места гораздо более запутанна. Португальский исследователь нашел ее в 1505 году, но все были уверены, что он нашел португальский невольничий рынок. Другой исследователь нашел ее в 1959 году, изучая фотографии с воздуха, но никто не обратил на нее внимания.

    Мы – африканцы – всегда знали о ней. Мусульманские гости каждый год приходили к Эредо, чтобы воздать почести Сангбо перед ее алтарем. Она фактически почитаема как богиня. Была ли она чем-то большим, чем смертные? Мы не знаем. В те далекие времена в Африке не было ни одного Тореадор.

    Из-за того, что большинство африканских историй передаются из уст в уста, не записываясь, мы не знаем, как именно была построена Эредо. Местные легенды говорят о том, что она была самой царицей Савской, но даты говорят против последнего утверждения. Те люди, которые первыми начали записывать истории, скорее всего, просто пытались приписать все, что только можно, к Библии. Когда миссионеры начали приходить и «просвещать» наши народы, это стало обычной практикой. Хотя я рад, что в Африку были принесены образование, медицина и денежные знаки, я не могу сказать, что рад всему остальному, пришедшему с ними.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тореадоры |

    Просмотров: 248 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, Revised

    Рабство было вызвано ненормальным положением дел (некоторые могут назвать это нравственным падением), когда народы мира явились в Африку и закричали «моё!». Я до конца не понимаю, почему; и не думаю, что кто-либо понимает. К сожалению, это нравственное падение наложило отпечаток на историю. Да, люди жадны и любят наведываться в гости, но пытаться захватить целый континент?

    Некоторые европейцы оправдывались недостатком у нас явной «цивилизации». У нас не было развитых городов, как в большинстве остальных стран. Ну, это потому, что климат неподходящий. И если бы захватчики смотрели пристальнее, они бы увидели проявления цивилизации повсюду: бенинские земляные укрепления, руины Великого Зимбабве, и, кончено же, Эредо Сангбо. Целые континенты старательно игнорировали то, что было у них под носом, отстаивая своѐ право считать нас бездушными дикарями.

    Малколм Икссказал: «Пока вы убеждены, что вы ничего не сделали, вы ничего не сделаете». Пока те, кто пытался нас поработить, могут игнорировать наши работы, или пока делают вид, что мы не добились ничего в прошлом, они думают, что так помешают нам добиться чего-то в будущем.

    Многие Тореадор не волновались особо по поводу рабства или чего-то подобного – они воспринимали это просто как немного другую форму загуления смертных. Если ты собираешься поддерживать одну, почему противостоишь другой? Другие же видели большую разницу между загулением одного или двух заслуживающих доверия смертных и порабощением целой расы людей. Они пытались помочь нам, как в Африке, так и позже в других странах. Но их было мало.

    В целом, самым важным аспектом для Тореадор был, как всегда, социальный. Они обнаружили, что африканцы (так же как и все остальные) могли создавать великие творения искусства, обладали талантом интереснейшего повествования и поддержания общественного порядка без вмешательства посторонних цивилизаций. Был небольшой спор относительно нашей пригодности для Обращения. Мне кажется, можно сказать, что точка зрения Тореадор такова: «Если он может выразить себя, у него есть душа!». Некоторые Тореадор не соглашались, в большинстве своем те, кто был связан с работорговлей, будучи смертными. Похоже, что нескольких легенд и памятников мало, чтобы забыть про нетерпимость.

    Ты замечал, что учебники говорят о рабах, но никогда не говорят о рабовладельцах? Они дают нам что-то, о чем можно погрустить, но они никогда не дают нам кого-то, на кого можно было бы злиться. Как будто бы рабство возникло само по себе как по волшебству, как будто никто конкретно не подготавливал и не совершал всех тех ужасных преступлений. Индийцы, южные американцы и африканцы все были порабощены, но никто этого не совершал. Боже Милостивый, за каких же дураков они нас держат?

    Проблема рабства временно расколола Клан, так же как и любая другая причина может расколоть Клан Розы – жаркое противостояние, пока оно остается модным. Было бы более точным сказать, что рабство привело к нескольким вспышкам споров, что в свою очередь привело к тому, что Тореадор сделали то, что они всегда и делают - пошли своей тропой.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тореадоры |

    Просмотров: 241 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, Revised

    Тореадор, насколько нам известно, не появлялись в присахарной (около пустыни Сахара) части Африки до 1400 года. Как бы то ни было, Эредо Сангбо стало убежищем для нашего Клана. Оно было большое, но, несмотря на это, за все время всего несколько чужаков нашли свой путь к его стенам. Тореадор моментально гулили и Обращали их, и, оставаясь за кулисами, способствовали развитию культуры всеми возможными способами. После пары столетий почти все из оставшихся на той территории Тореадор были черными – остальные ушли своими дорогами, продолжая путешествия.

    Изредка мы принимали гостей, но в основном были практически в одиночестве; большинство Тореадор предпочитали переезжать в места с роскошными отелями и изысканными оркестрами.

    Присутствие Тореадор в Эредо Сангбо продолжалось до 1980-х годов, когда наши старейшины решили, что неизбежно чужаки скоро найдут это место. Это, безусловно, произошло после того, как некоторые пришлые Сородичи рассказали изумленным старейшинам о чудесах спутниковой фотографии. Итак, мы покинули свой дом и разбрелись по всему континенту и дальше.

    Что-то в Эредо Сангбо постоянно требовало объяснений. Во времена повсеместных археологических исследований лишь несколько чужаков нашло нас. Я не думаю, что это было из-за чего–то такого, что делали мы. По- настоящему и надежно "открыты" руины были только после того, как мы ушли оттуда. До этого любой, кто натыкался на наш дом, бывал изгнан и игнорируем в обществе. Истории вспоминались – и среди них всплыла история о призраках, охраняющих место. Тела несчастных были выкинуты в овраги у насыпей. Колдовские амулеты были закопаны у ворот. Иногда я задумываюсь, если бы правда все там открыли, остались ли бы мы?


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тореадоры |

    Просмотров: 210 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, Revised

    Концепция того, кто же мы такие, кое в чем отличалась в Африке. Способности, которые нам давало наше состояние, смешивались с религиями тех мест, где мы проживали. Иногда казалось, что мы что-то большее, чем мы есть на самом деле. Некоторые из нас, обычно те, кто был традиционным врачом при жизни (которых чужаки могли бы назвать знахарями), утверждали, что способны на такие вещи, на которые не способны остальные Собратья. Я видел некоторые необычные вещи, но ничего такого, что могло бы меня убедить в истинности или ложности их утверждений. Я подозреваю, что некоторые из таких Сородичей делали подобные заявления, потому что не хотели терять своей прежней репутации. Они хотели, чтобы люди их уважали, а не просто боялись. Я не могу сказать, что осуждаю их за такие желания.

    Моя Сир сама была неприметной старой женщиной, продававшей при жизни овощи. Когда ее просили, она приносила свои собственные лекарственные травы и лечила астму, импотенцию или проблемы с сердцем. Я не верил, что она может излечивать болезни, пока не увидел то, что она сделала с Грейс, молодой девушкой, чью астму не смогла вылечить даже западная медицина. Через несколько ночей, в течение которых моя Сир о ней заботилась, Грейс не только поправилась и опять начала гулять, но она снова занялась земледелием, ухаживая за своим небольшим садиком. Возможно, все дело в травничестве - многое в западной медицине основывается на растениях. Но, возможно, в этом есть еще что-то. Однажды я спросил Нямиру, но она только поднесла палец к своим губам и шикнула на меня. Тогда я понял, что она никогда не расскажет мне.

    Искусство повествования очень популярно среди Тореадор Африки, так же как и резьба, танцы и музыка. Некоторые Тореадор в Эредо Сангбо рассказывали прекрасные и смешные истории про животных - жирафов, слонов, кроликов и гиен. Я видел вырезанную фигуру толстой королевы Виктории, которая вызывала презрительный смех у всех, кто ее видел. Когда я встречался с Тореадор из других стран, их смущала такая ее интерпретация. Они считали "культуру" чем-то святым и не понимали, что святое тоже может быть смешным. Однажды я показал гостю из Великобритании статую королевы Виктории; он чуть не взорвался от гнева. Почему в Собратьях до сих пор так жарок националистический пыл - я не понимаю. Неужели они не понимают, что сейчас мы живем в мире, а не только в своих убежищах?

    Африканские Тореадор путешествовали не реже и не чаще остального Клана, но мне кажется, для нас это значит нечто большее. Другие просто хотели разнообразить свою жизнь с помощью новинок, увиденных в других землях. Скорее всего, наша точка зрения могла бы быть выражена пословицей кикуйю "Оставаясь постоянно на одном месте, подцепишь вшей". Большинство из нас верит, что пребывание на одном месте ведет к самодовольству и опасности. Мы можем называть выбранное место своим домом на протяжении столетия или двух, но мы редко когда проводим больше трех месяцев в одном убежище.

    Возможно, это не честно - говорить так обобщенно, но у меня иногда складывается такое впечатление, что Тореадор других континентов предпочитают давать Становление богатым, красивым и влиятельным. Африка же относительно бедна. Мы научились быть не настолько привередливыми. Ты можешь найти самый удивительный талант в ребенке владельца магазинчика из Лоитокитока или в мальчишке-парковщике из Найроби. А из-за того, что эти дети жили такой жестокой жизнью, они подходят для опасностей не-жизни. Правда, их надо долго воспитывать, чтобы они научились подчиняться или выказывать уважение к нагрянувшему Князю.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тореадоры |

    Просмотров: 224 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, Revised

    Тореадор узнали все, что им известно о Востоке, из туристических справочников и "Канала Путешественников". О да, мы путешествовали, но те, кто знал, что лучше для них, держались подальше от "Срединного Королевства". Мы не знаем всего о том, что там живет, но мы точно знаем, что оно смертельно опасно. Но это не остановило некоторых из нас от попытки. В 1576 году человек по имени Ода Нобунага (Oda Nobunaga) построил замок Адзути на берегах озера Бивав Японии. В последующие десятилетия много других даймё строили свои замки по образу и подобию этого, и многие Тореадор страстно возжелали увидеть прототип. Пять Тореадор, насколько я знаю, выдвинулись в поход. Вернулся только один. Я подозреваю, что у него это получилось благодаря его предыдущей профессии - он был вором- домушником. Он отлично знал, как незаметно зайти и так же незаметно выбраться из помещения, к тому же у него была репутация удачливого взломщика. Он сказал, что никогда не видел того, что убило остальных, или, по крайней мере, он не знал, что он видел.

    Это очень печально для нас, что столько всего приходит с Востока. Некоторые Тореадор вкладывают свои деньги в импортирующие компании в попытке получать информацию из первоисточников о рынках Гонконга, театрах Японии и мифических дворах Тайских Собратьев (Thai Kindred), и даже прикрывают пиратские корабли из других стран. Они часто используют гулей и смертных слуг для того, чтобы внедриться на Восток без того, чтобы лично совать туда свой нос. Это, конечно, замечательный способ потерять своих слуг, но, по крайней мере, это гораздо более эффективно, чем лезть туда самому.

    Естественно, что посреднический опыт не так нагляден как личный визит. И да, Великая Стена пока никуда не собирается двигаться. А за ней простираются прекрасные сады, монастыри и другие строения. Поэтому во все века Тореадор уходят на Восток. Иногда некоторые даже возвращаются. Получается так, что либо Тореадор исчезает, либо возвращается из путешествия, не понимая, из-за чего поднимали столько шума. А те немногие, кто возвращался, были достаточно умны, чтобы оставаться в тени и позаботиться о себе.

    В 1875 году США ограничили иммиграцию, запретив "нежелательным" (т. е. китайцам) въезжать в страну. Мое мнение, как и мнение нескольких других, сводится к тому, что за этим стояли Вентру.
    Мы не были единственными, которые подметили, что у Азии есть некоторые секреты от Собратьев. Участники Камарильи волновались, что эта неизвестная сила, что бы она из себя ни представляла, может встать у нас на пути.

    Большинство наших соклановцев даже не догадываются об этом, но как сказал мне один старый Тореадор, которого я встретил в Сан-Франциско, кое- кто из нашего Клана приложил руку к возобновлению иммиграции китайцев. "В конце концов", - сказал он, - "как знает каждый Тореадор, общество важнее безопасности". Меня удивило то, что кто- то из нас решится на такой опасный поступок - не имея ни малейшего понятия, кем, или чем, является враг, мы помогали им попасть в страну. Главное, что китайцы принесли с собой свое искусство - и это было все, что волновало некоторых Тореадор. Честно говоря, когда я иногда смотрел этот "Канал Путешественников" и видел сады и искусной работы пагоды, я понимал, почему те Тореадор сделали то, что сделали.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тореадоры |

    Просмотров: 198 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, Revised

    Я знаю только один случай, который можно определить как «совместные действия» между Тореадор и Востоком. Я не знаю, то ли враг, живущий на Востоке, просто решил, что это было бы интересно – понаблюдать за настоящими Собратьями, или они просто не имели достаточного влияния на Десиму.

    Как бы там ни было, база голландской Восточно-индийской Компании на острове Хирадо в 1641 году была перенесена на остров Десима, возле Нагасаки. Непонятным образом Тореадор извлекли выгоду из этой компании. Голландские власти были вынуждены терпеть множество символических оскорблений, чтобы сохранять свои торговые привилегии. Благодаря Тореадор некий Ян ван Хустен (Jan van Housten) чуть не впал в бешенство, претерпев очередное из таких «оскорблений», но в итоге просто умерил свой гнев, чтобы не потерять доступ хотя бы к такой маленькой части Японии.

    Самое смешное, что мне и в правду кажется, что враг сделал это только для того, чтобы понаблюдать за нами. Компания была вынуждена покинуть базу – возможно, из-за того, что старая находилась недалеко от чего-то, что враг не хотел показывать, или просто за новой было легче наблюдать. Несмотря на это, они, естественно, хотели, чтобы пришедшие с Запада знали, кто все контролирует.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тореадоры |

    Просмотров: 231 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, Revised

    В году 1450 население Европы составляло практически 50 миллионов. Основатели Камарильи начали утверждать свое господство. Португальская торговля рабами с Африкой шла полным ходом. Оснащенные четырехугольными парусами трехмачтовые корабли, пригодные для плавания по океану, использовались на протяжении почти 15 лет. И в 1450 Ренессанс расцветал во всей своей красе.

    Это было прекрасное время для Тореадор; можно сказать, это был наш пик. Демографический бум дал нам возможность стать более плодовитыми, чем раньше. Благодаря установленному Камарильей Маскараду мы осознали, что можем прятаться в мире смертных без всяких там Малкавиан, разрушающих наши прикрытия.

    Может быть, это и не было целью Камарильи, но это было как раз то, чего мы хотели. По крайней мере, мы поддерживали Камарилью с не меньшим энтузиазмом, чем остальные, и мы даже сделали все возможное, чтобы договориться с Движением Анархов. Был 1493 год, когда Тореадор Рафаэль де Коразьон (Rafael de Corazon) произнес речь, в которой огласил требования по соблюдению Традиций, особенно Маскарада. Воистину, Камарилья нуждается в Тореадор, ведь мы так важны для поддержания ее догматов. Мы – вторые после Вентру, кто обладает властью, необходимой для поддержания порядка. Даже лучше, чем Вентру, мы знаем, как находить общий язык со смертными, используя не только «покупай дешево, продавай дорого».

    С развитием океаноходных кораблей страсть Тореадор к путешествиям была полностью удовлетворена. Больше не было ограничений в путешествиях – мы могли попасть куда угодно. Множество Тореадор погубили свои нежизни, стремясь увидеть новые места. Хватало одного пиратского рейда – и Сородич, чье тело было вынесено на солнечный свет, становился историей.

    Ренессанс был нашим золотым веком. Это культурное движение брало свои корни в возрождении классической философии, науки, литературы и итальянских художниках XIV столетия. Для правителей Италии эпохи Ренессанса быть покровителем художника было показателем престижа и влиятельности – естественно, мы прилагали все усилия, чтобы поддерживать такой порядок вещей. К несчастью для нас, Джованни, Ласомбра и Вентру оккупировали Италию. Мы соглашались на все сделки, на которые надо было, так что мы могли проводить время в Италии или сопровождать итальянских деятелей искусства в их путешествиях за границами страны. К счастью для нас, интересы других Сородичей были преимущественно торговыми. Мы также договаривались с выдающимися смертными этих земель – например, с семьей Медичи из Флоренции. Это благодаря их стараниям Флоренция стала культурной столицей Эпохи.

    Ренессанс привел к множеству открытий. В 1455 году Иоганн Гуттенберг (Johannes Gutenberg)разработал подвижные литеры, что привело к появлению первых печатных книг. Или так вам говорят ваши книги по истории. На самом деле печать была изобретена на Востоке гораздо раньше. Тем не менее, Европа нуждалась в этом изобретении, и оно принесло немало выгоды. Альд Мануций издал полный сборник работ Аристотеля на греческом языке уже в конце XV века. Копии были проданы по непомерно высоким ценам, в пересчете на наши ночи, но наконец-то серьезные работы стали доступными широкому кругу ученых. Они были сделаны практически в том же качестве – как с точки зрения красоты, так и со стороны точности. У меня у самого есть такое издание в одном из моих апартаментов – одна из моих выдающихся находок. Конечно, я не могу читать по-гречески, но от этого ценность книги не уменьшается.

    Искусство неспособно игнорировать благосостояние времени. Живописцы от Кривелли (Crivelli) до Бэя (Bey), Фра Анжелико (Fra Angelico), Беноццо Гоццоли(Benozzo Gozzoli)изображали богатство, роскошь и предпринимательство в своих картинах. Изображения драгоценных камней украшали страницы книг. Богачи носили кафтаны из шелка, привезенного за немалые деньги из Азии. Услуги ювелиров пользовались большим спросом. Столько аспектов жизни было направлено на богатство и красоту, и Собратья последовали этому примеру. Неудивительно, что Тореадор почувствовали необходимость защитить то, что может исходить от людей, поддерживая Камарилью.

    Я мог бы страницами изводить бумагу, описывая достижения Ренессанса – Донателло, Боттичелли и да Винчи в Италии; Ян ван Эйк, подающий большие надежды голландский художник; Уильям Кэкстон,установивший первый печатный пресс в Лондоне. Это были золотые времена для искусства. Лишние слова создадут обо мне впечатление ветрености и поверхностности, так что я попридержу язык.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тореадоры |

    Просмотров: 223 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, Revised

    Можно сказать, что религия был единственной болезнью Ренессанса. О да, я знаю, лучшие работы некоторых художников были на религиозную тему. Тем не менее, на протяжении этого прекрасного во всех других отношениях времени страшные вещи свершались во имя религии. Богемский религиозный реформатор Ян Гус (Jan Hus) был сожжен по обвинению в ереси в Констансе в 1415 году. В 1492 король Фердинанд и королева Изабелла выкинули из Испании 150 000 евреев, отказавшихся обратиться в христианство.

    Но религиозные зверства совершались во все времена. Мне кажется, в некотором смысле это даже хорошо – религиозные преследования вдохновляли на создание величайших книг, поэм и песен. Иногда я думаю, что нам нужен религиозный конфликт, чтобы проявить самое лучшее в нас, если только испытание веры действительно может вынести на поверхность самые яркие эмоции. Как по мне, так пускай уж лучше я буду иметь возможность обговорить это со священником или рисовать свои карты без всего этого кровопролития, но иногда мне кажется… Да, у меня нет никаких доказательств, но… Я убежден, что немало Собратьев-Тореадор тайно спонсировали всю эту суматоху, чтобы спровоцировать реакцию на нее искусства. Также я общался с некоторыми Тореадор, которые считают, что только страдание может оголить все наилучшее в художнике, и эта философия устоялась, так как нет стимула к ее изменению.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тореадоры |

    Просмотров: 274 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, Revised

    К тому времени, когда Фердинанд и Изабелла организовали Испанскую Инквизицию, история евреев в Испании и так уже была полна страданий и боли. Антисемитизм процветал среди знати и духовенства, и они продвигали жесткие законы, направленные на евреев. Евреи носили отличительные знаки; евреи не носили христианских имен.

    Десятки сотен евреев приняли крещение, чтобы не быть замученными пытками или убитыми. Множество перебежчиков, или, как их еще называли, марранов, добивались высоких постов в государстве и церкви, а также тесно связывались брачными узами с христианскими семьями. Они преуспевали в социальном плане так же как и в экономическом. Но вражда лишь только приутихла.

    Вот что произошло в 1480: низшие классы завидовали благосостоянию евреев, особенно после того, как евреи благодаря бракам вошли в состав дворянских семей. И многие церковники до сих пор выступали против их присутствия. Инквизиция усилила власть Церкви путем отбирания земель, богатств у перебежчиков, ссылаясь на ересь. Впоследствии эти богатства были использованы для поддержки войны с мусульманами.

    В первую очередь Инквизиция начала преследовать марранов, а не общепризнанных евреев. Многие марраны занимали высокие должности в различных сферах жизни и были объектом ненависти низших классов. На евреев ополчились и некоторые их соплеменники, достигшие высоких должностей в Церкви; они отчаянно пытались доказать, что они верные христиане. Ходили слухи, что даже сам Торквемада, Великий Инквизитор, мог бы быть марраном. Когда мусульмане были побеждены, а марраны покорены, Инквизиция принялась за остальных евреев. Торквемада убедил короля Фердинанда, что если он вытеснит всех евреев, то сможет использовать их богатства для того, чтобы решить все свои финансовые проблемы. Так же Торквемада убедил его в том, что марраны все чаще и чаще перед трибуналами показывали, что они не являются истинными христианами. Фердинанд моментально обратил свой взор на богатства евреев.

    Престол дал евреям четыре месяца, чтобы покинуть страну под страхом смерти. Им не разрешалось забирать с собой золото, серебро либо драгоценные камни. У любого христианина, который будет скрывать их у себя по окончании четырех месяцев, будет конфисковано имущество. Более 150 000 евреев покинуло страну; остальные крестились либо были истреблены Инквизицией на протяжении последующих лет.

    Я знаю; я еще ни разу не упомянул о Тореадор. Вы удивитесь, узнав, как же они появятся в моем рассказе. В общем, когда евреи покинули Испанию – ее покинули и Тореадор. На тот момент Испания была одним из наших любимых домов. Даже Инквизиции не было достаточно, чтобы мы ушли, но, откровенно говоря, многие Тореадор того времени были евреями, поэтому, когда ушли евреи, ушли и мы. Не считая редких визитов, мы до сих пор туда не вернулись. Каждый Камарильский Собрат благоразумно убегал от Инквизиции, и только Шабаш пожелал остаться у них на пути.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тореадоры |

    Просмотров: 305 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, Revised

    Франсиско Гойя, пожалуй, был одним из лучших испанских художников за всю историю, несмотря на то, что он жил во времена упадка Испании. Он рисовал картины типичных сцен из испанской жизни. Он рисовал гротескные и сатирические портреты знати того времени. Война за Независимость, со всеми ее пороками и ужасами, никогда не выходила у него из головы, и большинство его работ впоследствии были посвящены той бойне.

    Картины Гойи были одним из самых кричащих обвинений в войне тех времен и до нынешнего дня. Он выгравировал тело мертвой женщины и назвал ее «Правда лежит мертвой» ("Truth Lies Dead"). Он нарисовал женщину с ребенком, заморенных до смерти, поднявших руки в предупредительном жесте и назвал картину «Кричать не хорошо» ("Shouting's no good").

    Мне говорили, что Гойя был Обращен нами за его талант. Мне очень сложно поверить в это; это звучало как одна из легенд про «известный смертный был Обращен!». Тем более, что мы до сих пор зализываем болезненные раны, нанесенные нам испанской политической системой. Я сомневаюсь, что кто-то из нас настолько смел, чтобы так долго оставаться на Иберийском полуострове вместе с Ласомбра и Инквизицией. Тем не менее, я могу поверить, что какой-то Тореадор нашел работы Гойи слишком соблазнительными, чтобы противостоять им. Мы не всегда задумываемся о последствиях, когда в дело вступает страсть.

    Гойя вел довольно дикую жизнь. У него было множество незаконных детей и, по общему мнению, он был довольно- таки типичным бойцом с быками. Он даже заявил, что соблазнил герцогиню Альба (Duchess of Alba), его предполагаемую любовницу, и нарисовал очень чувственные ее портреты. В некотором смысле мне кажется, что он похож на типичного Тореадор, не правда ли? Возможно, во всех этих слухах есть доля правды. В конце концов, ему не давали покоя ужасы, а не красота. Он был бы неплохим Собратом.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тореадоры |

    Просмотров: 319 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, Revised

    Ты же не думаешь, что смог нам мешает? В конце концов, мы ведь даже не дышим. Но то, что делает небо не таким голубым и мешает видеть сияние звезд, не назовешь просто неэстетичной деталью.Нет, конечно. Во второй половине ХХ столетия Испания (и, конечно же, остальные индустриальные страны) стали причиной серьезной проблемы - загрязнения окружающей среды. В Испании она затронула ценнейшие картины Прадо. Музей находится на территории Мадрида с самой большой концентрацией смога в городе, и это разрушительно действует на картины. Несколько Тореадор-активистов основали проект по установке очищающих воздух фильтров, чтобы защитить полотна. Проект также включает очищение и реставрацию фасадов нескольких важных общественных мест и зданий. Эти Тореадор, конечно, не сделали ничего, чтобы решить главную проблему загрязнения; таково проклятие Собратьев. Мы боремся с симптомами, но никогда не лечим болезнь.

    В других городах возникли похожие проблемы, и Тореадор начали действовать, чтобы защитить свои сокровища искусства. Несколько Тореадор с самыми высокими моральными принципами начали основательные кампании против загрязнения окружающей среды, но их очень мало. Многие Тореадор слишком сильно ценят свои человеческие удобства, чтобы действовать против компаний, которые их производят.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тореадоры |

    Просмотров: 291 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, Revised

    Можно сказать, что Колумб не был первым, кто открыл Америки, но он был последним. Книги по истории умалчивают о предыдущих исследователях, но Колумб был далек от того, чтобы считаться первым ребенком в песочнице. Так почему все началось с его путешествия?

    Большинство учебников говорят, что это потому, что турки перекрыли торговые пути на Восток, но это не так. Турки сами обогащались за счет этих торговых путей, и им было невыгодно их перекрывать. Историки (я не совсем точно применила слово – «рассказчики нереальных историй» было бы более подходящим), игнорировали быстрые улучшения в военных технологиях; европейцы с удовольствием использовали свое новое оружие для завоевания все новых и новых земель.

    Конечной целью было богатство. Оно приносил влияние и уважение в мире смертных и спасение на небесах. Никому не хотелось верить, что Колумб сделал это ради золота; им легче было поверить в его более достойные намерения. Когда конгрессмен Роланд Либонати (Representative Roland Libonati) предложил Конгрессу сделать День Колумба национальным праздником, он сказал, что Колумб был великим христианином, который сделал то, что он сделал, чтобы разрушить планы турецких пиратов, которые охотились на христиан. Он ни разу не упомянул о золоте.

    Христианство было «портативной» религией, и европейцы хотели обратить в него аборигенов. Естественно, аборигены не понимали, что их хотят обратить, потому что извещение, прочитанное им – о том, что если они не примут христианство, они будут убиты, а их семьи будут превращены в рабов, – было зачитано на испанском языке, которого они еще не понимали. Образование новых форм бюрократии позволило купцам и королям легче добираться до удаленных предприятий. Печатные станки (и значительное повышение грамотности) позволили новостям об исследованиях и путешествиях распространяться гораздо быстрее, чем новостям более ранних экспедиций.

    Самое важное для нас – это то, что Собратья знали: надо переезжать. Мы заполонили Европу, а во времена развития науки это могло бы стать опасным. Недавние проблемы в таких странах, как Испания, убедили нас в том, что нам надо искать места подальше от правителей Европы. И многие Старейшины видели в Америке место, куда можно сослать проблемных потомков. Ведь в таком случае Старейшинам достанется больше места, влияния и витэ. Служители видели возможность новых территорий - все в Европе было давно и надежно поделено, так что новые земли были необходимы любому, кто хочет куда-то переехать и не наткнуться на Старейшину.

    Картина Джона Вандерлина (John Vanderlyn), написанная в 1847 году, прекрасно показывает образ Колумба – элегантного, героического первооткрывателя новой страны во всем своем благородстве. Эта картина хранится в Капитолии. Гравюра же по дереву Теодора де Бри (Theodore de Bry), выполненная в 1504 году, показывает альтернативный взгляд на то, как все происходило. Художник показал аборигенов, убивающих себя. Он изобразил, как они пьют яд, насаживаются на копья и убивают своих детей, чтобы избежать насилия и рабства. Красивой эту картину не назовешь, но она была очень эффектной. Творение де Бри обошло всю Европу, изображая жестокость Испании с самой худшей стороны.

    Многие Тореадор возглавляли переселение Собратьев в Америки. Да, некоторые остались сзади, катаясь на волнах своих банальных удобств, но много других хотели увидеть новые территории, освоить эти новые земли, которые до них не видел никто. Америка была игрушкой, новым уголком игровой площадки, который надо было исследовать. Некоторые Тореадор стали исследователями, расширяя границы Америки на Запад. Некоторые помогали убивать и покорять аборигенов. В это время общение на границе было сложным, и эти расхождения во мнениях спровоцировали раскол в Клане, хотя и меньший, чем в давние времена рабства.

    Позднее некоторые Тореадор путешествовали по тем местам, которые еще остались за коренными жителями, собирая и записывая их истории. Некоторые из них до сих пор следуют этому пути - несколько таких коллекций можно сейчас найти в книгах или на веб- страницах. Устные предания индейцев восхитили этих Тореадор, так же как и их мифология. Нам очень повезло, что их истории сохранились - и нам очень стыдно, что так много из них было утеряно. Такова цена прогресса.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тореадоры |

    Просмотров: 251 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, Revised

    Согласно социальной психологии, изменение мнения одного ради совпадения с действиями другого называется "когнитивным диссонансом". Очень немногие люди хотят осознавать себя как "зло". И, вопреки общему мнению, Собратья поступают точно так же. Мы оправдываем наши действия, говоря "мой враг был глупым, поэтому он заслужил это" или "мой Сир был настоящим извергом, поэтому я вынужден был диаблеризировать его - как жаль, что кроме меня там больше никого не было, чтобы сделать это". Это как раз то, что случилось с Колумбом.

    Когда Колумбу надо было уговорить Изабеллу потратить больше средств на экспедиции в Америку, он рассказал ей о дивных аборигенах. Они были невероятно смышлеными, они были добрыми и любопытными. Когда же ему надо было оправдать свое жестокое обращение с индейцами, он сказал, что они были жестокими, тупыми и дикими.

    Когда Тореадор делают первые шаги к падению, они почти всегда прибегают к когнитивному диссонансу. Они осуждают свои действия гораздо сильнее, чем остальные Собратья. В конце концов мы ближе к людям, а это именно то, что делают люди. Ты ведь знаешь, Тореадор сильно отдаляется от своей человечности, когда его перестает волновать оправдание совершенных преступлений.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тореадоры |

    Просмотров: 267 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, Revised

    Пилигримы "Мэйфлауэра" высадились в Массачусетсе, тогда как должны были приплыть в Виржинию. Большинство исторических книг объясняют это ошибкой в навигации или результатом шторма, который сдул «Мэйфлауэр» с курса. Оба этих объяснения звучат неправдоподобно, первое из-за того, что в океанических путешествиях моряки того времени безошибочно измеряли широту. Теория шторма тоже звучит бессмысленно: если их сдуло штормом с курса, они могли повернуть на юг опять, когда погода наладилась.

    Надо понять одно: Пилигримы были в меньшинстве на борту «Мэйфлауэра», они составляли примерно треть поселенцев. Остальные были простыми людьми, которые жаждали нажить богатство в Виржинии. Тем не менее, Пилигримы хотели оказаться подальше от английского руководства. Они никогда особо не хотели попасть в Виржинию. Таким образом, возможно, что чьи-то навигационные способности подвели его в какой-то момент. Или Пилигримы осознанно направились к северу от Виржинии. Конечно же, учебники даже не намекают на такую возможность – ведь тогда Пилигримы выглядели бы не такими праведными и замечательными.

    Естественно, у них было достаточно много информации о Новой Англии. У них был путеводитель Джона Смита по этому региону. У них были карты Самюэля де Шамплена. Откуда я знаю? Одна из карт де Шамплена, которая передавалась по наследству в семье Пилигрима, пока не попала ко мне, лежит на столе под стеклом в одной из моих квартир. Она грубая, но симпатичная в своей простоте. Когда де Шамплен составлял свои карты, Плимут был процветающим селом аборигенов, еще не побитым болезнью.

    Тореадор, как и многие Каиниты, держались в стороне от Пилигримов. Религиозное рвение никогда не отражалось хорошо на таких, как мы, особенно пуританское рвение. Поэтому на протяжении тех первых лет мы оставались так далеко от Новой Англии, как только могли.

    Мой Клан влился в Новый Свет по трем причинам: во-первых, это помогало исследованиям, как уже было замечено выше. В конце концов, Тореадор всегда любили взглянуть на новые места, и прекрасные девственные края, что они узрели, были так великолепны, как будто бы сошли с полотен великого художника. Во-вторых, некоторые Тореадор сами работали над развитием плантационного общества на Юге. Проведение нежизней в относительной роскоши среди смертных слуг подходило для тех Тореадор, в основном из зажиточных семей, кто еще хотел себе личные угодья, что уже было невозможно в Европе. В-третьих, когда все устаканилось, исследователи Тореадор вернулись в поисках новых территорий и ради взращивания новой культуры и искусства.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тореадоры |

    Просмотров: 247 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, Revised

    Что касается меня, то противоречие, присущее всей этой войне, восхищает меня больше всего. Все эти люди боролись тут за жизнь и свободу («Путь Америки!», - кричат тут некоторые из вас), но они все были рабовладельцами. У Патрика Генри, человека, что держал известную речь «Дайте мне свободу или дайте мне смерть!» у самого было несколько рабов. Он мог откровенно признавать различие между своими словами и действиями, но он ничего не сделал для того, чтобы что-то изменить. За все время он не освободил ни одного раба, даже после своей смерти. Потом это стало обычной практикой для отцов-основателей – освобождать рабов по собственному желанию. Таким образом, они усложняли жизнь только своим потомкам, но никак не себе, гарантируя, что история выставит их в добром свете. Да, я циник. Почему ты спрашиваешь?

    Как всегда, Тореадор разделились в своем отношении к войне за независимость. Некоторые боялись, что будут отрезаны от источников своих земных благ, от щедрых прекрасных сокровищ, достойных Европы. Большинство этих Тореадор либо уехали в Европу, либо примкнули к английским солдатам. Другие лелеяли идею свободы для американцев – они думали, что только лучшее должно родиться из новых начинаний в Новом Свете. Революционные идеи сформировали новую культуру, за которой Тореадор следили или на которую влияли в свободное время. А особо благородные помогали деньгами или слугами.

    В конце концов, лишь некоторые Тореадор назовут себя солдатами. Некоторые из нас сильны, некоторые знают, как драться. Но вместе? Никогда. В этом мы сильно отличаемся от смертных. В своей роте ты можешь случайно встретить того, кто умеет вырезать по дереву, но ты нигде не увидишь полк интерьер-дизайнеров.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тореадоры |

    Просмотров: 139 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, Revised

    Молодые Тореадор, особенно те, что при жизни были рабовладельцами или выросли на юге, в большинстве своем думали, что война была необходима. Некоторые даже помогали своим бывшим рабам. Остальную часть Клана это или не волновало (говоря по-другому, она держалась в стороне от полей брани) или же она хотела, чтобы война кончилась. В конце концов, ко всему, что затрудняло путешествия, относились негативно, а гражданская война, безусловно, мешала передвижению. Также она делала солдат из художников и убивала ценных молодых людей, в которых могли бы развиться великие таланты.

    Более того, деньги шли на поддержание войны, а не на гражданское восстановление и поддержание искусств. И любой Тореадор, который не хотел быть призван на передовую (а он не хотел, даже если бы мог выйти на боле боя и воевать под солнцем), должен был срочно покинуть свой дом или документально подтвердить, что он мертв. Некоторые из наших домов сгорели в пламени битв; несчетное количество убежищ было потеряно во время войны. Тем не менее, те Тореадор, которые действовали как аболиционисты, делали все возможное, чтобы помочь северу, обычно издалека, если они были умны.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тореадоры |

    Просмотров: 272 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, Revised

    Я иногда слышал, что историков называют деятелями искусства, и я с этим согласен. В то время как меня привлекает кое-что в их манере, они, безусловно, очень вольно обращаются с нашей историей. И еще, если вы присмотритесь поближе, то поймете, что они открывают немного больше, чем хотели бы.

    Взять, к примеру, Джона Брауна, радикального белого аболициониста, который преодолел огромное расстояние в попытке начать рабскую революцию и основать свободный штат рабов. Историки до конца 1800-х показывали его как полностью нормального. Затем, до 1970, его описывали как более или менее сумасшедшего. После 1970 он опять стал нормальным. Различные оценки жизни Джона Брауна наглядно показывают отношение к расизму и – как это называется, «политкорректности»? - в американском обществе.

    И это не единичный случай. Я не буду называть себя историком, но история – основа моего картографирования, так что я изучал ее достаточно долго. К сожалению, как показывает вышеупомянутый случай, историю надо оценивать по прошествии определенного периода, по крайней мере, столетия, прежде чем начать делать какие-либо наброски, а писать историю можно только для тех событий, что прошли уже несколько веков назад.

    Если тебе крупно повезло и ты знаком с Собратом-историком, ты можешь узнать самые поразительные вещи! Только представь – быть способным наблюдать за историческими событиями и тем, как их описывали на протяжении столетий! Быть способным подмечать, по мере их происшествия, разницу между тем, что происходило, и тем, что записано. Надеюсь, через столетие-другое я буду способен рассказать тебе, каково это. Конечно же, ты должен будешь знать наклонности историка, иначе «обзор» ничем тебе не поможет. Все равно каждый к чему-то склоняется. Даже ты, даже я. Джон Куинси Адамс сказал: «У историка не должно быть родины». Это слишком плохо, и мало кто это понимает.

    Возможно, историки верят, что американские люди слепо последуют за правительством, если оно будет безупречным, если оно будет описано невинным и мудрым во всех отношениях. В попытке продолжить этот процесс вот что они представляют – правительство, которые является именно таким, каким оно должно быть. Сильным, когда нужно, благородным и снисходительным, когда можно, бескорыстным, когда это необходимо, и, кроме того, мудрым и благодетельным к своему народу. Возможно, у них самые благие намерения. И все же, если прошлая Америка выглядит так красиво, то что же мы подумаем, взглянув на наших нынешних лидеров и их оплошности через современное зеркало кабельного телевидения? Возможно, мы бы лучше были подготовлены к их ошибкам, если бы знали о тех наших лидерах прошлого. Это бы не выглядело так шокирующее.

    Если честно, нет ничего хорошего в том, что американские историки всецело сосредотачиваются на правительстве. Почему так мало внимания уделяется нашим великим архитекторам и композиторам? Если история – вид искусства, то где же красота на ее страницах? Возможно, именно поэтому Тореадор обратили так мало историков.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тореадоры |

    Просмотров: 263 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, Revised

    Американские учебники влюблены в правительство. Они рисуют правительство так, как нужно, или так, как было нужно: легко управляемым, работающим на людей, которым оно должно служить. Авторы учебников никогда не упоминают о том, что баланс сил сместился после принятия Конституции. Они возвышают правительство как родоначальника улучшений во всех сферах: в окружающей среде, образовательной или расовой. История – мифы, а политики – эпические герои. А как же обычные граждане? Коллективные или частные организации? Неужели они ничего не добились?

    В нашей истории Америка всегда является хорошей девочкой. Она помогает другим странам, решая их проблемы и неся процветание повсюду. Тьфу! Когда ученые видят это в кино, они блюют, потому что уже пресытились этой «правдой». Даже если книги говорят, что Америка где-то напортачила, это считается лишь недоразумением.

    Я бы никогда не переехал в Америку, если бы до этого прочитал учебники. Возможно, я бы остался в Африке. С другой стороны, в некоторых странах историей называют еще более явную пропаганду (если тебе вообще разрешат учить историю). Нам говорят, что мы не сможем учиться на прошлом, если не будем его изучить его таким, какой оно было на самом деле. Что мы для себя вынесли из этого всего, кроме того, что политики и правительство эгоистичны?

    Я разговаривал с несколькими Тореадор, которые когда-то барахтались в политике. Картины, которые они описывали, никогда не были привлекательными. Они говорили о внутренних меморандумах, которые указывали на то, чтобы американское бескорыстие было выстелено как можно шире – «справедливая» Америка не ошибается. Я думаю, ни один политик не принимает политических решений по доброте душевной. Это всегда политическая уловка. Возможно, именно поэтому так мало Тореадор вмешиваются в политику смертных, а те, кто вмешиваются, сильно выделяются. Кто может работать в таком окружении и при этом сохранять свою человечность?

    Конечно же, те, кто таки идет в политику, чем-то похожи на остальных из нас. Они по уши погрязли в своих сложных играх, своих стратегиях и налаживании деловых контактов. Безусловно, они иногда полезны, но чаще всего отпугивают от себя. Они уже почти утратили понимание того, почему люди так важны для нас; смертные почти ничего не значат для них.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тореадоры |

    Просмотров: 242 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, Revised

    Я скажу тебе, что я думаю: ФБР убило Мартина Лютера Кинга. О, не непосредственно. Но они, несомненно, помогли. Я могу поспорить, что вы не изучали историю деяний ФБР в школе, не так ли? Они вламываются в церкви. Они следят за каждым, кого могут выследить, кто поддерживает движение за гражданские права, особенно за теми, кто провозглашал речи и собирал митинги. Они говорят о «нейтрализации» колледжей, которые приглашают выступить лидеров движений за гражданские права. И откуда, как ты думаешь, откуда Джеймс Эрл Рей достал деньги, чтобы добраться до Монреаля, купить поддельные документы и как-то добраться до Лондона? Даже Голливуд замешан в этой лжи – ты смотрел «Миссисипи в огне» ("Mississippi Burning")? Ты заметил, что агенты ФБР в том фильме были исключительно хорошими? На самом деле все было не так, вот что я тебе скажу.

    Ладно, многие люди думают, что я подвинулся на теории Мартина Лютера Кинга. Но я разговаривал со старым чернокожим Тореадор, который как никто играет на гитаре, он говорил, что видел, как агент ФБР заходил в дом Кинга вскоре после его смерти. Я пообещал ему, что займусь этим и когда-нибудь узнаю больше обо всем этом, для меня это правда важно.

    Некоторые Тореадор держали плакаты и скандировали вместе со всеми – ну, если это были вечерние митинги, конечно. Свобода слова важна для Клана. Мы видели, как различные идеалы запрещались цензурой на протяжении многих лет, и многие из нас просто хотели получить шанс высказаться или внести свою лепту. Мы не хотели, чтобы кто-то указывал нам, о чем можно говорить или петь, или каких писателей или художников и как нам можно показывать. Клан этого столетия моложе, чем раньше, и многие из нас еще помнят, каково это - быть смертным и иметь маленькое пристанище за рамками закона.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тореадоры |

    Просмотров: 274 | | Комментарии (0)

    1-30 31-36
    Copyright MyCorp © 2018