Среда, 26.09.2018, 11:26
oWOD - компиляции
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Поиск
Меню сайта
Категории раздела
История [261]
Main version [16]
Sabbat history [5]
Brujah history [6]
Gangrel history [51]
Malkavian history [35]
Nosferatu history [33]
Toreador history [36]
Tremere history [14]
Tzimisce history [36]
Ventrue history [29]
Куэй-дзин [0]
Демоны [0]
Маги [0]
Оборотни [0]
Феи [0]
Призраки [0]
Чат
Друзья сайта
  • Сингулярность
  • Все оттенки Тьмы
  • Форма входа

    Главная » Статьи » История » Tzimisce history

    В категории материалов: 36
    Показано материалов: 1-30
    Страницы: 1 2 »

    Сортировать по: Дате · Названию · Комментариям
    Clanbook: Tzimisce, Revised

    Записано со слов Тита Виллисента, советника консистории.

    Так ты хочешь узнать прошлое, вплоть до партии Старейшего в этом божественном танце? Все началось в Енохе, городе, созданном Каином в безуспешной попытке примириться с Всемогущим. Под влиянием одиночества он уже трижды давал Становление и смотрел потом, как его кровь растекается все шире, давая жизнь кланам. Может быть, он предвидел неизбежность своих поступков, если же нет, то [Цимисх] сам отметил это.

    Вопреки всем утверждениям и рассказам посторонних, Старейший, а значит, и его потомки, появились на свет между Тигром и Евфратом, этими двумя ногами шлюхи, а вовсе не в Карпатах. В ранние ночи Еноха, когда остовы строительного леса были единственными городскими укреплениями, а эхо Великого Потопа едва долетало сквозь тысячелетия, Каин обратил Иноша Законодателя, первого из своих детей. Инош, также известный как Енох, изнемогавший из-за скорби в сердце, искал способ избавиться от частиц хаоса, которые, как он считал, привязывают его к Зверю. Стоит исчезнуть этим узам, как Зверь ослабит свою хватку и издохнет.

    Напрягая силу воли, Инош собрал воедино все изменчивые и изначальные частицы плоти и выплюнул их в смертный сосуд – [Цимисха], известного мага и провидца. Инош вознамерился убить Старейшего, которого почитал носителем своего проклятого семени, самых диких и яростных его свойств. Но на восставшем Старейшем не было следов порчи, и был он (она?) вовсе не тем жестоким Зверем, которого опасался Инош. Ощутив сострадание, Законодатель пощадил Патриарха, осознавая, что предположения его были ошибочными. Хотя Зверь выл в сердцах обоих, Старейший не был тем чудовищем, которого ожидал увидеть Инош, по крайней мере, внешне.

    К удивлению сира, алчность и вырождение в Старейшем проявились не более, чем в его собратьях. Изначально наделенный силой, он (она?) обладал гибкой натурой и восприятием и относился к плоти как к глине – послушному материалу в руках скульптора. Более того, Старейший понял, что лишен устойчивого физического облика. Лицо его, подобное подвижной ртути, перетекало от одного образа к другому. Инош, пытаясь избавиться от собственных слабостей, неведомым образом воплотил в физической форме метки Зверя, пятнавшие его тело и душу, но Зверь приносил с собой и дары – интуицию, причудливость, выразительность, воображение и, самое главное, способность к росту. Цимисхи, все и каждый, наделены этими дарами.

    Старейший почитал себя первым среди Патриархов, хотя и держался в стороне от них. Глаза его видели, что прочие Каиниты остановились в своем развитии. Им не дано было вырасти, превзойти себя-прежних, какими они были в момент Становления. Старейший же, при жизни бывший пророком, заполнял этот мир изумительными, изменчивыми порождениями своей фантазии. Он стал вчерашним, сегодняшним и завтрашним днем человечества, воплощенным, а не предсказанным. Он видел, куда ведет их судьба. Но дети и внуки Каина не обладали таким даром. Смертные становились сильнее, мы же застывали в одном состоянии или слабели. Рано или поздно смертные стали бы править миром, а Проклятым пришлось бы таиться в тенях. Это было неизбежно.

    В свою очередь, Старейший чувствовал перемену в себе самом в других Каинитах, одну из тех крохотных метаморфоз, что происходят под влиянием Зверя. Поначалу жажда была такова, что Старейший мог пить из шей и людей и животных. Но затем жажда стала сильнее. Ее более нельзя было утолить одним сосудом или двумя десятками коров, теперь Старейший алкал крови более густой и пряной; он осознал, что только его потомки смогут насытить его. Старейший понял, что с каждым десятилетием тяга к крови будет становиться все сильнее и сильнее. Рано или поздно кровь животных и людей перестанет утолять его жажду. Тогда Старейший сможет существовать только за счет убийства собственных потомков, когда же это время подойдет к концу, Старейшему останется лишь умереть.

    Осознав конечность своего существования, Старейший пришел в смятение и провел людской век в уединении и раздумьях, меняя формы и лица, обращаясь то в человека, то в существо из легенд, чтобы найти тот облик, в котором проклятая жажда не терзала бы его. Он изучал свитки, которые некогда наделили его знанием чародейства, надеясь найти ответы в тех угасающих знаниях, что остались у него со времен смертной жизни. Но добился он немногого, поскольку жажда исходила от Зверя, и никакие соображения не могли победить ее. Старейший не мог спастись, ибо, меняя формы, он не менял суть. Жестокая судьба лишила его спасительной благодати, дарованной смертным: умения приспосабливаться ради выживания.

    Воплощение изменчивости

    Ажи Дахака, Пифон, Иллуянка, Дракула и Левиафан – все они были драконами. Вас удивляет, что это чудовище оставило такой сильный след в нашей мифологии? На самом деле все просто. С самого зарождения человечества драконы жили в легендах. Стадо боялось этих огромных змей, но для Цимисхов они были воплощением великого изменения. Драконы предвещают трансформацию, граничащую с хаосом, они постоянно двигаются, извиваясь и скручиваясь в спираль. Нас влечет не их внешность, но таящийся в них потенциал к перерождению, как в куколке бабочки. Они – живые воплощения той перемены, которую нам только предстоит понять.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Цимисхи |

    Просмотров: 305 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised

    В отличие от своих родичей, чье число все увеличивалось, Старейший не желал ни руководить толпами смертных, ни прославлять имя Каина. Более того, он вовсе не жаждал защищать стадо, которое для него было одновременно пищей и канвой. Прочие хмурились, когда Старейший показывал, что плоть их так же легко поддается умелым пальцам, как нить на ткацком станке. Они возроптали против его дара, когда он превратил тело [Носферату] в отвратительную насмешку над красотой, и изменения эти унаследовал весь клан. Они тайком сходились с ним, как сделала [Тореадор], желавшая обрести неземное изящество. Старейший существовал среди лишенных воображения, в то время как его братья [Бруха] и Мекхет вели странные игры со смертными, приходя в восторг от собственных целей и хитроумия.

    Старейший знал, на что способно стадо, и его начинало злить то упрямство, с которым остальные говорили о себе языком смертных, не понимая при этом величайшей силы человечества – их изменчивости. Только он видел в людях одновременно пищу и источник вдохновения, а значит, только он и мог назвать человечество своим. Старейший желал преобразиться в соответствии со своим предназначением, сделать себя отличным от того, каким он был сейчас, и люди были ключом к этой тайне. Он легко менял физические облики, но так и не сумел измениться окончательно, чтобы избавиться от жажды, от своего Зверя. И тогда Старейший покинул Енох, зная, что ответы на его вопросы лежат в первобытном мире, куда не распространялась власть Каина и где люди не были ни возлюбленными, которых надо защищать, ни овцами, которых надо пасти. Ему нужно было видеть, как отчаянно борется человечество за выживание, и даже самому усилить их тяготы. Только тогда, как верил Старейший, он сумеет понять, чего же ему не хватает для того, чтобы избегнуть своей судьбы.

    Старейший странствовал по землям, которым люди еще не дали названия, идя туда, куда вел его слабеющий дар предвидения. Поначалу он отправился на восток, в ту сторону, где рождается солнце, и обрек там на бессмертие Картаририю. Он даровал становление не от одиночества (он сам был единственной желанной для себя компанией), но потому, что ему нужны были сосуды, на которых можно было бы наблюдать бесконечные возможности и формы приспособляемости. С помощью Картаририи Старейший обнаружил в себе способность разделять чувства своих потомков. Так в каждого из отпрысков Старейший вкладывал множество проклятых даров, помимо самой нежизни. Он наделял их частью собственного изменчивого духа, причащая их своей плотью. Суть Старейшего скрывалась в его витэ, несущем силу изменчивости, благодаря которой дети Патриарха получали возможность по желанию менять свой физический облик. В свою очередь, эта связь позволяла Старейшему выразить себя через каждого из самых одаренных своих детей. Так Старейший в тайне ото всех стал подобен легиону, обретя способность завладевать избранными потомками и пожинать плоды их изысканий.

    На обратном пути через Плодородный Полумесяц Старейший обрел второго потомка в Галлоде, вожде племени, чтобы наблюдать через него за событиями в Енохе. Но в дальнейших своих странствиях он выяснил, что людские племена из западных лесов стали малочисленными и не могут дать ему нужного пропитания. В припадке голодного безумия Старейший явил последнее из своих зловещих проклятий, издалека дотянувшись до Галлода и поглотив его изнутри. Причастие, дарующее нежизнь и позволяющее Старейшему присутствовать в своих отпрысках, дало ему возможность поглощать потомков, истощая их немертвые тела подобно чахотке. Таково величайшее проклятие клана, ибо, если Старейший поддастся жажде Зверя, он издалека поглотит своих детей, словно невидимый демон.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Цимисхи |

    Просмотров: 345 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised 

    Усвоив урок на примере Галлода, в дальнейших своих странствиях Старейший окружал себя племенами людей, чтобы никогда больше не нуждаться в витэ. В пути он обращал тех, кто больше всего подходил ему по духу. В лесистых предгорьях Карпат он создал дитя из Йорака, в пустошах северной Европы дал Становление Белобогу. На побережье Африки он нашел воина по имени Демдемех, который затем ушел в срединные земли первобытного континента, чтобы найти там свою судьбу; а на острове Кипр Старейший встретился с существом, которое потом знали как Дракона.

    Старейшему был открыт весь мир, но сам он благоволил землям в сердце Карпат, где обитал Йорак. Он не знал, почему горная цепь так влечет его, но это место очаровывало Старейшего подобно песне сирен. После векового забвения он даже вновь взялся за изучение человеческой магии, хотя дары ее оставались лишь жалким подобием могущества Каина. На востоке по-прежнему процветал Енох, и тень Каина накрывала всех его потомков. Но Европа принадлежала только Цимисху. Поэтому клан назвал эти владения своими раньше всех остальных. Наши земли располагались на Великой Европейской равнине, что протянулась от Восточной Сибири через Урал и бассейн Волги к девственным берегам Атлантического океана. Выбор был сделан правильно, потому что идущие на запад племена проходили через равнину и бассейн Дуная, прежде чем рассеяться по континенту. Равнины к югу от непроходимых болот Припяти и к северу от горной цепи Пинда стали теми двумя артериями, по которым в регион попадали людские племена. Карпаты были подобны кулаку, сжимающему нити всех путей в греческих горах Пинда и на ледяных побережьях Балтики.

    Цимисхи взимали «дань» с проходившего мимо них людского потока. Но не все было благополучно, потому что Изверги были не единственными, кто хотел владеть этими землями. Люпины, тогда еще могучие в своей невинной дикости, сражались с кланом за каждый клочок леса и горный выступ. Как бы ни были сильны Цимисхи, им приходилось тяжело. Люпины тревожили даже самого великого Патриарха и грозились изгнать весь клан прочь, назад к ногам Каина. Но напугать Старейшего им не удалось. Прародитель Цимисхов испытывал привязанность к Карпатам, в которых было что-то, созвучное его угасшему дару смертного провидца, то, что снова наполняло его сны силой. Старейший отказался уходить из мест, что шептались с ним, пока он спал, и постепенно научился разговаривать с духом гор, огромным зверем, известным как Купала.

    Купала и люпины испокон веков были врагами. В конце концов люпинам удалось загнать его в Карпаты и окружить зеленеющими лесами. Теперь же Купала мечтал вырваться на свободу и говорил со Старейшим в его снах. Дух земли предложил свою помощь в борьбе против общего врага, в обмен же он просил Цимисха освободить его из темницы, расположенной в самой толще гор. Патриарх согласился и провел весь следующий год, изучая необитаемые горные скалы, а Купала учил его магии, которую, как считал Старейший, он утратил после становления. Сам Старейший передавал эти знания самым могущественным из своих детей, которые затем собрались воедино и освободили Купалу.

    Люпины отчаянно сражались, не желая так просто отпускать Купалу. В извилистой пещере, где обитал демон, герои оборотней напали на Патриарха и его исполненный сил выводок. И все же Цимисхи одержали победу, когда Купала вырвался на свободу и бежал. Но дух-демон не сумел освободиться до конца: он так долго был заключен в толще гор, что оказался привязанным к почве. Купала не мог уйти ко дворам духов или в ад, который он как-то назвал своим домом. Вместо этого он избрал Карпаты своим новым владением и разделил существование с Цимисхами. Местные люпины, хотя и оставались грозной силой на протяжении многих веков, так и не смогли оправиться от сокрушительного удара. Они потеряли землю, которую хотели защитить, и вынуждены были смотреть, как черная кровь Купалы изменяет почву и леса.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Цимисхи |

    Просмотров: 348 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised

    Предупреждаю вас, Цимисхи Шабаша. Во всех нас есть кровь самого великого предка. Она дарует нам чудесную изменчивость, которая совмещена с огромной ответственностью. Для нашего господина мы подобны троянскому коню, и если вам суждено будет найти новое понимание бытия, он может пробудиться в вас и обрести форму. Это не изъян, но благословение, ибо так вы возвращаетесь к целостному существованию Единой Плоти, что была до того, как Старейший создал вас и всех нас. Вас благословили возвращением к целому. Прочие кланы распространяются подобно болезни, но мы все происходим от [Цимисха]. Поэтому мы не храним истинной верности Каину, который лишь обрек смертных на Поцелуй. Это проклятие Господа, но не дар Каина! Старейший сам создал нас из своей плоти и наполнил всех нас своей сутью. Откуда, по-вашему, взялось искусство лепки плоти? Это [Цимисх] делится с вами своей мудростью. Может быть, именно из-за этого некоторые из самых старых членов клана сошли с пути изменчивости. Они владеют искусством, но боятся его, ибо оно может потревожить спящего в их сердцах Патриарха.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Цимисхи |

    Просмотров: 293 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised

    Ты хочешь узнать о Купале? Что ж, отлично, но рассказ этот даром тебе не пройдет. Так всегда бывает с легендами. Шепчущиеся духи поведали мне, что Купала был одним из них, но владел силой, способной отравить все, что его окружало. В те дни, когда Каин еще сосал Евину грудь, он сражался с люпинами до тех самых пор, пока их самые могущественные шаманы не поймали его. Они окружили его с севера и юга и вонзили в землю свои ужасающие когти. Они содрали с земли верхний слой, как срывают шелуху с лука, и сделали две огромные стены, которые затем соединили, образовав прочную гряду. Невероятным усилием создали они Карпаты и Альпы, заперев в самой глуби их Купалу, который стал подобен зажатой меж двух ладоней мухе. Там он и оставался до тех пор, пока через много веков его не нашел [Цимисх].


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Цимисхи |

    Просмотров: 300 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised

    Пока Цимисхи процветали и наблюдали за тем, как копошатся люди у подножия их гор, в Енохе не все было благополучно. Дети Каина восстали против него, как сам он восстал против Всемогущего, и оросили улицы города своей и чужой кровью. Затем, желая покарать смертных, Господь обрушил на мир Великий Потоп. Бедствие затронуло и Европу; могучие реки, пересекавшие эти земли, принесли воды Потопа в низменности бассейна Дуная, долины По и Рейна. Те, кто сумел спастись от быстро прибывающей воды, бежали в горы. Смертные и Каиниты забирались все выше и выше, и в результате Карпаты стали напоминать остров-ковчег, которым правили владыки из числа Цимисхов. Изверги даровали пришельцам свое покровительство, взамен потребовав дань в одного ребенка с каждой семьи. В знак участия они редко забирали из семьи перворожденного сына. Вместо этого они требовали отдать им младшего ребенка - для еды, опытов или в рабство. В некоторых случаях воеводы Цимисхов заявляли свои права на целые семьи из крупных племен. Так было положено начало подневольной службе, которая постепенно породила семьи ревенантов.

    Вскоре после потопа Изверги обратили внимание на появление людских племен, находившихся под влиянием отдельных Гангрел и Носферату из Еноха. Новые племена отказывались платить дань Извергам и проходили через горные перевалы Цимисхов, не предлагая ничего взамен. Цимисхи претендовали на власть над регионом – вполне обоснованно, если вспомнить, что они правили этими землями за века до падения Еноха. Они в одиночку освободили Купалу из темницы и дали отпор люпинам. Пришлые Каиниты в своем высокомерии полагали, что весь мир и все смертные произошли из Еноха, а значит, по праву принадлежат им. Они могли идти куда пожелают, в том числе и во владения Цимисхов, с которыми до той поры им редко приходилось сталкиваться.

    Когда воды потопа отступили, Цимисхи утратили огромные владения, уступив их новым людским племенам, которые вторглись на пустое пространство и захватили земли, некогда принадлежавшие покорным Извергам семьям. Гангрелы не причиняли особых неудобств, так как они вели бродячий образ жизни и редко оставались в одном месте так долго, чтобы нанести урон запасам крови. Неприятности исходили от Носферату и нескольких Малкавианов. Изверги жестоко обходились с этими захватчиками и их слугами, устраивая набеги племен и пытая тех, кто попадал им в руки. Их границы были окружены лесами костяных деревьев с насаженными на ветки живыми телами, а прибывающих посланников Изверги отправляли назад, слив их плоть с плотью лошади.

    Постепенно Цимисхи поняли, что не могут убивать всех, кто странствует через их земли, иначе смертные объединятся против них. Они позволили своим дальним родичам проходить на запад, где земли были заселены множеством племен, требуя лишь, чтобы никто не покушался на их территорию. Прочие Каиниты признали владения Цимисхов, но прошло совсем немного времени, и враждующие кланы Второго Города навлекли на себя гнев Каина.

    Проклятие Каина застало Цимисхов врасплох. Их сделка с Купалой, который был связан с землей, и присущая им территориальность стали проклятием клана, когда по воле Каина они обречены были вкушать отдых лишь на родной земле. Даже Старейший едва не погиб на пути домой от места рождения, куда он отправился за "мертвой водой". Его возвращение в Карпаты ознаменовало собой еще больший приток смертных стад и Каинитов, которые с позором покидали Плодородный Полумесяц, повинуясь проклятию Каина. Зная, что над их землями нависла угроза, Цимисхи укрепляли свои владения и все больше отгораживались друг от друга. Объединившись, они вполне могли бы пережить нашествие смертных и Каинитов. Но, разделившись, они позволили своим братьям и сестрам пасть, защищая собственные убежища со все возрастающей жестокостью. Старейший был той нитью, что связывала воедино всех остальных членов его линии крови. Саморазвитие как способ познать истину стало для многих единственным путем. Цимисхи твердой рукой правили из своих уединенных имений людскими селениями, которые процветали у их ног. Но Патриарх знал, что наступит время, и его клан рассеется подобно выброшенным на берег обломкам. Его дитя Белобог уже вернулся в болота Припяти, а Йорак погрузился в размышления глубоко в Карпатских горах, напрямую советуясь с самим Купалой.


    Категории: Vampire: the Masquarade |

    Просмотров: 327 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised

    Дополнение от Принца Нищих, жреца стаи Кровавая Ступня

    Я завершил допрос Сайласа, отступника Салюбри, который, как считалось, погиб вместе с остальными членами нью-йоркской стаи Жертвенного Обета. Как мы и подозревали, отступники Салюбри владеют информацией, о которой сами мы до сих пор лишь догадывались. Наши старейшины всегда заявляли, что [Цимисх] впал в торпор вскоре после того, как Каин проклял нас, но мы не знали о причине этого, так как исторический трактат Йорака был до странности неполным. Теперь мы знаем, в чем причина. Благодаря Сайласу, одному из ведущих историков Салюбри-антитрибу, я обнаружил то, что изложено ниже. Хотя некоторые утверждения кажутся не слишком достоверными, я оставил их, чтобы епископы и вышестоящие чины могли ознакомиться с ними. Я же не вправе судить.

    Салюбри, что некогда были целителями, силами Самиэля, их первого рыцаря, создали секту воинов; это нам известно. Самиэль, в свою очередь, объявил крестовый поход против «сил черной магии» и Каинитов, запятнанных соприкосновением с ересью. Из того, что мне стало известно, следует, что некто выдал нас Салюбри. Самиэль узнал о соглашении между Старейшим и Купалой и счел этот договор нечестивым. «Великая война», о которой говорили Салюбри, велась вовсе не с мифическими «Ваали» (если таковые вообще существовали), но с нами! Самиэль и его отряд из 15 (или семи – Сайлас здесь весьма резок) воинов прошли вдоль подножия Карпат, затерявшись среди человеческих племен, которые могучим потоком двигались на Европейский континент, и время от времени нападая на убежища Цимисхов, чтобы обнаружить убежище Старейшего. По пути они тайно убивали наших собратьев, ошибочно принимая шляхтичей за демонических спутников и считая их неопровержимым доказательством нашего соглашения с Адом. К сожалению, в рассказе Сайласа легенды свободно смешиваются с реальностью, что затрудняет поиск истины.

    По словам Сайласа, Самиэль и его рыцари напали на Старейшего в его убежище. Пробившись сквозь «легионы демонов и бесов», Самиэль взял в руку пылающий меч и «праведным огнем» поверг Старейшего. Старейший, в последней попытке защититься, покарал Самиэля, вырвав его череп из головы, после чего остался лишь один рыцарь, способный поведать эту историю. Позже Салюбри осознали свою ошибку, если эта ошибка вообще была допущена, и без лишнего шума объявили, что их рыцарь погиб, сражаясь с извечным врагом клана во время великой войны. Вместе с тем, хотя некоторые части легенды кажутся весьма правдивыми, в особенности там, где Сайлас приводит описание убежища Старейшего и тех слуг, с которыми сражался Самиэль, мы знаем, что Прародитель прожил достаточно долго и пал от клыков Лугоша. Вполне возможно, что Самиэль напал на Старейшего и нанес ему тяжелые ранения, от которых тот впал в торпор, но уничтожить великого Изверга он не смог.


    Категории: Vampire: the Masquarade |

    Просмотров: 176 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised

    Мы говорим о Купале и утверждаем, что наши колдовские обряды защищают от его заразы. Мы говорим, что он покоит наш сон, когда мы отдыхаем в родной земле. Ха! Наше волшебство пришло от Купалы, без сомнения, потому что этот дух главенствует над всеми на нашей проклятой родине. Он преследует тех, кто не знаком с его искусством, надеясь, что сумеет заманить нас к себе. И так оно и выходит. Мы учим его заклинания и его способы обращения с духами, чтобы обеспечить себе спокойствие. Наше знание колдовских ритуалов - не защита от Купалы, наш отдых – не завоеванная победа. Это подарок от демона за то, что мы такие послушные и слепые овцы.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Цимисхи |

    Просмотров: 219 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised

    От Баштани Коудье из Триполи

    Ламбах Рутвен до чертиков праведен, но иногда мне кажется, что он покуривает дурь из дитячьих задниц. Я глянул в его драгоценный дневник, когда его не было поблизости, и обнаружил там какую-то дичь. Он утверждает, что видел, как Лугош Предатель Крови совершил амарант над самим Старейшим, прежде чем Патриарх сумел взять дело в свои руки и обставить его. А значит, Лугош, который сейчас лежит в торпоре где-то в Карпатах, на самом деле является Цимисхом. Ладно, здорово, пусть так. Потом Ламбах говорит мне, что Старейший – это делянка мутировавшей зверской конопли, которая растет под Нью-Йорком и распространяется по канализации, как какая-нибудь хренова трава. Я знаю, что для тебя все это звучит как жидкое дерьмо в сортире, но ты учитывай, что мы можем вытворять жуткие вещи. Рассказ Ламбаха означает одно из двух. Или он хватанул слишком много дерьма из той задницы, или те легенды, что нам рассказывал сир, на самом деле правда… Что?! Ты знаешь, какая. Я про ту, в которой Цимисх может проявляться в любом из нас и превращать нас в себя. Если это так, тогда сейчас поблизости ошивается по крайней мере два Патриарха Цимисхов, а нам будет вдвойне хреново. Что? Что значит «Будь хорошим мальчиком»? Что за хрень ты несешь… Дерь…

    - Калиль Братович, старший псарь Цимисхов, ныне покойный

    Когда Старейший погрузился в многовековой сон, его дети удалились из мира. Карпаты и восточная часть волжского бассейна оставались землями Извергов, но члены клана упорно стремились к уединению и вели личные вендетты. Опасение Патриарха, что его потомки с головой уйдут в эзотерические изыскания, оправдалось. Даже Йорак и Белобог удалились в собственные миры и почти утратили связь друг с другом. Греция и Рим, расположившись на относительно безопасных путях, которые протянулись через Средиземное море в обход Карпат, превратились в огромные империи, где влияние приобрели другие кланы. Рим испытал на себе покровительство Цимисхов под властью Дракона, другие Изверги тонкой струйкой просачивались из темных чащоб восточных лесов. Но факт остается фактом: карпатские Каиниты отрезали себя от остального мира. Именно поэтому они уступили свои земли соперникам.

    Сначала микенская, а затем и эллинистическая Греция правила частью Европы, но до Карпат ее власть никогда не доходила. Римляне же значительно расширили свою империю, добравшись до подножия горной гряды. Но даже им не удалось взойти на ее склоны. От кельтов, славян и готов Карпаты защититься не могли. Не то чтобы в это время Цимисхи пребывали в праздности. На самом деле они правили землями почти как боги, оказывая на окрестные племена все возрастающее влияние. По отдельности Цимисхи достигли многого – благодаря Дракону, Шаагре и Раду, но как клан они редко действовали сообща. Нежелание Йорака стать старшим воеводой и возглавить Извергов тоже сыграло свою роль. Старейший из Цимисхов региона, Йорак принял на себя обязанности старшего воеводы после впадения Прародителя в торпор. Он оставался в пещерах, где шепот Купалы раздавался громче всего, и размышлял над разными вопросами, например, над порабощением славянских и кельтских племен и изредка попадающихся фракийскох кланов для своих исследований. Он искренне верил в Ажи Дахаку, то состояние транса, которое стремился раскрыть сам Старейший. Часы бодрствования он проводил в подобных лабиринту Карпатах, изучая мир через ментальные Дисциплины, хотя интерес к окружающим пространствам давным-давно покинул его.

    На протяжении веков Йорак строил свой Собор Плоти. Этот шедевр, посвященный боли и страданию, своим величием соперничал с висячими садами Вавилона и христианскими монументами более позднего времени. Он стал сосредоточием дум и объектом поклонения Метаморфов. В течение многих веков Йорак создавал его из тысяч жертв на пространстве десятков пещер.

    Некоторое время Цимисхи занимались своими делами и не обращали внимания на раскинувшийся у горизонта мир. Когда Йорак и прочие узнали, что частью своей славы Рим обязан Каинитам, он поняли, что не могут более таиться в тенях, как Ласомбра. Да, Римская империя смогла продвинуться за пределы дунайского бассейна, но императоры могли бросить вызов могуществу Извергов. К тому же эти новые властители могли привести за собой Каинитов, охочих до земель клана. Римляне подобрались слишком близко, потому что мало кто из Извергов позаботился о том, чтобы задержать их нашествие.

    Йорак был достаточно мудр, чтобы понять: политика и вопросы царствования находятся вне пределов его знаний и опыта. И он, и колдун стремились к изучению искусства и вовсе не жаждали влиять на дела людей и ставить препятствия на пути Каинитов, проникающих в их земли. И тогда он решил обратить влиятельных представителей местных племен и поручить им работу, которая его самого не интересовала.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Цимисхи |

    Просмотров: 279 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised

    Встань, Дитя Дракона, ибо я говорю о нашем Прародителе. Старейший воистину «расточился» после нападения Самиэля, но что значит уничтожение для столь могущественного создания? Прародитель живет в каждом семени, которое он обронил в своих потомков во время Становления, и в потомках своих потомков. Ему более не нужно его тело, ибо он может обрести форму в любом из нас, стоит ему только пожелать. На Кипре Дракон почувствовал, как пробуждается и растет в его чреве Старейший. Дракон заботливо питал воспрянувшего ото сна Прародителя. Дав ему рождение, Дракон тайно вернул зародыш Патриарха в Карпаты и поместил его под пещерой Старца Йорака, глубоко в недрах горы. Пока оцепеневший эмбрион спал и рос в оскверненной почве подобно семени, демон Купала шептался с ним, как до этого шептался с Йораком. Мне не дано знать, к чему это привело, но мало кто способен вынести века разговоров с демонами и не поддаться изменениям. Достаточно сказать, что наше знание колдовства значительно расширилось. По мере того, как сгнивала почва и растительность, понимание путей демона давалось нам все проще. Поэтому Дети Дракона не полагаются на зловонную магию Купалы. То был не дар [Цимисха], ибо получили мы ее от зловредного демона, чье прикосновение навеки осквернило почву Румынии.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Цимисхи |

    Просмотров: 303 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised

    Йорак выбрал удачное время для того, чтобы укрепить власть своего выводка в регионе. Весь известный мир менялся. В начале христианского летоисчисления на дальнем Востоке рухнула под ударами Китая гуннская империя, и гунны превратились в кочевников. Они быстро продвигались на запад, и к 375 году н. э. уже достигли Украины, откуда чередой молниеносных набегов изгнали остготов и вестготов. Остготы обратились к императору Валенту с просьбой разрешить им осесть в Мёзии, но после того, как он потребовал от них выдать жен и детей, произошло неизбежное столкновение, окончившееся оглушительным разгромом римлян. Позже та же история произошла с вестготами.

    Тем временем все надежды на то, что Римская империя может воскреснуть из пепла, умерли вместе с неудачно выбранными наследниками Константина. Рим клонился к упадку, и обитавшие в нем Вентру, Тореадоры и Малкавианы вынужденно уступали власть шумной орде хулителей Каинитов и набиравшему невероятную силу еврейскому культу. Городские старейшины толпами бежали прочь, отправляя Европу в долгий путь по нисходящей спирали. Границы Римской империи рушились, и местные Проклятые паниковали. Они знали, что германские племена готовятся к набегу и грабежам, и многие пытались наладить связи с ранее державшимися в отдалении Цимисхами. Внезапно прочие кланы стали воспринимать Извергов как потенциальных союзников, а не угрозу восточным границам.

    Цимисхи, в свою очередь, заметили, что через самые северные их границы движется поток людей. Племена и племенные союзы вытесненных гуннами кочевников, как и следовало ожидать, воевали и смешивались друг с другом, но с ними шли степные Гангрелы и утратившие все права Бруха. Йорак встретился с несколькими из вожаков Гангрел и пообещал предоставить им свободный проход через карпатский перевал Тихуца, они же взамен обещали ему организовать нападение на римские поселения, встречающиеся на их пути. Йорак хотел вернуть территорию, которую его клан утратил после прихода Вентру и Малкавиан. Продвижение племен превратилось в волну, которая сметала все на своем пути. Вслед за этим хаосом Йорак послал Цимисхов, чтобы вернуть власть над прежними владениями.

    Становление Шаагры стало предвестником золотого века Цимисхов и столетий владычества Извергов над Восточной Европой. Йорак понимал, что кочующие племена гуннов, славян и готов постепенно станут владеть землей в тех краях, где решат осесть. Так уже было со скифами и племенами гальштатской культуры за много веков до рождения Пресветлого Иисуса, и так будет вновь, до тех пор, пока в Европе будут незаселенные земли. Теоретически, повлияв сейчас на племена, Цимисхи могли бы стать главенствующим кланом региона.

    Славянка Шаагра вышла из племени вроев, которыми правила как богиня, вождь и жрица. Ее народ бежал на запад после того, как люди пострадали из-за жестокого обхождения со стороны более крупного племени. Когда они добрались до Карпат, Йорак обратил внимание на Шаагру. Она держала совет с могущественными духами и обладала огненной душой. Йорак чувствовал сильную магию Шаагры и тех сверхъестественных существ, которых она созывала ради совета. Народ Шаагры питал к ней огромное уважение, к тому же ее шаманская ипостась была созвучна представлениям Цимисхов об Ажи Дахаке. Йорак счел ее пригодной для Становления, но не пожелал взять ее.

    Хотя он был воеводой региона, были и другие Старцы Цимисхов, достигшие возраста Йорака. Белобог держался в стороне, но Триглав – которого местные племена почитали как бога – и Ламбах Рутвен хотели Шаагру для себя. Йорак выбрал Триглава, который был вторым по старшинству среди местных Извергов, и позволил ему даровать Становление. Ламбах так и не смог простить такого пренебрежения, эхо которого еще долго отражалось от стен тоннеля истории.

    Шаагра никогда не знала своего сира. Изучив искусство Цимисхов и связав себя клятвой крови, она вслед за своим племенем и Либушей, которая была ее внучкой и любимым гулем, ушла на Дунайскую равнину. Идя по следам племен и отрядов грабителей, проходивших по этому пути на протяжении ста лет, врои в конце концов осели на землях, где позже выросла Прага, в самой западной точке влияния карпатских Цимисхов. Здесь пролегла граница между интересами запада и востока, и место это стало одной из самых горячих точек в конфликте между Цимисхами и Тремерами. Сама Шаагра спала в прерывистом оцепенении, становясь все безумней под влиянием оскверненной жестокой силой Купалы почвы. Но ее Становление укрепило практикуемый Цимисхами обычай – брать дань людьми от благородных семей и вождей племен, чтобы сильнее подчинить себе местных смертных. Это позволило пополнить клан Извергов новым выводком. На примере таких Цимисхов, как Раду, Владимир Рустович и Дракула, можно представить, кто исполнял роль знати и вел политические игры с местными Вентру и Бруха в более счастливые времена, чем выпали на долю их сиров. Клан перестал восприниматься как сборище кудахчущих фанатиков и непостижимых Метаморфов и вышел из изоляции, хотя по-прежнему был раздроблен и одержим противоречивыми целями.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Цимисхи |

    Просмотров: 325 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised

    Он был великолепен. Толстые сталагмиты и сталактиты образовывали колонны, поверх костяных балок нарастал известняк, создавая твердую опору для плавных линий строения. Черепа – с сохранившимися глазами и прилегающими мышцами – или хрящи, достаточно тонкие для того, чтобы сквозь них было видно море кишок и внутренних органов, служили стенами; десятки гулей смачивали глаза, чтобы те могли моргать. Еще большее число ревенантов накладывали ритуальные татуировки, костяными иглами прорисовывая угольные узоры на коже своих жертв. Потом Йорак и его дети осторожно совлекали плоть с исходящих воплями несчастных, обрабатывали новые холсты, дабы защитить от порчи, и растягивали их поверх окон, создавая мозаику. Собор был полон чудес, таких, как бассейн с кровью, окруженный сидящими жертвами, которые могли послужить вам в качестве стульев, стен из губ, что начинали свою скорбную песнь каждый раз, как кто-нибудь проходил мимо, или открытой галереи, украшенной насаженными на сталактиты трупами. Воистину чудеса. Жаль, что в нынешние ночи нельзя открыто являть такую красоту. Честно говоря, никто не знает, где сейчас находится Собор Плоти; он исчез. Как мне сказали, в том месте, где он располагался, остался лишь зияющий провал.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Цимисхи |

    Просмотров: 474 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised

    Эли Драгский, примас Москвы

    Прошу прощения за некоторую сухость языка, но я ученый, а не писатель. Как вы можете заметить, я выступаю против концепции ревенантских семей по целой совокупности причин. Все мы знаем, что на протяжении веков Цимисхи, например, Йорак и Дракон, обрекали целые семьи на мучительное рабство, которое именовалось эвфемизмом задруга, или «большая семья». Практика эта поначалу была обусловлена удобством, так как проще растить слуг в атмосфере ужаса, чем постоянно обучать новичков принимать то, что они видят. Постепенно эти гули, то ли под влиянием оскверненной земли Карпат, то ли из-за многовековых уз крови, обрели способность передавать свое половинчатое Проклятие детям, что и привело к появлению ревенантов. Отпрыски Йорака рассказывали о древних семьях гулей, живших еще до Великого Потопа, хотя их история до рождения Христа прослеживается не слишком четко. Но если учесть те изъяны, которые мы можем наблюдать на примере наших собственных семей, то, как мне кажется, они просто выродились, из-за изменений в геноме утратив способность к размножению. Прошу меня простить, но если Братовичи – это образчик того, чего нам следует ожидать, то само наше существование подвергается угрозе. Они становятся дикими и непредсказуемыми; количество самоубийств и убийств среди Братовичей повергает в шок, уже не один раз ревенанты привлекали к нам внимание охотников, а иногда и СМИ. Они – ходячие бомбы замедленного действия, и, честно говоря, это наименьшая из тех неприятностей, что они нам доставляют.

    Современные семьи ревенантов возводят свой род к племенам славян и кельтов, некогда обитавших в бассейнах Волги и Дуная. Старейшая из известных семей, Басарабы, претендовала на происхождение от королевского дакийского рода и римских легионеров. Басарабы сохраняли свою знатность и земельные владения на протяжении всего существования в качестве ревенантов. В отличие от других семей, позже они породнились со стадом Шеклеров, предотвратив тем самым появление уродств и изъянов. Будучи превосходными воинами и стратегами, они могли бы служить Шабашу, будучи с ним почти на равных. Разве сам «великий» Дракула не был из числа Басарабов, и разве не получил он Становление? При жизни Дракула убил многих из нас, пытаясь отыскать путь к бессмертию и обрести большее влияние на местную политику. Он даже силой вынудил принять его в клан, пригрозив Ламбаху смертью. Из-за действий Дракулы мы до последнего гуля уничтожили один из ревенантских родов, чтобы преподать урок остальным. Если вы считаете, что то был единичный случай, дайте себе труд подумать. Становление ревенанту было дано не впервые, и не первый раз они угрожали предать клан или секту. Мы часто отказываемся понимать, что эти создания владеют опасной информацией, а многие из них ненавидят нас. На протяжении веков мы обращали их в рабов, а теперь мы даем им Становление и вооружаем кольями? Ну и где предел нашей глупости?

    Басарабы – не единственный отпавший род. Взять, например, Даниславых. Эти бывшие родичи люпинов предали и уничтожили графа Флореску, прежде чем мы стерли их с лица земли. Кревчески стали величайшими из предателей. Они, будучи механиками и инженерами осадных машин, нарушили свои клятвы и объединились с проклятыми Тремерами. Мы думали, что в эпоху Возрождения перебили их, но теперь до меня доходят противоречивые слухи, будто некоторые из них по-прежнему служат Совету Семи или же что они предали и Тремеров и создали малочисленную линию крови волшебников, практикуя одновременно и Тауматургию, и колдовство. А как быть с альбиносами Хави, которые служили «белому божеству» Белобогу? Не раз приходилось слышать, что один из них выдал своего господина тевтонским рыцарям, из-за чего тот ослаб настолько, что позволил Лугошу совершить над собой дьяблери. К сожалению, подтвердить этот слух мы не можем, так как Хави погибли от рук тевтонских рыцарей в сражениях или же во время последующих крестовых походов, организованных христианской церковью. Сколько еще семей должно предать нас, прежде чем мы поумнеем?

    Посмотрите на ревенантов, доживших до нового тысячелетия. Они – кучка жалкого отребья, все эти Братовичи, Гримальди, Обертус, Зантоса и Опричники. Распутные Шантовичи (Зантоса, если вы предпочитаете их современную ипостась), может быть, и были когда-то превосходными шпионами, но ночи благородной Польши и Богемии давно подошли к концу. Даже тогда они были слишком независимыми; сейчас же они близки к вымиранию и практически бесполезны. Это приводит их в отчаяние и делает опасными. Братовичи всегда были нашими солдатами и, к сожалению, до сих пор ведут себя подобным образом. Только Гримальди, итальянцы по происхождению, да ученые Обертус по-прежнему верно служат нам, оставаясь в тени. Но уж не думаете ли вы, что Джованни не пытались переманить Гримальди на свою сторону или что Обертус до сих пор не шпионят на Дракона, как было в те ночи, когда они обитали в Константинополе? Каждая из семей может в любой момент предать нас, и это не тайна.

    Последними я упомяну Опричников; этот род беспокоит меня. Опричники - младшие из ревеннатов, их история восходит лишь к XVI веку, к правлению Ивана Грозного. Этот русский тиран ввел опричнину и повелел своей тайной службе выслеживать отступников, хулителей и всех, кого можно было считать врагом государства. Его шпионы, которых называли опричниками, сеяли по всей стране страх и раздоры, развязав настоящую узаконенную бойню. Под конец сошедший с ума Иван натравил своих людей друг на друга. Нам хватило мудрости не давать становления этому безумному сифилитику (пусть его забирают Вентру!), но уцелевших опричников мы взяли под свою руку. В конце концов, ужасы царских пыточных камер уже приучили их к жестокости.

    Но дело не в этом. Опричники верно служили нам до тех пор, пока коммунисты не захватили Россию. После этого они оставались за «железным занавесом», вдали от Шабаша, до самого падения СССР. С тех пор они живут в России и Румынии и служат нашим «товарищам» из Лиги Оради (точнее говоря, Цимисхам, не состоящим в Шабаше). А значит, мы не можем рассчитывать на абсолютную верность этих гулей, из-за чего они становятся потенциально опасными. К тому же мы можем подвергнуться репрессиям со стороны Шабаша, если станет известно, что мы утаили от секты существование этого рода. Они несут угрозу, которую мы должны устранить немедля.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Цимисхи |

    Просмотров: 330 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised

    До ревенантов, шляхтичей, вождей и гулей были богатыри, избранники Старейшего. Йорак утверждал, что богатыри не были ни скотом, ни люпинами, ни Каинитами. Хотя внешне они походили на смертных, прародиной своей они считали Меру, волшебную гору в Индии, предполагаемое место зарождения ариои (которых впоследствии ученые-мистики назвали арийской расой). Металл не осмеливался ранить их безупречную кожу, камень и дерево поклялись не оставлять следов на их телах. Богатыри перешли на службу [Цимисху] после того, как воды Великого Потопа принесли их отряд к Карпатам. В обмен на гостеприимство и помощь они предложили Старейшему свою верность.

    У каждого из богатырей был кожаный мешочек с плотью Патриарха – когда они сражались во имя его, эти мешочки растягивались у них на лицах, придавая воинам сходство со Старейшим. Кости предплечий у них переходили в клинки, а языки их вылетали изо ртов подобно кинжалам. Когда Старейший пал от рук Самиэля, богатыри разбрелись по всему свету, чтобы найти его. Они так и не вернулись, даже после того, как Йорак послал им сообщение о Драконе, выносившем Старейшего.

    По мнению Ламбаха, богатыри разделились и теперь охраняют различные ипостаси Старейшего. Конечно же, Ламбах видел некое безупречное существо, которое присматривало за Старейшим (в образе Лугоша). Еще одно такое существо он мельком заметил под тоннелями Нью-Йорка. Конечно же…


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Цимисхи |

    Просмотров: 288 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised

    Однажды я стал свидетелем тому, как ревенанты сами обрекают своих детей на службу господам, связывая их кровью. Мать, с грудями, полными молока, испила витэ своего господина, а затем покормила ребенка. Пока младенец сосал, она взяла нож и сделала небольшой надрез чуть выше соска (среди множества шрамов). Кровь свободно потекла по груди и попала в рот ребенку, который жадно глотал отвратительную смесь.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Цимисхи |

    Просмотров: 246 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised

    Хотите знать, почему я смеюсь? Услышал кое-что веселое. До меня доходили слухи, что путь к Становлению Тремеру Горатриксу указал кто-то из Цимисхов. Поначалу я не мог понять, как можно было свалять такого дурака, но потом до меня дошло: это было просто гениально. Тремеры получили первую кровь от Цимисхов еще до того, как сам Тремер осушил Саулота. А значит, в каждом из их клана есть частица [Цимисха]. Когда Старейший восстанет из торпора, он пожрет оба клана изнутри… И кто сказал, что нам не хватает терпения, когда дело доходит до мести?


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Цимисхи |

    Просмотров: 308 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised

    От Девина и Элисон Макбери, Лондон

    До того, как появился Шабаш, старшие Цимисхи всегда злоупотребляли властью над своими потомками. Быть Извергом значило пройти через сотню преисподних и претерпеть тысячу унижений, и все лишь для того, чтобы обрести некоторую независимость. К сожалению, с тех пор, как Вентру, ведомые Новой Арпад, захватили власть над карпатскими ночами, старшие Цимисхи считали своих детей лишь стрелами, готовыми к бою. Одни только внутриклановые стычки принесли гибель множеству новообращенных, а ведь еще была вражда с Тремерами.

    - Веля Живодер, кардинал Земель-за-Лесом.

    Ученые Каиниты говорят, что восстание анархов начала Патрисия Боллингброк под именем Тайлера, которая в 1395 году подняла свой отряд берсерков против Хардештадта из клана Вентру. На самом деле движение анархов возникло на несколько веков раньше. Появление Узурпатора Тремера ознаменовало начало тайной войны за власть над пропитанными волшебством Карпатами. Обе стороны хотели урвать свою долю силы Купалы, а сделать это можно было, только захватив его земли. Как ни пытались мы остановить их, Тремерам удалось заключить союз с Вентру и прочими кланами, чтобы ослабить нас политическими методами. Трансильвания в то время разделилась на семь «неофициальных» владений, на которые претендовали разные кланы. К 1197 году их число сократилось до четырех, а три области остались гнить без воевод. Хотя мы по-прежнему сохраняли немалую власть над Трансильванией, междоусобицы подрывали все наши усилия. Странно, что мы вообще смогли остаться у руля. Тремеры сошлись с Арпад из клана Вентру, которая вела свой род от мадьяр, захвативших земли вокруг Карпат в 948 году н. э. Присвоив земли в самом сердце владений Цимисхов, Нова Арпад стала занозой у нас в заднице и политически переиграла нас. Конечно же, когда дипломатия и союзы оказались бесполезными, Тремеры натравили на наши укрепления своих Горгулий. Старейшины противопоставили им шляхту и даже пожертвовали парочкой рабов, чтобы спасти свои задницы. В те ночи пепел Каинитов разносился над Карпатами вместе с туманами, и только самые везучие из новообращенных выживали в течение недели.

    Мы сами себя жестоко наебали. Цимисхи метили свои территории кровью и не терпели вмешательства даже со стороны собратьев. Раду, Марелл, Разколина и Дарваг изображали богов в своих владениях и не желали помогать друг другу. Йорак не обращал особого внимания на складывающуюся ситуацию, а когда все же обратил, то назначил Владимира Рустовича своим «преемником», что бы это ни значило. Прочие Цимисхи игнорировали блестящий титул Рустовича – он был назван старшим воеводой, - потому что без поддержки таких Извергов, как Йорак или Белобог, титул этот яйца выеденного не стоил. Стоит также отметить, что сам Рустович никогда себя этим титулом не именовал – его назвали воеводой, и это звание закрепилось, но не было признано старшими Извергами. И, будто этого нам было мало, каменщик-Носферату Зелиос застал нас врасплох, выстроив целый ряд крепостей по всей Трансильвании. Первая из них, выросшая над бесценным горным перевалом Тихуца, стала плотиной на пути монгольских орд, хлынувших с востока. Тогда мы этого не поняли, но крепости стали узлами на нитях геомантической паутины, которая соединила их воедино и сковала Купалу.

    Я сказал, что мы этого не знали, но были среди нас те, кто все понял. Зелиоса поддерживал Старец Цимисхов, Дракон, который бодался с карпатскими собратьями с тех самых пор, как осел в Константинополе. Дракон, который был основателем города, постоянно выступал против Купалы и использования нами колдовства. То, что началось как цивилизованные переговоры и споры, переросло в открытое противостояние между карпатскими Цимисхами и выводком Обертуса в Константинополе. Все стало хуже некуда, когда Дракон обратил молодого человека по имени Гесу (который обратил своего брата Симеона, что привело к Становлению Мики Викоса, достопочтенного примаса). До всего этого у Гесу были кошмарные видения о «болезни земли» (читай «Купале»), а после «Становления» он впал в странное оцепенение. В том, что произошло с Гесу, Дракон обвинил балканских Цимисхов. Он покинул Константинополь, чтобы напасть на карпатских сородичей.

    В припадке ярости он обрушился на Триглава, искусного колдуна, и после жестокой битвы, в которой вотчина потеряла своих вождей, лишил Триглава того, благодаря чему тот получил свое имя. Балканские Цимисхи отомстили ему, уничтожив обители Неусыпающих за пределами Константинополя. Так ревенанты Обертус стали материалом, скотом и собственностью всего клана. Отчуждение между нашими собратьями-колдунами и Детьми Дракона так никогда и не исчезло. Да, сейчас они соблюдают вежливость по отношению друг к другу, но я бы не хотел оказаться в темном переулке, когда они там встретятся.

    Тем временем в мире смертных христианство отважно завоевывало территории, которые не смогла покорить Римская империя. Северные земли Дании, Норвегии и Швеции приняли религию мучеников. Местные Цимисхи, такие, как колдунья-Изверг Гуннхильд, обнаружили, что их магия крови - hlaut практически бессильна перед христианским паладином Олафом Трюггвасоном. Христианство оказалось самым эффективным орудием из всех, с которыми приходилось сталкиваться Каинитам. Тореадоры заимствовали его художественные и архитектурные находки и пытались влиять на них. Вентру раньше всех восприняли язык литании и проникли во власть, когда Церковь принялась крестить королевства и вводить латынь как государственный язык. Ласомбра тоже влияли на всю церковную иерархию, сверху и донизу, а Малкавианы порождали ереси своим коварным красноречием. И, словно всего этого было мало, великий Белобог едва не пал от рук тевтонских рыцарей, которые храбро вторглись в припятские болота и настолько ослабили Старца, что Лугош Предатель Крови смог одолеть его.

    Появление монголов в 1214 году ситуацию не улучшило. За год они, подобно наводнению, пронеслись по Восточной Европе и схлынули, оставив разоренную Трансильванию беззащитной перед натиском Каинитов. Монголы разрушили наши укрепления в этом регионе и едва не погубили Дарвага Грозного, Палача Руси, который оставался в торпоре вплоть до пробуждения Бабы Яги и падения коммунистического режима. «Старая гвардия» уходила, особенно после нападения на Белобога, и молодые Цимисхи вполне могли надеяться на скорое окончание невыносимо тяжкой службы. Но их хозяева, наблюдая за происходящими переменами, лишь усиливали хватку на горле своих рабов. Прошло не так много времени, и началось брожение.

    Лугош Предатель Крови, первый среди раскольников-Цимисхов, возводил свое происхождение к Норицу, известному как Сокрушитель легионов. Нориц прошел через всю Молдавию, захватывая вотчины своих соперников, но к власти он поднялся по спинам своих детей и их потомков. Слишком часто Лугошу и его собратьям приходилось опасаться смерти, и тогда они поклялись, что более не будут ничьими пешками. К несчастью, Цимисхи добиваются верности тысячами разных ухищрений, и путь к свободе требует времени.

    Прошел целый век, и настал подходящий – если не решающий – момент. Тайлер, возглавив Мятеж Анархов, напал на владетельного Хардештадта из клана Вентру, в то время как турки-османы (вместе с которыми пришли ненасытные Ассамиты) обгрызали территории Восточной Европы. Из-за Инквизиции дела в Западной Европе шли ничуть не лучше, принося гибель многим молодым Каинитам. Затем пришли новости, что Ласомбра под предводительством Грациано не только присоединились к анархам, но и сумели дьяблеризировать своего Патриарха. Молодые Цимисхи уже на протяжении многих десятилетий обшаривали Карпаты в поисках редкого ведьмовского растения, известного как огнецвет, священный цветок Купалы. С помощью этого артефакта они надеялись разорвать узы со своими старейшинами. Когда два Цимисха, Лугош и его союзник Веля Живодер, наконец нашли священный огнецвет, все собрались в одном месте и в канун Купалы разрушили кровавые клятвы, что довлели над ними. Восстание Цимисхов началось.


    Категории: Vampire: the Masquarade |

    Просмотров: 434 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised

    Я знаю историю, но не собираюсь верить всему содержащемуся в ней вранью. Я был знаком с этим психом Лугошем, и он охотно служил своим господам. Он говорит, что вместе с Велей нашел сокровище Купалы в заброшенном и оскверненном горном монастыре. Цветок якобы прорастал сквозь трещину в полу часовни, а ополоумевшие твари, некогда монахи, потом – Цимисхи, а затем – прислужники Купалы, ревностно охраняли его. Лугош утверждает, что они едва сумели спасти свои не-жизни. Ложь. Лугош был преданным холопом своего хозяина, Старейшего, и отыскал сердце Купалы только потому, что так приказал ему Старейший. Я рассказываю вам об этом, потому что много веков назад Йорак доверил мне правду. Если бы Лугош и Веля проследили извивы корней сквозь щели в монастырском полу, они бы пробрались в святая святых владений Йорака, его Собор Плоти.

    Вы спросите, зачем же была нужна эта хитрость, когда из-за нее гибло немало Цимисхов? Потому что «священный огнецвет» Купалы на самом деле был частью новой формы Старейшего, предвестником того ужаса, что обитает в канализации Нью-Йорка. Можете мне не верить, но спросите Ламбаха, что он видел в канализации, и посмотрите, как он начнет заикаться. Старейший позволил Лугошу забрать себя, чтобы разрушить все прошлые связи, соединяющие его потомство. Он вложил свое семя в новые поколения Цимисхов, пожелав связать их лишь с одним собой. Цимисхи к тому же умудрились поделиться своей кровью с участниками ритуалов, тем самым превратив весь Шабаш (в противовес самому клану) в пиршественный стол для Старейшего. А когда эта штука под Нью-Йорком проголодается, кем она, по-вашему, решит подзакусить?


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Цимисхи |

    Просмотров: 261 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised 

    Если вы хотите побольше узнать о Мятеже Анархов и образовании Шабаша, поговорите с Ламбахом Рутвеном. Он приложил руку к обоим этим событиям и не станет с ходу отрывать вам голову, как Веля или эта чокнутая болтливая карга, которая сидит у Вели на спине. Но с Ламбахом, потомком древней карпатской знати, надо держать ухо востро. Старшие члены Шабаша считают его тупицей и неудачником, но лично я не посмел бы сказать такое Извергу, который существует дольше, чем большинство мировых религий. Да, Ламбах косит под дурачка, вот только сдается мне, что он так водит за нос остальных. В ту ночь накануне Купалы, когда были сняты узы и все Цимисхи стали равными, он присутствовал на собрании. Ни сам он никогда не считал себя врагом, ни анархи его таковым не считали. Ламбах никогда не злоупотреблял своей властью и влиянием Старца. Честно говоря, многие Изверги сомневаются, смогли бы они разорвать кровные узы без его витэ. Ламбах стал чем-то вроде катализатора. Цимисхи тянули волынку, не решаясь присоединиться к мятежу, но когда они все же созрели, то даже не думали об отступлении. Ах да, разве я не говорил, что организованы они были из рук вон плохо? Освободившись от клятв крови, молодые Цимисхи, чуть не сворачивая себе шеи, бросились в независимость и разбрелись в разные стороны. Да, я знаю, что в истории Шабаша о славной войне рассказывается в более почтительных выражениях, но мы и в самом деле вели себя как одичавшие подростки, а не Изверги. Странно, что старейшины Цимисхов не прихлопнули все движение разом, но с организацией у них было ничуть не лучше, к тому же они не восприняли восстание всерьез. Позже им пришлось изменить точку зрения, когда анархи всего за несколько месяцев напали на ряд укреплений в Карпатах и испепелили те из них, в которые не смогли вломиться.

    Старейшины Цимисхов нанесли ответный удар по нескольким доступным им направлениям. Кое-кто подкупал анархов, чтобы те обратили свой взор в другую сторону, прочие защищались, окружив себя толпами шляхтичей, или же отправляли ревенантов на самоубийственные задания в надежде, что тем удастся уничтожить особо свирепого отпрыска. Но все попытки сражаться с анархами оказались слишком слабыми, редкими и запоздавшими. В это время Мехмед II разорил Константинополь, оплот христианства. Пока по всей Европе Цимисхи воевали друг с другом, они забыли об опасностях со стороны всего остального мира. Турки угрожали Европе, и только непрекращающаяся война на восточных границах сдерживала их. Но когда в схватке сошлись исламская и христианская империи, анархи воспользовались царящим хаосом и неразберихой. К несчастью, одного хозяина, в лице своих сиров, они заменили на другого, в лице Вентру и Ассамитов.

    Мятеж Извергов дестабилизировал регион куда больше, чем нашествие монгольских орд. Они самым глупым образом позволили младшей и зачастую слабой знати уйти от возмездия, польстившись на боярские взятки или же внезапно изменив прежним привязанностям. Тем временем анархи уничтожали могущественных старейшин, которые защищали древние земли клана от покушений со стороны Вентру и Тремеров. Последний удар по Цимисхам был нанесен, когда Белобог и сам Старейший стали жертвами дьяблери. Йорак к тому времени, по общему мнению, уже погиб, хотя его убийца так и остался неизвестен, а Дракона нигде не могли найти. Тогда это казалось победой, но, уничтожив сильнейших из нас или же вынудив их скрываться, мы сами позволили другим кланам взять над нами верх. Конечно же, Вентру и Тремеры говорят, что мы должны держать ответ за наши преступления, но все дело в том, что они выиграли куда больше всех остальных.

    К тому времени анархи понесли ряд поражений от только что возникшей Камарильи и ее могущественных старейшин. После выхода в свет Malleus Maleficarum (так называемого «Молота ведьм») коса Инквизиции заработала с новой энергией, сезон за сезоном собирая богатый урожай Каинитов. Мы же обнаружили, что наши товарищи и даже старейшины готовы прислушаться к голосу разума, хотя бы потому, что за последние четыре века мы утратили немалую часть наших карпатских владений. Нас теснили по всем фронтам, мы едва могли сражаться с ныне признанными Тремерами, мы безрассудно расточили наши земли и шляхтичей в противоборстве с Вентру и вынуждены были смотреть, как христианство уничтожает наших последователей-язычников. Восточная Европа стала лишь заграждением на пути идущих на Запад орд, и любой сохранивший «власть» Цимисх теперь был господином над жалкой горсткой обломков, носимых по водам огромного океана. Хуже того, Камарилья, подобно фениксу, восстала из Совета Пепла, который пытался распространить свое влияние на Трансильванию ввести там Маскарад.

    Окончательный удар нанес Торнский Договор в год, последовавший за открытием Колумбом Нового Света, когда анархи отказались от своих притязаний, а Ассамиты приняли кровавое проклятие. По условиям договора Трансильвания должна была перейти от Цимисхов в руки их соперников, Тремеров. Стоит ли удивляться, что Торнский Договор ожесточил нас и благородных Сторожей? Я даже думаю, что Камарилья специально пошла на это, чтобы отделить два клана, потому как мы осмелились уничтожить наших Старейших. Но это едва ли имеет значение, потому что к Камарилье мы не присоединились бы по множеству разнообразных причин. Наши старейшины ненавидели Тремеров, и само их вступление на равных в новый союз стало для нас оскорблением (не говоря уже о том, что присоединение к Камарилье означало для старейшин потерю территорий и дворянских прав). В свою очередь, молодые члены клана сражались слишком долго и слишком упорно, чтобы отречься от своего дела.

    К счастью для нас, Ласомбра испытывали схожие затруднения. Так как во время мятежа оба наших клана уничтожили своих прародителей, в глазах Камарильи мы стали Cainites non gratae. Представительство Цимисхов встретилось с равным числом Ласомбра на острове Майорка, и после обсуждения наших целей и идеологии мы согласились оказывать поддержку друг другу. В то время как участники Торнского Договора отказались от своего наследия, мы отошли от Камарильи и образовали Шабаш, противопоставив его как союзу семи кланов, так и Инквизиции смертных.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Цимисхи |

    Просмотров: 310 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised

    Когда мы только запустили этот милый проект, известный как Шабаш, мы, сдается мне, излишне романтизировали нашу войну. Мы изображали мятежных полководцев-повстанцев, которые хотят вырвать королевство из-под власти злого императора. Если позже игра обрела серьезность, то только благодаря неожиданной поддержке со стороны наших бывших врагов, старейшин. Не все из них записались к нам, но когда один из старейших Извергов, Рустович, присоединился к Шабашу, он принес с собой свойственную клану респектабельность. Постепенно наша война со старейшинами затихла, и обе стороны пришли к взаимопониманию. Те, кто не присоединился к нам, по большей части умыли руки и заплатили за свою независимость, передав подчиненные им семьи ревенантов под управление Шабашу. Не такая уж большая цена за безопасность; мы же заметно выиграли, получив в свое распоряжение псарей из рода Братовичей и владеющих опасными оккультными знаниями Обертусов. В свою очередь, мы старейшин больше не беспокоили. И дело было не столько в солидарности, сколько в понимании того, что нам пора прекратить воевать друг с другом.

    Тем временем союзные Шабашу колдуны и Метаморфы поняли, какая роль отведена им в этом новом восстании. Если Ласомбра предложили анархам структуру и единство, то Цимисхи должны были по мере своих сил укрепить союз. Хотя эта цель никогда открыто не провозглашалась, Изверги в самом деле направили Шабаш (с помощью своих стай) на путь духовного совершенствования природы Каинитов и на основе искаженных принципов Инквизиции создали новые стандарты для секты. Когда стаи встречались, они обменивались идеями и ритуалами, и очень скоро наиболее популярные практики распространились по всему Шабашу. Возглавляемая Осквернителем стая Червей помогла внедрить массовые Становления, когда ни один вампир не берет другого под покровительство. Карпатские Псы Войны предложили начальную форму Ритуалов Создания (то, что они называли «кровавым крещением»), благодаря которым о новообращенном заботился весь Шабаш в целом, как в старом постулате о ребенке, которого воспитывали всей деревней. Прочие стаи Цимисхов предложили различные Испытания Ордалиями и Войной, те два метода, которыми Изверги в минувшие века разрешали споры. Они придерживались идеи, что выживает наиболее приспособленный, и такое отношение сильно отразилось на Ритуалах Создания; Становление еще не гарантировало существования. Вскоре после этого мы улучшили ритуал Братания и добились, чтобы его принял весь Шабаш. Еще позже мы создали новые Пути Просвещения, которые стали изменчивыми и вечно современными вехами в этом быстро меняющемся мире.

    После заключения Торнского Договора Камарилья по глупости своей решила, что с анархами покончено. Но в последующие пятьдесят лет мы, в союзе с Ласомбра и теми, кого назвали отступниками, организовали ряд набегов на укрепления «Сородичей». Это была настоящая война, и пока Камарилья шаталась от ударов, направленных на нарушение Маскарада, мы по-прежнему теряли земли под натиском чужаков, в особенности варваров-Ассамитов. В конце концов Камарилья разобралась в природе происходящего и начала бить нас нашим же оружием. Пользуясь огромным влиянием среди смертных, Камарилья обрушила на нас дипломатическое осуждение Трансильвании, торговые эмбарго и политические интриги смертных. Владыки Цимисхов внезапно обнаружили, что им не хватает союзников из числа стада, а также поддержки соседних деревень, которые раньше боялись своих господ. Мы гордились тем, что стоим выше человеческих переживаний, поэтому не ожидали, что этот удар окажется таким болезненным.

    Владения, которые принадлежали нам на протяжении тысячелетий, переходили к чужакам. Кое-кто из нас покинул Карпаты и бежал в северные пустоши Норвегии. Но в покое нас не оставляли. Камарилья выслеживала Шабаш по всей Европе. К началу 17 века Европа была новой территорией, и если у нас и оставались какие-то сомнения относительно наших привязанностей, они испарились, когда мы распрощались с нашими убежищами.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Цимисхи |

    Просмотров: 325 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised

    [Цимисх] увидел в Ламбахе Рутвене что-то такое, из-за чего счел того достойным Обращения. По слухам, Ламбах за последнее время дважды видел Патриарха; один раз, когда Лугош «осушил» Старейшего, а второй раз – под улицами Нью-Йорка. Оба раза он остался в живых, хотя и видел то, чего видеть ему не полагалось. Встает вопрос: почему? В тайне ото всех, в том числе и от самого себя, Ламбах стал летописцем Старейшего. Он – глаза и уши своего хозяина, запись поступков клана за то время, пока Патриарх покоится в торпоре. Иногда, когда кинжал вот-вот поразит Ламбаха, Старейший передает тому часть своей силы, чтобы Ламбах мог бежать и спастись. Ламбах будет существовать до конца времен, он станет последним Цимисхом, которого его сир выгрызет изнутри миллионами зубов. До тех пор он воистину бессмертен; Старейший не позволит ему погибнуть.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Цимисхи |

    Просмотров: 172 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised

    От Андреа Лихорн, примаса

    Дракула? Ой, дорогая моя, а где же его друзья? Ну эти, Букула и Франкеншпок? Детка, я такой забавник.

    - мистер Мисстер, жрец стаи Священный Отряд.

    Шабаш, который по меркам Каинитов был еще новой организацией, обрел необычных союзников в лице Гуннхильд и ее потомства, которые веками выживали на землях вокруг Балтики. Привыкнув к изыскам карпатской роскоши, мы не понимали, что в других местах мы не владеем всем, на что только падает наш взгляд. Но благодаря встрече с ведьмой мы перестали считать освобождение Трансильвании нашей единственной целью в составе Шабаша. До тех пор мы, карпатские Цимисхи, считали себя единственными претендентами на членство в секте, но, оказавшись в Скандинавии, мы столкнулись с нашими забытыми родичами.

    Гуннхильд, Мать Королей, Изверг-ведьма, вместе со своим выводком много веков назад нашла приют среди странствующих викингов-Гангрел. Когда-то она была финской ведьмой, вышла замуж за Эрика по прозвищу Кровавая Секира и до Становления противостояла натиску христианства, вводимого Олафом Трюггвасоном. Хотя ее сопротивление и магия крови не удержали народ от перехода в новую веру, Гуннхильд смогла пережить падение Упсалы, священного места, посвященного самой Фрейе. Благодаря положению Гуннхильд среди местных Гангрел, которые в битве до сих пор взывали к Одину, Шабаш без особых трудностей обосновался на землях Скандинавии, мы же обрели ценного союзника в борьбе с Камарильей.

    Пока мы обустраивались в этих промерзших землях, скандинавские Цимисхи познакомили Шабаш с понятием йомсвикинг. Эти воины некогда числились в свите Изверга-ведьмы, но Гуннхильд лишилась их во время войны с христианством. Но заповеди Йомсборга, тренировочного лагеря, воздвигнутого датским королем Харальдом Синезубым, до сих пор были живы. Йомсвикинги клялись на крови (как и Шабаш) и придерживались строгих правил, соблюдали жесткий режим тренировок и проводили различные обряды для укрепления единства. Хотя понятие «тренировочный лагерь Шабаша» едва ли применимо при кочевом образе жизни нашей секты, новые обряды значительно улучшили процесс обучения птенцов. Фактически, каждая стая стала для новобранцев учебной площадкой; Шабаш жил, если в живых оставался хотя бы один из его членов. Итак, мы помогли секте, привнеся в ее жизнь различные auctaritas ritae. Но Братание по-прежнему оставалось единственным способом добиться единства в стае. С помощью колдовства, ритуалов с жертвенной кровью и на основе принципов йомсвикингов развивались ignoblis ritae. Позже они позволили разделить на ячейки весь Шабаш, из-за чего секта стала подобна мифической гидре.

    Несмотря на гостеприимство Гуннхильд, мы знали, что Шабаш не может оставаться в Скандинавии. Турки точили зубы на Вену, владения Тремеров, и Шабаш решил воспользоваться этой краткой передышкой, чтобы покинуть свой холодный приют. Мы огляделись по сторонам и остановили взгляд на Новом Свете.

    Зал марионеток

    Он в одном из особняков где-то за городом. Как-то ночью он пригласил мою стаю на приватный ритуал, но говорю вам, я туда не вернусь. Весь потолок покрыт сеткой, а второй этаж нам так и не показали. Вообще-то он стоял наверху, на лестнице, и говорил с нами через решетку. Я до сих пор помню это вонючее дерьмо, капающее сквозь ячейки. Слуги, что нас там водили, все были с пуповинами, которые поднимались вверх, к потолку, как ожившие нитки у марионеток. Когда пришло время поесть, нам предложили задрать головы и глотать то, что льется сверху. Мы оттуда свалили нахрен.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Цимисхи |

    Просмотров: 278 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised

    И снова мы стояли на челне Шабаша, а вокруг нас бушевала буря истории. Молодые члены секты бежали в Новый Свет, надеясь там обрести свободу, которой нас лишили наши старейшины и провал Мятежа Анархов. Да, обширные девственные пространства Америки населяли люпины, но с этой угрозой Шабаш мог бороться. В Европе секта не могла открыто начать так называемую революцию. Камарилья же искусно плела интриги и приводила нас в отчаяние, лишая сторонников и отнимая территории.

    Первыми отбыли многочисленные антитрибу, за ними последовали молодые Изверги. Старые Изверги не смогли заставить себя покинуть дома предков, вопреки всем своим обязательствам перед Шабашем. Вместо этого они отправили нас, молодых Извергов, через Атлантический океан, предложив взять с собой целую свиту из ревенантов. Это было самое меньшее из того, что могли сделать европейские Цимисхи, не желавшие отправляться в опасное путешествие. Но такая недальновидность дорого обошлась нам, потому что мы не могли доверять ревенантам, хранившим верность прежним господам, от которых их отделяли сотни миль. В результате немалое их число бежало, скрывшись в пустошах. И все же те из нас, кто перенес двухмесячное путешествие на корабле, рассеялись по нашим новым землям и принесли с собой дух Шабаша. Это был живой и опасный мир, где конфликты с туземцами постепенно сменялись борьбой колоний за независимость. Мы принимали участие во всех событиях и даже создали несколько стай, чтобы помочь в выслеживании британских Каинитов во время Войны за независимость. Мы расстроили планы англичан и тайные замыслы Вентру, и воодушевленный нашими успехами европейский Шабаш поучаствовал в организации мятежа, который смел с лица земли парижскую аристократию. А мы, которые всегда ценили уединение в отдаленных Карпатах, вдруг осознали, как нравятся нам бурно развивающиеся американские города (по крайней мере, молодым Извергам, потому что старейшины по-прежнему отчаянно цеплялись когтями и зубами за свои разваливающиеся замки и вырождающихся бояр).

    Пустынные территории были наводнены люпинами и могущественными духами, а современные города чем-то напоминали нам разросшиеся крепости (и обеспечивали постоянный запас пищи). К несчастью, к тому времени, когда кардинал Раду и еще кое-кто из старейшин пересекли Атлантику, молодые шабашиты, которые колонизировали эти земли, уже считали Америку домом и яростно защищали свои владения, и не мне их винить. Заявив, что мы все равны, Раду и прочие вмешались в наши дела, чтобы воспользоваться плодами наших тяжких трудов. Старший Шабаш, в том числе и Изверги, вдруг обнаружил, что члены секты вовсе не рады видеть его в этой «Стране возможностей». Хуже того, многие городов на тот момент просуществовали меньше века и еще не разрослись настолько, чтобы вместить сборище Каинитов, жаждущих независимости. Противостояние между сектами быстро скатилось в первую гражданскую войну внутри Шабаша, и заводилами в ней стали молодые Цимисхи. Америка должна была стать нашей наградой, заслуженной тяжким трудом. Вместо этого нам пришлось сражаться за ресурсы и территории в войне, напоминавшей современные стычки между бандами. По мере того, как питающие нас стада редели, смертные становились ценным имуществом. Да-да, в учебниках по истории пишут, что холера и оспа опустошали маленькие города, но мы тоже приложили к этому свою руку, не желая ограничивать себя в питании и разнося болезни. Пока мы воевали друг с другом, Камарилья встрепенулась и основательно закрепилась в Соединенных Штатах. Для нас это стало сродни пощечине! Камарилья выдавливала нас из городов, вынуждая искать пристанище среди индейских племен или же в опасных неизведанных землях.

    Пакт о Приобретении положил конец внутренним раздорам, но вред уже был нанесен. Камарилья укоренилась в Соединенных Штатах, и в руках Шабаша оставался только Нью-Йорк. Шабаш бежал в Мексику, Канаду и юго-западные штаты, где влияние Камарильи было весьма слабым. По иронии судьбы, Цимисхи нашли себе убежище за пределами городов, среди покорных им смертных. Пока мы питались рабами, привезенными из Африки, наши сильнейшие и самые молодые стаи скрывались среди племен юго-западных индейцев - апачей, навахо, зуни и хопи. Миролюбивые хопи почитали нас как проявление wuya, их духов-качина. Мы, в свою очередь, изображали воплощения этих духов. Мы стали Белым Великаном, который требовал пищи, угрожая похитить детей. Мы были Барсуком, целителем и советником, Грифом, который приносил ветер (поднимаемый нашими колдовскими ритуалами), Орлом, выведшим хопи из Нижнего Мира, упоминаемого в их мифах о творении, и, в первую очередь, мы были Звездными Погонщиками, главными качина, святыми мудрецами. Индейцы никогда не интересовались нашей внешностью, ведь мы были wuya, и они защищали нас, пока мы покоились в подземных палатах, которые располагались под каждым домом и считались проходом в Нижний Мир.

    Такой порядок вещей успешно сохранялся на протяжении десятилетий и повлиял как на наше обращение с членами стай, так и на проведение ритуалов. Позже, во время Гражданский войны между смертными, мы усилили свою власть в регионе. Динэ, более известные как навахо, привлекли внимание Соединенных Штатов, когда усиливающееся напряжение между аборигенами и поселенцами переросло в открытое столкновение. После того, как Союз выдавил конфедератов из Нью-Мексико, там началась кампания по усмирению апачей и динэ. Для последних развязка наступила, когда силы Союза блокировали их в каньоне де Шелли и уморили голодом тысячи индейцев. После этого армия форсированным маршем вывела оставшихся в долину реки Пекос, и расположенные в каньоне пуэбло обезлюдели. Несколько Извергов вместе со своими ревенантами перебрались в каньон де Шелли, превратив его в анклав Цимисхов. С тех пор эти территории оставались за ними, даже после того, как динэ вернулись на земли своих предков. Сейчас динэ – крупнейшее индейское племя Северной Америки, их резервация занимает 28803 квадратных мили. Благодаря этому Камарилья почти не имеет власти в этом регионе, за исключением ограниченных связей на федеральном уровне. А вот Цимисхов здесь обитает больше, чем где-либо еще в Северной Америке. Впрочем, не стоит считать их полноценными шабашитами, так как большинство из них теперь динэ, и конфликты секты их мало волнуют. Они поддерживают связь с мексиканскими Каинитами и немногочисленными анархами-Цимисхами из Калифорнии, но в основном существуют очень замкнуто.

    В память о Гуннхильд

    Иисусе, я помню эту старую ведьму. Она меня до чертиков напугала. Я помню, как она пригласила нас посмотреть на blodorn - «кровавого орла». Это так называется, потому что на спине жертвы как бы вырезают орлиные крылья. Ну а на самом деле ему одно за другим отсекают ребра – до самой поясницы. Умереть ты от этого не умрешь, зато будешь выть от боли. Потом, когда ребер больше не остается, в тебя засовывают руки и вытаскивают легкие. Вот тогда-то ты и умираешь от удушья.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Цимисхи |

    Просмотров: 323 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised 

    От Сейлема Джастиса, епископа Майами

    Слышали когда-нибудь о Ребятах из Бразилии? И не говорите мне, что доктор Тотентанц или Ландульф не пытались клонировать фюрера. Я слышал, что у вас, парни, есть секретный лагерь в Эквадоре, где старые врачи-наци весь день сидят без дела, а их обслуживают белокурые арийские мальчики в плавках. Да ладно, расскажите мне. Вы правда клонировали Гитлера? Ну хоть скажите, что у вас есть Гиммлер.

    — Бу, член стаи Псов Закона из Атланты

    Пока Шабаш зарабатывал себе имя, многие Цимисхи сохраняли нейтралитет, несмотря на угрозы их не-жизням со стороны фанатично преданных секте Извергов. Эти независимые Цимисхи отделывались от клятв верности секте, отдавая Шабашу первых и вторых детей их семей своих ревенантов, в знак добрых намерений. Все понимали, что в реальности такие обещания мало чего стоят. И все же многие молодые Цимисхи знали, что им едва ли стоит затягивать конфликт со своими старейшинами. Они приняли передаваемых в дар ревенантов и оставили старших собратьев гнить дальше.

    Ландульф II получил свое наследство в 9 веке, как черный маг из легенд об Артуре и Святом Граале. Его считали третьим по могуществу человеком во владениях императора Людовика II. Он правил землями от Неаполя до Калабрии до тех пор, пока в 875 году н. э. Ватикан не отлучил его от церкви. Вместо того, чтобы поддаться влиянию со стороны Карпат, Ландульф II позволил обратить себя африканскому Извергу, который возводит свое происхождение к Старцу Демдемеху. Став Цимисхом, Ландульф обосновался в крепости Калот-Эмболот на Сицилии, где занялся изучением колдовства. Местное население считало, что он жестоко истязает своих жертв, сам же Ландульф II всячески поддерживал это мнение, хотя бы для того, чтобы любопытные не совались к его убежищу. Как и его собратья, он не принес клятв верности ни Трансильвании, ни Шабашу. Вместо этого он сошелся с африканскими Каинитами, а после заключения Торнского Договора попал под защиту Джованни. Ни Шабаш, ни Камарилья не могли дотянуться до него.

    Ландульф восстал из неизвестности на исходе 19-го века, когда «германский орден святого Грааля» поместил свастику, его геральдический знак, на свой штандарт. Хотя символ сам по себе встречался и в других культурах, сплав из антисемитизма, оккультных ритуалов и веры в расу «высших» людей оказался слишком соблазнительным, чтобы его можно было игнорировать. Ландульф поспособствовал развитию тайного общества и помог в создании атмосферы расового превосходства, сделав его членов своими гулями. Откровенного говоря, для Ландульфа эта людская секта ничем не отличалась от любой другой. Ему было без разницы, против кого будет выступать скот из секты – против евреев или против католиков. Намного больше его интересовало их стремление к чистоте и жажда оккультных знаний.

    Даже без помощи Ландульфа Германский орден и наследовавшее ему печально известное Общество Туле смогло быстро разжечь пламя фанатизма и слепой ненависти. К тому времени, когда баварская элита восприняла идеи Ордена, Ландульф и еще несколько Извергов сумели стать частью организации. Большинство остальных Извергов, которые ощутили разрастающийся пожар ненависти еще до того, как Первая Мировая война окутала Европу ядовитыми испарениями, старались избежать конфликта. Человечество значительно усовершенствовало искусство войны, и каждый конфликт не только уменьшал запасы пищи, но и угрожал не-жизням местных Каинитов. Войны и Инквизиция оказались теми бурями, пред которыми склонялись даже Проклятые. Тем временем число фанатиков среди людей становилось все больше, монах-расстрига по имени Адольф Ланц предложил заключить в тюрьму и стерилизовать все «социально неблагополучные элементы» и всех, кто вступал в половую связь с представителем иной «расы». Еще один человек, Либенфельс, на берегах Дуная основал храм для своих Новых Храмовников и выступал за неоязычество и запрет христианства. В немецких землях множились тайные общества и культы, став для некоторых недальновидных Цимисхов источником новой знати, которая одновременно обеспечивала приток молодых Извергов и позволяла улучшить положение прежних членов клана.

    Появление танков и горчичного газа превратило поля сражений Первой Мировой в воплощение бесконечных ночных кошмаров под затянутым дымом небом. Самих Извергов эта рукотворная Геенна не слишком-то напугала. Узнав о приближающейся битве, многие молодые Цимисхи уходили глубоко в землю. Пробудившись, они восставали из пропитанной кровью почвы посреди заваленного ранеными и умирающими поля боя. Если некогда племена славян стали для клана неистощимым источником жертв и подопытных объектов, то Первая Мировая была чем-то вроде Ренессанса, наполненного болью и жестокостью. Цимисхи оставили на полях боя немало изувеченных и расчлененных трупов, заставляя смертных гадать, какое же ужасное оружие нанесло столь страшные раны. Маскарад удержался, но лишь только потому, что в новом веке смерть стала восприниматься как нечто неестественное и чуждое, спасибо достижениям смертного стада.

    Тем временем в Анатолии первый в 20 веке геноцид начался с резни двух миллионов армян, учиненной угасающей Османской Империей. Восточноевропейские Цимисхи, такие, как Саша Викос, могли позволить себе прихватить сотню жертв там и сям, чтобы усилить гулей, пополнить сокращающийся запас шляхтичей и заселить псарни результатами новых экспериментов. Цимисхи также договорились о создании новых семей ревенантов, так как на тот момент сохранилось только четыре известных рода. Но гулей, например, из армянского рода Киндарьян от превращения в ревенантов отделяют в лучшем случае десятилетия, если процесс вообще будет успешно завершен. На востоке, в России, произошла Октябрьская революция, разделив Цимисхов «железным занавесом». Откровенно говоря, русским Извергам Старого Света это только пошло на пользу. Из-за надежно охраняемых границ Цимисхи, такие, как Петр Крежинский (дитя Дарвага Палача Руси), не отвечали на призывы Шабаша и с радостью погрузились в атмосферу политических репрессий и террора.


    Маски плоти

    Шабаш мог бы взять на себя ответственность за убийства, патрон, но все дело в том, что никто в Мехико не знает, кто их совершил. Насколько я понимаю, это дело рук того торговца, который предлагает разноцветные маски людям в автомобилях, притормозивших у светофора. Он и сам носит маску. Стоит только человеку надеть маску, как она оживает и вцепляется ему в голову костяными крючками. Она пережевывает лицо, а затем выплевывает кусочки через отверстие для рта. Маска управляет надевшим ее человеком и вынуждает его носиться по улицам, сея вокруг себя насилие. Но я и правда не понимаю, почему этот Цимисх прячется. Я знаю нескольких шабашитов, которые не отказались бы пожать ему руку.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Цимисхи |

    Просмотров: 280 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised

    В Европе разразилась Вторая Мировая война, чего и следовало ожидать. Изверги, такие, как Ландульф II и нацистский пропагандист доктор Тотентанц, в подкатанных штанах бродили по залитым кровью полям сражений и пятнали наше имя связями с нацистами и безумно расточительными кампаниями вроде геноцида.

    В США у нашего клана были совсем другие заботы. Американцы, избавленные от угрозы войны, от поколения к поколению менялись с точки зрения как морали, так и политических пристрастий. Шабаш, пытаясь держать руку на пульсе, давал становление молодым представителям каждого поколения, но вскоре выяснилось, что члены секты одного поколения к моменту появления следующего становятся ходячими анахронизмами.

    Поначалу Америка и в самом деле была землей изобилия. Между 1845 и 1914 годами в США прибыло более 450 миллионов переселенцев из Европы, и Каиниты никак не могли пожаловаться на нехватку витэ. Может быть, мы поступили глупо, когда с головой окунулись в гедонистическую атмосферу ревущих двадцатых и допустили ничем не сдерживаемый рост численности. Война с Камарильей на время затихла, и многие Цимисхи занимались своими делами или же наслаждались праздничной суетой Золотого Века Америки. Благодаря Первой Мировой войне на предприятиях в северных штатах образовалось немалое число вакансий, и в результате чернокожие американцы толпами переселялись туда с юга. В Чикаго, Детройте и Буффало образовались крупные негритянские районы, а Гарлем стал настоящим символом процветания для тысяч чернокожих за пределами США. Хотя отступники Тореадоры называют себя единственными покровителями искусства, на самом деле многие Цимисхи разделяют их интерес. Гарлем, эта «Новая негритянская столица», стал свидетелем зарождения негритянских видов искусства, в том числе и джаза. Туда стекались музыканты, которым суждено было стать знаменитыми, и среди них были Дюк Эллингтон, Уоллер Фэтс и Кэб Кэллоуэй. Цимисхи из числа национальных меньшинств доходили до того, что спонсировали ночные клубы или устраивали вечеринки вскладчину, чтобы внести в атмосферу праздника и вседозволенности немного сексуальности (и, само собой, пополнить свои запасы). Конечно же, местные Цимисхи конфликтовали с Тореадорами из-за «права собственности» на кого-нибудь из гарлемских талантов, но до прямых стычек доходило редко. Противостояние выливалось в мирную конкуренцию между такими ночными клубами, как Gumby' s Bookstore и Daisy Chain, которые соперничали друг с другом из-за клиентов и редких «гангстерских» слетов.

    К несчастью, Великая Депрессия положила конец гарлемской мечте. Так называемая политика невмешательства со стороны правительства привела к увеличению неравенства между социальными группами (когда 1 процент населения владел 40 процентами всего богатства страны) и изменила положение многих Цимисхов. Немалое число старейшин, которые в Старом Свете обладали знатностью и несметными богатствами, внезапно обнаружили, что от их состояний почти ничего не осталось, и в то же время молодые Изверги, разбирающиеся в современной экономической ситуации, использовали влияние среди смертных, чтобы обеспечить себе надежное финансовое положение. Это не слишком-то помогало Шабашу, который гордился тем, что человеческие проблемы его не касаются. Камарилья, которая в 1920-х годах воспользовалась тотальной коррумпированностью администрации президента Хардинга, чтобы купить ключевых чиновников и политиков, натравила своих новых дружков на Шабаш. Полиция, получившая приказ очистить помещения от тех, кто проживает там незаконно, в дневное время устраивала набеги на наши общие или частные убежища, а банкиры покушались на нашу собственность, размахивая фальшивыми закладными, условия которых якобы были нарушены. Мы огрызались, но еще долго после окончания Второй Мировой вынуждены были защищаться, а не нападать.

    Противостояние между Шабашем и Камарильей вылилось в газетную войну, и многим старым Цимисхам, как связанным с сектой, так и независимым, не удавалось защитить себя на этих новых форумах. Они обращали все новых и новых юнцов, создавая из них что-то вроде передовых отрядов, но при этом они лишь усиливали проблему отцов и детей, возникающую между представителями разных поколений. Молодые Цимисхи должны быть стать представителями старейшин, но вовсе не рвались выполнять эти обязанности. Им хотелось заниматься собственными не-жизнями, а не тащить на себе своих погрязших в пережитках создателей. В результате эти новообращенные Цимисхи все больше тяготели к Шабашу, известному своим свободомыслием, и усваивали его жестокие заповеди, «угрожающие» старейшинам. В конце концов, один раз молодые Цимисхи уже восстали, желая получить свободу, и вполне могли повторить мятеж.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Цимисхи |

    Просмотров: 272 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised

    Приход Гитлера к власти вызвал двойное нашествие на земли Восточной Европы – наступление немцев, за которым последовало контрнаступление русских. Пока нацисты победоносно шли по континенту, шабашевским Цимисхам бояться было нечего. Воспользовавшись разразившимся террором и хаосом, они нанесли удары по ослабевшим укреплениям Камарильи. Основное их преимущество заключалось в том, что Гитлер презирал аристократов, а значит, старшие Сородичи из Камарильи не могли влиять на его режим. С другой стороны, Цимисхи Старого Света сами были аристократами до мозга костей. Не рискуя привлечь к себе внимание всего вермахта, они позволили нацистам обшаривать свои крепости в поисках разного барахла, одновременно скрывая от них убежища, истинные сокровища и шляхту.

    Если от немцев Цимисхи почти не пострадали, то русские нанесли им немалый урон. Красная Армия вела бои, сутками напролет нанося массированные артиллеристские удары по позициям противника. Затем бойцы продвигались вперед по дымящейся земле, расправляясь с теми, кто еще оказывал сопротивление. Отступающая немецкая армия пыталась закрепиться в древних замках на всем пути от России до Берлина. Самые могущественные Цимисхи сумели скрыть свои крепости при помощи магии, но многие Изверги встретили Окончательную Смерть, когда русские с расстояния обстреливали их оккупированные имения. Погруженная в оцепенение Шаагра, одна из старейших Цимисхов Старого Света, сгорела вместе с Прагой, и волны от ее гибели захлестнули все разрозненное сообщество Цимисхов. Убежища многих старших Цимисхов были разрушены во время правления коммунистов. Цимисхи Старого Света многого лишились за время войны, но безумие Сталина грозило сделать потери еще более ощутимыми. Поняв, в каком опасном положении они находятся, старшие Изверги отправили послов к своим родичам, запертым в границах СССР. Их стремление к объединению привело к возникновению Лиги Оради и заключению договора о взаимной защите и соглашения о намерениях (независимо от Шабаша) между Цимисхами Старого Света. Забавно, но Лига процветала благодаря коммунизму; ксенофобия Сталина защищала Извергов от угроз со стороны секты, приведя к запрету свободного передвижения, и Цимисхи впервые за десятилетия вновь объединились с русскими Извергами, такими, как Дарваг и Петр Крежинский. К моменту падения Советского Союза заматеревшая Лига Оради успешно сопротивлялась агрессии Шабаша, не поддаваясь натиску его алчных стай. Но в нынешние ночи многие члены Лиги в знак солидарности присоединились к секте в качестве «дипломатов», советников, почетных епископов и примасов.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Цимисхи |

    Просмотров: 272 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised

    Это не брехня, я сам видел. Эта дамочка-Цимисх владеет многоэтажным отелем, перестроенным под ее вкусы. Фешенебельным, комфортным, с отличным садом на крыше. Вот только никто не знает, что сад высажен поверх тайного атриума, который проходит через все здание и набит землей с родины Цимисха. Она спит в самом глубоком месте, там, где ее не достанут. Наверное, есть и запасные выходы, ведущие в определенные номера. Консьерж отеля отправляет в эти номера одиноких клиентов, которых никогда не регистрирует. Эта дамочка своими… ну, наверное, руками… стаскивает таких постояльцев с кроватей и затягивает в землю, поближе к себе. А уборщики потом крадут все оставшиеся вещи, пока приводят комнаты в порядок.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Цимисхи |

    Просмотров: 316 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised

    Петр Крежинский, который пережил террор времен Ивана Грозного, стал воеводой, а его сир, Дарваг, то впадал в торпор, то просыпался. Падение самодержавия и большевистская революция разорвали связи между российскими Цимисхами и нашими европейскими собратьями. Но мы выжили, да еще и обнаружили, что сталинский режим прекрасно соответствует нашему общему темпераменту. Пока Бруха лелеяли великие замыслы и устремляли все помыслы к коммунизму, Сталин разрушал церкви и боролся с религией. Из-за этого смертные лишились веры, немалая часть святой земли была уничтожена, и в результате Проклятые обрели завидную свободу действий. Петр в это же время внедрил нескольких Извергов в ЧК, тайную полицию, благодаря чему мы получили доступ к сведениям о событиях как в стране, так и за пределами Советского Союза. К тому моменту, когда ЧК превратилась в ОГПУ (Объединенное государственное политическое управление), в наши запасы регулярно поступали сотни неучтенных заключенных из тех миллионов, что считались убитыми и похороненными в общих ямах. Вторая Мировая война показала, что наш клан уязвим не меньше, чем наше самое слабое звено – смертные. Чтобы избежать нехватки витэ, к которой привели недоедание и убыль населения, многие Изверги обзавелись личными стадами, обеспечивающими питание и поступление рабов, на тот случай, если в Европе вновь разразится война. Забавно, но многие смертные добровольно присоединялись к нам, потому что мы хорошо их кормили и обеспечивали некоторый комфорт, особенно заметный на фоне ужасной российской бедности.

    К тому же некоторые умные Цимисхи добились, чтобы несколько небольших лагерей и тюрем КГБ из 2000 таких учреждений, разбросанных по Заполярью, перешло в руки их управителей из рода Братовичей. Считается, что на начальных этапах советского режима в лагерях было заключено почти 10 процентов от населения страны. В одном воркутинском лагере погибло больше людей, чем в Освенциме, хотя и за более долгий период времени. Эти учреждения обеспечили Цимисхам вольготное существование, позволив не бояться раскрытия. К сожалению, как мы уже замечали ранее, отсутствие ограничений часто приводит к тому, что наши собратья полностью престают сдерживаться в своих желаниях. С другой стороны, в России не было государственных организаций, которые следили бы за условиями содержания лагерных заключенных. Так, Цимисхи до сих пор с восторгом рассказывают о Тмутаракани, «Тараканьем царстве», где заключенные питались сокамерниками, спали на кроватях из гниющих трупов и захлебывались супом из их собственной требухи. Если бы что-то подобное происходило в любой другой стране мира, такое привлечение внимания стало бы для нас настоящей катастрофой.

    Но не всех Цимисхов интересовали лагеря. Некоторые молодые Изверги увлеклись «Биопрепаратом», программой по созданию биологического оружия. Многие в клане знали о наличии Старейшего в наших телах, и изучение бактериологического оружия подстегнуло споры о том, можем ли мы изолировать в себе эти частицы Патриарха. Петр возглавил группу Извергов, которые искали способ победить эти раковые клетки до того, как проснется Патриарх. Многие также опасались, что биологические программы могут привести к уменьшению пищевой базы, если будут проводиться без должного наблюдения. Поэтому, чтобы защитить наши интересы, множество самых одаренных наших собратьев проникло в Министерство медицинской и микробиологической промышленности СССР – милый эвфемизм для обозначения программы по разработке биологического оружия, проводимой под прикрытием ГРУ (главного разведывательного управления).

    В рамках программы «Биопрепарат» русские работали над созданием новых штаммов и переносчиков самых разных болезней, от тифа и до лихорадки Эбола. Некоторые молодые Изверги даже подумывали о создании патогенной флоры, опасной для Каинитов и способной поражать отдельные кланы, разносимых кровью вирусов, которые обращали бы жителей целых населенных пунктов в наших гулей и даже методов по превращению вирусов в микроскопических гулей. Мы позаботились о том, чтобы три поколения семьи Обертус почти в полном составе освоило головокружительное множество современных научных направлений, в том числе биохимию, эпидемиологию, вирусологию и микробиологию. Вскоре наши шпионы получили работу в секретных учреждениях на «Острове Возрождения» в Аральском море и в пересылочном лагере Советском.

    К сожалению, к тому времени, как наши гули добились кое-каких успехов, в особенности в области рекомбинации ДНК и так называемых гибридных вирусов, Советский Союз рухнул. Ученые, биологические образцы, хранимые в Московском институте здоровья, бывшие агенты КГБ и оружейный плутоний – все это внезапно оказалось на международном черном рынке. Несколько особо важных гулей тоже исчезло вместе с наработанными материалами, и нам пришлось их разыскивать. Пока что успехами мы похвастаться не можем…


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Цимисхи |

    Просмотров: 399 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised

    От Бешеного Зайца, бывшего храмовника

    Слышали о веренице жилых прицепов, которые катаются туда-сюда по Восточному побережью? Это передвижное убежище для Изверга и ее свиты из Братовичей. Со стороны все выглядит как караван пенсионеров на машинах, с тонированными окнами, флоридскими наклейками на бампере и изображениями христианских рыб, в которых вписано слово «Иисус». Изнутри же это настоящая бойня на колесах и музей уродцев. Они как бродячие серийные убийцы, ездят по всей стране и никогда не оставляют улик, чтобы их не поймали. Все так и есть. Точно.

    - Бартоломью Диггс, член кочевой стаи Дорожных Килтов

    Гитлер до сих пор жив, по крайней мере, живы его зловредные идеи. Только малая часть старших Цимисхов участвовала в распространении довоенного мистицизма, но некоторые Изверги, получившие Становление после Второй Мировой, решили, что из-за этого Шабаш одобряет холокост. Само собой, эти ребята не слишком нам помогли, когда начали обращать glatzen (немецких бритоголовых), чтобы «продолжить борьбу». К сожалению, эти же гребаные Цимисхи поспособствовали росту числа зараженных расизмом братьев и сестер в десятилетие, последовавшее за падением СССР. Волна беженцев из Восточной Европы отравила своим ядом молодежь в Западной Европе, которая и в наши дни страдает от безработицы и ухудшающихся условий жизни. Затем гнев перерос в насилие на расовой почве, что принесло Цимисхам новые поколения последователей.

    Среди нового выводка Цимисхов-бритоголовых есть Вайссрарех – Белая Месть, глава европейской стаи неонаци. Ей понадобилось время, чтобы объяснить мне это новое течение, распространившееся среди младших из наших собратьев. Она – дитя доктора Тотентанца, хранителя нацистских «ценностей» времен Второй Мировой и, честно говоря, позорища всего нашего клана. Хотя сама Вайссрарех была создана едва ли десять лет назад, она видела, как Европа едва не трескается по швам под напором 750000 беженцев, спасавшихся от этнических чисток и нищеты.

    Падение Советского Союза для старших Цимисхов оказалось даром господним, так как они наконец смогли нацепить свои старые мантии и вспомнить об аристократических титулах, которыми можно щеголять в карпатских крепостях. Но для Вайссрарех крах коммунистического режима был чем-то наподобие одиннадцатой казни египетской: из-за него начался приток беженцев.

    Вайссрарех обратила внимание на обездоленных, ту часть человеческого стада, которую обычно игнорируют. Когда ее стаи совершают налет на многоквартирные дома в трущобах Марселя и Берлина, нападают на восточноафриканских сборщиков урожая в Италии и Англии или же обрушиваются на лагеря боснийских беженцев в Хорватии, Вайссрарех увлекает за собой немало молодых шабашевских Цимисхов и антитрибу из числа glatzen. Насколько я понимаю, Камарилья отправила двух архонтов с приказом выследить и уничтожить стаю Вайссрарех, но им до сих пор не удалось добиться успеха. Шабаш же, в свою очередь, поддерживает войну, которую ведет Вайссрарех.

    Расистских взглядов придерживается не только Вайссрарех. Их можно встретить и по другую сторону океана, у американских Цимисхов. В 18 веке некоторые стаи усвоили это предубеждение, постепенно пройдя путь от религиозной и национальной нетерпимости к «научному» расизму. Ненависть приняла новую форму. Представление о расовой чистоте и генетическом превосходстве возникло раньше, чем появились шлюхи и сборщики налогов, но теперь человечество поняло, как обратить быстро развивающуюся технологию на службу индустрии смерти. И все же большинству Извергов не было никакого дела до нацепивших белые капюшоны подстрекателей, которые привлекли к себе всеобщее внимание после Гражданской войны. Камарилья, одураченная собственной пропагандой, решила, что ее враги охотно нацепят маски и пойдут вешать «ниггеров», но мало кому из Шабаша хотелось оказаться рядом с толпой разъяренных людей, вооруженных горящими крестами. Число сторонников научного расизма затем увеличилось за счет Становления группы мятежников, принимавших участие в расовых беспорядках 1943 года в Детройте. Президент Рузвельт издал распоряжение, запрещающее любую дискриминацию по расовому признаку на заводах, получивших военные заказы. В северные штаты, где промышленность была развита лучше, с юга прибыло 60000 негров, из-за чего в Детройте и других городах начались беспорядки, в которых погибло 35 человек, 500 человек было ранено и еще 500 – арестовано за убийство афроамериканцев… Прошу прощения, чернокожих. Черт бы побрал Джесси Джексона, не за цвет кожи, а за его политику. Но я отвлекся.

    На примере священника стаи Абрахама Дженсена я хотел бы показать, что за новая прослойка появилась в нашем клане. Дженсен был арестован во время беспорядков и признал, что состоит во второй версии ку-клукс-клана, чья численность заметно сократилась между 1920-ми и 1944, когда эта организация была временно распущена из-за слабого к ней интереса. Ку-клукс-клан возродился во время Движения за гражданские права в 1950-х и 60-х, Абрахам же начал воспринимать расовую чистоту как нечто, существующее за пределами его пяти чувств. Он понял, как могли ошибаться расисты, принимая «белого» за расово полноценного, и оценил ненависть, возникающую на почве этого предубеждения. Но движение, которое поначалу казалось незначительным, набирало силу. Многие Цимисхи считали, что Вторая Мировая война положила конец идеям Гитлера, но когда вернувшийся домой «джи-ай» по имени Джордж Линкольн Рокуэлл создал Американскую нацистскую партию, Изверги поняли, что все только начинается. Каиниты, такие, как Абрахам, вполне могли воспользоваться возникающими в обществе настроениями.

    Вторая Мировая война положила начало Движению за гражданские права. В конце концов, если правительство может привлекать чернокожих на службу стране, почему бы этому меньшинству и не пользоваться равными правами со всеми остальными? Да, для нации этот вопрос стал чем-то вроде водораздела, по обе стороны от которого создавались экстремистов. Такие группы, как Белое арийское сопротивление или Национальное объединение за продвижение белых, призывали к жесткой сегрегации, а за их спинами, как волдыри, возникали ячейки тайных организаций. Чем больше находилось псевдонаучных объяснений расизму, тем более нелепыми становились высказывания. Некоторые организации склонялись к нацистской версии происхождения арийских народов, родиной которых якобы был таинственный остров Туле. Другие брали на вооружение сплав из индоарийских верований и философии и заявляли, что колыбелью цивилизации была Арьяварта в Индии. По другую сторону баррикад стояли чернокожие экстремисты, которые называли европеоидов мутантами-альбиносами, выродившимися потомками африканских народов и «детьми Якуба». Кое-кто даже заявлял, что, так как меланин превосходно поглощает энергию, белые люди дальше отстоят от Бога (источника всей энергии), ведь у них не хватает кожного пигмента.

    Раззадоренные Цимисхи, участвующие во всех этих движениях, держались в стороне от народных маршей и устраиваемых СМИ мероприятий; зато они зачастили на многолюдные концерты андеграундных групп St orm und Drang и Africa X, практикуя свое искусство среди агрессивно настроенных толп молодежи. Некоторые Цимисхи даже позволяли устраивать такие концерты в своих владениях, погружаясь в атмосферу ненависти и собирая урожай гостей под конец вечеринки. Изверги, в том числе и Абрахам, главенствовали над небольшими сектами и группами, выяснявшими чистоту крови у своих предков. Эти представители стада человеческого охотно позволяли Цимисхам обрабатывать свои тела, чтобы те могли соответствовать идеалам клана, и Изверги были просто счастливы, получив возможность навязать им свое представление о совершенстве. Кровавые Братья возникли благодаря таким вмешательствам в физиологию, которые подкреплялись соответствующей идеологией. Именно поэтому все они ходят с лысыми головами.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Цимисхи |

    Просмотров: 302 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised

    На Западе всегда знали, что коммунистов мало заботит состояние окружающей среды, но полностью последствия этого пренебрежения стало возможным оценить только после падения «железного занавеса». СССР превратил Болгарию, Румынию, Чехословакию, Польшу и Восточную Германию в ядовитые свалки. Заводы выбрасывали в атмосферу серу, из-за чего шли кислотные дожди, настолько едкие, что целые леса сбрасывали листву и ветки. Он некоторых лесов оставались только почерневшие стволы, верхушки которых были окутаны сернистыми туманами. При добыче и выплавке металлов в воздух попадала металлическая пыль, и целые поколения детей страдали от легочных заболеваний и умственной неполноценности. Но еще хуже дела обстоят в Румынии с ее открытой добычей угля, где в воздухе висит черная копоть, возникающая благодаря таким местам, как завод по покраске резин в Копса Мика. Толстый слой сажи покрывает строения и деревья, лишая пейзаж всех его красок. Вечерами копоть черными хлопьями оседает на землю, частицы углерода, соединяясь, превращаются в туманы и облака, загрязняя само небо, и даже овцы здесь цвета ночи.

    Защитники окружающей среды криком кричат о загрязнении, но правительство не торопится. Цимисхи Старого Света и старшие члены Шабаша обнаружили, что их некогда богатые и славные угодья вызывают подавленность, как физическую, так и психологическую. Румынский диктатор Николае Чаушеску подорвал силы своего народа, опустошая сельскую местность во имя промышленности. По иронии судьбы, теперь Цимисхи выступают за перемены, хотя бы потому, что загрязнение губит их стада, страдающие от рака и отравления ртутью, а кислотные дожди уничтожают памятники, в том числе и многие древние карпатские крепости, под которыми до сих пор обитают Изверги. Старый Свет в буквальном смысле слова разваливается на части, и Цимисхи опять нашли себе новую сферу деятельности – защиту окружающей среды. Забавно, но противостоит им неповоротливый бюрократизм смертных (пережиток эпохи коммунизма), а также жадность и личная заинтересованность Сородичей, которые в своем сне словно воспевают Купалу.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Цимисхи |

    Просмотров: 287 | | Комментарии (0)

    1-30 31-36
    Copyright MyCorp © 2018