Вторник, 20.02.2018, 04:44
oWOD - компиляции
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Поиск
Меню сайта
Категории раздела
Кланы Каинитов [33]
Assamite [13]
Baali [1]
Blood Brothers [2]
Brujah [29]
Caitif and Pander [3]
Cappadocian [1]
Daughters of Cacophony [1]
Followers of Set [4]
Gangrel [75]
Giovanni [3]
Harbingers of Skulls [2]
Kyasid [1]
Lasombra [10]
Malkavian [65]
Nosferatu [67]
Ravnos [6]
Salubri [13]
Samedi [2]
Toreador [59]
Tremere [56]
Tzimisce [70]
Ventrue [66]
Чат
Друзья сайта
  • Сингулярность
  • Все оттенки Тьмы
  • Форма входа

    Главная » Статьи » Каиниты » Tremere

    В категории материалов: 56
    Показано материалов: 1-30
    Страницы: 1 2 »

    Сортировать по: Дате · Названию · Комментариям
    Vampire: The Masquerade, Revised Ed

    Скрытных вампиров клана Тремер можно бояться, можно благоговеть перед ними, не доверять им или презирать их, но их нельзя игнорировать. Те, кому доводилось слышать о делах клана, обычно относятся к Тремерам с подозрением, и не без причины — их прозвали Колдунами весьма метко. Благодаря собственным умениям, они освоили разновидность вампирского чародейства, дополненного ритуалами и заклятиями, и оно столь же могущественно — если не в большей мере — как и любая иная способность Крови. В сочетании с жесткой иерархией клана и яростными амбициями, столь распространёнными среди Колдунов, эти способности, несомненно, вызывают неуютное чувство у тех, кому известно, на что способны Тремеры.

    Согласно некоторым летописям Сородичей, Тремер появились в виде клана совсем недавно, по крайней мере, по стандартам бессмертных. Легенда гласит, что во время Тёмных Веков кабал человеческих волшебников провёл великий ритуал над телом спящего Патриарха, и таким образом силой вырвал для себя дар вампиризма. Вскоре после этого разразилась война — юный клан обнаружил, что его со всех сторон осаждают разъярённые Сородичи. Но Тремеры не были бы собой, не умей они выживать. Утратив человеческую магию, они, тем не менее, сумели видоизменить ритуалы и заклятия, подстроив их под использование своего витэ. Эти магические навыки, ныне практикуемые под видом Дисциплины Тауматургия, с тех пор и обеспечили Тремерам местом среди Сородичей.

    Колдуны с готовностью играют со своими новоприобретёнными собратьями в дипломатию и интриги. Однако их дела всегда отмечены оттенком паранойи, поскольку Тремеры знают, что старейшины по меньшей мере трёх кланов затаили на них неподдельную злобу, которая пока еще остаётся бессильной. Поэтому Тремеры трудятся, чтобы заполучить всех союзников, каких только можно, а также стремятся отточить своё магическое мастерство. Лишь так они смогут выжить. В результате потомки клана Тремер являются самыми энергичными и знающими среди Каинитов; мало кому удаётся перейти дорогу этим не-мёртвым чародеям и остаться невредимым.

    Тремеры — вампиры Старого Света, но они пересекли континенты, чтобы основать свои оплоты повсюду. Штаб-квартира клана находится в Вене, где старейшины Тремер собираются на советы и обсуждают будущий курс клана. Однако во многих крупных городах по всему миру расположены «капеллы» Тремеров — хорошо защищённые здания, которые в равной степени являются университетами, монастырями и цитаделями. Там Колдуны встречаются, чтобы обмениваться информацией и изучать своё вампирское колдовство, подальше от опасного внимания врагов.



    Категории: Vampire: the Masquarade | Vampire: the Dark Ages | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Тремере |

    Просмотров: 1274 | | Комментарии (0)

    Children of the 
    Night

    Происхождение: Айслинг родилась в 1890 году в Нью-Йорке, в семье банкира. Ее мать умерла, когда Айслинг было два и ее отец позволил ей расти как шумному ребенку вместе с ее братьями вместо того чтобы терпеть попытки его жены воспитывать ее. Во время этого долгого периода свободы Айслинг лавировала между мистицизмом, благодаря своему католическому воспитанию, и изучением того, что сама считала нужным. Она обучилась латыни и греческому, чтобы читать оккультные тексты из церковной библиотеки (она убедила своего старшего брата брать для нее там книги). Помимо чтения она общалась с некоторыми оккультистами и посещала их сеансы, и многие из них мало понимали в том, как же им общаться с девочкой-подростком. Когда же семья ее матери поняла, что она вступила в «Просвещенное Общество» или еще в что-то в этом роде, она собралась вместе и приказала ей окончить школу. Вместо этого Айслинг взяла свои сбережения и променяла Викторианскую Америку на декаденствующий Лондон.

    Айслинг появилась на оккультной сцене Лондона конца века и ее прекрасные знания привлекли внимание многих, в том числе и Алистера Кроули. Также это привлекло внимание и его будущего сира, Люсьена де Маупассанта, он встретил ее на сеансе в салоне и эти двое стали близкими друзьями. В 1910 Кроули году заметил, что девушка, которая так много лет уступала ему превзошла его в понимании герметических тайн и стала привлекать больше внимания благодаря своим изысканиям и он провозгласил, что она станет его следующей Алой Женщиной. На деле это означало что он просто хотел ее изнасиловать. Люсьен, считая Айслинг своим потенциальны дитя увез ее от Лондона и хватки Кроули и отправился с ней в путешествие по Европе и Среднему Востоку, чтобы тайно испытать ее и удостовериться, достойна ли она стать Тремером. Когда он был удовлетворен, то привез ее в Вену, дал ей Становление и представил ее остальному клану.

    В течение следующих 30 лет или около этого пара служила клану в качестве свободных агентов, передавая послания между капеллами, создавая в них библиотеки и проводя расследования по приказу Внутреннего Совета. Вторая Мировая надолго разделила их, так как Айслинг посещала капеллы в Нюрнберге, Варшаве, Кракове и Дрездене. Ее друзья, которые занимали высокие должности не знали, что же им следует с ней делать: с одной стороны, ее вопросы о связи Тремеров с нацистским режимом были невыносимы для них, однако с другой стороны она проделала огромную работу, чтобы сохранить сокровища капелл во время воздушных налетов.

    В 1948 году ее сир внезапно пропал, выполняя приказ Внутреннего Совета. Согласно слухам в высших кругах клана, Мирлинда послала Айслинг в Америку, чтобы она отвлеклась от этого. Комментарии Айслинг касательно политики Мак Картни и Эры Водолея стали образцами исследований того времени как в самом клане, так и вне его. И не смотря на то, что Айслинг чувствует, что Люсьен убит или же она слышала об этом, она продолжает искать информацию о нем до сих пор.

    Последним городом пребывания Айслинг была Атланта, где она присутствовала в качестве помощника регента пока ее внезапно не вызвали в Нью-Йорк. Она прямо на месте была назначена на новую должность, пока кто-то развеивал прах ее предшественника на пляже Шипшед. С всеобщего согласия она стала регентом в ноябре 1996 года.

    Айслинг была крайне квалифицированна для работы в Нью-Йорке по нескольким причинам. Она хорошо изучила Цимисхи, много времени провела в Восточной Европе и некоторое время командовала силами клана в Венгрии, что сделало ее превосходным оружием против Извергов. Ее работа во время Второй Мировой доказала, что она знает, как вести себя во время войны и что она находчива. Она была достаточно молода, чтобы высшие эшелоны могли пустить ее в расход, однако и достаточно стара, чтобы к ней относились серьезно. В отличие от многих своих товарищей она не презирала Шабаш бездумно и у нее был свой список преступлений, за которые она хотела посчитаться с этой сектой. Она хорошо знает, что те, кто долго ненавидит своих врагов без особых причин сам становиться похожим на них, и она всячески старалась избежать этого пути.

    Однако кое-кто из высших эшелонов начал наблюдать за ней с особым вниманием. Она является одним из самых динамичных и популярных регентов и у нее несколько влиятельных друзей в высших кругах клана. Она безо всяких колебаний обращалась к другим Сородичам за поддержкой и воздерживалась от традиционной замкнутости Тремеров. И поэтому ей приходится всячески избегать полных уз крови к Внутреннему Совету (некоторые боятся, что ее узы атрофировались из-за того, что она слишком рано получила Становление и слишком долго служила в качестве свободного агента). Эти Тремеры-традиционалисты боятся, что если она выиграет войну с Шабашем, то ее провозгласят лордом и они собираются предотвратить это любой ценой, даже если это повлияет на исход войны.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тремере | Персонажи из книг |

    Просмотров: 791 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tremere, 
    Revised

    Происхождение: С приходом индустриализации и глобализации густонаселенные города многих стран стали местами, где рождаются возможности. Те, кто сумеет обрести технические навыки, останутся, чтобы делать большие деньги в качестве рабочих или вкладчиков, как только интернациональные компании призовут к их умениям. Семья Альмиро воспользовалась таким шансом. Изначально из нижнего класса, она переехала в Рио, когда мальчик был маленьким. Там его отец получал образование по ночам, а на день смог получить работу в телефонной компании. Альмиро ушел от грязных уличных ребятишек к имеющим планы на будущее, и это было ему выгодно — он сам выучил электронику и системы связи и пошел по стопам отца.

    Во время работы Альмиро завел много связей — обычно с помощью радио-, компьютерных или иных анонимных СМИ. Одним из таких контактов был Рамон Альваро, которые поначалу позвонил за помощью по восстановления телефонной линии в его доме — старой проводки, которая сгнила со временем, и Альмиро пришлось заменить несколько розеток. Рамон, объяснив, что он работает по ночам, пригласил Альмиро остаться выпить, чтобы Альмиро мог объяснить принцип работы телефонной сети, какие ремонтные работы он проделал и как модернизировать сеть. В итоге разговор закрутился вокруг футбольных команд, и Альмиро и Рамон стали защищать любимых игроков и оживленно спорить о всеобщей глупости тренеров. Альмиро и Рамон впоследствииподдерживали переписку, но Альмиро не понимал, что Рамон рассматривал его кандидатуру на Становление, вплоть до срока в два месяца после первой встречи, когда Рамон попросил Альмиро заглянуть на ночную вечеринку и не упомянул, что ее участники — Сородичи. Альмиро проснулся после посиделок с бессмертным, и ему пришлось жульничать со своим расписанием, чтобы сохранить работу (он сумел перенести неотложные вызовы на вечера и ночи — в тех случаях, когда буря или ненастье уничтожали элементы телефонной сети). Спустя год после обращения Альмиро объявилась, чтобы отследить местный культ (использовавший зашифрованные электронные письма, распределенные сети, торговлю ценными бумагами промышленный шпионаж для распространения своих оккультных посланий по Рио, Нью-Йорку и Бангладеш), котерия Регента Йохансена. Бразильские Тремеры были не столько обеспокоены культом, сколько заинтересованы ответом на вопрос, как он получил тексты, содержащие обряды поклонения Той, Что Кричит во Тьме, культовой статуе злобной богини (?). Обнаружение источников культа требовало кого-то, способного раскрыть системы связи культа — то есть Тремера из современности. Альмиро отвечал всем требованиям, и Варя запросила его помощь. Альмиро видел в работе состязание, и, хотя она заняла у него несколько месяцев упорного труда, он смог влезть в одну из компьютерных сетей культа, скопировать в течение двух недель данные и раскрыть первоначальные источники. Вдохновленный успехом, Альмиро попросил о возможности завершить дело — и присоединился к котерии, когда она направилась обратно в штат Нью-Йорк. Альмиро наслаждался работой — и видел возможность создать более обширные связи, особенно важные с учетом его относительно высокого Поколения и наследия современности.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тремере | Персонажи из книг |

    Просмотров: 483 | | Комментарии (0)

    Children of the 
    Night

    Происхождение: Анастас родился в Семье богатого словенского импортера в сороковые годы девятнадцатого века и рос в комфорте, который ему давали престиж и деньги. Еще будучи мальчиком он увлекался всем странным и сверхъестественным. Его нянька рассказывала ему сказки о зуло, которые терроризировали сельских жителей, о хобгоблинах, и о слуагах, которые украдут его голос, если он будет себя плохо вести. [Ага, типичные славянские сказки, ничего не скажешь… - прим. переводчика] Однако Анастаса это не пугало, он был рад, что в мире есть такие удивительные существа. Он решил, что когда подрастет, то найдет их и поговорит с ними.

    Однако отец Анастаса, солидный и практичный человек, решил, что подобные фантазии могут помешать развитию мальчика и отослал няньку. Затем он занялся образованием мальчика и отослал его в Англию, устроив его там в лучшую школу.

    Анастас покидал дом полный впечатлений от сказок, которые ему рассказывала нянька. Однако когда мир магии и чудес пал жертвой мира геометрии и экономической теории, Анастас стал потихоньку превращаться в степенного молодого человека, которого так желал видеть его отец.

    Во время своего первого года в Оксфорде он встретил уставшего фокусника в местном пабе. Анастаса поразила его способность создавать иллюзии и он сам захотел научиться ловкости рук. Постоянно практикуясь во время учебы Анастас практически завалил свои курсы, но преуспел как фокусник. Вскоре он выступал в небольших клубах и называл себя «Имперским Магом».

    После того, как он получил степень бакалавра в Оксфорде, он поступил в престижную Лондонскую Школу Экономики. Днем он изучал экономически теории и модели, а по ночам он изучал тайны иллюзий в обществе, которое называлось Магический Круг.

    Во время одной из попыток Анастаса он снова попал в объятья мира, который оставил далеко позади. Ища на темной улице таинственного продавца книг, он увидел как один человек кусал другого. С ужасом он увидел, как изо рта того человека стекала кровь. Заметив Анастаса, атакующий бросил свою жертву и в свете газового фонаря юноша увидел, как из его рта вылезли окровавленные клыки. Анастас засунул руку в карман и достал из него пакетик с взрывчатым порошком, который он всегда носил с собой. Он быстро использовал свое кольцо-воспламенитель и бросил этот мешочек в чудовище. Порошок вспыхнул с ослепительной вспышкой и чудовище зашипело и отскочило. Когда оно очнулось, испуганный Анастас уже убежал.

    В следующий вечер Анастас рассказал о своем приключении Магическому Кругу, а они посмеялись над ним, посчитав, что ему все померещилось со страху. Расстроившись, Анастас вернулся к себе в квартиру.

    Вернувшись домой, Анастас увидел, что там уже сидит человек и ожидает его. В страхе он узнал в нем чудовище, которое видел прошлой ночью. Существо взмахнуло рукой и по его мановению дверь закрылась. Анастас хотел убежать, но не смог – взгляд существа парализовал его.

    Этот человек оказался вампиром и он всю ночь рассказывал Анастасу правду об истинной, кровавой магии, и о том, как одна благородная группа вроде Магического Круга Анастаса решила истинными магами и нашла способ обменять свои смертные оболочки на бессмертие. По мере того, как существо говорило, Анастас понял, что оно предлагает ему шанс прикоснуться к настоящей магии. И он согласился без колебаний.

    Следующие двадцать пять лет Анастас провел в капелле клана Тремер в Вене. Изучая аспекты своего нового существования, так же там у него проявилась неестественно огромная тяга к Тауматургии. Будучи крайне преданным своему новому клану, он стал умелым исследователем и могущественным магом в удивительно короткое время.

    Когда в начале двадцатого века был избран новый юстициарий клана Тремер, он выбрал Анастаса в качестве одного из своих архонтов. Его навыки мага сделали его полезным агентом. Анастас увидел множество ужасных вещей, в том числе и существ, о которых когда-то рассказывала ему няня. Анастас получил немалый авторитет среди оккультистов, а его открытость и дружелюбность позволяли хорошо его использовать во внутреклановой политике.

    В 1998 году, когда пришло время избрать нового юстициария, голоса Тремеров разделились между несколькими кандидатами. Джен Сент-Фредерик, могущественный Тремер из Франции, в которой он обладал огромной капеллой, предложил в качестве кандидата Анастаса. Думая, что он сможет контролировать служителя, Джен использовал свое влияние для того, чтобы Анастас набрал достаточно голосов для избрания юстициарием.

    Попав на должность, к которой он еще не был готов, Анастас стал фанатично пытаться доказать, что он достоин звания юстициария. Он задел многих своих коллег, в том числе и нового юстициария клана Бруха, Ярослава Пашека. Тот решил организовать операцию и припадать урок молодому Тремеру. Анастас планирует отвоевать Монреаль у Шабаша, и если он преуспеет, то Пашек планирует заявить, что именно он был мозговым центром этой операции и присвоить всю славу себе.

    Анастас знает, что многие члены Камарильи, в том числе и из его собственного клана, считают его неопытным и слабым, и он собирается показать всем что он знает, какого быть юстициарием. За советами он обращается к своему ментору, Сент-Фредерику, и старый вампир с радостью их ему дает. Разумеется, навыки Анастаса впечатляющи, однако могут пройти десятилетия прежде чем он действительно будет подходить на роль юстициария.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тремере | Персонажи из книг |

    Просмотров: 507 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tremere, 
    Revised

    Цитата: Los manos aqui, тупица.

    Вступление: За пределами комфортабельных элитных жилых комплексов с бакалейными магазинами на первых этажах расположены городские кварталы, в которых электричество — роскошь, а голод — обычное дело. Именно в такой убогой обстановке Вы и родились — один из многих отбросов общества восточного Лос-Анджелеса, окруженный бедностью и неудачей. Товарищами по несчастью Вам были пятеро братьев и две сестры. Не имея планов на будущее, Вы просто пробивали и прогрызали свою дорогу к выживанию. На старых улицах Вы могли видеть жизнь, о которой мечтали: с едой, убежищем, любовниками и уважением. Как и братья с сестрами, Вы крали, нищенствовали и занимались проституцией, дабы получить хоть какие-то крохи средств к существованию, поношенную футболку, четвертак. Вдобавок к озлобленности, Вы обладали исключительно низкой образованностью и силой воли. В отрочестве, ища удачи, Вы напали на какого-то придурка из пригорода, гулявшего по трущобам, и оставили его без сознания в переулке; за его деньги и костюм Вы купили себе несколько дней отдыха, однако, вместо того, чтобы промотать богатство, полученное таким путем, Вы использовали его с целью продвижения наверх. Знакомый на таможне свел Вас с курьерами, провозивших иммигрантов через границы в угнанных грузовиках, и на украденные деньги Вы купили числящуюся в розыске машину. Через неделю Вы провезли первую партию этих ослов в Соединенные Штаты, и они затерялись в трущобах каменных джунглей и приграничных городках.

    Возможно, всему было виной Ваше настойчивое стремление выжить — Вы так и не узнали; Ваш Сир за прошедшие ночи так и не пояснил свой выбор. Умея добывать средства к существованию с помощью воровства и грабежей, Вы запутались в отвратительном конфликте между нелегально прибывающими в страну Сородичами-чужеземцами и Службой иммиграции и натурализации. Будучи пойманным за рулем незарегистрированного пикапа, Вы избили одного из агентов Службы до смерти и были пойманы веселым Тремером, наказавшим Вас за опрометчивость Становлением. К сожалению, сразу после Становления и превращения в Сородича на Вас с Сиром напала полиция. Пока Ваш Сир сражался, Вы сбежали. Вы бежали, пока не добрались до другого города, где могли раствориться в неизвестности.

    После первого знакомства с новым обществом — обществом Сородичей, — Вы старались избегать губительных оплошностей — у Вас не было собственного потомства, и Вы никому не доверяли настолько, чтобы стать его Сиром. Конечно, Вы оказывали незначительную помощь своему Принцу, что пришлось ему по вкусу, и — наконец — оказались у истоков политического влияния. Вам еще много предстоит узнать о Сородичах — у Вас лишь очень смутное представление об истории Сородичей и сектах, — но Вы любите власть, связанную с вашим новым положением. Держа в руках вечность, Вы даже могли бы получить кое-какое образование. Между тем, отполированные улицей инстинкт делают Вас опасным противником в драке, и Вы платите свою дань не из-за самомнения или тоски, а просто с целью выжить. Вы не обидели ни одного важного Тремера, а ваши навыки помогают в преследовании Сородичей, которые досадили Принцу, так что Ваше положение кажется устойчивым.

    Концепция: Ваши связи с Кланом Тремер ограничиваются общей с ним кровью — и все. Пережив худший из даров, принесенных бедностью, Вы стали знатоком в областях, касающихся воровства, безопасности убежища и избегания контакта с властями, что в целом приносит Вам большую пользу. Поскольку Вы служите «костоломом по приказу», Принц держит Вас на позиции Бича; тем не менее, Вы злоупотребляете своим положением, запугивая других сородичей.

    Подсказки по отыгрышу: Сильные получают вашу преданность в обмен на предлагаемые ими блага. Принц дает Вам власть и уважение, а также деньги и одежду, потому Вы продолжаете работать на него. Сумев просуществовать так долго без сколько-нибудь значимых удобств, Вы стремитесь попробовать комфортабельную не-жизнь на вкус. К сожалению, сами по себе Ваши силы этого не позволяют, и Вы постепенно учитесь, как пускать в ход свой необразованный ум. В результате Вы по-прежнему стремитесь говорить на своем ломаном жаргоне; Вы используете такую уловку, чтобы заставить других считать Вас глупым.

    Оснащение: Подержанная, немного меньше по размеру, чем нужно, спортивная куртка, дубинка, засаленная пачка купюр мелкого достоинства.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тремере | Образцы персонажей |

    Просмотров: 449 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tremere, 
    Revised

    Происхождение: Если бы она не оказалась не в том месте не в той время, Варя, возможно, не жила бы жизнью жены удачливого «папика», купающейся в богатстве и удобствах до занятия положения матроны, вовлеченной в местную политику. Однако оказалось, что ее необузданное обаяние и хищнические повадки сделали ее не только избранной и желанной молодой женщиной в родной русской деревне, но и потенциальной жертвой Тремеров. Этому способствовало то, что ее Сир, Лиркан, был когда-то богатым Тремером, ставшим жертвой безумия; кто может понять, по какой прихоти он выбрал эту красавицу для Становления? Конечно, Варя превзошла первоначальные ожидания тех, кто думал о ней лишь как об экспонате; возможно, ее одержимый бредом Сир обрел какую-то изощренную проницательность. Этого не было достаточно для того, чтобы спасти его от собственного ребенка; Варю раздражал капризный, властный Сир, и она обеспечила его гибель от рук двоих смертных, которых она ввела в заблуждение дразнящими намеками на интим.

    Хотя Становление по прихоти не способствовало благоприятному вхождению в ряды Тремеров, Варя трудом пробила себе место в Клане. Уже знакомая с нужными людьми, она открыла для себя, что одна лишь привлекательность не заведет ее далеко, но ее готовность нарушает кое-какие правила компенсировала это. Поначалу ее неопытные попытки плести интриги лишь создавали ей врагов. Сородичей нелегко соблазнить сексуальным влечением, и большинство были слишком проницательны, чтобы переоценивать женщину. Варя не сильно страдала от Кровной мести, но ее развратно-алчные способы достижения целей оставили ее без союзников.

    С концом Холодной войны Варя осознала, что у нее есть возможность путешествовать. Коллапсирующая инфраструктура России означала, что правительство гораздо более мягко относилось к эмигрантам. Так как ее ничто не привязывало к России — там у нее не было никакой верности семье или друзьям, — Варя уехала, чтобы проложить собственную дорогу среди Сородичей, вдали от дворов, где она совершала детские ошибки. Она быстро поняла, что в расслоенном обществе Сородичей Европы мало места новообращенному Сородичу с репутацией отцеубийцы, потому она решила ехать дальше через границы. Тем временем она развивала свои навыки интриги, научилась подавлять свои желания и делать вид, что слушает других и приноравливается к ним. Она разработала технику «торговли» для выпрашивания гораздо большего, чем то, на что она надеялась, а потому могла казаться готовой на разумные уступки, и все же получала то, что хотела, — ища у Принца домена, она просила площадь в два раза больше, чем та, на которую она хотела распространять влияние и право потомства; когда обе стороны приходили к соглашению, она брала себе меньшую область, все еще делая вид, что вежливо отступается от своих первоначальных требований. В каждом городе, который она посещала, она привязывала к себе гулей двойными связями — узами крови и собственной похотью, — часто удивляя других Сородичей появившимися в ее распоряжении дневными ресурсами. Ни один из этих гулей не пережил ее переезд в другой город, поскольку Варя не желала оставлять за собой оборванные нити.

    Покинув юг России, Варя быстро проведала про «Дополнительные Источники» и попросилась работать с ними. Дело было не только в том, что их впавший в оцепенение Регент вряд ли стал бы препятствовать ее личному росту, но и в том, что они много путешествовали и открывали силы, которые остальной Клан оставлял без внимания или попросту игнорировал. Используя образ «полезной послушницы», Варя обезопасила свое положение и быстро стала правой рукой Регента. Она подхватила власть из его рук в собственные, подавала необходимые отчеты и стала настоящим повсенощным руководителем команды. Как минимум однажды по случайности другой послушник из котерии получил «плохое назначение», что привело к его гибели от когтей Люпинов, но до сих пор вина на Варю не была возложена. Поскольку Варю котерия все больше разочаровывает, ее разрушительное воздействие становится все сильнее. Лишь Регент Йохансен телепатически удерживает Варю от прямого плетения козней против себя, поскольку она боится, что он может знать больше, чем показывает, и просто откладывает действия.

    Сейчас Варя выжидает время; в конце концов Регент Йохансен ошибется, окончательно соскользнет в бессознательное состояние или рассыплется в прах, и власть будет в ее руках. Она хочет использовать котерию, чтобы расширять свои навыки, заводить связи во многих местах и учит фокусы, которые неизвестны другим Сородичам. Она уже накопила богатства во многих городах Америки (как Северной, так и Южной). В Колумбии она организовала аренду местного музея для вечеринки, на которой Благородный Тореадор представил свое новое дитя. В Парагвае она сумела договориться с симпатизирующим Шабашу Вентру, обменяв некоторые заметки историков об эмиграции Майя на еретические ноддистские знания, которых желал камарилльский Старейшина из Штатов, не желавший марать свой образ прямыми связями с Шабашем либо Ноддистами. Во всех случаях котерия помогала ей в работе или предоставляла ей повод для путешествий, поскольку успехи ее попыток давали остальным послушникам хорошую запись в послужном списке и большее доверие среди других Тремеров. Как только она получит от котерии то, что хочет, она оставит ее позади и займется собственной Капеллой — или она надеется на это.

    --->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тремере | Персонажи из книг |

    Просмотров: 450 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tremere, 
    Revised

    Цитата: Каждый, кто что-то из себя представляет, в конце концов, приходит сюда. Просто подождите. Ночь только наступила.

    Вступление: Кто-то, возможно, называл Вас ленивым бездельником. Вы, однако же, считали изнеженную роскошь преимуществом, дарованным временем. В конце концов, что хорошего в жизни нынче, если не получать удовольствие от всего, что она предлагает?

    Несмотря на любовь к комфорту, Вы знали, как собирать вокруг себя толпы. Когда бы Вы не решили хорошо провести время, Вы утягивали за собой других. Это был не столько организаторский талант, сколько естественная склонность к привлечению идей, которые люди находили «крутыми» и занимательными. Каждый раз, когда приходила новая мода на что-либо, Вы умудрялись первым ввести ее в обиход. Вы рисковали, выходя на ночную сцену. Штаны из вареной кожи с дюймовыми заклепками производили сенсацию, а дополнявшая их неоновая тесьма, подчеркивавшая мужские достоинства, в сочетании с классическим пиджаком, должна была служить гранью между безвкусным и «последним писком моды». В конце концов, несколько Ваших товарищей, сопровождавших Вас на пирушках, решили вложить кое-какие деньги, чтоб узнать, на что вы способны. Открытие первого Вашего клуба пришлось в точности на разгар угасания дарквейва, и предназначен он был именно для его поклонников, и никого другого; Ваши посетители, хоть и немногочисленные, оказались необычайно преданными. Вместо того, чтобы попытаться занять более обширную нишу на рынке, Вы сосредоточились на предоставлении услуг высшего качества в своем сегменте, что привело к Вам очень узкую группу постоянных посетителей. Ваш ночной клуб осветил местную культурную сцену. Люди стекались, влекомые Вашими идеями упадочнической роскоши. Вы толкались плечом к плечу с элитой, хранили кое-какие тайны пресытившихся богачей, потакая их извращенным вкусам, и хорошо знали, как организовать представление. Ваше желание оставить течение дел спокойным и приятным в сочетании с Вашей убежденностью в том, что в первую очередь при развлечениях должна быть полная им отдача, привлекали к Вам людей и привязывали к этому месту.

    Вы переделывали свою «точку», чтобы обеспечить свежий, модный подход к своему делу, — готичный клуб стал баром для фетишистов, который превратился в рейверский... и кто знает, как он изменится опять? Непрерывный успех принес Вам богатство, и множество случайных знакомств, и кучу сплетен, превратив Вас в кого-то, кто «в курсе». В конце концов, вы превратились в главного «куратора»: даже если Вы не обладали мгновенным доступам к наркотикам или информацией о «серых кардиналах», вы могли найти кого-то, кто обо всем этом знал. Однако, так же, как Вы научились использовать это для установления связей с клиентурой, кое-кто решил использовать Вас с той же целью.

    Концепция: В других обстоятельствах Вы не могли бы быть Тремером. Клан получает от Вас лишь неискреннее служение, и иерархия не является для Вас большим стимулом. Тем не менее, Ваша работа полезна. Вы прислушиваетесь и хорошо приспосабливаетесь к другим Сородичам, считающих Тремеров надутыми и безвкусными. Вы лишь начинаете учиться тому, как использовать свой клуб в большей степени как «ресурс», нежели как отдушину, отвечающую Вашим вкусам, и считается, что Вы начинаете пускать в ход несколько рискованные средства, чтобы угождать более пресыщенному вкусу Сородичей-Старейшин.

    Подсказки по отыгрышу: Легкомысленный и расслабленный, Вы источаете аромат чувственности. Вы также заставляете других чувствовать себя непринужденно и потакать собственным прихотям, так что они обязаны хорошо к Вам относиться. Хамелеон в обществе людей, Вы знаете, как «выкрутиться» из большинства ситуаций, сохраняя самоуверенность. Очень мало вещей вас расстраивают или «выбивают» из колеи эйфористической пирушки, если это не прямая угроза насилия. Вы просто остаетесь холодным и производите впечатление, что наслаждаетесь самим собой, где бы Вы ни находились. Конечно, никогда не упускайте из внимания то, что все эти связи должны удовлетворять Вашим собственным интересам (и, иногда, интересам Клана, если о них стоит беспокоиться).

    Оснащение: Зажигалка, сделанная на заказ, сигареты с ароматом гвоздики, клубная вечерняя одежда.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тремере | Образцы персонажей |

    Просмотров: 259 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tremere, 
    Revised

    Цитата: Я разобью твои удобные иллюзии.

    Вступление: К черту власти! На [цензура] правила! Нажраться химии и отыметь парочку коз! Во всем виноваты далекие родители, извращенное общество, собственная «убитая» психика, поиск внимания или просто откровенная тоска. Как бы то ни было, Вы барахтались в болоте наркотиков, сатанизма, фетишизма, контркультуры — всего, что кажется обывателям чудным .

    Хотя Вы прошли через школу и бесконечную череду психиатров, Вы так и не переросли свою одержимость любовью к «выносу» мозгов другим. Поджог школы в старших классах и «черная магия» привлекли необходимое Вам неодобрение, и Вы решили сделать свою репутацию еще хуже. Пока Ваши ровесники поступали в колледжи, Вы продавали им «кислоту» и шокировали их жертвоприношениями животных и шрамированием. Программа для полуночников на общественном кабельном телевидении постоянно отражала в своих сводках Ваши пышные речи и выходки. Вы собрали вокруг себя кучку последователей из числа мазохистов, психов и мятежников, и с удовольствием мучили их. 

    Когда Вы повзрослели, то стали более пресыщенным и циничным, а Ваши перепады настроения — более резкими. Развитие рода человеческого мешало Вашим разглагольствованиям; из юного шутника Вы превратились в воистину извращенного психопата. В конце концов, Вы погрузились в оккультизм — из-за чувства уныния, необходимости доказывать несостоятельность ощущаемого мира и основанного на коленных рефлексах антиавторитаризма. Шутка утратила новизну, и Вы начали разлагаться.

    Тем не менее, как только Вы наконец преодолели юношескую ограниченность простой шок-культуры, то открыли дверь, таяющую за собой действительно ужасные открытия. Где-то на этом пути Ваше колдовство приобрело цель. Ваши действия, хоть и все еще имеющие целью потрясение и снятию комплексов, служили каким-то более скрытым нуждам, мерцавшим в беспорядке оккультной атрибутики. Заметив однажды этот огонек, Вы уже не могли найти пути назад. Очевидно, Ваши выходки стали достаточно серьезными, чтобы привлечь стол же серьезное к себе внимание.

    Концепция: «Обычная» человеческая жизнь прошла давным-давно. В нынешние ночи Вы мечетесь между попытками найти какую-нибудь постоянную точку, в которой был бы порядок, и потаканию жестокости вашего зловещего Проклятия. Вы ни к кому не приноравливаетесь, и, возможно, ни от чего не ждете многого. Самое абсурдное в таком существовании, конечно, то, что у вас наконец-то есть настоящая власть, но Вы так сильно отдали себя в подчинение Страшим, что можете так и не извлечь из нее пользы.

    Подсказки по отыгрышу: Поскольку вы можете раздражать окружающих, Вы извращенно вежливы. Однако, Вы испытываете не только нужду в том, чтобы «доставать» других, но и заодно низводить себя. следовательно, Ваше поведение должно быть каким-либо образом грубым и шокирующим, но оно зачатую направлено против Вас, а не окружающих. К счастью, Вы знаете как раз достаточно, чтобы касаться носком линии власти.

    Оснащение: Нож, волшебная палочка, дешевые карты Таро, явная B&D-атрибутика.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тремере | Образцы персонажей |

    Просмотров: 308 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tremere, 
    Revised

    Противоположность Этриусу, Горатрикс стоял на стороне Тремера, когда ранее смертные волшебники продали свои души за проклятое бессмертие. Подняв репутацию созданием рецепта, превратившего Тремера в вампира — предположительно подобранного после экспериментов над несколькими подопытными Цимисхи, — Горатрикс показал амбиции, целеустремленность и магическую проницательность, сопоставимые с таковыми качествами самого Тремера. Именно по советам Горатрикса Тремер принял адское зелье, и его утонченной лестью Тремер обратил остальных своих последователей в Проклятых. Когда бы Этриус не призывал к осторожности, Горатрикс советовал действовать. Их противостояние служило основой пути Тремера к бессмертию. Когда Тремеры медленно распространили свое проклятие среди избранных смертных магов своего вида, исследования Горатрикса вымостили охотничьи тропы Тремеров в погоне за другими Сородичами и их силами. Этриус установил для Тремеров основы Тауматургии, но Горатрикс испытал их на практике; каждый раз, когда появлялось очередное нововведение, Горатрикс был готов рискнуть собой ради победы Клана. Он проводил опыты над захваченными Каинитами, чтобы прийти к решению, что вампиризм есть средство достижения бессмертия; он принес своих послушников в жертву неупокоенным и вызвался принять зелье первым; он подстегивал к решительным действиям — для сплочения Клана — в виде поглощения одного из Метузелахов или Патриархов. Горатрикс возглавлял подобные поиски и часто путешествовал, чтобы совершать открытия в отдаленных Капеллах, вербовать смертных в Клан и воевать против недружелюбны вампиров Восточной Европы. Хотя вследствие этого он и считался верным сыном, амбиции Горатрикса овладели им. Возможно, завидуя власти Тремера, как главы Клана, либо задетый терпеливым, спокойным нравом Этриуса, во время Восстания Анархов Горатрикс стал предателем. Под его опекой объединились, чтобы создать «Дом Горатрикса», молодые изменники-Тремеры, и ставшие антитрибу Тремер Шабаша. Веками Горатрикс и его сторонники оставались шипом в ботинке основного Клана Тремер. Тремер-антитрибу угрожали самому Тремеру и посвящали себя принципам свободы, которые поддерживал зарождавшийся Шабаш. Кто-то бунтовал против жесткой иерархии Тремеров Темных Веков, а остальные просто видели в Горатриксе более харизматичного лидера или возможность личного продвижения в секте, освобождавшей от манипуляций Старейшин.

    Недавно Горатрикс и его еретический Дом собрались в Мехико, где был совершен какой-то великий ритуал. Все были уничтожены; думают, что Горатрикс также встретил свой конец, но вампиры тысячелетнего возраста обладают вызывающей беспокойство склонностью переживать такие столкновения. (См. Тремер-антитрибу в гл. 2 и Трансильванские Хроники IV ).


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тремере | Персонажи из книг |

    Просмотров: 977 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tremere, 
    Revised

    Происхождение: Большинство кровососов Камарильи сочтет «Анарха-Тремера» оксюмороном; новообращенные Тремеры определенно подумают то же самое об «Анархе-Регенте». Однако же Джозеф Рэвенфитер подходит под это описание и таким образом старается показать гибкость Клана при достижении целей.

    Ведя происхождение из резервации Виеха в южной Калифорнии, Джозеф создал себе имя с помощью упорного изучения шаманских практик. От разговоров с духами до трансов, он скрупулезно рылся в старых таинственных практиках, которые совсем вышли из употребления в нынешние ночи. К немалому удивлению, он обнаружил, что иногда имеет видения или слышит голоса. Никто не может сказать, были ли это галлюцинации ли настоящие духи; Джозеф был далеко не опытным оккультистом. Однако у него были упорство и необработанный дар, которые были замечены людьми, уделяющими внимание таким вещам. Как Тремер Джозеф с некоторым трудом приспособился к неупокоенному существованию. Его целостная философия сильно противоречила практицизму Сородичей. Со временем Джозеф, как сильная личность, привык и изменил свои верования, чтобы приноровиться к своему состоянию. Многие обряды из его наследия Чероки взывали к способности переносить физическую боль или галлюциногенным опытам, что остается важным для Сородичей с некоторыми изменениями — в виде одурманенных пейотом сосудов и нанесением шрамов в лунном свете. В свои первые годы в качестве Сородича он серьезно сосредоточился на примирении духовности с бессмертием. Такой интерес помог ему не только развить тауматургические умения, включая редкую силу Управления Духом, но и исследовать собственные моральные устои. Признав ценность Пирамиды Тремеров, Рэвенфитер расположился поблизости от Сан-Диего. Поскольку он разрушал очень много стереотипов, которые другие питают к Тремерам — общительный, дружелюбный, из национального меньшинства и высокодуховный, — он сумел разбить обычное презрение Анархов к Клану. Конечно, многие новообращенные, знавшие об его происхождении и полагавшие, что все Тремеры -«ужасные колдуны», — не знали, как его понимать; он быстро стал играть роль наставника и отца. Долгое время Рэвенфитер был известной (хотя и не особо заслуживающей доверия) личностью в рядах Анархов Сан-Диего. Он даже основал собственную Капеллу, сообщив вышестоящим Тремерам о своем намерении, и решительно установил некоторое влияние Тремеров на своей территории.

    Когда Тара провозгласила баронство, а позднее — княжение в Сан-Диего, Джозеф не колеблясь поддержал ее претензии. Некоторые Анархи считали его предателем, но для Джозефа это было дело меркантильное. Он несколько лет «сливал» информацию об Анархах Тремерам; теперь он действовал в более формальном вместилище Камарильи. Тем не менее, Джозеф дает местным понять, что он не намерен насаждать политику Камарильи. Скорее, он продолжает распространять среди Анархов настроение свободы, на словах поддерживая политику Тары. Конечный результат: Тара заручилась в случае необходимости поддержкой Тремеров, а Анархи чувствуют, что обладают дружественным ухом в структуре Камарильи.

    Сейчас Джозеф продолжает возглавлять Капеллу в Сан-Диего, будучи признанным Регентом. Он наблюдает за тремя послушниками различных талантов и степеней склонности к анархизму. Большая часть его текущей работы сосредоточена на Катаянах — с его знанием духов Джозеф открыл кое-каких вызывающих беспокойство союзников, которых привезли с собой восточные Сородичи. На данный момент Капелла остается островком тремерской стабильности в лихорадочно бурлящем в других местах хаосе Западного Побережья.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тремере | Персонажи из книг |

    Просмотров: 372 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tremere, 
    Revised

    Цитата: Вы увидите, что это выгодно нам обоим.

    Вступление: Начиная с побед в спорах в кружках старших классов — и вплоть до занятий в колледже по развитию навыков общения и языковых знаний, и, наконец, до уровня управления, Вы были на вершине квалификации дипломата. Культурный голос, способность сопереживать другой стороне и точное понимание чужих побуждений — содействовали Вашим обширнейшим способностям в областях этикета и манипуляции. Людям вы явно нравились, и Вы извлекали из сего факта максимум выгоды. Вскоре Вы осознали, что, оказывается, когда дипломат мечется между двумя сторонами, настоящая его цель — не достижение соглашения, но, скорее, приведение их к согласию либо разногласиям — так, как это угодно дипломату. Соответственно, Вы изучали актерское ремесло и психологию, не только с тем, чтобы успокоить людей, но и дабы подстрекать их к тем действиям, которые Вам выгодны. Как только Вы получили MBA, изучив несколько языков и психологию, то начали сладкими речами прокладывать путь наверх, к удобной жизни. Поначалу это были деловые переговоры, но Вы связали свои честолюбивые помыслы с ООН. Вы меняли общемировую политику просто дабы унять свою дрожь, и Вам за это платили. Так было, пока Вы не познакомились с парой вызывающих тревогу краснобаев, разглядевших амбиции и талант, и решивших, что Вы будете работать в ночную смену — к их выгоде.

    Концепция: Так как вы получили Становление до того, как стали опытным (или «прожженным») политиком, то Вы попали в мир взаимоотношений Сородичей с более выгодной начальной позиции, нежели большинство новообращенных. Вы быстро приспособились и схватили нежизнь за руку, поскольку долго учились приноравливаться к необычным культурам и обычаям. Сочетание находчивости в условиях окружения, плавной речи и остроумия укрепляет Вашу полезность для Старейшин, пока Вы умудряетесь перенацелить клыки равных себе на шеи друг друга. Дипломатия — полноценное оружие, и через несколько слов, сказанных в Элизиуме, оно может низвергнуть могущественнейшего. С таким оружием Вы собираетесь играть в игры общества Сородичей к своей выгоде и удовольствию.

    Подсказки по отыгрышу: Хотя вы и несколько надменны, но любезны и нравитесь людям, несмотря на Вашу хищную природу. Вы естественно сопереживаете людям, и, хотя на практике Вы привязываете их чувства к определенной стороне, Вы делаете вид, что чувствуете их положение (или занимаете прямо противоположное, если хотите воскурить им фимиам). Однако, вместо того чтобы работать напрямую для достижения собственных намерений, Вы легко проскальзываете на место посредника между различными обиженными сторонами, а затем «помогаете» им прийти к решениям, выгодным Вам. Вы остроумны, вежливы, изысканны — и целиком и полностью эгоистичны.

    Оснащение: Одежда от Mackie, оборудование для видеоконференций, седан немецкой сборки, личный «органайзер».


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тремере | Образцы персонажей |

    Просмотров: 386 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tremere, 
    Revised

    Цитата: Я обнаружил кое-какие любопытные аналогии между этой проблемой и той, которой я недавно занимался. Позвольте мне посоветоваться с моими книгами...

    Вступление: На повороте веков Ваш воспаленный разум был занят оккультизмом. Пока более здравомыслящие люди занимались своими приземленными делишками, Вы выискивали по миру каждое необъясненное таинство. Уверенный, что мир должен столкнуться с каким-то тяжким роком, Вы предусмотрительно вкладывали деньги в невразумительные проекты и таинственные наряды — приобретали карты, показывающие, как будет выглядеть мир после неизбежного краха, приобретали ювелирное оборудование, покупали особые спектрометры, дабы обнаруживать призраков, и заполнили свою библиотеку томами, долженствующими хранить магические секреты тайных обществ, давно считавшихся упокоившимися, вроде Тамплиеров или Ордена Золотого Заката. Друзья и семья были вытеснены на обочину; их заменили неизвестные собратья по переписке и по конспирации. Пищей и питием служили Вам комета Виртанена, древние пришельцы с других планет, посещавшие майя, и подавляемая ересь Манихеев. Постепенно Вы становились все более одержимы подобными тайными знаниями, и все более отдалялись от обычных людей.

    Заботливо собрав оставшиеся у Вас средства, Вы устроили поездку по миру. Если прочие путешественники ехали в Лувр или Парфенон, то Вы отбросили обычные пути ради подземелий Флицбурга и катакомб служителей культа Митраса. Вы были уверены, что где-то там найдете следы великого заговора, цивилизаций, которые укажут на приближающийся конец. Древние знали о нем; нынешние власти скрывают его и отрицают, ибо боятся раскрепощающего знания о неминуемом конце. В итоге, карабкаясь по развалинам Анд в поисках пути, ведущего в склеп с мумиями инков, Вы встретили кое-кого, кто разделал многие Ваши мысли, — того, с кем Вы ранее переписывались. После обмена несколькими предположениями, касающимися подземных китайско-тибетских монастырей, Вас посвятили в одну из групп, действительно знающих, как сложить вместе кусочки паззла. С тех пор Вы продолжали свои поиски тайн, ведущих к концу времен. Вы уверены, что все взаимосвязано, и, когда Венера в наивысшей точке возвестит вознесение последней души, ответы придут — ясные, хоть и, возможно, ужасные.

    Концепция: Хотя Вы тратите большую часть времени, уединившись в библиотеке, где можете извлечь на свет странные обрывки знания, Вы иногда рискуете объявиться вне ее — в интересах других исследователей или будучи привлечены тягой скрытых знаний. Обладая чрезвычайно необычным мышлением, Вы, в некотором роде, придерживаетесь мнения, противоположного концепции Бритвы Оккама: простое объяснение в большинстве случаев может замениться более сложным, включающим в себя теорию заговора. Вы никогда не пропускаете мелочи, и долгие годы исследовательской работы означают, что Вы знаете, как состыковать зашифрованные послания, чтобы они составили цельную картину.

    Подсказки по отыгрышу: Часто Вы забываете, что другие люди могут не быть столь просвещенными, сколь Вы, потому Вы имеете склонность использовать столь запутанный словарный запас, что его никто не понимает. Вас можно — увещеваниями — заставить соответствовать текущему моменту, но Ваш мозг будет работать на двух уровнях; Вы покажетесь сбитым с толку, поскольку всегда упорядочиваете события вокруг лишь в случае, когда какая-то деталька показывает на больший секрет. Если кто-то другой попытается постичь Ваши умозаключениями, Вы становитесь взволнованным и оживленным, и из-за своего увлечения можете даже пропустить рассвет.

    Оснащение: Сумка, полная загадочных исторических книг, связка ключей к основным разделам городских библиотек, дневник с личными теориями.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Тремере | Образцы персонажей |

    Просмотров: 354 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tremere, 
    Revised

    Происхождение: Что случается, когда Каинит оказывается загнан в угол, но даже избежание смерти для него не выход? Регент Йохансен обнаружил горькую правду, что само по себе Проклятие не есть худшее из состояний, — Проклятие лишь делает возможным вечное выживание в личном аду.

    Появление Карла в обществе Тремеров казалось вполне обещающим. Он показал свой талант, будучи немецким оккультистом начала 19 столетия. Даже при жизни он изучал алхимию и спиритуализм наряду с более обычными медициной и политикой. Это привело к его встрече на рауте с будущим Сиром, известным английским Тремером, искавшим новую кровь, особенно для исследовательских целей. Рубеж веков, казалось, нес с собой истерию, религиозный пыл и возрождение оккультизма; многие предполагаемые кандидаты показывали себя, и мир почти чувствовал себя словно бы стремящимся навстречу новому принятию мистицизма. Страстное изучение Карлом этой культуры, в сочетании с его острым умом, и заставило сделать Бартоломея такой выбор. Он осуществил его в виде Становления, через ритуалы, и клятвы, и ряды послушников, где Карл прилежно учился несколько десятилетий. За 50 лет, прошедших со дня Становления, Карл показал свои способности и преданность. В качестве награды его «выдвинули» на пост руководителя команды «Дополнительные Источники», бывший глава которой был растерт в пыль вследствие ненадлежащего обращения со священной реликвией. Хотя поначалу Карла захватывали возможности путешествий и расследований, он скоро стал рассматривать работу как обузу, которой она и была: без прикрепленной к одному месту Капеллы, он не владел никакими настоящими ценностями и не вызывал уважения. На него постоянно давили новыми сведениями и сообщениями об явлениях, не известных ранее никому из Сородичей. К нему приставляли лишь послушников либо эксцентричных, либо тех, с кем трудно было работать; когда какой-нибудь послушник выступал с добровольным почином, дело неизменно вело к борьбе за лидерство в котерии. То была страшная работа, и  он не мог накопить на ней очень много власти.

    Карл так никогда и не вычислил, кому он досалил или какое задание провалил, чтобы тянуть такую тяжкую лямку (каковой он считал эти обязанности). Регентство над котерией занимало все его внимание, оставляя мало времени на собственные дела. Это угнетало его, и он начал становиться раздражительным и ожесточенным.

    К 1940-м годам Карл погрузился в глубокую депрессию. Хотя он по-прежнему выполнял свою работу, ему просто не хватало запала для того, чтобы продолжать постоянную борьбу за власть, ссориться из-за благ и разрешать трудные ситуации, требовавшие ответственности. Он спал в торпоре на том самом стуле, с которого учил, но как только кто-нибудь рассчитывал на то, что Карла просто похоронили, и командование котерией перейдет в его руки, Регент ментально давал знать о своем присутствии. Со своим внушающим уважение знанием Прорицания Карл продолжал вести котерию в качестве отдаленного мыслителя и руководителя, используя телепатию, а позднее — астральное появление, для общения.

    Карл оставался в оцепенении несколько десятилетий, и его тело ослабело. Тем не менее, он умудряется использовать свои умственные силы для того, чтобы связываться со своими доверенными лицами и поддерживать развитие котерии. Его сон поделен на промежутки ясности сознания и видений; иногда его послания состоят из эмоций и идей, которые явно не имеют отношения к окружающему его миру. Когда котерии надо двигаться, они упаковывают его, со стулом и остальными вещами, и загружают в машину. Карл позволяет своим послушникам управляться с рутинной бумажной работой, пока он отдыхает, и сосредотачивается лишь на умственных проблемах, которые могут его заинтересовать. Гули или невезучие послушники чистят его костюм и то, что его окружает, и получают ментальные указания.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тремере | Персонажи из книг |

    Просмотров: 372 | | Комментарии (0)

    Children of the 
    Night

    Происхождение: Один из гайдзинов заинтересовался Киоко с того самого момента, как он ее увидел, и это определило ее проклятье.

    Будучи посланником в уджи Бишамона, Фридрих Крейзер попытался предпринять обреченную попытку основать капеллу в Киото, что в Японии. В течение десятилетий Колдуны были заинтересованы в изучении искусства фэн-шуй, которым обладали геоманты квай-джин. Заявив, что он является «специалистом по культуре Востока», Крейзер решил провести дипломатические переговоры с таинственными Сородичами Востока.

    Однако на самом деле Крейзер мало что знал о квай-джин. Его истинные мотивы так и остались в тайне – был он невежествен и самоуверен или же просто хотел сбежать от интриг в Вене? Так или иначе, Крейзер встретил юную Киоко в гостинице для путешественников в рыбацкой деревушке вскоре после того, как прибыл в Киото. Ее красота, экзотическая для европейского путешественника, захватила его и судя по последним страницам его журнала она разожгла в нем «смертные страсти, о которых его мертвое сердце давно забыло».

    Неведенье Крейзера касательно обычаев квай-джин неминуемо привело его к гибели, и несколько убийц напали на него еще до того, как он успел представиться. Возвращаясь назад с рыбацкого пирса, где убийцы сделали свое дело, он достаточно долго сражался с голодным безумием…

    …пока не увидел, как Киоко принесла ему еду и не потерял контроль. Она всегда считала странным, что это странный бледный гость никогда не ел ее рис и креветок, но она все равно приносила их ему каждую ночь. В эту последнюю судьбоносную ночь гость ввалился в свою комнату истекая кровью, куски плоти свисали с него и он упал перед ней.

    Взгляд Киоко померк и ей стало холодно, когда чудовище набросилось на нее и стало пить ее теплую кровь. Она отчаянно сопротивлялась, но чудовище было слишком сильно даже в своем ослабленном состоянии. Однако в самом конце она все же невероятным усилием воли смогла воткнуть чудовищу деревянную ложку в сердце перед тем как отключиться.

    Киоко очнулась спустя несколько минут и услышала крик своего отца. Она обнаружила, что ее лицо покрыто ее же кровью, а парализованное существо лежало на соломенном матрасе рядом с ней. Подгоняемая страхом, Киоко взяла из кладовой серп своего отца и отрубила чудовищу голову, а то рассыпалась в прах.

    Испоганенная чудовищем, Киоко убежала в ночь, оставив позади себя всю безопасность, которую она знала. Она и раньше слышала о людях-демонах, странствующий волшебник научил ее, как с ними связаться. Она пошла в лес, упала на колени перед рекой и запела, насыпав немного специй на поверхность воды.

    Через некоторое время на берегу появился Изможденный Монах и рассказал ей о том, чем она стала.

    «Теперь ты стала дочерью дьявола, - сказал он. – Ты принесешь неудачу всем нам и будешь оставлять за собой лишь несчастья».

    «Что же мне делать, Изможденный Монах? – заплакала Киоко. – Должна ли я покончить с этой новой жизнью?»

    «Нет, - ответил Монах. – Этот выбор предстоит сделать не тебе. Ты должна, цветок кровавых вод, отправиться в земли демонов, которые создали тебя. Ты должна бежать, на восток ли или же на запад, и там утолять свою жажду кровью королей-демонов».

    И Киоко бежала, купив себе билет на корабль, который направлялся в Сан-Франциско, на деньги, украденные из деревенской казны.

    Прибыв на американские берега, она выучила английский и немецкий (на котором был написан журнал чудовища) и вступила в союз с небольшим кабалом Тремеров (благодаря знаниям, которые она почерпнула из журнала Крейзера). Она едва могла приспособиться к использованию извращенной магии обитателей запада и избрала дорогу, которую ей посоветовал Изможденный Монах: она стала чистильщиком Сан-Франциско, которым управлял князь Ванневар Томас. [Нынешний князь этого города Сара-Энн Виндер – прим. переводчика]

    Киоко знала, что она работает на тех же демонов, что создали ее, и исполняет свою судьбу единственным способом, которым может – она уничтожает тех, кто достаточно слаб, чтобы пасть от ее меча и цепа. Недавнее вторжение квай-джин напомнило ей о прошлом, которое у нее столь жестоко отобрали, однако она знает, что люди-демоны с ее родины не колеблясь убьют ее. Поэтому все свои ночи Киоко проводит в сражениях и часто становиться тем камнем, о который спотыкаются жалкие анархии и слабокровные Сородичи, которые бегут от квай-джин на юге.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тремере | Персонажи из книг |

    Просмотров: 347 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tremere, Revised Ed. (2000) 

    Нижележащий раздел приводит точную клятву, которую произносит новообращенный во время своего Становления в Клане Тремер. Этот вариант Клятвы — наиболее общепринятый; считается, что он восходит к середине XV столетия, предположительно записанный с помощью тауматургического ритуала в том виде, в каком сошел с уст самого Тремера.

    Существуют разновидности Клятвы — что вызвано то ли неточным переводом первоисточника, то ли желаниями менее скрупулезных Сиров, то ли веяниями времени. И действительно, одна группа Тремеров в самом конце XVIII в. даже приспособила девиз Французской Республики в качестве клятвы, но французский Понтифик тут же счел это неуместным вольнодумством.

    Я, [имя вновь принимаемого], сим клянусь в вечной своей преданности Дому и Клану Тремер и всем членам его. Я их крови, и они — моей. У нас общие жизни наши, цели наши и достижения наши. Я подчинюсь тем, кого Клан сочтет достойным называться выше меня, и обойдусь с подчиненными своими со всем уважением и заботой, кои они заслужат.

    Я не лишу и не попытаюсь лишить кого-либо из членов Дома и Клана Тремер его магической силы. Сделать подобное будет означать действия против мощи Дома нашего. Я не лишу жизни и не попытаюсь лишить жизни кого-либо из членов Дома и Клана Тремер, иначе как для защиты себя, либо когда маг поставлен вне закона проведенным по правилам Трибуналом. Если маг поставлен вне закона, я приложу все усилия к тому, чтобы этот маг предстал перед лицом правосудия. Я подчинюсь любым решениям Трибуналов и с трепетом уважу желания Внутреннего Совета Семи и делания тех, кто выше меня. Трибуналы будут связаны духом Кодекса Тремеров, дополнены Частным Кодексом и истолкованы группой магов в правах их. У меня есть право обжаловать решение в вышестоящем Трибунале, если он захочет выслушать мое дело.

    Я не поставлю опасность Дом и Клан Тремер действиями своими. И я не буду вмешиваться в дела смертных любым путем, ведущим к краху моего Дома и Клана. Я не буду, имея дело с демонами или кем другим, угрожать тем самым Клану, и не буду беспокоить фей любым из способов, могущих заставить их обратить гнев свой на Дом и Клан. Я клянусь также придерживаться ценностей и целей Камарильи, и я буду поддерживать Маскарад. Если эти стремления противоречат моим стремлениям, я не буду преследовать собственные цели в том случае, если они могут угрожать Маскараду. Могущество Дома и Клана Тремер зависит от могущества Маскарада.

    Я не буду использовать магию, дабы подглядывать за членами Дома и Клана Тремер, и не буду делать это, чтобы вмешиваться в дела их. Это строжайше запрещено.

    Я буду обучать лишь послушников, принесших эту Клятву, и, как только один из них повернется против Дома и Клана Тремер, я буду первым, кто поразит их и доставит пред очи правосудия. Ни один мой послушник не будет назван магом до того, как поначалу не поклянется соблюдать Кодекс. Я буду обходиться с послушниками своими с заботой и уважением, заслуженными ими.

    Я передаю тем, кто старше меня, право забирать моих послушников, если выясниться, что мои послушники ценны для дела Старшего. Все мы члены Дома и Клана Тремер и ценны в первую очередь с этих позиций. Я буду считаться с правом стоящих выше меня принимать подобные решения.

    Я буду расширять знания Дома и Клана и делиться с членами его всем, что обнаружу в своих поисках мудрости и могущества. Никакие секреты не должны быть утаены либо созданы в том, что касается искусства магии, и я не буду хранить в тайне деяния других, кои могут нанести урон Дому и Клану.

    Я требую, чтобы в случае, если нарушу эту Клятву, меня изгнали из дома и Клана. Если меня изгонят, я прошу братьев моих найти меня и лишить меня жизни, поскольку не может продолжаться она в упадке и бесчестье.

    Я признаю, что враги Дома и Клана — мои враги, что друзья Дома и Клана — мои друзья, и что союзники Дома и Клана — мои союзники. Да будем мы работать как один и приобретать крепость и силу. Я сим приношу эту Клятву [текущая дата]. Горе тем, кто попытается склонить меня к нарушению этой Клятвы, и горе мне, если поддамся я этому соблазну.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тремере | Документы |

    Просмотров: 269 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tremere, 
    Revised

    Цитата: Я просто хочу лучшего для парней.

    Мало кто понимает, как это тяжело — вырасти в грязи рабочих окраин. Имея пьющих родителей, множество братьев-сестер и ограниченные возможности, Вам ничего не оставалось, кроме как рано столкнуться с истинным положением дел, никто другой не дал бы Вам лучшего мира, или хотя бы надежду на него, так что Вам приходилось довольствоваться тем, что можно было найти. Это означает, что вам пришлось бросить школу, дабы пойти работать на завод. Затем Вы перебрались в доки. Школой жизни для вас послужило тяжелое и однообразной бытие. Убогие пивнушки, случайные драки, тяжелые станки да «Очаковское» наполняли вашу жизнь — и обозримое будущее.

    Поскольку вы работали в доках, то держали рот на замке, а уши — настороже. Выпивая с другими рабочими, Вы узнавали, где дела решаются с помощью взяток. Официальное членство в профсоюзе и все, что с ним связано, явно предоставляло работяге путь наверх, поэтому Вы намерились взобраться по этой лестнице. До Вас были и другие лидеры, но при разработке своей тактики Вы учли их ошибки. Позиционирование себя как человека из рабочего класса обеспечило Вам его поддержку, а Ваша привычка терпеливо выжидать перед прыжком означала, что Вы знали, каких промахов избегать. Даже когда маячили неизбежные конфликты между управленцами и рабочими, Вы могли повлиять на решение — за вами стояла сила рабочих. Хотя такая жизнь не была сладкой, Вы решили взять от нее все.

    Переговоры поздней ночью стали для Вас рутиной, как только Вам пришлось одновременно «утрясать» «особые» дела, вникать в местную политику в надежде использовать разногласия в своих целях, требования руководства и влияние в криминальных кругах. Как бы то ни было, Вы явно располагали чем-то, что было необходимо всем, и Вы сопротивлялись каждой из сторон. Даже угроза грубой силы не сдвинула Вас с места; Вы ожидали худшего. Ваши производящие впечатление решимость и организованность привлекали все больше и больше внимания, пока не стало ясно, что Вам предстоит вечно работать на кладбище. В конце концов, каждый столь же целеустремленный, как Вы, может понять, что нужно Тремерам, но ваша чрезвычайно настойчивая воля была настоящим подспорьем.

    Концепция: Выцарапав свою судьбу из помойки, вы лишь приземлились на дне другой выгребной ямы. Снова борьба за продвижение наверх, по, крайней мере, у Вас есть время, чтобы полностью все уладить.

    Все, что Вам нужно, — это убедиться, что Вы не нарушили одно из странных правил поведения, поскольку теперь возможности ошибиться не будет.

    Подсказки по отыгрышу: Хотя Вы не сильно образованны и не обладаете жутким красноречием, Вы, по крайней мере, осознаете свои недостатки, потому не болтаете лишнего. Обычно это усыпляет бдительность людей впечатлением от Вас как от глупца. Когда Вы ведете переговоры, то делаете это без чувства коллективизма. Поскольку на Вашей стороне группа поддержки, какой нет у других, Вы можете говорить с позиции силы. Время от времени Вы можете быть «тихоней», но обычно Вы не суетитесь; вы просто позволяете людям считать себя не стоящим внимания, а затем сокрушаете их мощью своей власти, прикрытия и верности.

    Оснащение: Портфель, заряженный револьвер, планы завода, черная книжечка с номерами телефонов местных политиков и криминальных авторитетов.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тремере | Образцы персонажей |

    Просмотров: 316 | | Комментарии (0)

    Children of the 
    Night

    Происхождение: Лиль Хаак вырастил ее отец, учитель из университета Амстердама. Он обучал ее философии дома и разрешал ей буквально все, даже прогуливать уроки. Студенты колледжа называли ее «миссис Хаак» и она принимала это прозвище, не понимая комплекса Электры в своих чувствах.

    Отец умер когда ей было 13 лет и одна из университетских семей взяла «миссис Хаак» к себе. Она была пугающе умной и посещала школьную библиотеку. Когда она наткнулась на «Эссе о колдовстве», ее увлекла идея о том, что можно контролировать силы природы. Так же ее увлекала мысль о том, что с мертвыми можно общаться и их можно воскрешать.

    В течение следующих 32 лет Лиль изучала мистику. После того как тома Гронингена, Лейдена и Утрехта из университетской библиотеки больше не могли удовлетворить ее она стала проводить время с беглым гугенотом, который знал о вещах, на которые ее книги только намекали. По мере того как росла ее сеть связей она поняла, что всяческие черные кошки и телята имеют слабо отношение к магии и немного разузнала о сверхъестественных существах. В одну из ночей 1779 года она постучалась в двери единственной капеллы в Амстердаме и сказала ее регенту Торбеку что она готова стать такой же, как и он.

    Сказать, что Торбек был удивлен – значит не сказать ничего. Смертная женщина обнаружила его капеллу и кое-что знала о его природе Сородича. Поняв ее ценность и целеустремленность, он решил не убивать ее немедленно. После нескольких лет бесед и еще нескольких лет раздумий Торбек наконец согласился сделать ее «такой же как и он».

    Лиль училась быстро. Она была привязана к своему сиру, однако отрешилась от ночного общества Сородичей. Она погрузилась в учебу и лишь смерть Торбека в 1989 году от рук Шабаша заставила ее показаться внешнему миру.

    Лиль очень уважала своего сира и знала, что ей предстояла еще многому у него научиться. Она крайне разозлилась из-за того, что у нее отобрали ее сира и решила жестоко покарать тех, кто это сделал. В это же время верховный регент низких стран решил, что Лиль должна возглавить капеллу и занять место Торбека в качестве примогена. Она наладила связи среди Сородичей и наводнила Амстердам магическими разведчиками, чтобы те собирали для нее информацию. Она потратила почти десять лет на то, чтобы разузнать о тайнах города и его Сородичей и результат шокировал ее.

    Князья Бельгии, Голландии и Люксембурга давно были объединены в группу под названием Консорциум. Князь Амстердама и член Консорциума по имени Арджан Вурхис потерял свое лицо из-за того что не смог справиться с вторжением отвратительной семьи Берин из клана Джованни. Однако недавно удача улыбнулась князю Вурхису. Он заключил соглашение с Хендриеом ван Дайком, свободным агентом из Люксембурга, и тот с помощью своих независимых сил нанес удар по Джованни города. Операция оказалась успешной, но пока Консорциум поздравлял Вурхиса, Лиль сделала шокирующее открытие. Она раздобыла свидетельство (не прямое доказательство, но близкое к этому), что ван Дайк был одним из лидеров Шабаша. Было похоже, что операция против Джованни была осуществлена им для того, чтобы отвлечь внимание от действий Шабаша в Амстердаме, в том числе и убийства ее сира.

    Разозленная Лиль поссорилась с Вурхисом и потребовала, чтобы на ван Дайка объявили кровавую охоту. Если бы она была более политически искушенной, то наверняка бы вела себя более тактично. Князь находился на волне успеха после этой операции и если бы стало известно о том, что его обманул Шабаш, его позиция в Консорциуме оказалась бы шаткой в лучшем случае. Вурхис решил игнорировать все это и пригрозил Лиль, что объявит ее истеричной ренегатшой, если она расскажет об этом другим князьям. После нескольких недель споров Лиль приняла решение, которое навсегда изменило ее место среди Сородичей.

    Она пошла к Джовании.

    Она заключила тайную сделку с семьей Берин Некромантов. Он согласилась сообщать им о любых действиях, которые Вурхес соберется предпринять против их интересов. Взамен они должны были помочь ее вендетте против Шабаша. Если бы отношения сложились хорошо, в будущем Лиль могла бы попросить их еще о какой-либо услуге.

    Вскоре все общество Сородичей всполошилось. Говорили о том, что Лиль обнаружила большой ковен Шабаша и собственноручно выкурила их, а некоторых даже убила. Публично князь Вурхис аплодировал ей, однако в тайне проклинал за то, что она подорвала его авторитет. Так же его интересовало, как она смогла провернуть это в одиночку и он решил разузнать правду.

    Теперь Лиль оказалась в центре четырехстороннего противостояния. У нее, Вурхиса, Берин и ван Дайка из Шабаша есть свои карты на руках и в конце этой игры кто-то из них преуспеет, а кто-то встретит свою Окончательную Смерть. Лиль желает выйти сухой из воды, обучиться некромантии Джованни и при это не быть проткнутой колом и оставленной на солнце. Она думает что это может привести ее на один шаг ближе к ее мертвому отцу, который преследовал ее с самого детства.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тремере | Персонажи из книг |

    Просмотров: 358 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tremere, 
    Revised

    Происхождение: Все более осовременивающиеся послушники отчуждаются от Старейшин, которые зачастую не понимают вещей, принимаемые молодыми новообращенными за данность. Почти каждый Сородич, получивший Становление в последнее десятилетие, знает о компьютерах, пользуется телефонами и обладает (или обладал) водительскими правами либо удостоверением личности. У Старейшин, которые просто не могут «быть в курсе», это вызывает чувство неудовлетворенности, подавляемую боязнь власти, которой благодаря этим средствам обладают новообращенные, и соответствующую негативную реакцию. В свою очередь, новообращенные, раздраженные деспотичностью вековой структуры Камарильи, находят отдушины, используя свои современные дары дабы занять места там, где и не думали ставить свои ноги Старейшины, вроде интернет-коммуникаций, исследований космоса или высоких биотехнологий. Масика была просто одной из немногих бесправных, озлобленных послушников на Мадагаскаре, с ограниченными возможностями повышения, биографией преподавателя информатики и Регентом, который презирал ее непринужденное обхождение с современными технологиями, но также требовал ее помощи, чтобы шагать в ногу с остальным миром.

    Дела внезапно изменились в 1998, когда Масика распространила кое-какие теории среди послушников, державших связь через интернет-сервер, поддерживаемый ей. Используя принципы Заразительности и Тождественности, Масика строила теории о том, что компьютер — это ментальное продолжение пользователя, средство, расширяющее свойства ума, а потому поддается тауматургическому управлению. За всего лишь несколько месяцев она проработала зачатки нового Пути Техномантии и обрисовала его положения нескольким другим послушникам до того, как ее Регент (и их тоже) узнал об ее действиях. Поначалу Регент Масики испытывал соблазн разобраться с молодой бунтаркой, но разглядел возможную пользу в ее Пути и стал ждать реакции Понтификов и Советников. Во многом к удивлению консервативных Тремеров, Путь был отправлен в архивы в Форстхритте и одобрен как полезное средство, хотя отдельные Лорды и Регенты до сих пор порой осуждают и запрещают это распространение Тауматургии на области, которые они не понимают. Масика стала среди других послушников кем-то вроде звезды; она смогла разработать совершенно новый Путь по направлению, отличающемся от любого другого курса исследований, то, что послушник не проделывал за век. Ее должным образом продвинули по лестнице, но ее Регент продолжает тщательно наблюдать за проявлениями непокорности — то, чего он не может понять, он боится, — но у Масики теперь есть союзники и подхалимы, которые думают, что ее нововведение быстро принесет ей более высокое положение и пост.

    В свою очередь, Масика продолжает организовывать других молодых Сородичей в Интернете, болтая с другими послушниками-Тремерами и обмениваясь mp3-ками и ритуалами Тауматургии. Она обнаружила себя вытащенной под свет рампы, и многие Старейшины пользуются ей как фокусом стыда и вины, испытываемыми ими из-за своей неспособности приспособиться к современному миру, — она — олицетворение всего, что могут делать современные новообращенные, но не могут Старейшины. Это также означает, что от нее нелегко избавиться. Лишь теперь она начинает понимать, что это дает ей некоторого рода влияние, и в последующие несколько лет Масика может искать дополнительных союзников, чтобы создать более радикальную группу, влияющую на продвижение подобных ей новообращенных. Затем, опять же, она может решить, что борьба с иерархией невозможна, и принять более консервативный образ. (В реальности, персонажи игроков могут быть вовлечены в эти дискуссии, и Масика может быть полезным контактом, но также и притягивать неприятности от Старейшин).

    Новаторы Тауматургии в Клане Тремер отмечают, что разработка новых видов Тауматургии часто требует годов, если не десятилетий, проб и исследований. Масика может быть просто одаренной от природы, но любящие теории заговоров Сородичи утверждают, что ее открытию помогли посторонним влиянием, возможно, даже таким, что она этого не заметила. Определенно, у ее Регента не было умений для того, чтобы разработать Техномансию, но, возможно, какой-нибудь Метузелах подстегнул ее компьютерные умения своим знанием Тауматургии — или, может быть, она и правда так талантлива.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тремере | Персонажи из книг |

    Просмотров: 405 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tremere, 
    Revised

    Цитата: У нас есть возможности держать людей подальше.

    Вступление: Охранник? Нет, слишком обыденно. Шпион? Никогда — Вы не столь легко выдавали тайны. Но Вы хорошо решали головоломки, обладали природной склонностью к развязыванию людских языков, и интуицией, позволяющей создавать связи, основываясь на кусочках загадки. Потому Вы вступили в ряды Армии и попали туда, куда хотели, — в контрразведку.

    Четыре года написания отчетов, сопоставления снимков, осуществления наблюдения, изучения иностранных языков, техники допроса и внедрения, умасливания волосатых лап (как иностранных, так и отечественных) и разработки новых способов обеспечения безопасности либо противостояния техническим охранным системам — довольно обширное резюме. Как только иностранные силы начинали действовать несколько нагло, Вы начинали собирать информацию об их отрядах, спонсорах и намерениях. Вы хорошо научились узнавать ложь, а еще лучше — создавать ее. 

    Когда Ваше путешествие закончилось, Вы решили применить свои навыки при работе на какие-нибудь службы безопасности частных предприятий. Конечно, пока Вы сидели на собеседовании, Вы сами проверяли своих визави. Вы не принимали в расчет тех, у кого были плохие кредитные истории, натянутые отношения с законом, скверное управление и порочная идеология. Таким образом, в списке осталась одна-две фирмы... и одна, которая прислала свое приглашение, но о которой вы так и не смогли ничего разузнать.

    Тремерам нужна была некоторая помощь в сфере безопасности. Ваши поиски привели к обнаружению каких-то жутких фотографий таинственных обрядов, подобных масонским, и нескольких относительно неизвестных людей, встречающихся с движителями и шестеренками местной политики. Поначалу Вы подумали, что это секта. Однако, когда Вы показали фотографии их представителю, он лишь улыбнулся — и посвятил Вас в настоящую тайну. Добро пожаловать в «общество».

    Концепция: Принимая во внимание опыт, приобретенный Вами во время жизни, Вы получили способности, необходимые для выполнения впечатляющих разведывательных задач. В кругу Тремеров это означает раскапывание тайн, заключение тайных сделок и выполнение работ «сомнительной чистоты». Хотя порой Вы и выполняете дурную работу, она важна и узкоспециализирована, что позволяет особенно не выделяться и притом иметь за спиной уважение, похвалы и благосклонность Сородичей, вынужденных пользоваться подобными услугами.

    Подсказки по отыгрышу: За тщательно проработанной наружностью скрыт четкий, аналитический ум. Вы позируете, говорите и одеваетесь так, чтобы произвести наибольшее впечатление на своих товарищей, и проводите время за изучением ситуаций, в которые попадаете, с тем чтобы выстроить подходящий фасад. Это почти игра. И из кусочков, которые Вы выудили из слухов о тайном Джихаде, ясно, что с концом игры придет наибольшая угроза для всех — Вы собираетесь быть где-нибудь сбоку, когда это произойдет.

    Оснащение: Отмычки, поддельное удостоверение личности, готовый костюм, микрокамера.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тремере | Образцы персонажей |

    Просмотров: 348 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tremere, 
    Revised

    Цитата: Вы сказали — полностью обескровлено? Возможно, это выявилась та разлагающая кровь бактерия — которая прибыла из Австралии. Определенно, ничего особенного.

    Вступление: Долгое время Вы вынашивали обычные большие планы: должность в престижной больнице, несколько перевернувших мир статей, экспериментальная медицинская технология — и впечатляющее признание Вас врачом, исцелившим от ВИЧ, победившего эпилепсию или совершившего клонирование органов. Определенно, отличные отзывы о Вас в личном деле предсказывали великие свершения. «Отличная техника», — говорили Ваши однокурсники. «Поразительная память», — добавляли преподаватели. «Настоящая отдача медицине», — сообщали врачи с базы практики. Вы были в такой степени намерены добиться успеха, что «полезли» в учебу и интернатуру с невротической жаждой одобрения, «вкалывали» на двух работах и «подсели» на амфетамины. Сочетание стресса, соревнования в ученой среде и недостатка нормальной общественной жизни вполне естественным образом привели к краху. Вы потерпели неудачу — два месяца спустя Вы стали совершенно незаметным работником больницы. После этого Вы сохранили свой талант, но многие старые знакомства были разорваны; люди говорили, что Вы изменились. Психиатр объяснил Вам, что психические и нервные срывы зачастую означают существенное изменение личности, и даже прописал кое-какие лекарства в рамках предупредительной терапии. С течением времени Вы сумели снова приспособиться к работе, но Ваши намерения сменились; вместо занимающегося самобичеванием, идеалистичного юного студента-медика Вы выросли в уставшего от всего мира врача, видевшего слишком много смертей, начиная с гибели Вашей собственной совести.

    Пусть другие врачи совершают большие открытия — с Вас хватит. Вы заняли должность судмедэксперта в одном из участков делового центра города. Не то чтобы стоящая работа, но и не слишком нервная или сложная. Вы просто навешивали ярлыки на трупы и упаковывали их в мешки. Иногда, когда слишком старательный мент умудрялся переусердствовать, или когда главный офис не хотел расследовать подозрительную смерть, Вы подделывали отчеты. (Заключение о «чистом самоубийстве» в случае, когда на туловище были сквозные раны от калибра 38 мм, было, наверно, самым абсурдным, но давление со стороны окружного прокурора с целью быстрого закрытия дела означало, что Вы ни за что не будете сопротивляться ему).

    После нескольких лет в этой должности Вы начали замечать тенденции в смертях горожан. Конечно, жаркое лето означало большее количество убийств, а самоубийства становились модными в апреле и декабре. Но для Вас сам по себе город всегда означал хищника, убивающего собственное население и посылающего их к Вам с омерзительным ликованием. Одно обескровленное тело вы списали на счет непонятного фактора. Два — Вы сделали кое-какие пометки и задали несколько вопросов следователям. Три — и Вы попались хищникам и убийцам, на след которых Вас вывела работа. Конечно, Маскарад не мог вынести Вашего внимания. Если бы Вы умерли, другой эксперт мог бы просто заменить Вас, потому взамен Вы просто покончили с ночами в морге. Теперь Вы прикрываете незадачливого едока-растяпу, запасаете кровь, собираете ценные сведения и уничтожаете улики.

    Концепция: Работа в морге по ночам означает, что Вам не нужно отвечать на вопросы касательно распорядка дня. Люди ожидают внешность, сходную с таковой у трупа, так что Ваша природа Сородича не вызывает слишком много подозрений. Вы можете поддерживать или нарушать Маскарад, осушать или увеличивать запасы крови, и инициировать либо «заглушать» полицейские расследования своими отчетами о причинах смерти. Естественно, прочие Тремеры ожидают от Вас этих дел в их интересах, но Вы можете делать все, что Вам заблагорассудится, со случайной отдачей, — такова выгода обладания влиянием.

    Подсказки по отыгрышу: Работа с мертвыми телами — особенно когда вы сами — одно из них — плохо отразилась на Вашей личности, и у Вас мерзкое чувство юмора и вызывающая раздражение туповатость. Как только люди пробьют эту страшную оболочку, Вы становитесь не таким уж и плохим, если забыть о питье крови, и подделке бумаг в пользу убийц, и... — а, забудьте, Вы просто отвратительны.

    Оснащение: Портативный компьютер, хирургические инструменты, удостоверение судмедэксперта, чистые бланки свидетельств о смерти.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тремере | Образцы персонажей |

    Просмотров: 231 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tremere, 
    Revised

    Происхождение: Томас занимает особое место. Вследствие Второй Мировой войны Тремеры потеряли несколько кандидатов в общем хаосе, охватившем мир. Котерия «Дополнительные источники» была предельно «вымотана», поскольку открывала новые возможности, рожденные всемирной торговлей и перевозками, но в ее рядах в то время были лишь два вампира и один гуль — что нисколько не способствовало выполнению ее задач. Регент Карл Йохансен пробудился в последний раз, чтобы выбрать нового рекрута специально для затыкания этой дыры. Специальностью Томаса были языки и социологический анализ. Это сделало его превосходным кандидатом для удовлетворения все более расширяющихся нужд котерии за рубежом. К тому же он изучал символогию, что тесно связано с оккультизмом Тремеров. Карл выделил его из- за книги, написанной Томасом, трактату, описывающему основные составляющие мышления, приведшие к дрейфу языка. Этот некоторый академизм сделал Томаса заметным среди остальных студентов-лингвистов, но и закружил в потоке внимания, сделавшем его бессмертным. Разум Сородичей нелегко приспосабливается к переменам языка. Томас утверждал, что изменения в языке отражают преимущественные тенденции в культуре, а также упрощение формы, пока первоначальные слова и фразы не станут обнажены до сокращенных матриц, лишенных своего первоначального значения. Превращение из основного понятия в устаревающую древность отражает продвижение от повседневности к пережитку мифов.

    Конечно, такого рода эзотерика легко выродилась в цеховщину, но у Томаса были и другие умения. Его опубликованные труды по лингвистике обеспечили ему некоторые связи и доверие в ученом обществе. С другой стороны, Томас также оказался сносным механиком; во времена своей молодости он усердно трудился над автомобилями, страстно и причудливо украшая свой «Меркурий» и экспериментируя с переделанными двигателями, гоночными шинами и даже закисью азота. Его энтузиазм сохранился и во время пребывания в должности профессора, и он содержал разукрашенный грузовик, добавляя, как только появлялись новые аксессуары, блоки понижающей передачи и установки для впрыска топлива. Для котерии, которая много путешествовала, механическое техобслуживание было просто необходимо.

    Будучи принятым в члены котерии, Томас сумел приспособиться в первую очередь из-за его знаний общественной психологии и эволюции мышления — радикальных концепций, вышедших из его радикального века. Он нашел изучение обществ Тремеров и Камарильи захватывающим. Его также захватил мистицизм Тремеров, что привело к созданию им нескольких традиционных видов магии, опирающихся на понимание силы значений и символов.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тремере | Персонажи из книг |

    Просмотров: 295 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Toreador, Revised

    Кат: Это очень интересно, не правда ли? Поначалу христиане были самой страшной угрозой для нашего кровавого рода. Но тысячелетие это долгий срок даже для многих из нас, и за это время церковь превратилась из абсолютной угрозы в опасное прибежище для отважных и отчаявшихся. С течением времени она все больше и больше становилась убежищем, пока не стала идеальным местом, где Тореадор творили, сохраняли и распространяли свои шедевры.

    Сейчас мы добрались до того места в нашей истории, где я могу вести повествование от своего имени, так как я вошла в Ложную Жизнь в году 1150 от Рождества Христова.

    Это было великое время прекрасных вампиров. Сарацины закрыли Святую Землю для христианских пилигримов, и Церковь силой вынудили вернуться. Крестовые походы превращали мальчиков в мужчин, мужчин в героев, а героев в трупы. Собратья всех линий крови начали конфликтовать, и тонкая кровь это только поддерживала. Особенно это коснулось Вентру и Бруха, многие из них, истинно верующие, мечтали выпросить прощения у Христа за то, что одно их существование кидало вызов Его царствию. Малкавиан впали во всеобщий хаос, в котором их собственное безумие выглядело не значительнее капли в море. Ассамиты, Сеттиты и даже некоторые Гангрел и Равнос приняли сторону мусульман. Остальные, приспособленцы из других Кланов, руководствовались жадностью, обжорством или даже просто любопытством. В общем, легенды о походе за Граалем целыми днями звучали по всей Европе, а ночью другие истории о Граале пелись более узкой аудитории.

    Кар: Я слышала некоторые песни о Граале, сложенные Тореадор.

    Кат: Тогда ты должна знать самый интересный факт: что раны, которые излечивала чаша Христова, лечила не только телесные раны. Многие Бруха, Малкавиан и даже Носферату верили, что глоток из чаши Грааля может стереть дьявольские пятна из их душ, восстановив в них человеческое и позволив им снова ходить под солнцем. В других историях упоминали о подобном, но только с тем учетом, что милость Грааля достается великой ценой. Согласно тем источникам, вампир может быть освобожден от уз Каина, но ценой Окончательной Смерти. Единственной милостью, которой можно было дождаться Детям Каина, это умереть как смертный, а не как полумертвое чудовище.

    Возможно, истории правдивы. Кто знает? Возможно, лампа Аладдина была Константиновским кусочком солнца. Я слышала такую версию от учеников сарацинских законов. Никак не узнать. Единственное, что я скажу, так это то, что многие Каиниты искали Грааль. Некоторых из них даже видели потом.

    Как по мне, так я не хочу возвращаться в смертную жизнь. Несколько лет солнечного света мне кажется глупым обменом на вечные ночи. Ах, что это были за ночи! Самые умные церковные деятели понимали, что угроза сверхъестественных монстров только укрепляет их власть, и они молча позволяли нам существовать. У Церкви, вооруженной крестоносцами до зубов, не было нужды заниматься чудовищами- одиночками: она была слишком занята осадой Иерусалима. А также расколом с Православной Церковью.

    В результате крестовых походов в Европе установилось какое-то подобие единения, и наконец-то начали развиваться торговые отношения между народами. Дороги были восстановлены, деньги вошли в обычный обиход, Церковь ослабила свое ограничение банковского дела, и величие Рима было не только возрождено, но и в некоторых местах даже превзойдено!

    Я имею отношение, понятное дело, к самому великому достижению эпохи – кафедральным соборам. Нотр-Дам еще стоит в Париже?

    Кар: О да, стоит.

    Кат: Тогда Христос, несомненно, доволен моим достижением. Возможно я самовлюбленная, но я частично горжусь Нотр-Дамом. Это была не моя идея или мой план, но я наблюдала за его возвышением и защищала его всеми доступными мне средствами. Смертные могут вышивать или петь или мазюкать кисточкой, но постройка соборов – это искусство для тех, у кого больше времени, чем ничтожные двухзначные числа человеческих лет жизни.

    В то время я была в Париже. Среди всех городов мира Париж, несомненно, был королем. Несмотря на его непомерно разросшееся население, каинитов оказалось столько, что более слабых Сородичей, уничтоженных голодными конкурентами, было не меньше, чем тех, кто пал жертвой напуганных смертных.

    Университет приманил Каппадокийцев, и Тремеры слетались туда как мухи на дерьмо, в то время как дворы династии Капетингов привлекали внимание более утонченных Кланов. Создавалось такое впечатление, что каждый вампир, кто был не в Крестовом походе, был в Париже.

    Ты можешь себе представить? Я помню таверну на причале, где каинит с даром красоты могла выбирать кого угодно, любого, из дюжин моряков – сильных крепких мужчин, вернувшихся с моря, хорошо знакомых с блаженством Поцелуя и жаждущих поделиться своим витэ. Люди знали. Они знали, и им было все равно. Кормление было простым, если только ты не Носферату или не Гангрел или какой-то еще неподходящий вид. Это было великое время для нас. Но, естественно, оно не могло продолжаться вечно.

    «22 декабря.

    Дорогая Ребекка!

    Как и обещала, прошлой ночью я взяла Катерину в Париж, где она не была уже почти четыре столетия. Она вполне сносно владеет английским и французским, хотя редкие анахронизмы, тем не менее, проскальзывают между самыми современными ругательствами, которые она освоила просто великолепно. Она до сих пор не носит никакой синтетической одежды, только шерсть, шелк или хлопок, и до сих пор утверждает, что носить трусики вредно, но я наконец-то поговорила с ней насчет ношения бюстгальтера и она быстро согласилась.

    Ее представления о красоте не изменились. Когда я повела ее в Нотр-Дам на вечернее выступление хора, она замолчала первый раз с момента своего воскрешения. Кровавые слезы потекли у нее по щекам, и она не обратила ни малейшего внимания на меня, когда я их вытирала (к счастью, рядом не было никого, кто мог бы это увидеть). Она снова пришла в восторг от улиц, когда с восхищением глазела на рождественские огни. Ее транс прервался только тогда, когда таксист развил большую скорость. Это ее настолько напугало, что она выпустила свои когти и зашипела, что в свою очередь, привело к тому, что напуганный таксист врезался в стену дома. Я думаю, хорошо, что он умер. Я даже не буду удивлена, если он умер от испуга.

    Чтобы занять вечер, я повела ее в клуб «Гостон». Признаюсь тебе, я надеялась показать ей что-то, что ее успокоит, и я думала, что разрывные танцы «металлоголовых» в четыре утра сделают свое дело.

    К моему удивлению, она ворвалась в танцы без малейшего колебания. Когда я позже спросила за танцы, ее ответ возмутил меня еще больше. Она сказала, что люди танцуют как во времена Великой Чумы танцуют сами с собой в безумии перед ликом неуклонной смерти и разгневанного Бога.

    Она назвала его Танцем Смерти

    Кармелита»


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тореадоры |

    Просмотров: 332 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tremere, 
    Revised

    Что еще не было сказано об изменнике-основателе, маге, Старейшине и загадочной личности? Как и во всем, что касается загадочных Патриархов, слухи о нем во многом противоречивы. Исторические упоминания — если их так можно назвать — описывают Тремера хитроумным и действующим в личных интересах магом, укравшим бессмертие, но к обсуждению допускаются и другие слухи. Некоторые сплетни утверждают, что он диаблерист и демонолог; другие убеждают, что он намерен объединить состояние Сородичей с собственным пониманием таинственного, чтобы превзойти Проклятие Каина. Истории рисуют его по-разному: как могущественного мага с зловещей наружностью, лишенного конечностей белого червя, трехглазое чудовище или высохшую и демоническую фигуру. Тем не менее, внешность значит мало для имеющего положение Тремера.

    Если Камарилья неистово отрицает легенды о Патриархах, то сомнительные деяния Тремера определенно кажутся сопоставимыми с их силой (если не возрастом). Некоторые Сородичи, знакомые с Кланом Тремер, верят, что не существует одного «Тремера», а те, кто занимают начальнические позиции в иерархии, иногда бормочут проклятия по поводу указаний, передаваемых самыми высокопоставленными Старейшинами из сумасшедших снов того, кого можно описать лишь как древнее чудище. Определенно, что-то, видимо, управляет преданными членами Клана, но Тремер ли это? Скончался ли маг давным-давно, или просто уступил чему-то более ужасающему, когда страшное проклятие Каинитов поглотило его душу? Наконец, существует ли он еще в эти ночи, или тень Тремера есть лишь заговор против целой расы вампиров? Ответы различаются от стороны к стороне. Те, кто зашел слишком далеко в поисках разгадки окончательной судьбы Тремера, часто оказываются привязанными к Клану Тремер мощной магией, если вообще не исчезают окончательно.

    Наконец, все, что можно уверенно сказать о Тремере — продолжает ли он существовать либо нет — это то, что он есть загадка, находящаяся за пределами понимания как чародеев, так и Проклятых. Тремер был неповторим; личность, которую нельзя описать обычными словами.

    Рассказчикам, которые хотят иметь дело с «настоящим Тремером»: смотрите Трансильванские Хроники IV. Тремер диаблеризовал Саулота, но при этом Патриарх стал управлять последующими действиями Тремера, итогом чего стало уничтожение Тремеров-антитрибу. Заметьте, однако, что Тремер и его сторонники продолжают держать рты на крепких замках в таких делах — если начнут распространяться слухи, что Тремер диаблерист, что Саулот управляет его телом или что он уничтожил целую линию крови, остальные Сородичи начнут предпринимать гораздо более решительные действия по уничтожению Клана Тремер. Без преувеличения, не более дюжины лиц по всему миру (включая, может быть, героев Ваших игроков, если они принимали участие в Трансильванских Хрониках) знают правду об этих жутких событиях.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тремере | Персонажи из книг |

    Просмотров: 383 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tremere, Revised

    Если послушать то, что говорят старшие, мы, Тремеры, уходим корнями к живым магам эпохи Возрождения и ранее. Говорят, что когда-то мы собирались в замках и башнях, как волшебники из легенд, изучая древние тома и отрабатывая заклинания.

    Некоторые Сородичи из наших рядов верят, что мы были единственными настоящими магами эпохи, тогда как другие говорят, что мы были лишь одной из групп, или даже малой частью большой организации — и что наши дома в сегодняшней структуре напоминают такие же частицы структуры, родившей нас. Как бы то ни было, мы признали то, что не смогли другие: магия умирала. Наш глава — говорят, что то был сам Тремер — предвидел гибель волшебства, и потому направил свои способности в область истинного бессмертия.

    Задолго до наших первых ночей в качестве Сородичей Тремер и его современники поняли, что их магия не может поддерживать их вечно, но они открыли тайны вампиризма в качестве альтернатив. Мы знаем, что вампиры были вокруг нас практически всегда, так что Тремер заключил, что неупокоенные так долго выживали, что пережили мифические времена, выносившие их. В течение большей части столетия, практически на рубеже тысячелетий (1000 г. н.э.), он и его помощники собирали знание, необходимое для превращения их в бессмертных. Волшебники из нашего Ордена скооперировались с Сородичами и сдернули покров тайны с силы, свойственной крови, и знаний о Кланах и обществах, которые в те жестокие годы можно было обнаружить в Европе. Цимисхи и Гангрелы отчасти помогали в этих исследованиях, хотя говорят, что Цимисхи, ревностно оберегающие собственные магические доблести, обратились против нас. Как бы то ни было, они не могли предотвратить неминуемое: Горатрикс, один из помощников Тремера, сумел создать зелье, воспроизводящее Проклятие Каина. После успешного «Становления» двоих его собственных послушников (болезненной процедуры, как говорят, с использованием примитивных катетеров и тупых режущих инструментов), Горатрикс принес зелье Тремеру и остальному руководству. Этриус, правая рука Тремера, протестовал против идеи о бессмертии, но в итоге инстинкт самосохранения одержал верх. Тремер и его последователи стали Сородичами и постепенно стали превращать в них остальных из Ордена волшебников. Что случилось с остальными волшебниками — неясно; определенно, в нынешние ночи магов, носящих остроконечные шляпы, не существует, и что до этой истории, то в ней они стали ничем большим, чем миф. Мы все еще здесь. Похоже, что предвидение Тремера спасло нас, но цена была (и есть) высока.

    Роковое зелье

    Зелье Горатрикса действительно вызывало вампиризм, но, возможно, и к лучшему, что послушники вроде как не знают, что его начальная цель не была таковой. Если бы варево сработало так, как было задумано, мы бы стали бессмертными силой крови, но оставались подобны людям нашими физическими возможностями.

    Тот факт, что Гангрелы и Цимисхи явно не были нашими добровольными помощниками в этом деле, конечно, мог быть сочтен за обычные причуды в делах Сородичей.

    Со своей стороны, я считаю, что утрата дневного света есть малая цена за сверхъестественную силу и стойкость, которые мы обрели.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тремере |

    Просмотров: 317 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tremere, Revised

    Как новички в мире Сородичей, юные Тремеры занимали шаткую позицию. Уникальные зелья одарили Тремера и его окружение чрезвычайно сильной Витэ, но не навыком ее использования. Другие Тремеры, менее удачливые, обладали лишь ограниченными аналогами слабейшего Поколения Сородичей, поддерживающими их. Без всеобъемлющего знания возможностей Сородичей, общественного этикета и таинств, Основателей втянули в тяжелую борьбу. Другие Сородичи видели легкие цели в этих новичках. Вампиры Дома Тремер столкнулись с предвзятостью и презрением Сородичей с высоким положением, которые обзывали превратившихся Узурпаторами и богохульниками, не обладающими истинными дарами Каина (как будто наследие сумасшедшего хуторянина-убийцы есть что-то, чем можно гордиться). Простая оплошность могла легко накликать смерть неосторожного Тремера, который не знал углов и закоулков общества Сородичей, особенно вследствие того, что у Тремеров был весьма ограниченный набор Дисциплин, с помощью которых они могли защищать себя. Ситуация с ужасающей скоростью выходила из-под контроля — Цимисхи в Восточной Европе вторгались в Капеллы Тремеров, Вентру протестовали против потери равновесия сил, а Гангрелы или Люпины рвали на кровавые ошметки любого Тремера, случайно заступавшего ногой на их дикие просторы.

    Что усугубляло положение, некоторые маги не отнеслись положительно к превращению в бессмертных. Некоторые буквально охотились на нас и стремились уничтожить любого вампира, которого находили. Соперничество такого вида лишь добавилось к тому факту, что старые пути средневековой магии (если, вообще-то, они обладали таким долголетием), похоже, недостаточно подходили для обращенных Тремеров. Наш Орден был вынужден проводить больше исследований для понимания крови и Проклятия, чтобы заставить их служить к нашей выгоде. Основатель не колебался. С внушительными умами его Совета, Тремер отрыл способы применения старых магических теорий к новой крови. На этих основах он создал Тауматургию, способы приспособления крови и других элементов для управления тем самым Проклятием, что движет Сородичами. Знание Тауматургии распространилось по всему Клану, взамен таинственных искусств, что члены Дома оставили позади с те пор, как стали бессмертными. Эта Тауматургия — способность совершать чудеса — дала Тремерам средства для защиты себя от Дисциплин, используемых другими Сородичами; была возможность, даже если Старейшина направит какую-то невообразимую мощь против Тремера, что можно после соответствующих поисков придумать ответный удар чародейством. Такая приспособленность с тех пор стала чем-то вроде отличительного признака Клана; Тремеры не томятся, оплакивая прежние ночи, когда они могут разработать новые пути к личной выгоде.

    В дополнение к Тауматургии, Клан разработал и другие средства. Мы заключали союзы с отдельными Сородичами, признававшими наши способности и предлагавшими нам помощь в обмен на наши знания или последующую оплату. Мы создали Горгулий, слуг, что могли совладать с дрожью битвы против других Сородичей и отфлешкрафтенных громил-прислужников Цимисхи. Мы привели в ущелья небольшую семью гулей, оставивших своих переменчивых хозяев-Цимисхи. Наши попытки использования гулей и смертных союзников удались; у Тремеров был большой опыт по «раздаче наставлений» дворам смертных в качестве дальновидных советников или таинственных покровителей. Наши к тому времени хорошо укрепленные Капеллы потерпели некоторые убытки, но смогли отразить атаки как других Сородичей, так и магов. Из западного района Карпатских гор распространились Тремеры, под прикрытием теней и за вуалью волшебных таинств.

    В течение нескольких сотен лет мы старались удержать свои завоевания и даже распространились по другим частям Европы. Наши обращенные быстро привыкали к Тауматургии, давая нам преимущество, ставившее в тупик других Сородичей. Несмотря на постоянные нападения пехотинцев и порабощенных чудищ, созданных Цимисхи, хищных Люпинов, коварных Сородичей и даже подозрительных смертных охотников на ведьм, Клан процветал. Конечно, Тремеры так и не приблизились ко множеству других вампирских Кланов, но нам это и не было нужно. У нас были различные цели и средства. Тогда как Вентру занимались Крестовыми походами, а Бруджа дрались друг с другом вплоть до предания огню собственных убежищ во имя прогресса, мы довольствовались новообретенным бессмертием и оккультными исследованиями.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тремере |

    Просмотров: 215 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tremere, Revised

    Отношения с другими Сородичами улаживались непросто. Множество остальных Детей Каина не желали считать последователей Тремера Кланом, частично вследствие обычного неприятия перемен, а частично из-за нашего происхождения как самосотворенных бессмертных. Основатель понимал: чтобы достичь истинного признания, ему нужны верительные грамоты, делающие других — Кланами. Поскольку каждый Клан отслеживал свое происхождение от легендарных Патриархов, Тремерам нужно было каким-то образом обрести подобное положение. К сожалению, Патриархи были древностью, лишь легендами из анналов истории, со страхом пересказываемыми Сородичами, опасающихся возвращения своих пугающих предков.

    Тремер и его Совет попытались отследить сообщения о нескольких древних Сородичей из презираемой Линии Крови диаблеристов и похитителей душ. Быстро работая, Тремер умудрился искоренить несколько Старейшин этой линии, а затем открыли путь к гробнице одного из их усопших Метузелахов. Говорят, что там он попытался отобрать силу, возраст и мудрость этого демона. Раздавив дух нечистого Сородича своим собственным, Тремер захватил мощь, необходимую для накопления уважения и признания других Кланов. Новости о свершившемся медленно просочились наружу, и другие Сородичи нехотя признали стойкость, хитрость и умения Тремера.

    Не всеми Сородичами можно было управлять с помощью слухов об особенностях Тремера. Некоторые верили, что вымершая теперь Линия Крови — святые, или целители, или мудрецы, несомненно будучи подвержены влиянию таинственных способностей, которые эти Сородичи продемонстрировали, чтобы спасти собственные шкуры. Наивные Сородичи прикрывали беглецов из Линии Салюбри в обмен на обещания исцеления или абсурдных слухов типа Голконды. Постепенно Тремеры сумели распространиться по дворам всей Европы, охотясь за этими демонопоклонниками, где могли их найти, и получая растущее признание за свои тауматургические умения, хитрость и волю. Сородичи из числа Тремеров смогли смешаться с другими Каинитами и занять важное положение в качестве советников, помощников и специалистов по оккультным делам.

    Посреди смертных Тремеры имели решительное преимущество — как маги, ранние Тремеры всегда скрывали свои пристрастия от смертного мира. Превращение из эксцентричных чародеев в вампиров просто ускорило отделение Сородичей-Тремеров от людей. В некоторых местах Тремеры даже постарались основать сильные стада в обществе смертных; язычники Литвы видели восхождение кровавого культа, поощряемого Тремерами, тогда как проникновение в средневековые учебные заведения позволило Клану замечать и выбирать кандидатов на Становление из образованных и эрудированных людей. Более того, Клан сохранил много книг на античных языках и обеспечил процветание некоторых учений ранней поры.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тремере |

    Просмотров: 277 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tremere, Revised

    Конечно, уж что лишь несколько новообращенных в это новое время понимают, так это то, что Тремер пытался не просто отыскать Саулота, одного из мифических Патриархов, но также и диаблеризовать этого выдающегося Сородича. Правда, многие Салюбри, похоже, постепенно заработали манию преследования или постепенно ввязались в гонку за былой славой. Их истребление было благом для всех Сородичей.

    Слухи о том, что Саулот каким-то образом овладел Тремером, или что демонический Древний подстроил обстоятельства Диаблери, конечно же, неверны. С Сородичами, ведущими такую совершенно ошибочную пропаганду, надо обходиться наижесточайшим образом.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тремере |

    Просмотров: 282 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tremere, Revised 

    Когда судьба была благосклонна к вампирам, она была таковой и для Клана Тремер. Человечество вырывалось из когтей Темных Веков путем сосредоточения государственной власти на землях феодалов. Церковь старалась поддерживать горение пламени веры и учения. Города людей росли в размерах, равно как и возможности для развития схоластики, создания тайных обществ и способов обеспечивать пропитание большим скоплениям людей (а, следовательно, и Сородичей). Клан основывал капеллы вдали от своих первоначальных поселений близ Германии и Италии, даже посылал эмиссаров ко дворам Англии, Испании, Норвегии и далее. Совет Семи учредил должности Понтификов, чтобы присматривать за столь обширными территориями, и способствовал распространение в не изведанных до тех пор Африке и России. Путешествия были медленными — вследствие опасности длительных поездок и беспокоящих обычаев детей ночи, но медлительность мало значит для созданий, располагающих столетиями для наблюдения за реализацией своих планов.

    Однако, чем больше росла численность смертных, тем больше они развивали свои собственные пути насилия. Полемика касательно религиозных постулатов вызвала столкновения между арабскими нациями и европейцами, что привело к серии Крестовых Походов. Аристократия Европы собралась атаковать paynim, но военная удача без конца металась взад-вперед между сторонами. Очевидно изнуренные, противники пришли к непростому решению. Христианская церковь, не удовлетворенная провалом в преследовании неверных, обратила свое внимание вовнутрь, особенно в Западной Европе. Так началась Инквизиция, восстание смертных, которое могло стереть с лица Земли общество Сородичей.

    Инквизиторы начинали свое продвижение по службе, отыскивая признаки неортодоксальности. Священники и охотники на ведьм из мирян вперяли свои взгляды в поисках любых знаков отклонения от догматов Церкви и безжалостно уничтожали еретиков. Любой, кто возражал Церкви либо казался выделяющимся или странным, мог быть мишенью; беспощадные крестьяне и знать наравне выдавали своих соседей Инквизиции, сопровождая это сказочками о дьявольщине. Мало смертных знали о чудовищах, которые на самом деле таились среди них. Однако, как только первый невезучий бессмертный нашел дорогу прямо к костру Инквизиции, остальным оставалось недолго ждать той же участи.

    С одобрением Папой Иннокентием III пыток и вследствие любви Инквизиции к аутодафе, «еретиков» легко можно было выбраковать из общей массы населения. Ранее лишь беспокоящие неудобства вроде ночного существования или трупоподобной внешности внезапно отчетливо замаячили впереди, отделяя Сородичей от остатков человеческой расы, и потому стали смертельной опасностью. Даже Старейшины, бывшие до того правителями своих доменов с неоспоримыми полномочиями, были брошены в погребальные костры, пронзенные кольями. Инквизиторы научились распознавать Сородичей — по их стойкости к пыткам и слабо скрываемой классической слабости к огню и солнечному свету. Тремеры, будучи и Сородичами, и колдунами одновременно, возможно, понесли наибольшие потери. Инквизиторы не просто истребляли нас как бессмертных; но наши Капеллы захватывались и сжигались, и бесценные сокровища тауматургических знаний были утрачены. Некоторые охотники, действовавшие с одобрения Церкви и под защитой их верой в бога, даже оказались устойчивы к воздействию Тауматургии и других Дисциплин, что делало их действительно опасными. Сородичи всей Европы метались в поисках убежища; Старейшины, не способные приспособиться к тем временам и продолжавшие видеть в людях лишь рабов или пищу, погибали. Весь порядок общества Сородичей рухнул. В первый раз мы четко осознали, что человечество и правда может восстать и уничтожить всех нас. И удар по нашей гордости был — смертельным.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тремере |

    Просмотров: 224 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tremere, Revised

    Так как Сородич за Сородичем погибал в языках пламени, перепуганные Сородичи по всей Европе спешно созывали собрания или посылали предостерегающие вести в другие города, надеясь узнать, как существуют их далекие братья. Инквизиция огнем проложила себе путь по всей Европе, не оставляя нам укрытий и уничтожая целые Линии Крови. Многие Кланы пришли к выводу, что только скрытность, усиленная взаимодействием, может обеспечить нам выживание. Так же, как люди собирались вместе и черпали свою силу из того факта, что ни один Сородич в одиночестве не может нападать на них всех сразу, самим Сородичам нужно было отложить в сторону свои вековые разногласия и собраться вместе для общей защиты.

    Приглашения летели к Сородичам чрез континенты. Старейшины прибывали на заседания, на которых они могли предложить формы объединения, способные сохранить всех нас. Устраивая встречи в тайне, Сородичи надеялись скрыться от ока Инквизиции. Искусственные уловки и двойники отвлекали внимание, пока Сородичи собирались для определения средств к выживанию. Поскольку Инквизиция продолжала наслаждаться успехами, она могла лишь увеличить свои усилия; каждый сожженный вампир побуждал еще одну сотню подозрительных смертных присоединиться к драке, дабы отыскать еще чудище-другое. Лишь убедив смертных, что их работа завершена — что больше кошмарных созданий не осталось, что вампиры стерты с лица Земли, словно их и не существовало, — можно было удовлетворить Первые инквизиционные собрания были ужасны. Старейшины, не привыкшие подчиняться чужим причудам, обнаружили, что у них нет выбора, кроме подавления своих монументальных «Я», если они вообще хотят выжить. Сородичи скандалили из-за пустяков, лелеяли обиды веками, и некоторые Кланы вообще отказались уделять внимание собраниям. Естественно, мы присоединились к представителям шести других Кланов, предложивших некое секретное общество. Основатели разразились впечатляющей речью: о Старейшинах, искореняемых и уничтожаемых по всему континенту; о Детях, подставляющих целые группы Сородичей единственной своей ошибкой; о погибших лордах, властвовавших в своих землях столетиями; о неистовствующих диаблеристах, о развале сообщества Сородичей, об уничтожении Сиров клыками их Детей. Сородичи знали, что все существование их висит на волоске. Отвечавшие отказом изгонялись или выдавались Инквизиции, тогда как поддерживавшие мысль о секретности помогали удалить от общества и сокрыть движение Сородичей среди людей.

    Вентру требуют похвалы за создание Камарильи, а Тореадоры заявляют, что пламенные речи одного из них повлияли на многих недоверчивых Сородичей, после чего вся эта структура и заработала. Но наш вклад, тихо положенный в общую копилку за спинами педантов, сковал единство. С помощью даров наших мы могли обеспечить собрания от проникновения извне, отследить шпионов и заронить семена уверенности в других Сородичах. Осторожное размещение голоса здесь, одолжения там позволило нам быть уверенными, что другие Кланы двинутся в направлениях, намеченных нами. Обеспечив поддержку какого-нибудь лорда-Вентру, мы могли позже воззвать к его помощи против кого-то, за кого он иначе вступился бы; воздание почестей конкретному Тореадору могло означать привлечение тореадорского красноречия на нашу сторону. Пусть другие властвуют в Камарилье — Вентру могли бы по-прежнему трубить о своей ответственности за приведение Сородичей к безопасному будущему, а Тореадоры так и толкали бы зажигательные речи, если бы мы, Тремеры, не обеспечили воплощение этого. Многие Старейшины из других Кланов были непривычны к быстрым переменам и не могли предвидеть создание объединения вроде Камарильи менее чем за столетие. Мы, с другой стороны, лишь слишком хорошо понимали необходимость в том, чтобы постоянно оставаться настороже — от ночи к ночи, — приспосабливаясь к выживанию на недружелюбных территориях, на кои мы недавно попали.

    Конечно, многие Старейшины из Кланов Бруджа, Гангрел, Малкавиан, Носферату, Тореадор и Вентру присоединились к нам, признавая необходимость секретности. Так возникла Камарилья
    , широко принятая среди этих Кланов и поддерживающая Шесть Традиций как способы укрывания среди людей и сосуществования без открытой войны. Те Сородичи, которые чувствовали, что Камарилья
    слишком ограничивает их, или совершили слишком тяжкие преступления, чтобы им позволили выжить, обнаружили себя вне защиты организации. Основатели быстро учредили должности Судий и Архонтов для выполнения задачи искоренения таких ужасных влияний. Эти негодяи создали движение Анархов; они якобы протестовали против политической структуры Камарильи, но на самом деле многие просто спасались бегством, поскольку, будучи диаблеристами, человекоубийцами и буйными, опасными личностями, они угрожали стабильности общества Сородичей своим существованием и знали, что будут находиться под гнетом, коли попытаются присоединиться к Камарилье.

    Камарилья явно имела успех. Как только Сородичи исчезли из поля зрения масс, смертные перевели свое внимание с чудовищ из тьмы на поиски причин этого. Подобно юнцу, отбрасывающему детские игрушки, люди оставили свои суеверия и взамен занялись добычей знаний. Мы унаследовали оккультные истины; пока «рациональные» и «ученые» люди просачивались в области других Кланов, эти Кланы приспосабливались; их собственное знание о бытии Сородичей и истории становились лишь суевериями. Мы, хранители таинств, накапливали эту мудрость.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тремере |

    Просмотров: 305 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tremere, Revised

    Создание Камарильи не только помогло нам спрятаться среди смертных, но и предоставило другие решительные преимущества. Заняв позиции основателей Камарильи, мы смогли узаконить свое место в обществе Сородичей. Те, кто когда-то звали нас Узурпаторами и диаблеристами, теперь вынуждены были признать и принять нас как равных. Более того, мы укрепили свое обособленное положение. Сородичи с истинным пониманием оккультизма стали редки за минувшие годы, поскольку Маскарад вымыл таинственные знания в угоду здравому смыслу. У птенцов и новообращенных мало сведений касательно состояния Сородочей. Наша сеть сведущих участников позволила нам торговать жизненно важной информацией и хранить оккультные секреты, которые мы можем скупо применять как средства воздействия на других Сородичей.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Тремере |

    Просмотров: 202 | | Комментарии (0)

    1-30 31-56
    Copyright MyCorp © 2018