Четверг, 26.04.2018, 08:39
oWOD - компиляции
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Поиск
Меню сайта
Категории раздела
Кланы Каинитов [33]
Assamite [13]
Baali [1]
Blood Brothers [2]
Brujah [29]
Caitif and Pander [3]
Cappadocian [1]
Daughters of Cacophony [1]
Followers of Set [4]
Gangrel [75]
Giovanni [3]
Harbingers of Skulls [2]
Kyasid [1]
Lasombra [10]
Malkavian [65]
Nosferatu [67]
Ravnos [6]
Salubri [13]
Samedi [2]
Toreador [59]
Tremere [56]
Tzimisce [70]
Ventrue [66]
Чат
Друзья сайта
  • Сингулярность
  • Все оттенки Тьмы
  • Форма входа

    Главная » Статьи » Каиниты » Assamite

    В категории материалов: 13
    Показано материалов: 1-13
    Страницы:

    Сортировать по: Дате · Названию · Комментариям
    Vampire: The Masquerade, Revised Ed

    Ассамиты явились из пустынных просторов Востока, сопровождаемые зловещей атмосферой ужаса. Среди вампиров Ассамиты прославились в качестве клана убийц, работающего на любую из сторон, способную заплатить им. Плата, которую они взимают за свой труд — витэ других Сородичей; для Ассамитов диаблери — это величайшее таинство. Ассамиты стараются не вмешиваться в дела Камарильи и Шабаша, работая на любую из сторон и одновременно преследуя собственные цели. Они действуют в городах, контролируемых сектами; прочие Сородичи считают их полезными для устранения противников, проведения кровавых охот, наказания нежелательных потомков и проникновения в оплоты соперников. Однако Ассамиты редко заключают настоящие союзы с другими Сородичами, поскольку считают остальных Детей Каина низшей ветвью. В отличие от прочих кланов, Ассамиты не утверждают, что их основатель принадлежит к Третьему Поколению. Вместо этого они верят, что их основатель является представителем Второго Поколения и, таким образом, все остальные Каиниты — лишь их несовершенные подобия.

    В ночи, предшествовавшие созданию Камарильи и Шабаша, Ассамиты широко практиковали диаблери, неизменно стремясь приблизиться к «Единому», как они называли своего мифического основателя. В результате Восстания Анархов, когда из пепла поднялись Шабаш и Камарилья, многие могущественные старейшины стали испытывать тревогу из-за убийц-каннибалов, скрывающихся в их рядах. Обратившись к Тремер, чтобы те прокляли кровь Ассамитов, Камарилья наложила на клан проклятье и сделала его членов неспособными пить витэ других Сородичей. Не в силах противостоять единому фронту, представляемому Камарильей, Ассамиты были вынуждены подчиниться этому позору. Те немногие, кто не приняли проклятье, скрылись и присоединились к Шабашу.

    Те, кто регулярно имеют дело с Ассамитами, почувствовали великие потрясения в клане. Величайший из признаков этого — недавнее снятие проклятия Тремер. Освободившись от мистических оков, не позволявших им заниматься диаблери, клан вновь развязал кампанию, наполненную убийствами и каннибализмом. Теперь Ассамиты убивают других Сородичей без дополнительных стимулов — и, разумеется, без санкций и контрактов.

    Клан в целом перешёл к более агрессивному поведению. Если раньше клан не брал новых контрактов на жертву, которая победила его убийц, то теперь клан может преследовать эту жертву, и часто делает это с невиданным рвением. Точно также, Ассамиты больше не чтят многовековую традицию десятины, отдаваемой сирам. В эти ночи надвигающейся Геенны нет места для ленивых Ассамитов, почивающих на собственных лаврах.

    Однако чего именно хотят Ассамиты, остаётся неизвестным. Очевидно, что Ассамиты усилили свою хватку как на физической, так и на политической арене, и тайные агенты клана вышли из тени в городах, где правящие вампиры стали ленивыми и глупыми. Их власть в городах Индии и Среднего Востока оказалась куда сильнее, чем предполагали остальные Сородичи. Если раньше другие Сородичи считали Ассамитов благородными (т.е., относительно бессильными), полезными исполнителями, то теперь они воспринимают клан с благоговейным страхом.

    -->


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Ассамиты |

    Просмотров: 922 | | Комментарии (0)

    Guide to the Sabbat (1999)

    В ночи, которые последовали за Восстанием Анархов и Торнским Соглашением, клан Ассамитов обнаружил себя в крайне затруднительном положении Когда молодая Камарилья стала позиционировать себя как их противника, Ассамиты стали целью для ярости всех сородичей Чтобы усмирить угрозу со стороны Сарацинских Убийц, Камарилья решила подвергнуть клан Ассамитов мощному проклятью со стороны Тремеров, которое бы не позволяло им поглощать витэ других Каинитов, и что было основой этического кодекса многих Ассамитов.

    Однако не все Ассамиты стали жертвами кровавого проклятья Несколько самоуверенных членов клана, которых возглавил первый хулул, аль-Нумаир, скрылись В последующие ночи аль-Нумаир и его банда восставших убийц вступили в молодой Шабаш, скорее из неповиновения Камарилье, чем из-за того, что они хотели поддержать зарождающуюся философию новой секты С этого времени отступники Ассамитов стали играть важную роль в Шабаше и стали одними из наиболее устрашающих членов пресловутой Черной Руки.

    Члены отступников Ассамитов сперва служат своему клану и лишь затем Шабашу, однако многие из их верований совпадают с воззрениями секты В отличие от членов основного клана, отступников Ассаммитов не уважают Хакима Они видят в нем тоже, что и в остальных отвратительных Патриархах  –  порочное и злобное чудовище, которое восстанет в одну ночь, чтобы пожрать своих детей Вместо этого члены отступников Ассамитов хотят как можно ближе приблизиться к Каину, которого основной клан считает чудовищем Однако между кланом и отступниками существуют довольно цивилизованные отношения, хотя никто из чужаков не знает, какие для этого есть причины Члены отступников Ассамитов относятся довольно высокомерно к членам основного клана, которых они безжалостно упрекают за то, что те позволили наложить на себя проклятие Камарильи, даже после того, как они его разрушили.

    Как и члены основного клана, эти Ассамиты великолепные убийцы и мастера бесшумных убийств Ангелы Каина – это смертоносное дополнение к Шабашу, без их доблести и тактического ума секта много потеряет Многие из отступников Ассамитов занимают значительные военные должности в секте, и многие из них становятся ее великими героями-убийцами, оставляя на своем бесшумном пути трупы и пепел неверных.

    Члены отступников Ассамитов обычно не берут на себя роль жреца стаи, однако многие из них становятся дуктусами, особенно если основной целью стаи являются сражения или убийства Большинство Ангелов каина принадлежат к стаям, которые состоят исключительно из членов отступников Ассамитов, однако все больше и больше членов клана ломают эту устоявшуюся традицию, присоединяясь к более разношерстным стаям Они не стремятся обратить всех в свою веру, как члены основного клана, считая это напрасным делом В конце концов, когда Каин проявит себя, всем будет дан выбор – следовать за ним или пойти собственным путем .

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Кланы и Линии крови Каина | Ассамиты |

    Просмотров: 369 | | Комментарии (0)

    Guide to the Sabbat (1999)

    Описание: Из рядовых представителей Чёрной Руки готовят солдат и шпионов Агент Чёрной Руки служит как для раскрытия тайн, так и для устранения угроз, которые они представляют Агенты предпочитают не распространяться о своей личности: кто-то может не знать о вампирах, принадлежащих Руке, пока не повстречается с одним из них в открытую.

    Внешний вид: У агента Чёрной Руки всегда непроницаемый взгляд, скрывающий стальную выдержку Она никогда не улыбается, если только это не соответствует её прикрытию Агент одевается, исходя из практических соображений: она предпочитает свободную одежду, в которой она может двигаться — и убивать — с лёгкостью.

    Советы по отыгрышу: Ваш девиз: «Сначала убей, задавай вопросы потом» Вы предпочитаете убивать в уединённом месте, а не вступать в открытую битву У вас есть поразительный талант побеждать, когда дело доходит до драки Всё и все вокруг — это инструменты и ресурсы, поэтому не упускайте возможности наилучшего их использования, если этого потребует ситуация.

    Клан: Ассамит антитрибу.

    Натура: Хамелеон.

    Маска: Мастер выживания.

    Поколение: 10-е.

    Физические: Сила 5, Ловкость 5, Выносливость 5.

    Социальные: Обаяние 3, Манипулирование 3, Внешность 3.

    Ментальные: Восприятие 4, Интеллект 3, Сообразительность 5.

    Таланты: Бдительность 3, Атлетика 2, Драка 4, Уклонение 3, Запугивание 3, Имитация 2, Знание улиц 4.

    Навыки: Взрывчатка 1, Маскировка 2, Вождение 2, Стрельба 5, Фехтование 4, Выступление 2, Безопасность 4, Скрытность 3, Выживание 3.

    Познания: Знание Чёрной Руки 3, Знание Камарильи 1, Расследование 2, Знание Шабаша 2.

    Дисциплины: Стремительность 2, Затемнение 3, Могущество 2, Смертоносность 3.

    Дополнения: Статус в Чёрной Руке 2, Контакты 5, Ментор 3, Ресурсы 2.

    Добродетели: Убеждённость 4, Инстинкты 4, Смелость 5.

    Путь просветления: Путь Каина 7.

    Сила воли: 7.


    Категории: Vampire: the Masquarade | КаинитыАссамиты | Образцы персонажей | Фракции Шабаша |

    Просмотров: 409 | | Комментарии (0)

    Children of the 
    Night

    Происхождение: Слава Аль-Ашраду, который наблюдал за тем, как было разрушено Проклятие, наложенное проклятыми Тремерами. Тому, кто создал Ритуал Создания и кто поддерживал Детей Хакима в годы их позора. Тому, кто создал Клык Кали и Лук Солнца. Тому, кто усмирял бури и сокрушал демонов своей стальной рукой. Слава Аль-Ашраду, величайшему магу в мире!

    Давным-давно, когда Аль-Ашрад был еще смертным, когда он бродил по горам и молнии из его рук и глаз освещали их, он предложил свою магию Хакиму. Мудрый Хаким принял предложение Аль-Ашрада, человека, который будет известен как Амр в годы позора, которые еще лишь ожидали Детей. Возможно, Дети так бы и не смогли вернуть себе свою честь без помощи величайшего мага в мире.

    Однако некоторые Дети Хакима негодовали по поводу того, что смертный был принят в их ряды и они решили убить его. Однако у Амра было множество глаз и ушей в те ночи, и он подготовился к вероломству Детей. Когда заговорщики пришли к нему, он был готов. Он убил большинство, выпустив горящую стрелу из Лука Солнца, а остальных добил мечом и магией, так же демоны сражались на его стороне. Он разметал неудавшихся убийц, как вихрь разрывает паутину. Когда осела пыль, десять лучших сыновей Хакима были убиты, а Аль-Ашрад не получил ни царапины.

    Величайший в мире маг пошел к Прародителю и рассказал ему о том, что случилось. Никто не знает, о чем точно они говорили, но истории говорят о том, что Аль-Ашрада обвинил Прародителя в том, что он решил лишить чародея свободы и навсегда приковать его к Детям. Гневу Хакима не было предела, так как убитые были наиболее любимыми и доверенными его сыновьями. Прародитель думал, что Аль-Ашрад собирался узурпировать их власть и стать его правой рукой.

    Каждый стоял на своем, и они могли бы начать сражаться, если бы Ур-Шулги, второй сын Хакима, не вмешался. Встав перед разгневанными спорщиками, он сказал, что заглянул в их души и что они оба ошибаются. Он сказал, что заговорщики действовали сами по себе и что Аль-Ашрад не собирался занять их место.

    Лицо Хакима потемнело, так как не любил, когда его слова подвергали сомнению даже те, кто был его Крови. Но он был мудр и знал, что Ур-Шулги сказал правду. Однако он так же должен был что-то предпринять, так как Аль-Ашрад не был его Крови и убил его любимых сыновей.

    «Да будет так, - сказал Хаким. – Ты убил тех, кто был моими руками и глазами, тех, у кого были сильнейшие руки и острейшие умы среди моей Крови. Я имею праву забрать твою жизнь взамен их, но твои советы были мудры, а магия могущественна. Однако этого нельзя оставить просто так, так как те, кто напал на тебя, не были одиноки среди моих детей. Человек, который не принадлежит к Крови, никогда не будет полностью принят в Аламуте вне зависимости от того, насколько преданно он служит мне. Поэтому я заберу у тебя то, что ты забрал у меня». Сказав это, Хаким одним ударом скимитара отрубил Аль-Ашраду руку, а затем неуловимым движением выколол ему глаз. Чародей не вздрогнул, не закричал, и принял правосудие Хакима с гордостью и достоинством, как и положено великому человеку.

    Затем Хаким повернулся к Ур-Шулги, своему второму сыну, родичу джинов и хранителю знаний Аламута и сказал: «Я не могу ввести это человека в Кровь, мой сын, так как многие скажут, что возлюбил его больше других и Аламут начнут раздирать междоусобицы. Введи его в Кровь, чтобы он мог свободно ходить среди моих сыновей». Ур-Шулги поклонился, так как он увидел мудрость в словах Хакима. Он взял Аль-Ашрада на руки и собрался ввести его в Кровь.

    И это был единственный раз в течение всей его долгой жизни, когда Аль-Ашрад проявил слабость. Он сказал Хакиму: «Прародитель, я верно служил тебе и принял твое наказание. Так почему же ты решил еще больше проклясть меня, отравив Кровью?» На что Хаким ответил: «Как человек ты всегда будешь ниже Детей», на что Аль-Ашрад не нашелся что возразить.

    Аль-Ашрад до сих пор служит Детям Хакима, возглавляя чародеев в Аламуте. Когда Детей осаждали неверные, его чародеи сражались вместе с воинами Крови, убивая могучих рыцарей молния и посылая орды джинов против захватчиков. В самое тяжкое время этой войны, Аль-Ашрад взял свой зачарованный меч и принял участие в битве, в одиночку повернув ее ход и разорвав на части величайших колдунов проклятых Тремеров своей магией. Когда на Детей было наложено Проклятие, Аль-Ашрад скрылся в своей лаборатории и посвятил все свое время возвращению чести Крови. И теперь с помощью Ур-Шулги века его работы наконец-то дали результат.

    Слав Прародителю, чья мудрость сохранила человека, который избавил Детей Хакима от проклятия. Слава Ур-Шулги, чьим потомком является величайший из магов в мире. Слава Аль-Ашраду, величайшему магу в мире!

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Ассамиты | Персонажи из книг |

    Просмотров: 653 | | Комментарии (0)

    Children of the 
    Night

    Происхождение: В хаосе революции сельджуков отдельные солдаты умирали среди воплей своих отрядов. Джухах, молодой патриот, который восстал против византийских угнетателей, также встретил свою смерть на этой войне, однако не от меча.

    В 1042 году турки-сельджуки восстали против византийской империи, это восстание продлилось недолго, однако разрозненные группы сельджуков продолжали сражаться еще в течение нескольких десятилетий. Во время одной из подобных битв семнадцатилетний юноша пал со сломленным мечом.

    Когда битва стихла, Джухах все еще оставался в живых, однако его тело было покрыто многочисленными ранами. Вечером появились мародеры, которые рыскали среди мертвых тел, однако Джухаху удалось спастись от них, спрятавшись за телами своих павших товарищей. Ночью появились различные хищники, и один из них нашел необычайно стойкого юного воина.

    Заинтригованный смертным, который выжил не смотря на ужасные раны и продолжал бороться за жизнь среди трупов, Кашан смотрел с безопасного расстояния на истерзанного человека, чтобы просто понаблюдать за действиями Джухаха. Сперва Джухах просто проклинал старика и гнал его прочь, однако затем жизнь начала покидать его и он стал слабеть. Кашан стал приближаться к нему и когда он подошел совсем близко и взял Джухаха за руку, тот второй рукой ударил его своим сломанным мечом. Удивленный, но особо не раненный, Кашан решил спасти этого молодого воина с неутомимой душой. Несколько капель витэ позволили Джухаху выжить, и Кашан отвел его в более безопасное убежище, что гарантировало его исцеление и проклятие.

    Сперва Джухах не совсем понимал природу своего чудесного превращения. Вера не позволяла ему пить кровь, однако она наполняла его силой и здоровьем. Благодаря силе, которую он получил с витэ Кашана, он понял, чтобы сможет овладеть навыками, которые ранее считал едва возможными. Будучи рабом и сжигаемый жаждой мести, Джухах стал слугой Кашана выполняя рутинные задания днем и проявляя свою гульскую доблесть по вечерам.

    Затем Византийска империя стала гибнуть, враги и угнетатели Джухаха умерли от старости или из-за насилия, однако благодаря своим навыкам воина и тренировкам своего ментора он все еще часто участвовал в битвах. По мере того, как года его службы все увеличивались он обнаружил, что лишь сражаясь с другими воинами он может утолить свою жажду волнения, риска и убийств. Благодаря Кашану он обучался различным военным премудростям и обращению с различным оружием, а также оттачивал свои навыки охоты, выживания и установки ловушек.

    После того, как Джухах четырнадцать лет прослужил в качестве гуля, Кашан понял, что он достиг пика своих способностей. После путешествия в Аламут Джухах был сочтен достойным, получил Становление и стал членом клана убийц.

    Перестав быть простым слугой, Джухах снова вернулся к войне. Презирая политические игры других Каинитов, он просто искал новых конфликтов, чтобы встречаться с врагами на поле боя, если засады и осады имели дело ночью. Однако и это могло удовлетворить его жажду лишь на короткое время, и затем он обратил свое внимание на то, на что обращало внимание большая часть его клана — на других вампиров.

    Джухах был превосходным охотником и убийцей и за столетие он выследил и убил по крайне мере дюжину Каинитов. Однако как и большая часть его клана он не заметил приближения времен Камарильи. В начале четырнадцатого века Джухах убил несколько средиземноморских старейшин, и решил поучаствовать в самой волнительной игре из всех — в охоте на своих соклановцев. Однако это произошло лишь раз, и он был побежден и повержен в прах Ижимом Ур-Баалом. Старейшина Ассамитов увидел в нем немалый потенциал и вместо того, чтобы убить Джухах, стал воспитывать его.

    Однако появившаяся в конце пятнадцатого века Камарилья уничтожила карьеру Джухаха в его клане. Когда Колдуны провели свой ритуал, Джухах и его ментор присоединились к анархам, которые позже превратились в Шабаш. Джухах был рад тому, что теперь у него есть целая секта врагов, на которых можно охотиться и которых можно убивать, в особенности Тремеров, которые наложили проклятье на его собратьев, и грядущие века не разочаровали его: он убил множество тауматургов и благодаря своим воинским навыкам, тактическому опыту и лояльности и дисциплине, которые ему внушил Ижим Ур-Баал, он возвысился в Шабаше.

    Когда Шабаш был наконец сформирован как формальная организация, Джухах стал контролировать и манипулировать целыми стаями вопящих воинов, которые были готовы бросится в атаку на Камарилью. За века войны между Камарильей и Шабашем Джухаху надоели личные схватки и он стал получать удовольствие, направляя стратегические атаки. Его способности и доблесть позволили ему попасть в правление Черной Руки, где он стал самым последним из назначенных серафимов.

    Однако где-то в прошлом Джухах пересекся с врагом, который проклял его и он обнаружил, что в последние несколько десятков лет его безупречная сила стала подводить его в самые неподходящие моменты. Когда-то он был крепким и сильным, однако затем он начал увядать, что для старейшин нехарактерно. Его кожа начала высыхать и трескаться, а когда он пробуждается, то его мускулы затекают. Его раны медленно заживают и на их месте остаются шрамы. Джухах понял, что ему нужно стать не только воином, но и исследователем, однако у него мало терпения, а его знания ограниченны. Однако без помощи Тауматургии или более сложной магии кровожадный воин может пасть перед невидимым врагом.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Ассамиты | Персонажи из книг |

    Просмотров: 304 | | Комментарии (0)

    Guide to the Sabbat (1999)

    Описание: Доминионы командуют Чёрной Рукой, хотя над ними и стоят серафимы Разумеется, что доминиона видели лишь немногие вампиры, не говоря уже о замкнутых серафимах Поэтому, для случайного наблюдателя различия между ними чисто теоретические Доминионы спокойны и собраны, они выдающиеся, безжалостные и кровожадные существа Поскольку политическая и физическая сила доминиона громадна, лишь глупец бросит ему вызов, не будучи полностью уверенным в победе.

    Внешний вид: Доминион молчалив, но его надменность проявляется в виде ауры непобедимости Он был свидетелем множества боёв, и его взгляд наводит на мысль, что он оценивает всех, с кем общается Его красивые черты лица потемнели из-за внушительного возраста.

    Советы по отыгрышу: Есть только одна цель — служить Руке Вы не спрашиваете с подчинённых того, чего не спросили бы с себя Вы бы с удовольствием встретились с многочисленными толпами Камарильи лицом к лицу, но знаете, что открытым нападением многого не добьёшься Думайте, прежде чем действовать, и рассматривайте все возможности: действовать поспешно — действовать глупо.

    Клан: Ассамит антитрибу.

    Натура: Директор.

    Маска: Фанатик.

    Поколение: 7-е.

    Физические: Сила 5, Ловкость 5, Выносливость 6.

    Социальные: Обаяние 3, Манипулирование 5, Внешность 3.

    Ментальные: Восприятие 5, Интеллект 4, Сообразительность 5.

    Таланты: Атлетика 3, Драка 4, Уклонение 2, Экспрессия 1, Изящество 2, Запугивание 5, Лидерство 4, Знание улиц 3, Хитрость 3.

    Навыки: Стрельба из лука 3, Вождение 2, Этикет 1, Стрельба 3, Знахарство 2, Медитация 2,  Фехтование 6, Профессиональный Навык: Яды 2, Безопасность 4, Скрытность 4, Выживание 4.

    Познания: Академические 2, Знание Чёрной Руки 4, Знание Камарильи 2, Загадки 2, Экспертное Познание: Тактика 2, Расследование 4, Языки 2, Медицина 2, Оккультизм 1, Политика 2, Знание Шабаша 3.

    Дисциплины: Прорицание 2, Стремительность 3, Доминирование 3, Стойкость 2, Скрытность 3, Могущество 2, Превращение 2, Смертоносность 6.

    Дополнения: Союзники 3, Статус в Чёрной Руке 5, Контакты 5, Стадо 1, Ресурсы 5, Слуги 2, Ритуалы 1, Статус в Шабаше 4.

    Добродетели: Убеждённость 3, Инстинкты 4, Смелость 5.

    Путь просветления: Путь Каина 7.

    Сила воли: 9.


    Категории: Vampire: the Masquarade | КаинитыАссамиты | Образцы персонажей | Фракции Шабаша |

    Просмотров: 428 | | Комментарии (0)

    Children of the 
    Night

    Происхождение: И умер Елимелех, муж Ноемини, и осталась она с двумя сыновьями своими (Руфь 1:3).

    Эти слова как нельзя лучше благоприятствуют для входа в общество бессмертных.

    Елимелех из Иудеи никогда не знал своего сира. Был он добрым или жестоким? Он наложил на него Проклятье Каина как благословение или же кА наказание? Он проклял его случайно или же преследовал какую-то тайную цель? Кого он собирался превратить в свою семью в этих далеких землях?

    Когда Ноемень, жена Елимелеха, обнаружила, что ее муж стал бледным, холодным и перестал двигаться, она похоронила его в безымянной могиле. Три ночи спустя он смог восстать, вырывшись из земли. Полубезумный и терзаемый жаждой, которую не мог утолить ни один источник на земле, иудей отправился на восток в поисках своей возлюбленной семьи и избавления от мерзкой не-жизни, которую он получил.

    Елимелех потратил несколько месяцев, но смог найти свою семью в далекой стране Моав, где его сыновья женились на местных женщинах и создали собственные семьи. Это слишком шокировало птенца-Каинита, и наутро сыновей Елимелеха, Махлона и Хилеона нашли с перерезанными глотками. Они стали жертвами дьявольского голода своего отца и их мать, Ноеминь, снова осталась одна. Плача кровавыми слезами, Елимелех наблюдал за плодами своих деяний: он видел как причитала его вдова (которая теперь называла себя Мара – «горькая» потому что, как она говорила, «Вседержитель послал мне великую горесть»). Издалека он наблюдал за ссорой, которая вспыхнула между ее назваными дочерьми и их душераздирающим разделением, когда Орфа не захотела покидать Моав и жизнь, которую она здесь вела. Руфь же, бедная и жалкая, последовала за своей свекровью в пустыню.

    Елимелех последовал за ними. Он страстно хотел показаться им, однако не мог сделать этого из-за своей страшной тайны. Годами он наблюдал за тем, как его жена и «дочь» собирали ячмень ради пропитания. Он наблюдал за тем, как когда-то красивая Руфь на поле становилась сгорбленной и изможденной, а затем тридцать лет жила со скупым стариком в пародии на брак. Ноеминь, которую теперь звали Маара, жила в семье, на которую не обращала особого внимания и поносила Руфь за ее спиной. Даже родные земли Елимелеха, Иудея, были разделены между ворами и работорговцами.

    «Если того хочет Бог, да будет так», - сказал себе Елимелех из Иудеи, пытаясь свыкнуться со своим необычным существованием. Он устроился в пещерах рядом с Мертвым Морем и питался скотом или же спящими странниками. Он продолжал наблюдать за своей семьей и помогать ей, чтобы дать им то, что не мог дать своим детям, однако издалека и всегда один, и безумие, которое отобрало у него сыновей снова начало терзать его. Каинит обрек себя на вечное одиночество за свои грехи и стал твердо исполнять вынесенный себе приговор.

    Поколения сменяли друг друга подобно порам года перед усталыми глазами Елимелеха. Однако его бессмертие не защищало его от тягот трагедий. Он видел, как состарившуюся Орфу, а так же ее детей и внуков, преследовали и терзали моавиты, которые не верили, что они так быстро сменили свою веру. Он видел, как болезнь поразила деревню Вифлеем и как от нее умер его внук Обед, а его жена и дочери стали бесплодными. Множество лет спустя люди Елимелеха рассеялся по всему свету, а земли его предков захватили филистимляне и увели его народ в рабство, пока он спал. Остался лишь Елимелех, неизменный, бессмертный, неспособный изменить жестокую судьбу и волю Божью, не способный понять, что же он сделал не так, что попал в этот ад на земле и неспособный простить себе преступление, которое он совершил десятилетия назад. Елимелех оставил тлеющие руины своей родины и отправился странствовать по новым царствам зарождавшегося мира в поисках уничтожения, проклятья или спасения.

    Годы спустя, когда в долине Ефес-Даммим, сильнейшего воина Гефа убил камнем мальчик-царь Израиля, Елимелех наконец-то нашел ответ. Здесь, где Давид, правнук Руфи, убил Голиафа, правнука Орфы, Елимелех понял, что это никогда не закончиться и что ему не скрыться от этого проклятья.

    Это окончательно разорвала связь старого вампира с реальностью. Безумный Елимелех бежал в поисках святого или грешника, который бы окончил его не-жизнь. Он отдался Зверю на множество веков, он путешествовал по всему миру, убивая без разбору, не способный и не желающий отличать людей от чудовищ, придаваясь всем излишествам, которые ему позволяла осуществлять его не-жизнь. Он побывал на юге в горячих песках, где вампиры-змеи обнаружили, что у них нет чар, чтобы усмирить его дикую душу. Он побывал в забытых землях востока, однако их тайны и колдуны не принесли ему спасения. Он отправился на запад, к океану, однако там его начало жечь праведное пламя и он не смог войти в Забытый Город. Наконец он отправился на север, где пророки смерти из Каппадокии посветили его в свои муки и тайны. В конце концов Елимелех нашел даже чашу Христа, однако понял, что его проклятой душе уже ничего не поможет. Снова и снова он обманывал Окончательную Смерть, не способный воссоединиться со своей семьей и навеки пойманный между раем и адом. Во время одного из своих озарений сын Нахшона подумал, не было ли все, даже его имя («Господь – пастырь мой») предопределено… как и то, что он стал мерзавцем, отказывающим признавать то, во что он превратился и не способный уже отличать добро от зла.

    В конце концов путешествия Елимелеха свели его с Черной Рукой, и он был слишком непредсказуем, чтобы серафимы могли доверять ему, однако слишком стар и силен, чтобы они могли прогнать его. За тысячелетия он побывал в каждом уголке земли и убил бесчисленное количество людей, и все это время он был едва вменяем. Для Елимелеха же Манус Нигрум особо ничего не значит – это лишь еще один способ как-то скоротать вечность. Он играет в патетические игры секты и пытается забыть о том, кем он был и кем стал. Он использует Руку, что отвлечься от того, от чего он устал больше всего – от самого себя и собственного существования.

    Возможно конец уже близок и в одну из ночей он превратится в ужасное существо и в нем исчезнет все от Елимелеха. Он уже дошел до той стадии, когда лишь кровь Каинитов может утолить его ужасную жажду, и это подрывает и так ограниченные ресурсы Черной Руки. Серафимы нехотя признают его своим товарищем, позволяют ему участвовать в своих собраниях, слушают его советы, когда он вменяем, и в цепях отсылают Елимелеха в его камеру когда он невменяем. Серафимы гадают, не является ли его крики на самом деле рыданиями. Никто из могущественных старейшин Черной Руки не смеет заходить в комнату к Елимелеху по причинам, которые они не хотят обсуждать.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Ассамиты | Персонажи из книг |

    Просмотров: 427 | | Комментарии (0)

    Children of the 
    Night

    Происхождение: Когда же началась хроника этого существа, которое пережило целые цивилизации?

    Ижим был седьмым сыном вавилонского царя-чародея, принцем плодородной провинции в те времена, когда у империй еще не было ни границ, ни названий. Чудовища тех времен открыто ходили среди людей. Молодой принц с ранних лет был избран для божественности Древними, и прожил гораздо дольше смертного срока благодаря тому, что давали ему пить ночные божества. Любые воображаемые богатства, наставления в мирским и мистических дисциплинах, поклонение людей, которые считали его наследником великой силы — у Ижима Трижды Возлюбленного было все это, и гораздо больше, чтобы исполнить его любое земное желание.

    Однако это были тревожные времена, и они были полны дикости зарождавшегося мира.

    В одну ночь без предупреждения с севера пришли орды варваров. Жестокие и кровожадные, они прошлись по землям как безжалостная плеть, оставляя за собой лишь пепел. Ижим был внезапно введен в вечность своими хозяевами, которые отчаянно надеялись сохранить часть своего наследия, он попрощался со своим отцом и бежал в ночь, и пламя от его бывшего рая освящало ему путь.

    Ижим прожил жизни аккадского пророка, поэта-суфия, коптского кровавого бога, персидского демонолога и сотни других. В конце концов он окончил свои странствия и вернулся на родину, где он на время объединился со своими дальними родичами в черной крепости Аламут, однако затем ушел вместе с Нескованными. Вместе со своими величайшими товарищами в потерянный город Хоразин, и со временем, используя свои забытые знания и опыт веков, он возвысился и стал править ими.

    В эти ночи Ижим Ур-Баал (или Ижим Абд'Азраэль для всех, кроме немногих избранных) управляет Черной Рукой в качестве шакари и первого серафима из руин Еноха. Он редко высказывает свое мнение напрямую, предпочитая держать свои мысли при себе, однако когда он говорит, даже сумасшедший Елимелех и буйный Джалан-Ааджав замолкают на полуслове чтобы послушать его. Его разговор с Хардештадтом Старшим во время переговоров в Тире стал легендой среди Ассамитов. Подстрекаемый продуманными провокациями этого дипломата, он тихо ответил: «Придет время, Вентру, когда игра сама начнет играть со своими игроками».

    Недавно Ижим отдал Руке ряд приказов без согласия или разрешения других серафимов, и эта практика может привести к разделению (от простого недоверия до подготовке к гражданской войне, которую ведет его бывший протеже, Джухах). Его мотивы по этому и другим поводам остаются тайной, предположения касательно их варьируются от простой жажды власти до неких тайных целей, связанных с союзом, который он заключил еще в юности. Но Ижим Абд'Азраэль Ур-Баал не обращает на все это внимание. Он просто вглядывается в ночное небо своим безвременным взглядом, смотря на пустоту без света, которая разделяет звезды.

    И он улыбается, и это представляет из себя оскаленную гримасу, которая доходит до его глаз.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Ассамиты | Персонажи из книг |

    Просмотров: 319 | | Комментарии (0)

    Children of the 
    Night

    Происхождение: Махатма был связан с историей Византиона столько, сколько помнит кто-либо из Каинитов, возможно еще до того, как сюда прибыла Теус, истинная основательница города. Из своего убежища Махатма направлял рост города и считал себя его пастырем. Он собрал великих художников и архитекторов со всего известного ему мира, чтобы построит Византион, драгоценность по дороге на восток. Он сожалел о его раннем разграблении (или же боялся утратить свое здравомыслие и превратится в упыря) и захотел восстановить часть его утраченной красоты. Это было сложной задачей, так как город несколько раз переходил из рук в руки от Спарты к Афинам и каждый раз он при этом едва не был разрушен.

    Константин положил конец его попыткам. Его силы сравняли горд с землей, поработили оставшееся население и сделали Константина правителем. Махатма практически впал в торпор из-за тяжелых ран, которые он получил в схватке с рисскими Каинитами. Три Старца помогали захватчикам: Михаил, древнее существо, которое недавно обратилось к христианству; Вентру Антониус, создатель империи, который искал способы превзойти римлян; и Дракон, таинственный Цимисхи, который хотел переделать мир по своему усмотрению.

    Не желая напрямую сталкиваться с этим ужасным трио, Махатма удалился, чтобы собирать силы и знания для сражения с ними. Он отправился к пределам известного мира, разыскивая пешки для своего личного крестового похода. Он посылал Каинитов и смертных нападать на свой любимый город и не думал о том, выживут они или нет. Тех, кем он не мог манипулировать, он просто уничтожал.

    Когда Зверь стал угрожать самим основам его здравомыслия, Махатма встретил того, кто изменил его не-жизнь навсегда. Он встретил этого Каинита в одном городе Средиземноморья, чье название он уже не помнит. В ответ на его предложения таинственный вампир стал загадывать ему загадки, которые Махатма не мог разгадать, и предлагать игры, в которых он не видел смысла. Однако Махатма понял, что он столкнулся с могучим существом, которое возможно могло выдворить римских захватчиков.

    Махатма испробовал все известные ему трюки, чтобы убедить Каинита помочь ему, но ничего не сработало. Когда он устал от этих игр, то понял, что не сможет переубедить это существо. Он понял, что ни одна сила не сможет управлять этим существом и предложил этому таинственному вампиру поучиться у него. Каинит открыл третий глаз и назвал себя пророком Саулотом.

    Несколько десятилетий Саулот направлял Махатму по пути Голконды, и тот полагался на учение Патриарха. Он понял, что надежда, которую предлагал Саулот, была вспышкой света во тьме, в которую превратилась его не-жизнь. Однако в ночь, когда Саулот исчез безо всяких предупреждений, Махатма впал в безумие и вырезал целую деревню.

    Когда Махатма очнулся и увидел, как он предал учение Саулота всего за несколько часов, то после этого он погрузился в землю. Множество ночей он лежал и слушал рыдания и крики ярости, когда другие смертные обнаружили то, что он сделал. Так же ему казалось, что он слышал Саулота, но голос был неясным и он не был уверен. Раздираемый опустошенностью и отвращением к себе он впал в торпор.

    Махатма спал и видел сны о преступлении Амаранта Тремера и распаде Триумвирата: Антониус был уничтожен, Дракон ушел, а Михаил был поглощен своими видениями.

    После пробуждения Махатма вернулся в свой любимый Византион и обнаружил, что он был опустошен крестоносцами и варварами, и большая часть его красоты была уничтожена или украдена. Он узрел последствия своих ранних манипуляций и снова практически впал в торпор.

    Когда Махатма снова вернулся в объятья земли, он начал слышать голос Саулота в своих снах. С каждый ночью голос становился все громче и настойчивей и в конце концов он выгнал его из земли. Саулот сказал ему вернуться на прежний путь и обрести то, что он потерял, когда Саулот покинул его.

    Махатма пытается достичь Голконды, но еще не преуспел в этом. Однако он верит, что близок к ней как никогда прежде. Голос Саулота давно оставил его, однако он верит, что достаточно силен, чтобы закончить этот путь самостоятельно.

    Теперь Махатма наблюдает за Каинитами Стамбула и ищет тех, кто по его мнению достоин спасения. Он нашел лишь одно такое существо – Носферату Юстиниана. Он стал выказывать свои намерения Юстиниану посредством снов и использовал свою силу, чтобы защитить его от опасностей Джихада для того, чтобы его протеже смог найти путь к Голконде и возможно показать ему то, что он упускал все эти годы. В Инконню считают его терпеливость ошибочной, ведь он мог просто убить Юстиниана и найти себе нового ученика.

    Махатма не колеблясь уничтожит любую нежелательную угрозу для населения города, однако он никогда не делал этого напрямую. У него есть сеть шпионов и связей среди смертных, которые работают на него, и он не хочет, чтобы вслед за каким-то неосторожным Каинитом в город явилась Инквизиция.

    Теперь Махатма наблюдает и лишь изредка вмешивается. Он незаметно помогают князю города, Вентру Мустафе, через его помощницу, Тореадора Накшидил. А за ней в свою очередь присматривает Юстиниан. Махатма направляет Юстиниана при помощи снов и видений на пути Инконню и надеется однажды открыть ему больше. Так же в обязанности Юстиниана входит разыскивать тех, кто действительно ищет Голконду и докладывать о них Махатме. Также стоит упомянуть, что Махатма часто выдает себя за сира Юстиниана.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | АссамитыПерсонажи из книг |

    Просмотров: 315 | | Комментарии (0)

    Children of the 
    Night

    Происхождение: Взросление в гетто Лондона Хаммерсмит ни для кого не является легким. Тот, кто был здесь рожден или же попал по воле судьбы выживает здесь всеми возможными способами. Монтгомери Ковен был одним из таких несчастных и был обречен на жизнь в нищете.

    Жизнь на улице соответствовала если не склонностям Монти, так его темпераменту. Будучи ребенком он мечтал о роскошной жизни, которая не полагалась ему по его происхождению. Он обижался на любого, кто жил той жизнью, которой он хотел жить, но не мог. Чувство, более глубокое, чем простая зависть заставляло его обвинять всех вокруг за то, какой жизнью он жил. Его восприятие приводило его к бунтарским и криминальным действиям. Он забирал вещи, которых жаждал силой, обычно оставляя их владельцев искалеченными или даже мертвыми.

    Не смотря на посредственное образование, он быстро утвердился среди своих товарищей благодаря своим острым интеллекту и сообразительности. Природный лидер, он зазывал всех стрелков в его банду друзей. Он все еще не был удовлетворен, однако его жизнь начала налаживаться, пока в нее не вмешалась судьба. Его выдающиеся лидерские качества и его склонности к злодействам сделали его главным кандидатом для вступления в ряды Шабаша.

    После своего Становления Монти снова стал винтиком в механизме. Не смотря на обещания о бессмертии и свободе, он обнаружил, что находится на поводке, который был крепче, чем бедность в его детстве. Монти больше не был хозяином своей судьбы и негодовал каждый раз, когда секта дергала его за ниточки как марионетку. Он был эффективен в качестве члена стаи, однако он не любил своих лидеров и ждал шанса, чтобы сбросить их иго.

    Судьба снова вмешалась в существование Монти, чтобы дать ему свободу и еще большее проклятье. Он наткнулся на Старца Митру, который убил стаю оборотней, но и сам лежал тяжело раненный рядом с ними. По мере того, как Монти подходил к израненному телу известного древнего вампира, Митра мог лишь со страхом смотреть на него. Посмеявшись над своей удачей, Монти понял, что нашел способ побить хозяев из Шабаша в их же собственной игре, превзойдя их могущество десятикратно. В своем ослабленном состоянии Митра не смог предотвратить диаблери, и его тело умерло Окончательной Смертью. Однако что-то, о чем Монти не знал, пережило эту встречу – что-то, что оказалось слишком могущественным для удачливого неоната.

    Узы Братания немедленно разлетелись вдребезги, когда могущественное витэ Митры побежало по жилам Монти. Совокупность боли и экстаза ввергли Монти в приступ ярости, который длился три ночи. После третей ночи он очнулся в канализации Лондона, где он каким-то образом очутился, и взглянул на город новым взглядом, который уже не был полностью взглядом Монтгомери Ковена.

    Старый Монти мог думать лишь о том, как отомстить своим хозяевам из Шабаша, однако новый Монти начал просчитывать ходы, необходимые, чтобы сместить Камарилью Лондона и забрать власть себе.

    Находясь под воздействием крови Митры, Монти снова встретился со своими товарищами по Шабашу. Почти сразу же он вызвал лидера, своего сира Гарсона, на дуэль. Монти легко победил и сам стал лидером после того, как допил последнюю каплю крови Гарсона. Вечернее Братание еще больше усилило лояльность стаи к Монти, так как витэ Митры, даже разбавленное, было слишком сильным для простых неонатов.

    Позже Монти стал сам не свой. Его собственный стиль не-жизни стал становиться ему все более чуждым с каждой ночью. Он покинул свою стаю и оборвал все свои связи с прошлым. Его вкусы изменились, включая его предпочтения по поводу броской одежды и лондонских шлюх. Монти с недоверием смотрел в зеркало на вампира, которого он больше не узнавал. Со временем он даже начал сомневаться в собственных мыслях. В его разуме схватки с бандами на улицах современного Лондона стали перемешиваться с туманными воспоминаниями о римских кампаниях.

    Митра снова воскреснет в теле Монти Ковена, теперь это лишь вопрос времени. Вскоре даже мельчайшая частичка души молодого вампира будет уничтожена и старый князь вернется снова.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Ассамиты | Персонажи из книг |

    Просмотров: 353 | | Комментарии (0)

    Children of the 
    Night

    Происхождение: Тарик был солдатом Али, когда христиане в седьмой раз вторглись на его родину. Он храбро сражался во время осады Мансура, но был ранен, попал в плен и подвергся пыткам. Он дразнил своих пленителей, пока разозленные они не вырвали ему язык, чтобы «заткнуть его». Скованный, избитый и ожидающий смерти Тарик подумал, что пришел его последний час, возвел свои глаза в небо и увидел бедуина, который стоял рядом с ним. Христианские солдаты похоже не замечали его и он сказал Тарику, что он будет вознагражден за своими преданность и храбрость. Становление, дарованное бедуином-шакаром было быстрым, и когда Тарик очнулся от своего безумия, разорванные христиане валялись у его ног.

    Вскоре Тарик стал предан своему клану также, как он был предан учениям Али. Он получил репутацию ужасающего диаблериста и совершал Амарант при любом случае, даже если это не усиляло его кровь. Тарика ничто не могло остановить, пока Камарилья не окончила Восстание Анархов и не смогла сокрушить анархов и вторгнуться на территорию Ассамитов.

    Когда их наиболее священное убежище оказалось в опасности, Ассамиты неохотно начали мирные переговоры с Камарильей. Так как Тарик был одним из самых известных членов клана, его сделали символическим козлом отпущения, который должен был расплатиться за грехи Ассамитов. Он был изгнан и на него началась охота, однако перед этим Ассамиты тайно приковали к нему духа, который предупреждал бы его о близкой опасности. Со временем Тарик научился полностью доверять своему «Внешнему Духу» и его практически нельзя было удивить.

    После своего изгнания Тарик стал отъявленным убийцей. Камарилья охотилась за его головой, а Шабаш искал его в качестве потенциального рекрута. Ассамиты также «охотились» за ним, но безуспешно. Не смотря ни на что, он сохранял лояльность своему клану и безропотно нес бремя его «преступлений». Он не подпал под проклятие Тремеров и продолжил охотиться за витэ других Сородичей, увеличивая свои навыки, силу и репутацию.

    Однако в 1995 году, спустя пол тысячелетия преследований удача Тарика закончилась. Члены антитрибу Тремер наконец-то поймали его. Они планировали усилить свое положение в Шабаше завербовав его. Потратив годы на исследования и потеряв нескольких вампиров они узнали, что у Тарика есть дух-хранитель, и используя Управление Духами они смогли нейтрализовать его. Даже не смотря на это, схватка была жуткая, однако Тремеры смогли победить.

    Однако Тарик отказывался повиноваться. Несколько месяцев антитрибу Тремеров применяли невообразимо агрессивные методы, чтобы завербовать Тарика, однако в конце концов сдались. Вместо того чтобы убить его, они провели над Тариком ритуал Затухание Яркого Пламени, который снизил его поколение до тринадцатого. С силой неоната и миром, полным врагов, его выбросили на территории Камарильи. Каинит, которого не могли согнуть, наконец-то сломался.

    Тарик стал крайне слаб, однако у него было пять веков опыта. Он пошел в первое убежище Камарильи, которое смог найти, и атаковал его обитателей с самоубийственной отрешенностью. Вампиры Камарильи немедленно узнали демона из Красного Списка и трое из них бежали, а один застыл от страха и не мог сопротивляться. Тарик убил свою жертву, но не стал диаблеризировать ее.

    Новости об этой и других подобных атаках стали быстро распространяться. Поползли слухи, что преступник из Красного Списка сошел с ума и в своем безумии на всех нападает. Сородичи в страхе разбегались перед ним. Однако рано или поздно вне зависимости от своей репутации он должен был столкнуться с достойным противником, и вскоре он бы получил окончательное освобождение, если бы члены антитрибу Ассамитов не узнали, что с ним сделали их товарищи по секте. Когда Джухах, серафим Черной Руки услышал о положении Тарика, он решил воспользоваться ситуацией.

    Джухах послал стаю элитных воинов Черной Руки и приказал им завербовать Тарика любой ценой. Также он приказал этой стае почитать Тарика как доминиона, и так как о его понижении поколения стала известно далеко не всем, Тарик смог командовать целой колонной Черной Руки. Репутация Тарика была велика и после его вербовки даже самые яростные критики Черной Руки в Шабаше замолкли. Эта пауза дала Джухаху возможность создать еще одну колонну Черной Руки и заполучить политическое положение, которое казалось непоколебимым.

    Пока колонны беспрекословно выполняют его приказы, Джухах любыми способами старается удержать Тарика в живых. Он не глуп и понимает, что в любой момент Тарик может повернуться против него. Что же касается Тарика, то он считает, что его Внешнего Духа заменила колонна из антитрибу Ассамитов. Однако если он разберется в политических маневрах, центром которых является, последствия будут сокрушительны.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Ассамиты | Персонажи из книг |

    Просмотров: 436 | | Комментарии (0)

    Children of the 
    Night

    Происхождение: В некоторых отрывках из Книги Нод, в особенности в тех, что были найдены на Среднем Востоке, говорится о старых богах, которым поклонялись смертные из Второго Города. Некоторые из этих имен известны исследователям Каинитов современных ночей: Ашур, Кел-Нач, Энкиду, Рашадии. Другие больше нигде не упоминаются в истории Сородичей: Мачеака, Нар-Шефа, Ша’хири и Ур-Шулги. Последнее имя упоминается в четырех разных абзацах, и исследователи Сетитов сделали вывод, что он является воплощением одного из богов войны Второго Города.

    Бога войны Хакима.

    В Горах Загрос, на границе современных Ирана и Ирака бесстрашный исследователь мог бы обнаружить небольшую пещерку, недавно вскрытую иракскими солдатами. Их грузовик все еще стоит там. Командир отряда решил, что они сбежали и не стал предпринимать попыток по их поиску – возможно и к лучшему для себя, так как эти солдаты уже не в состоянии восстановить свою репутацию или сделать что-то еще.

    Если бесстрашный исследователь войдет в пещеру, он обнаружит, что все эти солдаты лежат на земле, в их лицах нет ни кровинки и на них застыло выражение… удивления. Их оружие все еще лежит рядом с ними за исключением нескольких гранат, которые они использовали, чтобы вскрыть пещеру. Аутопсия (если у гипотетического исследователя будут навыки и желание, чтобы провести ее) обнаружит, что их внутренние органы были разорваны давлением жидкости. Останки хорошо сохранятся для подобного исследователя, так как в них не осталось ни капли крови.

    При дальнейшем исследовании пещеры можно будет обнаружит пять простых каменных склепов размеров с банковское хранилище. Они закрыты тяжелыми камнями, которые держит гравитация и более могущественная сила. Один из них наполовину открыт как бы ожидая извлечения чудесной вещи, которая была в него помещена. Последний ужасно разрушен, предположительно изнутри, судя по полудюжине камней размером с кулак, которые валяются рядом с ним.

    В Петре, что в Иордане есть гораздо больший пещерный комплекс в песках пустыни. Тот, кто знает верный путь, может попасть в большой неосвященный зал, который находится на расстоянии полумили под землей. Тысячи ниш, большинство из которых пусты, находятся на стенах этого зала. В некоторых находятся запечатанные сургучом глиняные кувшины, на которых недавно были написаны слова на языке, на котором не говорил никто из живых в течение тысячелетий. Если наблюдателю удастся перевести этот язык, то ему станет ясно, что это имена. Исследователь Детей Хакима узнает многие из них. Компания подобралась разнообразная: Джамал, Талак, Исмаил. Если тот, кто обладает достаточной магической силой вскроет эти кувшины, то он обнаружит в них кровь сердец тех, чьи имена начертаны на них.

    Множество слухов разнеслось среди рафик, которые пробудились и обнаружили, что проклятье затронутых демонами Тремеров разлетелось как упавший хрустальный бокал, и что в их жилах снова бежит чистая и горящая кровь.

    «Аль-Ашрад и его потомки достигли успеха в попытках очистить Кровь, - шептались они, - слава чародею. Колдун и его последователи были уничтожены, - бормотали они, - и после его смерти проклятье было разрушено. Сила Крови смыла всех нечестивцев,» - улыбались они за своими масками.

    Пока подобные истории ходили среди рафик, старейшие услышали зов, который исходил из пещеры в Петре. Джамал первый последовал за ним. Когда Амра спрашивают, что же случилось с Хозяином, он просто трясет головой. Лишь он один из всех старейшин Аламута понял правду – да, это его рука сломала Проклятье, но не его воля, знания и могущество. Он был лишь инструментом мастера, который разорвал Проклятие как скимитар рвет паутину.

    Лишь Аль-Ашраду известна судьба Джамала – ложный Хозяин Горы больше не должен занимать место Хакима. Истинный хозяин Аламута послал своего герольда, Ур-Шулги, его второе дитя, чтобы тут провозгласил его возвращение в крови, огне и камне. Ур-Шулги, который разрушил ужасное Проклятье; Ур-Шулги, который разрубил бродягу Талака пополам одной лишь мыслью; Ур-Шулги, который пригрозил уничтожить слабых «Ассамитов» до последнего, если они посмеют уклонится от зова их сира.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Ассамиты | Персонажи из книг |

    Просмотров: 744 | | Комментарии (0)

    Children of the 
    Night

    Происхождение: Фатима Аль-Факади родилась в семье преданных династии Альмохадов воинов-мавров. Когда христиане вторглись на ее родину, она боролась с ними как могла. Сначала под видом проститутки она убивала пьяных крестоносцев, а позже, когда Первый крестовый поход подошел к концу, она в открытую сражалась среди других воинов Аллаха.

    Ее страстность и умения привлекли внимание Ассамитов. После долгих споров клан согласился нарушить многовековой принцип не давать Становление женщинам [После того, как в 3-й редакции клан переделали, это принцип исчез – прим. переводчика] и Фатиму доставили в Аламут, где после долгих тренировок она стала совершенной убийцей.

    Преданная мусульманка, она боролась против захватчиков в последующих Крестовых походах. Она помогала своим людям возвращать их святые земли. На поле боя она встретила вампиршу, которая сильно повлиял на ее судьбу — Люситу из клана Ласомбра. Фатима и Люсита сражались всю ночь, получили сильные ранения и были вынуждены вместе искать в пещере убежища от надвигавшегося рассвета. Из уважения к самому достойному противнику, которого она когда-либо встречала. Фатима пощадила Люситу. Эти двое стали друзьями, а затем и любовницами.

    Когда Крестовые походы подошли к своему завершению, Люсита вернулась в Европу. В течение многих лет цели Ассамитов пересекались с целями Ласомбра, в результате чего Фатима и Люсита сражались как на одной стороне, так и на разных. Также иногда они работали вместе, например тогда, когда Ласомбра во время Восстания Анархов начали уничтожать собственных старейшин. Их отношения развивались по сценарию «любовь-ненависть», и часто это едва не заканчивалось Окончательной Смертью. Однако несколько раз Фатима появлялась из ниоткуда, чтобы спасти Люситу.

    Однажды старейшины Ассамитов дали Фатиме контракт на убийство Люситы. Разрываясь между преданностью Люсите и клану, Фатима поклялась исполнить свой долг перед кланом, но она так же позволила слухам о контракте попасть к Люсите. Когда Фатима появилась, Ласомбра уже была готова и отправила ее в торпор. Сразу после пробуждения Фатима сообщила о своем провале в Аламут. Это был единственный контракт, который она не выполнила.

    Фатима стала одним из лучших воинов среди Ассамитов — за века она устранила множество старейшин, тех, кто создавал проблемы, и даже целые стаи Шабаша.

    Фатима фанатично предана своему клану. Она готова на все, чтобы выполнить контракт или впечатлить лидеров. После снятия с клана проклятия, Фатима пользовалась любой возможностью совершить диаблери. Ее могущество возросло, и сейчас она является одним из сильнейших членов клана. То, как она бросает вызов соклановцем. заставляет многих из них думать, что она хочет стать первым калифом женского пола, а это совсем не нравиться консервативным Ассамитам.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Ассамиты | Персонажи из книг |

    Просмотров: 577 | | Комментарии (0)

    Copyright MyCorp © 2018