Четверг, 13.12.2018, 05:08
oWOD - компиляции
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Поиск
Меню сайта
Категории раздела
Каиниты [582]
Оборотни [569]
Структуры и иерархии [377]
Персонажи [822]
Психология и расстройства [201]
Атрибуты [9]
Способности [137]
Преимущества [1717]
Последние штрихи [242]
Снаряжение [284]
Действия [66]
История [522]
География [21]
Умбра [64]
Бестиарий [83]
Линейки [2772]
Чат
Друзья сайта
  • Сингулярность
  • Все оттенки Тьмы
  • Форма входа

    Главная » Статьи

    Всего материалов в каталоге: 2499
    Показано материалов: 2401-2450
    Страницы: « 1 2 ... 47 48 49 50 »

    Clanbook: Tzimisce, Revised

    Когда мы только запустили этот милый проект, известный как Шабаш, мы, сдается мне, излишне романтизировали нашу войну. Мы изображали мятежных полководцев-повстанцев, которые хотят вырвать королевство из-под власти злого императора. Если позже игра обрела серьезность, то только благодаря неожиданной поддержке со стороны наших бывших врагов, старейшин. Не все из них записались к нам, но когда один из старейших Извергов, Рустович, присоединился к Шабашу, он принес с собой свойственную клану респектабельность. Постепенно наша война со старейшинами затихла, и обе стороны пришли к взаимопониманию. Те, кто не присоединился к нам, по большей части умыли руки и заплатили за свою независимость, передав подчиненные им семьи ревенантов под управление Шабашу. Не такая уж большая цена за безопасность; мы же заметно выиграли, получив в свое распоряжение псарей из рода Братовичей и владеющих опасными оккультными знаниями Обертусов. В свою очередь, мы старейшин больше не беспокоили. И дело было не столько в солидарности, сколько в понимании того, что нам пора прекратить воевать друг с другом.

    Тем временем союзные Шабашу колдуны и Метаморфы поняли, какая роль отведена им в этом новом восстании. Если Ласомбра предложили анархам структуру и единство, то Цимисхи должны были по мере своих сил укрепить союз. Хотя эта цель никогда открыто не провозглашалась, Изверги в самом деле направили Шабаш (с помощью своих стай) на путь духовного совершенствования природы Каинитов и на основе искаженных принципов Инквизиции создали новые стандарты для секты. Когда стаи встречались, они обменивались идеями и ритуалами, и очень скоро наиболее популярные практики распространились по всему Шабашу. Возглавляемая Осквернителем стая Червей помогла внедрить массовые Становления, когда ни один вампир не берет другого под покровительство. Карпатские Псы Войны предложили начальную форму Ритуалов Создания (то, что они называли «кровавым крещением»), благодаря которым о новообращенном заботился весь Шабаш в целом, как в старом постулате о ребенке, которого воспитывали всей деревней. Прочие стаи Цимисхов предложили различные Испытания Ордалиями и Войной, те два метода, которыми Изверги в минувшие века разрешали споры. Они придерживались идеи, что выживает наиболее приспособленный, и такое отношение сильно отразилось на Ритуалах Создания; Становление еще не гарантировало существования. Вскоре после этого мы улучшили ритуал Братания и добились, чтобы его принял весь Шабаш. Еще позже мы создали новые Пути Просвещения, которые стали изменчивыми и вечно современными вехами в этом быстро меняющемся мире.

    После заключения Торнского Договора Камарилья по глупости своей решила, что с анархами покончено. Но в последующие пятьдесят лет мы, в союзе с Ласомбра и теми, кого назвали отступниками, организовали ряд набегов на укрепления «Сородичей». Это была настоящая война, и пока Камарилья шаталась от ударов, направленных на нарушение Маскарада, мы по-прежнему теряли земли под натиском чужаков, в особенности варваров-Ассамитов. В конце концов Камарилья разобралась в природе происходящего и начала бить нас нашим же оружием. Пользуясь огромным влиянием среди смертных, Камарилья обрушила на нас дипломатическое осуждение Трансильвании, торговые эмбарго и политические интриги смертных. Владыки Цимисхов внезапно обнаружили, что им не хватает союзников из числа стада, а также поддержки соседних деревень, которые раньше боялись своих господ. Мы гордились тем, что стоим выше человеческих переживаний, поэтому не ожидали, что этот удар окажется таким болезненным.

    Владения, которые принадлежали нам на протяжении тысячелетий, переходили к чужакам. Кое-кто из нас покинул Карпаты и бежал в северные пустоши Норвегии. Но в покое нас не оставляли. Камарилья выслеживала Шабаш по всей Европе. К началу 17 века Европа была новой территорией, и если у нас и оставались какие-то сомнения относительно наших привязанностей, они испарились, когда мы распрощались с нашими убежищами.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Цимисхи |

    Просмотров: 350 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised

    [Цимисх] увидел в Ламбахе Рутвене что-то такое, из-за чего счел того достойным Обращения. По слухам, Ламбах за последнее время дважды видел Патриарха; один раз, когда Лугош «осушил» Старейшего, а второй раз – под улицами Нью-Йорка. Оба раза он остался в живых, хотя и видел то, чего видеть ему не полагалось. Встает вопрос: почему? В тайне ото всех, в том числе и от самого себя, Ламбах стал летописцем Старейшего. Он – глаза и уши своего хозяина, запись поступков клана за то время, пока Патриарх покоится в торпоре. Иногда, когда кинжал вот-вот поразит Ламбаха, Старейший передает тому часть своей силы, чтобы Ламбах мог бежать и спастись. Ламбах будет существовать до конца времен, он станет последним Цимисхом, которого его сир выгрызет изнутри миллионами зубов. До тех пор он воистину бессмертен; Старейший не позволит ему погибнуть.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Цимисхи |

    Просмотров: 186 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised

    От Андреа Лихорн, примаса

    Дракула? Ой, дорогая моя, а где же его друзья? Ну эти, Букула и Франкеншпок? Детка, я такой забавник.

    - мистер Мисстер, жрец стаи Священный Отряд.

    Шабаш, который по меркам Каинитов был еще новой организацией, обрел необычных союзников в лице Гуннхильд и ее потомства, которые веками выживали на землях вокруг Балтики. Привыкнув к изыскам карпатской роскоши, мы не понимали, что в других местах мы не владеем всем, на что только падает наш взгляд. Но благодаря встрече с ведьмой мы перестали считать освобождение Трансильвании нашей единственной целью в составе Шабаша. До тех пор мы, карпатские Цимисхи, считали себя единственными претендентами на членство в секте, но, оказавшись в Скандинавии, мы столкнулись с нашими забытыми родичами.

    Гуннхильд, Мать Королей, Изверг-ведьма, вместе со своим выводком много веков назад нашла приют среди странствующих викингов-Гангрел. Когда-то она была финской ведьмой, вышла замуж за Эрика по прозвищу Кровавая Секира и до Становления противостояла натиску христианства, вводимого Олафом Трюггвасоном. Хотя ее сопротивление и магия крови не удержали народ от перехода в новую веру, Гуннхильд смогла пережить падение Упсалы, священного места, посвященного самой Фрейе. Благодаря положению Гуннхильд среди местных Гангрел, которые в битве до сих пор взывали к Одину, Шабаш без особых трудностей обосновался на землях Скандинавии, мы же обрели ценного союзника в борьбе с Камарильей.

    Пока мы обустраивались в этих промерзших землях, скандинавские Цимисхи познакомили Шабаш с понятием йомсвикинг. Эти воины некогда числились в свите Изверга-ведьмы, но Гуннхильд лишилась их во время войны с христианством. Но заповеди Йомсборга, тренировочного лагеря, воздвигнутого датским королем Харальдом Синезубым, до сих пор были живы. Йомсвикинги клялись на крови (как и Шабаш) и придерживались строгих правил, соблюдали жесткий режим тренировок и проводили различные обряды для укрепления единства. Хотя понятие «тренировочный лагерь Шабаша» едва ли применимо при кочевом образе жизни нашей секты, новые обряды значительно улучшили процесс обучения птенцов. Фактически, каждая стая стала для новобранцев учебной площадкой; Шабаш жил, если в живых оставался хотя бы один из его членов. Итак, мы помогли секте, привнеся в ее жизнь различные auctaritas ritae. Но Братание по-прежнему оставалось единственным способом добиться единства в стае. С помощью колдовства, ритуалов с жертвенной кровью и на основе принципов йомсвикингов развивались ignoblis ritae. Позже они позволили разделить на ячейки весь Шабаш, из-за чего секта стала подобна мифической гидре.

    Несмотря на гостеприимство Гуннхильд, мы знали, что Шабаш не может оставаться в Скандинавии. Турки точили зубы на Вену, владения Тремеров, и Шабаш решил воспользоваться этой краткой передышкой, чтобы покинуть свой холодный приют. Мы огляделись по сторонам и остановили взгляд на Новом Свете.

    Зал марионеток

    Он в одном из особняков где-то за городом. Как-то ночью он пригласил мою стаю на приватный ритуал, но говорю вам, я туда не вернусь. Весь потолок покрыт сеткой, а второй этаж нам так и не показали. Вообще-то он стоял наверху, на лестнице, и говорил с нами через решетку. Я до сих пор помню это вонючее дерьмо, капающее сквозь ячейки. Слуги, что нас там водили, все были с пуповинами, которые поднимались вверх, к потолку, как ожившие нитки у марионеток. Когда пришло время поесть, нам предложили задрать головы и глотать то, что льется сверху. Мы оттуда свалили нахрен.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Цимисхи |

    Просмотров: 296 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised

    И снова мы стояли на челне Шабаша, а вокруг нас бушевала буря истории. Молодые члены секты бежали в Новый Свет, надеясь там обрести свободу, которой нас лишили наши старейшины и провал Мятежа Анархов. Да, обширные девственные пространства Америки населяли люпины, но с этой угрозой Шабаш мог бороться. В Европе секта не могла открыто начать так называемую революцию. Камарилья же искусно плела интриги и приводила нас в отчаяние, лишая сторонников и отнимая территории.

    Первыми отбыли многочисленные антитрибу, за ними последовали молодые Изверги. Старые Изверги не смогли заставить себя покинуть дома предков, вопреки всем своим обязательствам перед Шабашем. Вместо этого они отправили нас, молодых Извергов, через Атлантический океан, предложив взять с собой целую свиту из ревенантов. Это было самое меньшее из того, что могли сделать европейские Цимисхи, не желавшие отправляться в опасное путешествие. Но такая недальновидность дорого обошлась нам, потому что мы не могли доверять ревенантам, хранившим верность прежним господам, от которых их отделяли сотни миль. В результате немалое их число бежало, скрывшись в пустошах. И все же те из нас, кто перенес двухмесячное путешествие на корабле, рассеялись по нашим новым землям и принесли с собой дух Шабаша. Это был живой и опасный мир, где конфликты с туземцами постепенно сменялись борьбой колоний за независимость. Мы принимали участие во всех событиях и даже создали несколько стай, чтобы помочь в выслеживании британских Каинитов во время Войны за независимость. Мы расстроили планы англичан и тайные замыслы Вентру, и воодушевленный нашими успехами европейский Шабаш поучаствовал в организации мятежа, который смел с лица земли парижскую аристократию. А мы, которые всегда ценили уединение в отдаленных Карпатах, вдруг осознали, как нравятся нам бурно развивающиеся американские города (по крайней мере, молодым Извергам, потому что старейшины по-прежнему отчаянно цеплялись когтями и зубами за свои разваливающиеся замки и вырождающихся бояр).

    Пустынные территории были наводнены люпинами и могущественными духами, а современные города чем-то напоминали нам разросшиеся крепости (и обеспечивали постоянный запас пищи). К несчастью, к тому времени, когда кардинал Раду и еще кое-кто из старейшин пересекли Атлантику, молодые шабашиты, которые колонизировали эти земли, уже считали Америку домом и яростно защищали свои владения, и не мне их винить. Заявив, что мы все равны, Раду и прочие вмешались в наши дела, чтобы воспользоваться плодами наших тяжких трудов. Старший Шабаш, в том числе и Изверги, вдруг обнаружил, что члены секты вовсе не рады видеть его в этой «Стране возможностей». Хуже того, многие городов на тот момент просуществовали меньше века и еще не разрослись настолько, чтобы вместить сборище Каинитов, жаждущих независимости. Противостояние между сектами быстро скатилось в первую гражданскую войну внутри Шабаша, и заводилами в ней стали молодые Цимисхи. Америка должна была стать нашей наградой, заслуженной тяжким трудом. Вместо этого нам пришлось сражаться за ресурсы и территории в войне, напоминавшей современные стычки между бандами. По мере того, как питающие нас стада редели, смертные становились ценным имуществом. Да-да, в учебниках по истории пишут, что холера и оспа опустошали маленькие города, но мы тоже приложили к этому свою руку, не желая ограничивать себя в питании и разнося болезни. Пока мы воевали друг с другом, Камарилья встрепенулась и основательно закрепилась в Соединенных Штатах. Для нас это стало сродни пощечине! Камарилья выдавливала нас из городов, вынуждая искать пристанище среди индейских племен или же в опасных неизведанных землях.

    Пакт о Приобретении положил конец внутренним раздорам, но вред уже был нанесен. Камарилья укоренилась в Соединенных Штатах, и в руках Шабаша оставался только Нью-Йорк. Шабаш бежал в Мексику, Канаду и юго-западные штаты, где влияние Камарильи было весьма слабым. По иронии судьбы, Цимисхи нашли себе убежище за пределами городов, среди покорных им смертных. Пока мы питались рабами, привезенными из Африки, наши сильнейшие и самые молодые стаи скрывались среди племен юго-западных индейцев - апачей, навахо, зуни и хопи. Миролюбивые хопи почитали нас как проявление wuya, их духов-качина. Мы, в свою очередь, изображали воплощения этих духов. Мы стали Белым Великаном, который требовал пищи, угрожая похитить детей. Мы были Барсуком, целителем и советником, Грифом, который приносил ветер (поднимаемый нашими колдовскими ритуалами), Орлом, выведшим хопи из Нижнего Мира, упоминаемого в их мифах о творении, и, в первую очередь, мы были Звездными Погонщиками, главными качина, святыми мудрецами. Индейцы никогда не интересовались нашей внешностью, ведь мы были wuya, и они защищали нас, пока мы покоились в подземных палатах, которые располагались под каждым домом и считались проходом в Нижний Мир.

    Такой порядок вещей успешно сохранялся на протяжении десятилетий и повлиял как на наше обращение с членами стай, так и на проведение ритуалов. Позже, во время Гражданский войны между смертными, мы усилили свою власть в регионе. Динэ, более известные как навахо, привлекли внимание Соединенных Штатов, когда усиливающееся напряжение между аборигенами и поселенцами переросло в открытое столкновение. После того, как Союз выдавил конфедератов из Нью-Мексико, там началась кампания по усмирению апачей и динэ. Для последних развязка наступила, когда силы Союза блокировали их в каньоне де Шелли и уморили голодом тысячи индейцев. После этого армия форсированным маршем вывела оставшихся в долину реки Пекос, и расположенные в каньоне пуэбло обезлюдели. Несколько Извергов вместе со своими ревенантами перебрались в каньон де Шелли, превратив его в анклав Цимисхов. С тех пор эти территории оставались за ними, даже после того, как динэ вернулись на земли своих предков. Сейчас динэ – крупнейшее индейское племя Северной Америки, их резервация занимает 28803 квадратных мили. Благодаря этому Камарилья почти не имеет власти в этом регионе, за исключением ограниченных связей на федеральном уровне. А вот Цимисхов здесь обитает больше, чем где-либо еще в Северной Америке. Впрочем, не стоит считать их полноценными шабашитами, так как большинство из них теперь динэ, и конфликты секты их мало волнуют. Они поддерживают связь с мексиканскими Каинитами и немногочисленными анархами-Цимисхами из Калифорнии, но в основном существуют очень замкнуто.

    В память о Гуннхильд

    Иисусе, я помню эту старую ведьму. Она меня до чертиков напугала. Я помню, как она пригласила нас посмотреть на blodorn - «кровавого орла». Это так называется, потому что на спине жертвы как бы вырезают орлиные крылья. Ну а на самом деле ему одно за другим отсекают ребра – до самой поясницы. Умереть ты от этого не умрешь, зато будешь выть от боли. Потом, когда ребер больше не остается, в тебя засовывают руки и вытаскивают легкие. Вот тогда-то ты и умираешь от удушья.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Цимисхи |

    Просмотров: 354 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised 

    От Сейлема Джастиса, епископа Майами

    Слышали когда-нибудь о Ребятах из Бразилии? И не говорите мне, что доктор Тотентанц или Ландульф не пытались клонировать фюрера. Я слышал, что у вас, парни, есть секретный лагерь в Эквадоре, где старые врачи-наци весь день сидят без дела, а их обслуживают белокурые арийские мальчики в плавках. Да ладно, расскажите мне. Вы правда клонировали Гитлера? Ну хоть скажите, что у вас есть Гиммлер.

    — Бу, член стаи Псов Закона из Атланты

    Пока Шабаш зарабатывал себе имя, многие Цимисхи сохраняли нейтралитет, несмотря на угрозы их не-жизням со стороны фанатично преданных секте Извергов. Эти независимые Цимисхи отделывались от клятв верности секте, отдавая Шабашу первых и вторых детей их семей своих ревенантов, в знак добрых намерений. Все понимали, что в реальности такие обещания мало чего стоят. И все же многие молодые Цимисхи знали, что им едва ли стоит затягивать конфликт со своими старейшинами. Они приняли передаваемых в дар ревенантов и оставили старших собратьев гнить дальше.

    Ландульф II получил свое наследство в 9 веке, как черный маг из легенд об Артуре и Святом Граале. Его считали третьим по могуществу человеком во владениях императора Людовика II. Он правил землями от Неаполя до Калабрии до тех пор, пока в 875 году н. э. Ватикан не отлучил его от церкви. Вместо того, чтобы поддаться влиянию со стороны Карпат, Ландульф II позволил обратить себя африканскому Извергу, который возводит свое происхождение к Старцу Демдемеху. Став Цимисхом, Ландульф обосновался в крепости Калот-Эмболот на Сицилии, где занялся изучением колдовства. Местное население считало, что он жестоко истязает своих жертв, сам же Ландульф II всячески поддерживал это мнение, хотя бы для того, чтобы любопытные не совались к его убежищу. Как и его собратья, он не принес клятв верности ни Трансильвании, ни Шабашу. Вместо этого он сошелся с африканскими Каинитами, а после заключения Торнского Договора попал под защиту Джованни. Ни Шабаш, ни Камарилья не могли дотянуться до него.

    Ландульф восстал из неизвестности на исходе 19-го века, когда «германский орден святого Грааля» поместил свастику, его геральдический знак, на свой штандарт. Хотя символ сам по себе встречался и в других культурах, сплав из антисемитизма, оккультных ритуалов и веры в расу «высших» людей оказался слишком соблазнительным, чтобы его можно было игнорировать. Ландульф поспособствовал развитию тайного общества и помог в создании атмосферы расового превосходства, сделав его членов своими гулями. Откровенного говоря, для Ландульфа эта людская секта ничем не отличалась от любой другой. Ему было без разницы, против кого будет выступать скот из секты – против евреев или против католиков. Намного больше его интересовало их стремление к чистоте и жажда оккультных знаний.

    Даже без помощи Ландульфа Германский орден и наследовавшее ему печально известное Общество Туле смогло быстро разжечь пламя фанатизма и слепой ненависти. К тому времени, когда баварская элита восприняла идеи Ордена, Ландульф и еще несколько Извергов сумели стать частью организации. Большинство остальных Извергов, которые ощутили разрастающийся пожар ненависти еще до того, как Первая Мировая война окутала Европу ядовитыми испарениями, старались избежать конфликта. Человечество значительно усовершенствовало искусство войны, и каждый конфликт не только уменьшал запасы пищи, но и угрожал не-жизням местных Каинитов. Войны и Инквизиция оказались теми бурями, пред которыми склонялись даже Проклятые. Тем временем число фанатиков среди людей становилось все больше, монах-расстрига по имени Адольф Ланц предложил заключить в тюрьму и стерилизовать все «социально неблагополучные элементы» и всех, кто вступал в половую связь с представителем иной «расы». Еще один человек, Либенфельс, на берегах Дуная основал храм для своих Новых Храмовников и выступал за неоязычество и запрет христианства. В немецких землях множились тайные общества и культы, став для некоторых недальновидных Цимисхов источником новой знати, которая одновременно обеспечивала приток молодых Извергов и позволяла улучшить положение прежних членов клана.

    Появление танков и горчичного газа превратило поля сражений Первой Мировой в воплощение бесконечных ночных кошмаров под затянутым дымом небом. Самих Извергов эта рукотворная Геенна не слишком-то напугала. Узнав о приближающейся битве, многие молодые Цимисхи уходили глубоко в землю. Пробудившись, они восставали из пропитанной кровью почвы посреди заваленного ранеными и умирающими поля боя. Если некогда племена славян стали для клана неистощимым источником жертв и подопытных объектов, то Первая Мировая была чем-то вроде Ренессанса, наполненного болью и жестокостью. Цимисхи оставили на полях боя немало изувеченных и расчлененных трупов, заставляя смертных гадать, какое же ужасное оружие нанесло столь страшные раны. Маскарад удержался, но лишь только потому, что в новом веке смерть стала восприниматься как нечто неестественное и чуждое, спасибо достижениям смертного стада.

    Тем временем в Анатолии первый в 20 веке геноцид начался с резни двух миллионов армян, учиненной угасающей Османской Империей. Восточноевропейские Цимисхи, такие, как Саша Викос, могли позволить себе прихватить сотню жертв там и сям, чтобы усилить гулей, пополнить сокращающийся запас шляхтичей и заселить псарни результатами новых экспериментов. Цимисхи также договорились о создании новых семей ревенантов, так как на тот момент сохранилось только четыре известных рода. Но гулей, например, из армянского рода Киндарьян от превращения в ревенантов отделяют в лучшем случае десятилетия, если процесс вообще будет успешно завершен. На востоке, в России, произошла Октябрьская революция, разделив Цимисхов «железным занавесом». Откровенно говоря, русским Извергам Старого Света это только пошло на пользу. Из-за надежно охраняемых границ Цимисхи, такие, как Петр Крежинский (дитя Дарвага Палача Руси), не отвечали на призывы Шабаша и с радостью погрузились в атмосферу политических репрессий и террора.


    Маски плоти

    Шабаш мог бы взять на себя ответственность за убийства, патрон, но все дело в том, что никто в Мехико не знает, кто их совершил. Насколько я понимаю, это дело рук того торговца, который предлагает разноцветные маски людям в автомобилях, притормозивших у светофора. Он и сам носит маску. Стоит только человеку надеть маску, как она оживает и вцепляется ему в голову костяными крючками. Она пережевывает лицо, а затем выплевывает кусочки через отверстие для рта. Маска управляет надевшим ее человеком и вынуждает его носиться по улицам, сея вокруг себя насилие. Но я и правда не понимаю, почему этот Цимисх прячется. Я знаю нескольких шабашитов, которые не отказались бы пожать ему руку.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Цимисхи |

    Просмотров: 301 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised

    В Европе разразилась Вторая Мировая война, чего и следовало ожидать. Изверги, такие, как Ландульф II и нацистский пропагандист доктор Тотентанц, в подкатанных штанах бродили по залитым кровью полям сражений и пятнали наше имя связями с нацистами и безумно расточительными кампаниями вроде геноцида.

    В США у нашего клана были совсем другие заботы. Американцы, избавленные от угрозы войны, от поколения к поколению менялись с точки зрения как морали, так и политических пристрастий. Шабаш, пытаясь держать руку на пульсе, давал становление молодым представителям каждого поколения, но вскоре выяснилось, что члены секты одного поколения к моменту появления следующего становятся ходячими анахронизмами.

    Поначалу Америка и в самом деле была землей изобилия. Между 1845 и 1914 годами в США прибыло более 450 миллионов переселенцев из Европы, и Каиниты никак не могли пожаловаться на нехватку витэ. Может быть, мы поступили глупо, когда с головой окунулись в гедонистическую атмосферу ревущих двадцатых и допустили ничем не сдерживаемый рост численности. Война с Камарильей на время затихла, и многие Цимисхи занимались своими делами или же наслаждались праздничной суетой Золотого Века Америки. Благодаря Первой Мировой войне на предприятиях в северных штатах образовалось немалое число вакансий, и в результате чернокожие американцы толпами переселялись туда с юга. В Чикаго, Детройте и Буффало образовались крупные негритянские районы, а Гарлем стал настоящим символом процветания для тысяч чернокожих за пределами США. Хотя отступники Тореадоры называют себя единственными покровителями искусства, на самом деле многие Цимисхи разделяют их интерес. Гарлем, эта «Новая негритянская столица», стал свидетелем зарождения негритянских видов искусства, в том числе и джаза. Туда стекались музыканты, которым суждено было стать знаменитыми, и среди них были Дюк Эллингтон, Уоллер Фэтс и Кэб Кэллоуэй. Цимисхи из числа национальных меньшинств доходили до того, что спонсировали ночные клубы или устраивали вечеринки вскладчину, чтобы внести в атмосферу праздника и вседозволенности немного сексуальности (и, само собой, пополнить свои запасы). Конечно же, местные Цимисхи конфликтовали с Тореадорами из-за «права собственности» на кого-нибудь из гарлемских талантов, но до прямых стычек доходило редко. Противостояние выливалось в мирную конкуренцию между такими ночными клубами, как Gumby' s Bookstore и Daisy Chain, которые соперничали друг с другом из-за клиентов и редких «гангстерских» слетов.

    К несчастью, Великая Депрессия положила конец гарлемской мечте. Так называемая политика невмешательства со стороны правительства привела к увеличению неравенства между социальными группами (когда 1 процент населения владел 40 процентами всего богатства страны) и изменила положение многих Цимисхов. Немалое число старейшин, которые в Старом Свете обладали знатностью и несметными богатствами, внезапно обнаружили, что от их состояний почти ничего не осталось, и в то же время молодые Изверги, разбирающиеся в современной экономической ситуации, использовали влияние среди смертных, чтобы обеспечить себе надежное финансовое положение. Это не слишком-то помогало Шабашу, который гордился тем, что человеческие проблемы его не касаются. Камарилья, которая в 1920-х годах воспользовалась тотальной коррумпированностью администрации президента Хардинга, чтобы купить ключевых чиновников и политиков, натравила своих новых дружков на Шабаш. Полиция, получившая приказ очистить помещения от тех, кто проживает там незаконно, в дневное время устраивала набеги на наши общие или частные убежища, а банкиры покушались на нашу собственность, размахивая фальшивыми закладными, условия которых якобы были нарушены. Мы огрызались, но еще долго после окончания Второй Мировой вынуждены были защищаться, а не нападать.

    Противостояние между Шабашем и Камарильей вылилось в газетную войну, и многим старым Цимисхам, как связанным с сектой, так и независимым, не удавалось защитить себя на этих новых форумах. Они обращали все новых и новых юнцов, создавая из них что-то вроде передовых отрядов, но при этом они лишь усиливали проблему отцов и детей, возникающую между представителями разных поколений. Молодые Цимисхи должны быть стать представителями старейшин, но вовсе не рвались выполнять эти обязанности. Им хотелось заниматься собственными не-жизнями, а не тащить на себе своих погрязших в пережитках создателей. В результате эти новообращенные Цимисхи все больше тяготели к Шабашу, известному своим свободомыслием, и усваивали его жестокие заповеди, «угрожающие» старейшинам. В конце концов, один раз молодые Цимисхи уже восстали, желая получить свободу, и вполне могли повторить мятеж.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Цимисхи |

    Просмотров: 280 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised

    Приход Гитлера к власти вызвал двойное нашествие на земли Восточной Европы – наступление немцев, за которым последовало контрнаступление русских. Пока нацисты победоносно шли по континенту, шабашевским Цимисхам бояться было нечего. Воспользовавшись разразившимся террором и хаосом, они нанесли удары по ослабевшим укреплениям Камарильи. Основное их преимущество заключалось в том, что Гитлер презирал аристократов, а значит, старшие Сородичи из Камарильи не могли влиять на его режим. С другой стороны, Цимисхи Старого Света сами были аристократами до мозга костей. Не рискуя привлечь к себе внимание всего вермахта, они позволили нацистам обшаривать свои крепости в поисках разного барахла, одновременно скрывая от них убежища, истинные сокровища и шляхту.

    Если от немцев Цимисхи почти не пострадали, то русские нанесли им немалый урон. Красная Армия вела бои, сутками напролет нанося массированные артиллеристские удары по позициям противника. Затем бойцы продвигались вперед по дымящейся земле, расправляясь с теми, кто еще оказывал сопротивление. Отступающая немецкая армия пыталась закрепиться в древних замках на всем пути от России до Берлина. Самые могущественные Цимисхи сумели скрыть свои крепости при помощи магии, но многие Изверги встретили Окончательную Смерть, когда русские с расстояния обстреливали их оккупированные имения. Погруженная в оцепенение Шаагра, одна из старейших Цимисхов Старого Света, сгорела вместе с Прагой, и волны от ее гибели захлестнули все разрозненное сообщество Цимисхов. Убежища многих старших Цимисхов были разрушены во время правления коммунистов. Цимисхи Старого Света многого лишились за время войны, но безумие Сталина грозило сделать потери еще более ощутимыми. Поняв, в каком опасном положении они находятся, старшие Изверги отправили послов к своим родичам, запертым в границах СССР. Их стремление к объединению привело к возникновению Лиги Оради и заключению договора о взаимной защите и соглашения о намерениях (независимо от Шабаша) между Цимисхами Старого Света. Забавно, но Лига процветала благодаря коммунизму; ксенофобия Сталина защищала Извергов от угроз со стороны секты, приведя к запрету свободного передвижения, и Цимисхи впервые за десятилетия вновь объединились с русскими Извергами, такими, как Дарваг и Петр Крежинский. К моменту падения Советского Союза заматеревшая Лига Оради успешно сопротивлялась агрессии Шабаша, не поддаваясь натиску его алчных стай. Но в нынешние ночи многие члены Лиги в знак солидарности присоединились к секте в качестве «дипломатов», советников, почетных епископов и примасов.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Цимисхи |

    Просмотров: 289 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised

    Это не брехня, я сам видел. Эта дамочка-Цимисх владеет многоэтажным отелем, перестроенным под ее вкусы. Фешенебельным, комфортным, с отличным садом на крыше. Вот только никто не знает, что сад высажен поверх тайного атриума, который проходит через все здание и набит землей с родины Цимисха. Она спит в самом глубоком месте, там, где ее не достанут. Наверное, есть и запасные выходы, ведущие в определенные номера. Консьерж отеля отправляет в эти номера одиноких клиентов, которых никогда не регистрирует. Эта дамочка своими… ну, наверное, руками… стаскивает таких постояльцев с кроватей и затягивает в землю, поближе к себе. А уборщики потом крадут все оставшиеся вещи, пока приводят комнаты в порядок.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Цимисхи |

    Просмотров: 339 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised

    Петр Крежинский, который пережил террор времен Ивана Грозного, стал воеводой, а его сир, Дарваг, то впадал в торпор, то просыпался. Падение самодержавия и большевистская революция разорвали связи между российскими Цимисхами и нашими европейскими собратьями. Но мы выжили, да еще и обнаружили, что сталинский режим прекрасно соответствует нашему общему темпераменту. Пока Бруха лелеяли великие замыслы и устремляли все помыслы к коммунизму, Сталин разрушал церкви и боролся с религией. Из-за этого смертные лишились веры, немалая часть святой земли была уничтожена, и в результате Проклятые обрели завидную свободу действий. Петр в это же время внедрил нескольких Извергов в ЧК, тайную полицию, благодаря чему мы получили доступ к сведениям о событиях как в стране, так и за пределами Советского Союза. К тому моменту, когда ЧК превратилась в ОГПУ (Объединенное государственное политическое управление), в наши запасы регулярно поступали сотни неучтенных заключенных из тех миллионов, что считались убитыми и похороненными в общих ямах. Вторая Мировая война показала, что наш клан уязвим не меньше, чем наше самое слабое звено – смертные. Чтобы избежать нехватки витэ, к которой привели недоедание и убыль населения, многие Изверги обзавелись личными стадами, обеспечивающими питание и поступление рабов, на тот случай, если в Европе вновь разразится война. Забавно, но многие смертные добровольно присоединялись к нам, потому что мы хорошо их кормили и обеспечивали некоторый комфорт, особенно заметный на фоне ужасной российской бедности.

    К тому же некоторые умные Цимисхи добились, чтобы несколько небольших лагерей и тюрем КГБ из 2000 таких учреждений, разбросанных по Заполярью, перешло в руки их управителей из рода Братовичей. Считается, что на начальных этапах советского режима в лагерях было заключено почти 10 процентов от населения страны. В одном воркутинском лагере погибло больше людей, чем в Освенциме, хотя и за более долгий период времени. Эти учреждения обеспечили Цимисхам вольготное существование, позволив не бояться раскрытия. К сожалению, как мы уже замечали ранее, отсутствие ограничений часто приводит к тому, что наши собратья полностью престают сдерживаться в своих желаниях. С другой стороны, в России не было государственных организаций, которые следили бы за условиями содержания лагерных заключенных. Так, Цимисхи до сих пор с восторгом рассказывают о Тмутаракани, «Тараканьем царстве», где заключенные питались сокамерниками, спали на кроватях из гниющих трупов и захлебывались супом из их собственной требухи. Если бы что-то подобное происходило в любой другой стране мира, такое привлечение внимания стало бы для нас настоящей катастрофой.

    Но не всех Цимисхов интересовали лагеря. Некоторые молодые Изверги увлеклись «Биопрепаратом», программой по созданию биологического оружия. Многие в клане знали о наличии Старейшего в наших телах, и изучение бактериологического оружия подстегнуло споры о том, можем ли мы изолировать в себе эти частицы Патриарха. Петр возглавил группу Извергов, которые искали способ победить эти раковые клетки до того, как проснется Патриарх. Многие также опасались, что биологические программы могут привести к уменьшению пищевой базы, если будут проводиться без должного наблюдения. Поэтому, чтобы защитить наши интересы, множество самых одаренных наших собратьев проникло в Министерство медицинской и микробиологической промышленности СССР – милый эвфемизм для обозначения программы по разработке биологического оружия, проводимой под прикрытием ГРУ (главного разведывательного управления).

    В рамках программы «Биопрепарат» русские работали над созданием новых штаммов и переносчиков самых разных болезней, от тифа и до лихорадки Эбола. Некоторые молодые Изверги даже подумывали о создании патогенной флоры, опасной для Каинитов и способной поражать отдельные кланы, разносимых кровью вирусов, которые обращали бы жителей целых населенных пунктов в наших гулей и даже методов по превращению вирусов в микроскопических гулей. Мы позаботились о том, чтобы три поколения семьи Обертус почти в полном составе освоило головокружительное множество современных научных направлений, в том числе биохимию, эпидемиологию, вирусологию и микробиологию. Вскоре наши шпионы получили работу в секретных учреждениях на «Острове Возрождения» в Аральском море и в пересылочном лагере Советском.

    К сожалению, к тому времени, как наши гули добились кое-каких успехов, в особенности в области рекомбинации ДНК и так называемых гибридных вирусов, Советский Союз рухнул. Ученые, биологические образцы, хранимые в Московском институте здоровья, бывшие агенты КГБ и оружейный плутоний – все это внезапно оказалось на международном черном рынке. Несколько особо важных гулей тоже исчезло вместе с наработанными материалами, и нам пришлось их разыскивать. Пока что успехами мы похвастаться не можем…


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Цимисхи |

    Просмотров: 445 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised

    От Бешеного Зайца, бывшего храмовника

    Слышали о веренице жилых прицепов, которые катаются туда-сюда по Восточному побережью? Это передвижное убежище для Изверга и ее свиты из Братовичей. Со стороны все выглядит как караван пенсионеров на машинах, с тонированными окнами, флоридскими наклейками на бампере и изображениями христианских рыб, в которых вписано слово «Иисус». Изнутри же это настоящая бойня на колесах и музей уродцев. Они как бродячие серийные убийцы, ездят по всей стране и никогда не оставляют улик, чтобы их не поймали. Все так и есть. Точно.

    - Бартоломью Диггс, член кочевой стаи Дорожных Килтов

    Гитлер до сих пор жив, по крайней мере, живы его зловредные идеи. Только малая часть старших Цимисхов участвовала в распространении довоенного мистицизма, но некоторые Изверги, получившие Становление после Второй Мировой, решили, что из-за этого Шабаш одобряет холокост. Само собой, эти ребята не слишком нам помогли, когда начали обращать glatzen (немецких бритоголовых), чтобы «продолжить борьбу». К сожалению, эти же гребаные Цимисхи поспособствовали росту числа зараженных расизмом братьев и сестер в десятилетие, последовавшее за падением СССР. Волна беженцев из Восточной Европы отравила своим ядом молодежь в Западной Европе, которая и в наши дни страдает от безработицы и ухудшающихся условий жизни. Затем гнев перерос в насилие на расовой почве, что принесло Цимисхам новые поколения последователей.

    Среди нового выводка Цимисхов-бритоголовых есть Вайссрарех – Белая Месть, глава европейской стаи неонаци. Ей понадобилось время, чтобы объяснить мне это новое течение, распространившееся среди младших из наших собратьев. Она – дитя доктора Тотентанца, хранителя нацистских «ценностей» времен Второй Мировой и, честно говоря, позорища всего нашего клана. Хотя сама Вайссрарех была создана едва ли десять лет назад, она видела, как Европа едва не трескается по швам под напором 750000 беженцев, спасавшихся от этнических чисток и нищеты.

    Падение Советского Союза для старших Цимисхов оказалось даром господним, так как они наконец смогли нацепить свои старые мантии и вспомнить об аристократических титулах, которыми можно щеголять в карпатских крепостях. Но для Вайссрарех крах коммунистического режима был чем-то наподобие одиннадцатой казни египетской: из-за него начался приток беженцев.

    Вайссрарех обратила внимание на обездоленных, ту часть человеческого стада, которую обычно игнорируют. Когда ее стаи совершают налет на многоквартирные дома в трущобах Марселя и Берлина, нападают на восточноафриканских сборщиков урожая в Италии и Англии или же обрушиваются на лагеря боснийских беженцев в Хорватии, Вайссрарех увлекает за собой немало молодых шабашевских Цимисхов и антитрибу из числа glatzen. Насколько я понимаю, Камарилья отправила двух архонтов с приказом выследить и уничтожить стаю Вайссрарех, но им до сих пор не удалось добиться успеха. Шабаш же, в свою очередь, поддерживает войну, которую ведет Вайссрарех.

    Расистских взглядов придерживается не только Вайссрарех. Их можно встретить и по другую сторону океана, у американских Цимисхов. В 18 веке некоторые стаи усвоили это предубеждение, постепенно пройдя путь от религиозной и национальной нетерпимости к «научному» расизму. Ненависть приняла новую форму. Представление о расовой чистоте и генетическом превосходстве возникло раньше, чем появились шлюхи и сборщики налогов, но теперь человечество поняло, как обратить быстро развивающуюся технологию на службу индустрии смерти. И все же большинству Извергов не было никакого дела до нацепивших белые капюшоны подстрекателей, которые привлекли к себе всеобщее внимание после Гражданской войны. Камарилья, одураченная собственной пропагандой, решила, что ее враги охотно нацепят маски и пойдут вешать «ниггеров», но мало кому из Шабаша хотелось оказаться рядом с толпой разъяренных людей, вооруженных горящими крестами. Число сторонников научного расизма затем увеличилось за счет Становления группы мятежников, принимавших участие в расовых беспорядках 1943 года в Детройте. Президент Рузвельт издал распоряжение, запрещающее любую дискриминацию по расовому признаку на заводах, получивших военные заказы. В северные штаты, где промышленность была развита лучше, с юга прибыло 60000 негров, из-за чего в Детройте и других городах начались беспорядки, в которых погибло 35 человек, 500 человек было ранено и еще 500 – арестовано за убийство афроамериканцев… Прошу прощения, чернокожих. Черт бы побрал Джесси Джексона, не за цвет кожи, а за его политику. Но я отвлекся.

    На примере священника стаи Абрахама Дженсена я хотел бы показать, что за новая прослойка появилась в нашем клане. Дженсен был арестован во время беспорядков и признал, что состоит во второй версии ку-клукс-клана, чья численность заметно сократилась между 1920-ми и 1944, когда эта организация была временно распущена из-за слабого к ней интереса. Ку-клукс-клан возродился во время Движения за гражданские права в 1950-х и 60-х, Абрахам же начал воспринимать расовую чистоту как нечто, существующее за пределами его пяти чувств. Он понял, как могли ошибаться расисты, принимая «белого» за расово полноценного, и оценил ненависть, возникающую на почве этого предубеждения. Но движение, которое поначалу казалось незначительным, набирало силу. Многие Цимисхи считали, что Вторая Мировая война положила конец идеям Гитлера, но когда вернувшийся домой «джи-ай» по имени Джордж Линкольн Рокуэлл создал Американскую нацистскую партию, Изверги поняли, что все только начинается. Каиниты, такие, как Абрахам, вполне могли воспользоваться возникающими в обществе настроениями.

    Вторая Мировая война положила начало Движению за гражданские права. В конце концов, если правительство может привлекать чернокожих на службу стране, почему бы этому меньшинству и не пользоваться равными правами со всеми остальными? Да, для нации этот вопрос стал чем-то вроде водораздела, по обе стороны от которого создавались экстремистов. Такие группы, как Белое арийское сопротивление или Национальное объединение за продвижение белых, призывали к жесткой сегрегации, а за их спинами, как волдыри, возникали ячейки тайных организаций. Чем больше находилось псевдонаучных объяснений расизму, тем более нелепыми становились высказывания. Некоторые организации склонялись к нацистской версии происхождения арийских народов, родиной которых якобы был таинственный остров Туле. Другие брали на вооружение сплав из индоарийских верований и философии и заявляли, что колыбелью цивилизации была Арьяварта в Индии. По другую сторону баррикад стояли чернокожие экстремисты, которые называли европеоидов мутантами-альбиносами, выродившимися потомками африканских народов и «детьми Якуба». Кое-кто даже заявлял, что, так как меланин превосходно поглощает энергию, белые люди дальше отстоят от Бога (источника всей энергии), ведь у них не хватает кожного пигмента.

    Раззадоренные Цимисхи, участвующие во всех этих движениях, держались в стороне от народных маршей и устраиваемых СМИ мероприятий; зато они зачастили на многолюдные концерты андеграундных групп St orm und Drang и Africa X, практикуя свое искусство среди агрессивно настроенных толп молодежи. Некоторые Цимисхи даже позволяли устраивать такие концерты в своих владениях, погружаясь в атмосферу ненависти и собирая урожай гостей под конец вечеринки. Изверги, в том числе и Абрахам, главенствовали над небольшими сектами и группами, выяснявшими чистоту крови у своих предков. Эти представители стада человеческого охотно позволяли Цимисхам обрабатывать свои тела, чтобы те могли соответствовать идеалам клана, и Изверги были просто счастливы, получив возможность навязать им свое представление о совершенстве. Кровавые Братья возникли благодаря таким вмешательствам в физиологию, которые подкреплялись соответствующей идеологией. Именно поэтому все они ходят с лысыми головами.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Цимисхи |

    Просмотров: 315 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised

    На Западе всегда знали, что коммунистов мало заботит состояние окружающей среды, но полностью последствия этого пренебрежения стало возможным оценить только после падения «железного занавеса». СССР превратил Болгарию, Румынию, Чехословакию, Польшу и Восточную Германию в ядовитые свалки. Заводы выбрасывали в атмосферу серу, из-за чего шли кислотные дожди, настолько едкие, что целые леса сбрасывали листву и ветки. Он некоторых лесов оставались только почерневшие стволы, верхушки которых были окутаны сернистыми туманами. При добыче и выплавке металлов в воздух попадала металлическая пыль, и целые поколения детей страдали от легочных заболеваний и умственной неполноценности. Но еще хуже дела обстоят в Румынии с ее открытой добычей угля, где в воздухе висит черная копоть, возникающая благодаря таким местам, как завод по покраске резин в Копса Мика. Толстый слой сажи покрывает строения и деревья, лишая пейзаж всех его красок. Вечерами копоть черными хлопьями оседает на землю, частицы углерода, соединяясь, превращаются в туманы и облака, загрязняя само небо, и даже овцы здесь цвета ночи.

    Защитники окружающей среды криком кричат о загрязнении, но правительство не торопится. Цимисхи Старого Света и старшие члены Шабаша обнаружили, что их некогда богатые и славные угодья вызывают подавленность, как физическую, так и психологическую. Румынский диктатор Николае Чаушеску подорвал силы своего народа, опустошая сельскую местность во имя промышленности. По иронии судьбы, теперь Цимисхи выступают за перемены, хотя бы потому, что загрязнение губит их стада, страдающие от рака и отравления ртутью, а кислотные дожди уничтожают памятники, в том числе и многие древние карпатские крепости, под которыми до сих пор обитают Изверги. Старый Свет в буквальном смысле слова разваливается на части, и Цимисхи опять нашли себе новую сферу деятельности – защиту окружающей среды. Забавно, но противостоит им неповоротливый бюрократизм смертных (пережиток эпохи коммунизма), а также жадность и личная заинтересованность Сородичей, которые в своем сне словно воспевают Купалу.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Цимисхи |

    Просмотров: 304 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised

    Различные экстремистские объединения – вовсе не единственные группы людей, пользующиеся вниманием Цимисхов. Часть клана играет на расистских предрассудках смертных, других же больше интересуют те, чьи наклонности созвучны истинным ценностям метаморфов.

    Одна из человеческих субкультур привлекла наше особое внимание: современный примитивизм.

    Современные примитивисты – это общее название людей, которые с трудом могут примириться с современными условиями существования. Раньше ощущение сопричастности и духовности возникало у них благодаря племенам и деревням, теперь же им приходится довольствоваться сексуальными фетишами и модификацией тел (что полноценной заменой не назовешь). Они посещают такие места, как подпольный публичный дом в Гринвич-виллидж и дальние закоулки в районе Кастро-стрит, где групповые оргии садомазохистов и клубы для любителей пирсинга и клеймения смещают привычный болевой порог и позволяют ощутить хоть какое-то удовлетворение от достигнутого. За последние 20 лет модификация тел и связанные с болью развлечения стали весьма заметным явлением. Специалисты связывают это со стремлением к более простому существованию, свойственному примитивным племенам, где вступление в период половой зрелости сопровождается различными инициациями. Для таких людей татуировки, клейма и пирсинг выполняют не просто декоративную функцию, но и служат доказательством их выносливости и стойкости. Это то состояние психики, знакомое шаманам и садху, когда боль становится чем-то малозначимым и даже необходимым для обретения проницательности и достижения состояния эйфории. Мы, Цимисхи, на пути к превосходству давно познакомившиеся с этими идеями, время от времени натыкались на секты, которые практиковали усмирение плоти и поклонялись различным Каинитам под личинами богов. Но современные примитивисты представляют новую разновидность людей, которые готовы вытерпеть болезненные очистительные ритуалы, чтобы продемонстрировать свою силу.

    Благодаря этим редким отщепенцам мы обнаружили в западном обществе тех, кто целенаправленно готов подвергать себя пыткам и необычным наказаниям, чтобы испытать собственные возможности. Пытки для них стали способом проверить выносливость, а шрамы – почетными знаками отличия. В отличие от модных подростков, которые делают себе этнические татуировки на руках, эти люди стремятся к примитивному существованию, при котором страдание определяет человечность. Забавно, но по большей части люди согласны терпеть такое испытание только один вечер. Мы, будучи существами куда более терпеливыми, растягиваем наши церемонии на месяцы. Мы даем Становление тем, кто выжил или же на протяжении недель выносил мучения, а затем возвращался за добавкой. Не подчиняясь более налагаемым плотью запретам, некоторые из наших новых отпрысков пытаются изменить все свое существование, совместив не-жизнь и примитивный или азиатский мистицизм. Они погружаются в видения, используя боль вместо наркотиков, чтобы найти своих тотемных животных. Прочие обращаются к практикам даосизма с их природной алхимией и стараются достичь личного совершенства путем медитаций и внутренний изменений. Сознательно или нет, но все эти новые язычники, любители экспериментировать с телом, современные примитивисты и ходячие подушечки для булавок быстро становятся новыми метаморфами среди Цимисхов последнего поколения. Они искренне стремятся к переменам, и происходящие с ними изменения имеют для них огромное значение. К сожалению, многие из них выходят из-под власти Шабаша, так как считают, что у насилия есть цель (например, служить вехой на их умозрительном пути), а убийство ради убийства воспринимают как оскорбление по отношению к своим духовным поискам.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Цимисхи |

    Просмотров: 286 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised

    От Молли 8, летописца стаи Библиотекарей

    В Африке есть Цимисхи?

    - Дезра, шестерка Шабаша

    История Африки запечатлена в словах, и потому истину трудно отделить от преувеличений. Предки становятся богами, а боги – это духи всего, что нас окружает. В результате нам мало что известно об африканских Цимисхах, но в ночи до сих пор разносится эхо от их деяний, стоит только прислушаться. Все, что мне известно, я узнала от Ландульфа II, того самого колдуна, который вступил в союз с Джованни. К сожалению, проверить его рассказ мы не можем, так как Африка остается для нас белым пятном на карте. Африканские Цимисхи (или эггун), будучи, вне всякого сомнения, Извергами, преследовали свои собственные цели и создавали собственные мифы. По какой-то неведомой причине они считают наше присутствие оскорблением своему достоинству и нападают на нас так же легко, как и обмениваются с нами приветствиями.

    [Цимисх], Старейший, намеренно обратил множество народов и племен, когда впервые покинул Енох. Он выбрал Йорак из-за ее – ее – шаманской мудрости; Ламбах проявил умение выживать в любых условиях, о чем свидетельствует его существование и в нынешние ночи; Старейший выбрал Белобога, самого дикого из всех встреченных им людей, чтобы посмотреть, как Становление повлияет на развитие «Белого Бога». Он избрал Триглава, потому что тот уже считал себя божеством, он разделил проклятие с отшельником Драконом, стремящимся к самопознанию и уединению. Для жестокого и бесчеловечного воина Картаририи прихоти Старейшего стали законом. Но Демдемех поставил Старейшего в тупик. Будучи первым африканцем, встреченным Старейшим, Демдемех привлек к себе его внушающее ужас внимание. Но за каждую рану и унижение Демдемех отплатил Старейшему той же монетой.

    Позже Прародитель рассказывал Йорак и Ламбаху, что он вывернул Демдемеха наизнанку, так, что его внутренние органы и кости оказались снаружи, а глаза смотрели внутрь головы. Когда же Старейший спросил его, насколько ему нравится вид, Демдемех спокойно ответил, что все это яйца выеденного стоит, ведь мудрые люди и без того могут заглянуть в себя. Старейший, впечатленный такой силой разума, обратил Демдемеха, и пути их разошлись. Демдемех вернулся в земли, которым суждено было стать Сахарой, но в те ночи они изобиловали болотами и растительностью и не собирались поддаваться ползучим пескам пустыни. Предания гласят, что он странствовал среди бессмертных племен сао, обитателей Тибести, последователей Кагна и бачвези, чьи глаза были исполнены солнца. О Демдемехе было известно, что он мудрый и искусный шаман, и он собирал вокруг себя стада последователей, число которых могло сравниться с численностью крупных племен.

    Африка тогда была совсем не такой, которой видит ее мир сейчас. Воды великого Тиконического моря покрывали большую часть земель, на которых теперь расположены Побережье Слоновой Кости, Мали, Нигер, Нигерия, Чад и Южный Алжир. Африка по очертаниям была похожа на пастушеский посох или знак вопроса, который начинался с атлантического побережья (как раз над Гвинейским заливом), тянулся вдоль береговой линии Средиземного моря и спускался к востоку, туда, где лежали земли Египта. Над водами отступающего моря поднимались вершины Ахаггарских гор, которые образовали остров, соединенный с остальной Африкой узким перешейком. Демдемех избрал эти земли себе во владение и поселился там вместе с растущим племенем, чтобы лучше понять свою новую природу.

    Демдемеху нелегко было править, потому что в Ниле жили свои чудовища, которым не нравилось присутствие Цимисха. Но он научился говорить с болотными крокодилами и создал неуклюжих рептилиеподобных тварей, называемых мокеле, и их павианов-прислужников, наглоперов. Защищая людей Ахаггара, Демдемех построил великий город Хамисса, чтобы смирить египтян. К сожалению, прикосновение Старейшего через много веков поразило Демдемеха жаждой, которую кровь не могла утолить. На пирах он насыщался плотью и вскоре стал для своего народа непонятным чужаком. Ряды жабр покрывали его лицо, подобно корке, и не было у него ни глаз, ни носа, ни рта. Лишь его отпрыски понимали бессвязный шепот Демдемеха.

    К этому времени великое Тиконическое море пересохло и обратилось в болота, а на землю начали наступление пески Сахары. Люди Ахаггара бежали следом за племенами, покидавшими недолговечный рай северного побережья. Мокеле восстали против Демдемеха и скрылись в жидкой грязи; они пробрались в заболоченные земли, расположенные за обезлюдевшей Хамиссой. Наглоперы также растаяли в ночи, отправившись на юг, туда, где клан не мог дотянуться до них. Демдемех в конце концов отступил в проклятый город в горах, где почти не осталось жителей, кроме его верных гулей да отпрысков.

    Тотем

    Туземные Цимисхи? Ну, в Мехико их мало, но одного я встречал. Он выглядел как все, пока не расстегивал рубаху. У него вдоль всего тела лица в ряд, и они постоянно что-то бормочут. Мы звали его Тотемом, понятно, почему.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Цимисхи |

    Просмотров: 395 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised

    Демдемех упокоился в вековом сне на дне озера глубоко под Ахаггарским нагорьем. Вырвавшись наконец из-под надзора, его талантливейшее дитя, ведьма Сикоракс, повела оставшихся эггун на юг, под дну высохшего Тиконического моря. Она предоставила своего сира заботам его последних верных гулей, яростных туарегов, чьи потомки и в наши ночи обитают в том регионе.

    Сикоракс намеревалась стать королевой над людьми Нок и править в уже существовавшим к тому времени городе Иле-Ифе. Но ее устремления потерпели крах из-за появления кочевников, называвшихся йоруба. Эти люди уже несколько веков жили в землях Египта и знали о злодеяниях Каинитов. Их вождь, король Одудува, верил в единого бога Олудумаре и его прислужников, Ориша. К несчастью для Сикоракс, планам которой вера Одудувы нанесла сокрушительный удар, Ориша оказались серьезными противниками – духами, которые могли вселяться в людей, чтобы сразиться с ней.

    Йоруба обладали исключительным религиозным рвением, крепкой верой и еще более сильной моралью. Их этические принципы, основанные на монотеизме, оказались не менее устойчивыми и человечными, чем в христианстве. До того, как рабство обескровило сердце Африки, воины йоруба, аджогун, сражались с Сикоракс и культами «последователей Кагна», преследуя их по всей Африке. Аджогун причинили (и до сих пор причиняют) немало хлопот местным Извергам. В отличие от Сикоракс и эггун, аджогун являются плотью от плоти африканского континента и с презрением относятся к вмешивающимся в их дела Каинитам, даже если те сами родом из Африки.

    Сикоракс, обреченная на века скитаний и военных столкновений, в конце концов испытала удовлетворение, когда европейские торговцы рабами начали опустошать Западную Африку. После того, как только португальцы похитили с ангольского побережья более 1,3 миллиона рабов, цивилизация йоруба пришла в упадок. Работорговцы целыми деревнями захватывали ее людей, которым нечего было противопоставить белой саранче. Если раньше аджогун презирали чужаков, охота за «товаром» превратила их презрение в ненависть.

    Сикоракс и ее род, возможно, пережили бы вражду с йоруба, но аджогун оказались достойными врагами. К этому времени Демдемех восстал из торпора и пришел на помощь своей дочери, но даже он не смог принести Извергам победу. Аджогун повелевали духами земли и обращали против наших собратьев джунгли. Война вынудила Демдемеха и Сикоракс заключить мирные договоры с теми «белыми» Каинитами, которые пришли вместе с торговцами, но эти союзы редко были выгодны эггун. Устав от порождаемых войной разногласий, Демдемех и малое число его последователей удалились в Великую Рифтовую долину в Кении, на восток от озера Виктории. Хотя Сикоракс в конце концов погибла от рук аджогун, оставшиеся африканские Цимисхи сумели укрепиться в укромных местечках неподалеку от прибрежных районов и городов и дожили до наших дней.

    Ландульф II сказал, что сейчас война с аджогун стала не такой жестокой, и все же эти туземные немертвые до сих пор беспокоят нас. Нам еще только предстоит установить, являются ли они Каинитами или кем-нибудь еще.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Цимисхи |

    Просмотров: 318 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised

    От Девиндера Бхала, священника стаи Лопнувшая Губа

    Ратти-Бен? Кажется, это значит «Сестра Крови». Она – дитя Картаририи. Недавно я видел ее и был поражен ее внешностью. Она покрыта кусочками кожи, на каждом из которых своя татуировка – эту кожу она сдирает со своих жертв. У нее многослойная красота.

    - Лаика, колдун Цимисхов

    Картаририя существовал на протяжении всей истории Индостана и является одним из самых старых и могущественных представителей нашего клана. Первые свои века он (она?) провел среди обитателей Хараппы, а потом существовал рядом с ариями, которые принесли с собой санскрит и Веды. Но существование это нельзя было назвать мирным, так как кровожадный Картаририя восстановил против себя многочисленный народ рома и Старца Носферату, который обосновался на этих землях. Вопреки некоторым предположениям, местные Цимисхи никогда не подражали многоруким воплощениям индуистских богов и не являлись их прообразами, хотя попытки были. Картаририя пытался выдать себя за Карттикею, бога войны, но быстро понял, что вера брахманов может стать оружием, а сами жрецы легко разгадывают все его уловки. Забавно, но пока Картаририя пытался найти себе почитателей, перебирая многочисленный ведический пантеон, он начал понимать и ценить эту религию. Многорукие божества воплощали разнообразные состояния существ, смыслов и характеров. Хотя созерцание божеств вызывало ужас, индийцы естественным образом восприняли весь набор богов и зачастую противоречивых концепций. Для всего в мире было свое место и свое время. Придя в восторг от идеи о многомерном существовании и восприятии, Картаририя наметил себе восхождение по этому пути. Вместо того, чтобы искать поклонения, Картаририя возжелал превратить себя в существо, которое смогло бы обладать восприятием сразу на многих уровнях. Он создал якшей, с точки зрения людей – демонов, хотя на самом деле они были чудовищно измененными шляхтичами.

    Тысячи лет, последовавшие после прибытия Картаририи в долину Инда, его отпрыски и якши интриговали и сражались против прибывавших в регион Каинитов. Бруха, уже знакомые с этими территориями благодаря своему влиянию в Месопотамии, появились первыми, в большом количестве следуя за армиями Александра Великого, которые вихрем пронеслись по Гиндукушу и Афганскому нагорью. Когда Александр умер на пути домой, греческие гарнизоны оказались отрезанными от родины и остались на новых территориях. Задержалось здесь и несколько Бруха, время от времени давая Становление местным жителям. Гангрелы, прибывшие вместе с монгольскими ордами, причинили немало хлопот, нападая на деревни и города, но в конце концов индийская цивилизация переварила и их. Тореадоры пришли вместе с французскими колонизаторами в 17 веке, хотя позже Цимисх франко-индийского происхождения по имени Великая Черная Мать вытеснила их с острова Реюньон и поселилась там в сердце спящего вулкана. Ее владение стало tsy laosana – так аборигены Мадагаскара называют «место, из которого нет возврата». Вентру прибыли после того, как Ост-Индская Компания установила в регионе монополию, но местных Извергов они почти не беспокоили до тех самых пор, пока британцы внезапно не превратились из торговцев в правящих угнетателей.

    Единственным местом, которое оставалось неподвластным любому внешнему влиянию, стал процветающий Хайдарабад, город, освященный индусско-мусульманским наследием. С 19 и по начало 20 века Хайдарабад был экзотичным портом захода для богатейших людей и Каинитов мира. Аристократичные Тореадоры, мир которых рухнул после Французской революции, стекались в Город дворцов, привлеченные его оригинальной архитектурой, в которой гармонично слились индусские и мусульманские традиции. Высшее общество своей утонченностью и экзотичностью интриговало Сородичей всех убеждений. Даже Вентру поддались соблазну и посещали приемы и церемонии. Кое-кто даже заподозрил, что в месте, которое затем стало Хайдарабадом, осели хазары, из-за чего город пропитался таинственной атмосферой безвременья.

    Конечно же, такая красота не может существовать вечно. Покровителем Хайдарабада был Омасам, рома из знатного рода Пайга, один из богатейших магараджей. Омасам постоянно боролся с присутствием Цимисхов при местных дворах и даже нанял местных магов-муршадов, которые накладывали чары на семьи, связанные с кланом. Это вынудило Цимисхов ускорить развитие событий в регионе, ведь после того, как по приказу Омасама их благородных гулей перебили во сне, Извергам приходилось довольствоваться Становлением представителей низших каст. Никто не осознавал всех возможных последствий такого образа действий до тех самых пор, пока Индия не обрела независимость, а кастовая система не начала уходить в прошлое.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Цимисхи |

    Просмотров: 279 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised

    Кажется, мы поняли, что происходит что-то странное, когда в 1967 году в германском Марбурге семь человек умерло от неизвестной инфекции. Как оказалось, в исследовательские лаборатории производителя вакцин, компании «Беринг», откуда-то с пограничных территорий Кении и Уганды попали зараженные зеленые мартышки. В 1970 году университет Марбурга опубликовал отчет об исследовании этой дряни, и мир впервые познакомился с филовирусами и крохотным ублюдком под названием Эбола. Главное управление Совета Министров СССР, члены которого лучше известны как наши ребята из проекта «Биопрепарат», немедленно ухватились за представившуюся возможность всеми руками и зубами. Они отправили вирусологов к горе Элгон и в Рифтовую долину, чтобы найти тех паразитов, которые изначально разносили инфекцию. Но группа не только ничего не нашла, но и сама исчезла. Тогда ребята Петра сложили два и два и вспомнили легенды о Старце Демдемехе, который вместе с кучкой своих последователей скрылся – догадайтесь с трех раз – в Великой Рифтовой долине.

    На протяжении многих лет CDC, USAMRIID и «Биопрепарат» вели наблюдение за зонами заражения, в которых внезапно проявлялся вирус Эбола. После падения Советского Союза я наконец получила возможность поговорить с Петром и выяснить, что же ему известно о происхождении вирусов геморрагической лихорадки. Если коротко, то «Биопрепарат», выявив на местности зоны заражения и проведя в регионе масштабные полевые исследования, пришел к выводу, что вирус зародился в пещере Китум на горе Элгон, расположенной на границе между Кенией и Угандой. Один из британских экспатриантов заболел и умер от лихорадки Эбола после того, как посетил пещеру. Китум – это то, что осталось от окаменелых лесов (я там была), у нее стены частично состоят из стволов деревьев. Туда приходят подыхать слоны. Это самое жуткое место из всех, что я видела, а я уверена, что видела там не все. Что-то там прячется, в тех пещерах. Что-то загадочное и… реально странное. Ладно, вернемся к Петру. Его специалисты думают, что вирус Эбола, который они обнаруживали при вспышках заболевания, на самом деле является ядовитым побочным продуктом чего-то большего. Петр назвал это что-то «бактерией-гулем», но он не уверен. То, что они обнаружили в пещере Китум, находится в жидком состоянии, так что запереть его не удастся. Они не могут точно сказать, что это такое, но кое-какие идеи у них есть.

    Так думают наши русские друзья, а я, спешу напомнить, всего лишь передаю информацию. Они думают, что Демдемех совершил восхождение, но не по тому пути, который можно было ожидать. Петр считает, что он перевел себя в вирусную форму, а затем использовал собственных потомков в качестве чашек Петри. На умирающем слоне в Китуме они обнаружили образец протовируса. По словам Петра, Старец заражает местную фауну («верховые слоны», так он говорит) и время от времени переносит инфекцию и на население. Это чертово кладбище слонов – Демдемех, который хочет воссоединиться с частью целого. Он становится частью Старейшего, попомни мои слова.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Цимисхи |

    Просмотров: 329 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised

    Ратти-Бен воплощает меняющееся сознание индийцев, о котором Махатма Ганди скорбел бы, если бы смог узнать будущее. Все началось в августе 1947, когда Индия разделилась на две страны: собственно Индию и Пакистан. Все предыдущие годы между индусами и мусульманами нарастала напряженность, доходящая до открытой враждебности, и Картаририя и его дети ожидали худшего. Когда судьи в последний момент обозначили границы, 12 миллионов мусульман, сикхов и индусов попытались перебраться на «свою» сторону, используя единственный доступный в то время транспорт, поезда. К несчастью для них, старые составы шли по территории то одной враждующей стороны, то другой. Часто случалось так, что поезд прибывал на станцию, например, в Лахор, через который проходила основная транспортная артерия, связывавшая обе стороны, а все его пассажиры оказывались зарезанными и заколотыми. В беспорядках Дня Независимости погибло более миллиона людей, и хотя дело это в основном касалось смертных, Цимисхи с наступлением ночи внесли свой вклад в царящий хаос.

    Картаририя впал в торпор, и Ратти-Бен, его дочери, владеющей черной магией baha mati, пришлось продолжить его дело. В отличие от многих ее братьев, Ратти-Бен можно назвать террористкой, которая пытается отнять власть у рома и вытеснить Вентру и Тореадоров из Индостана. Ее клан, долгое время проигрывавший в политической игре и борьбе за господство над Индией, часто прибегал к демонстративному насилию, чтобы обратить силы других кланов на ликвидацию последствий. Добившись, чтобы остальные кланы отвлеклись на другие дела, Изверги развязали целую череду политических переворотов и убийств, надеясь подорвать власть враждебных им Каинитов. Так, во время беспорядков Дня Независимости Изверги превратили ночные поезда в передвижные бойни. Они ездили по всей стране, останавливаясь, чтобы взять новых пассажиров, а затем убивали их по дороге к пункту назначения.

    Уже в 20 веке Ратти-Бен и ее потомство позаботились о том, чтобы в Северной Индии сохранялись напряженность и недовольство, что позволило бы подорвать власть местных рома. Но после уничтожения древних рома Изверги сделали попытку обратить вспять развитие Индии. На протяжении последних десяти лет Цимисхи поддерживают далитов, ранее известных как неприкасаемые, в их нападениях на представителей правящей брахманской касты, свидетельством чему являются события в штате Бихар, где столкновения между кастами перешли в резню, уничтожившую целые деревни. По иронии судьбы, низшие касты прекрасно осведомлены об изменениях в мире, спасибо телевидению и газетам. Им хочется чего-то большего, и в последние два десятилетия они много добились. Далиты могут избирать собственные представителей в парламент, и их влияние постепенно растет. Но, к неудовольствию населения, часто эти выходцы из низших каст становятся членами организованной преступности. У некоторых таких политиков список судимостей оказывается длиною в милю. Они нанимают головорезов- goonda, чтобы те защищали их от убийц, и даже привлекают полицию к расправе над своими конкурентами. Взятка остается самым надежным способом получить поддержку старосты деревни и всех избирателей в округе. Индийская правительственная система поражена коррупцией, и местные Цимисхи, давние сторонники политики устрашения, обрели заметное влияние благодаря оказываемому далитам покровительству. В результате Изверги дестабилизировали положение своих политических противников и стали самым значимым кланом в Индии.

    Когда ушли Равнос, Цимисхи в Индии обрели ни с чем не сравнимые влияние и положение. Многие Цимисхи, желая сделать Индию базой для крестового похода Шабаша в Азию, наняли послов, чтобы вести переговоры со своими дальними родичами. Пока Картаририя лежит в торпоре, Ратти-Бен вполне может присоединиться к Шабашу, приведя с собой немало Извергов и подарив секте страну, которая считается седьмой в мире по уровню промышленного развития и население которой насчитывает 843 миллиона сосудов – или же Каинитов.

    Добро пожаловать в кали-югу. Добро пожаловать в век Кали.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | История | Цимисхи |

    Просмотров: 263 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised Ed. (2001) 

    В клане Цимисхов существует культ крови. В отличие от большинства таких культов, где все буквально купаются в крови, Асангвинисты придумали чуть ли не дюжину ignoblis ritae, которые позволяют им некоторое время воздерживаться от приема пищи. Они считают питание действием, которое подобает скорее животным, чем бессмертным существам, стоящим на пороге чего-то поистине великого.

    Будучи боковой ветвью школы Метаморфоз, культ Асангвинистов учит способам медитации, нацеленным на усиление выносливости, которая позволила бы продержаться как можно дольше между двумя приемами пищи. Им нужно отвлечься от чувства голода, и в качестве средств отвлечения обычно выступают очередные затеи Шабаша, в которые Бескровники бросаются очертя голову. Некоторые из них даже проповедуют свое учение, но шабашиты по большей части слишком кровожадны для столь аскетичного существования.

    Асангвинисты постоянно ходят на грани голодного безумия. Они склонны произносить дикие, фанатичные речи о природе не-жизни и крайне остро реагируют на изменения в окружающем мире. После поимки лазутчика Камарильи в Тихуане один епископ-Бескровник объявил, что Центральная Америка падет в течение часа, поджег свои одеяния и вместе с лазутчиком сгорел в пламени, тем самым подчеркнув весь ужас своего пророчества. Мало кто из Асангвинистов похож на бесстрастного Будду. Большинство из них напоминают злобных псов, готовых при малейшей провокации поддаться безумию.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Цимисхи |

    Просмотров: 232 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised Ed. (2001) 

    Корни Детей Дракона уходят в Константинополь, хотя знатоки книги Нод спорят о том, является ли эта история истинной или же была придумана позже, чтобы придать группе некоторый вес. Сами Дети, которых также называют Драконами, называют себя потомками первого отпрыска Цимисха.

    Этот рыцарский орден Извергов существует для того, чтобы клан Цимисхов мог искупить свои грехи. Дети Дракона верят, что клан в целом некогда в прошлом совершил серьезную ошибку. Драконы отвергают колдовскую магию, так что, возможно, под ошибкой они имеют в виду ночь Купалы. Если так, то почему же они присоединились к Шабашу? Может быть, потому, что их прародитель заповедал им не покидать клан. Зато теперь они противостоят практически любому решению, принятому Воеводой или кем-нибудь из влиятельных старейшин, словно только для того, чтобы быть против, но едва ли это так на самом деле. Свое несогласие они озвучивают на протяжении всего того времени, что состоят в Шабаше. Из рядов Детей Дракона вышло множество храмовников, их представители правят несколькими европейскими епархиями. Но из Черной Руки их исключили, и ни один Дракон никогда не был Воеводой Цимисхов.

    Такое довольно ребяческое противостояние любой политике, одобренной кланом, беспокоит многих Цимисхов, потому что мотивация Детей им не совсем понятна. Один весьма древний Метаморф предположил, что развитие является откликом на угрозу – может быть, Дети подстегивают прогресс всего клана, обеспечивая достаточное сопротивление. Вторая популярная теория гласит, что это постоянное противодействие является наказанием за великую ошибку клана. Саша Викос, ранее обитавший в Константинополе, скажет только: «Дракон для меня мертв. Его так называемые Дети надсмеялись над похищенным ими наследием».

    Дети Дракона по организации напоминают монашеский орден: «потомки» основывают монастырские общины, состоящие в основном из их собственных выводков. Монастыри согласовывают свои действия через Айя-София, своего рода драконовский Ватикан, расположенный где-то в Средиземноморье. Представители академического крыла этого ордена, Акимете (Неусыпающие), почти все происходят из одной из ветвей ревенантской семьи Обертус, хотя из этой же семьи вышло и несколько рыцарей. Цимисхи, не принадлежащие к числу потомков, редко принимаются в орден, и даже те, кто был принят, считаются «падалью», ибо им не позволено полностью постичь все 12 заповедей, которым следует эта секта в секте. Дети Дракона также мирятся с присутствием в своих рядах Каинитов с жидкой кровью, что вызывает отвращение у консервативных представителей клана.

    Перед Становлением Дети покидают монастырь, чтобы изучить 12 заповедей - правила ордена – в анклавах, разбросанных по всему земному шару. Затем они возвращаются в родной монастырь, чтобы принять Становление. Если новообращенный принадлежит к числу Акимете, ему вручается одна из книг Библиотеки Забытых Знаний. Рыцарю поручают доставить одному из многочисленных Извергов письмо в конверте, который запрещено вскрывать и на котором стоит печать самого Дракона. Утвердившись в ордене, новый Потомок Дракона отбывает, чтобы занять подобающее место в Шабаше.

    В нынешние ночи убежищем потомку Дракона служит «монастырь» с несколькими кельями, и постоянно там обитает только сам потомок да, возможно, один из Акимете. Дети предпочитают заниматься делами секты, а не уединяться в укромных уголках. Некоторые Драконы становятся на Путь Метаморфоз или Путь Соглашения Чести, хотя старшие члены ордена и кое-кто из юных гениев заявляют, что следуют по иному Пути, о котором Шабашу по большей части ничего не известно. Акимете проводят некоторые ignoblis ritae, но большинство Детей не желают принимать участия в тех ритуалах, которые, по их мнению, происходят от колдовских церемоний.

    Выдающиеся Дети иногда получают оригинальные титулы и выполняют в ордене довольно специфические обязанности. Некоторые образованные Цимисхи могут понять значение таких титулов, как Хранитель Веры или Гесудиан, хотя существуют и более загадочные звания. Мне об этом ничего не известно, я знать не знаю, какие обязанности выполняют и какими привилегиями пользуются Хранитель Веры и Гесудиан.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Цимисхи |

    Просмотров: 289 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised Ed. (2001) 

    Новых феодалов объединяют скорее эмоции, чем цели. К ним относятся те Цимисхи, которые хотят вернуться в прошлое, когда мы правили стадом, как короли правят смердами. Они часто предъявляют права на обширные владения, дают Становление многочисленному выводку детей и защищают свою территорию с яростью, которая заставила бы гордиться Древнего. Для новых феодалов умение полагаться на собственные ресурсы, а не на средства секты, является предметом гордости, в особенности потому, что с Шабашем они оказываются на ножах почти так же часто, как и с Камарильей. Некоторые Изверги смотрят на новых феодалов как на пережитки прошлого. Другие считают их чуть ли не героями, вернувшими клану утраченную гордость. Но большинство архиепископов предпочтут нашествие люпинов на город поселившемуся по соседству новому феодалу. Мало кто из них выжил в Последние Ночи, и еще меньшему числу удалось продлить свое существование хоть сколько-нибудь долго.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Цимисхи |

    Просмотров: 257 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised Ed. (2001) 

    Имена некоторых из попечителей этого общества могут показаться вам знакомыми: Братовичи, Обертус, Гримальди, Зантоза. Последнее вам точно известно, хотя вряд ли вы сразу его узнаете – так изменилась фамилия Шантовичей. Это имена четырех сохранившихся ревенантских семей. Пока вы спали, они перешли на службу Шабашу. Позже я объясню, в чем дело. Сейчас же вам достаточно знать, что наш клан по-прежнему выбирает многих неонатов из числа членов этих семей.

    Общество румынского наследия объединяет Каинитов, которые происходят из семей наших ревенантов. Хотя совет попечителей состоит из проверенных служителей (ancillae), большую часть Общества составляют молодые Цимисхи. Те, кто по-прежнему выбирает себе потомков в семьях ревенантов, редко приветствуют своих воскресших избранников ударом лопаты по лицу. Общество румынского наследия позволяет этим новичкам войти в не-жизнь более цивилизованным образом. Члены Общества со всего света слетаются в города вроде Бостона, Рио-де-Жанейро, Амстердама или Оради на «встречи». Эти встречи на самом деле представляют собой церемонии приветствия будущих Каинитов.

    Полсотни членов Общества собираются в убежище хозяина или в поместье ревенанта, чтобы принять участие в кровавой вакханалии Шабаша. С потолков свешиваются смертные, их кровь капает в огромные чаши, которые затем переворачивают на верхних ступенях лестницы, чтобы показать, что крови у хозяина в избытке. Обычно кровь выпивают еще до того, как наступит полночь. Родственники, которые не видели друг друга с последней такой встречи, участвуют в ритуале Братания. Доступны все развлечения, которые только могут придти в голову хозяину усадьбы. Даже если в текущем году в Общество не было принято ни одного ревенанта, кто-нибудь обязательно устраивает два-три таких сборища, чтобы укрепить связи с организацией.

    Незадолго до наступления утра дается Становление новым потомкам, пока они пьяны, истощены и, скорее всего, слабы от кровопотери. Если следующей ночью птенцы не покидают поместье вместе с сиром, они переходят в распоряжение опекуна - члена Общества, который сам, вполне возможно, умер лишь несколько лет назад. Так как птенцы происходят из рода ревенантов, они могут лучше понимать не-жизнь, чем их сверстники, некогда бывшие простыми смертными. Если их наставником становится неонат, то только такой, который в прошлом сам был ревенантом. Эти опекуны помогают своим подопечным принять условия не-жизни, но одновременно с этим дают им кое-что более ценное: знакомство с обществом Проклятых. Опекуны знакомят их с городом, представляют своим товарищам-Цимисхам, а может быть, и другим членам Шабаша. Они показывают своим подопечным, где лучше кормиться, называют места, где проводятся самые важные ритуалы. Новые Каиниты, едва вступившие в не-жизнь, получают прием, являющийся пределом мечтаний достойного ревенанта.

    Почему же это семейное предприятие получило столь обманчивое название? Обществу требуется некоторая публичность, так как другой его целью является розыск ветвей состоящих в нем семей или же семей, которые, предположительно, исчезли или перестали служить Цимисхам. Название было дано из-за американских сборщиков налогов, которые считают Общество «некоммерческой генеалогической организацией». Смертные, которые читают зашифрованные объявления о проведении «встреч» или находят нужную страницу в книге под названием «Интернет», могут подать прошение о вступлении в Общество. Для этого им нужно переслать свои родословные. Ученые, работающие на Общество, изучают эти заявки, пытаясь выяснить, нет ли там упоминаний о родне наших ревенантских семейств.

    Иногда бывает так, что ребенок, названый английским именем, растет с нашей кровью в венах. Его кровь может быть слишком слабой для того, чтобы счесть его ревенантом, - а может быть, и нет. В любом случае, кровь Цимисхов выделяет его на фоне остальных смертных. Если этот ребенок похож на большинство найденных Обществом родичей, то он, скорее всего, будет страдать тем или иным расстройством эмоциональной сферы, или будет подвержен приступам депрессии, или, к примеру, будет с удовольствием мучить кошек. У него будет странное детство, но он может стать храбрым вождем, яростным проповедником или одаренным ученым, как многие из наших дальних родственников. Если общество вовремя найдет его, то, возможно, он будет сочтен подходящим для обращения, в противном случае этот одаренный талантами человек умрет в весьма преклонном возрасте.

    Большая часть ревенантов, принявших не-жизнь, никак не связано с Обществом румынского наследия. Кое-кто из членов клана считает Общество прекрасным способом поддержания старых традиций, даже при условии, что ревенантская аристократия рассеяна сейчас по всему земному шару. Те ревенанты, которые не вступили в общество сразу после обращения, могут присоединиться к нему позже, при условии, что пройдут штрафной ритуал инициации, о котором лучше не распространяться.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Цимисхи |

    Просмотров: 216 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised Ed. (2001) 

    Те Каиниты, которые порвали со своим родным кланом, в особенности же кузены, присоединившиеся к Камарилье, называют себя отступниками, или антитрибу. Цимисхам такая демонстрация тщеславия ни к чему.

    С давних пор Цимисхи считали свой клан скорее образом существования, чем семьей, которую надо задабривать. Цимисхи слывут безжалостными, бесчеловечными извращенцами, но мы сами создаем себе такую репутацию, а не пользуемся сходством с собратьями. Поэтому независимо от Шабаша существует больше членов клана, чем нам хотелось бы. Кое-кто из них правит своими вотчинами и не признает над собой никакой власти. Группки Цимисхов, происходящих от одного предка, как, например, постоянно уменьшающаяся Лига Оради, сотрудничают только со своими родичами. Большинство же, подобно Старому клану, на словах служит Шабашу, на самом же деле занимается своими делами, не обращая внимания на секту.

    Многие Изверги независимы, но мало кто из них имеет дело с Камарильей. Хотя большинство из нас отчаянно цепляется за угасающую человечность, то, что секта вкладывает в понятие humanitas, нам не подходит. Откровенно говоря, древний, Каиниты в большинстве своем слишком горды для того, чтобы признать: мы прячемся от смертных, изящнейшим образом обводим вокруг пальца их организации и стараемся не вредить нашим товарищам, чтобы не погрузить наши города в хаос. Так поступают все Каиниты, чтобы выжить и прожить достаточно долго, но Цимисхам не хочется в этом признаваться. И я тут не исключение, предок. Зачем трепаться о слабостях, если у тебя есть бессмертие?


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Цимисхи |

    Просмотров: 438 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tzimisce, Revised Ed. (2001) 

    Эта ветвь клана цепляется за самые древние обычаи Цимисхов? Или же они чем-то схожи с самыми строгими пуританами? Мнения разнятся, но некогда в прошлом часть клана то ли отвергла «порчу» Изменчивости, то ли воспротивилась ей. Некоторые члены Старого клана очень стары – может быть, им известно нечто, о чем остальные Цимисхи даже не подозревают. Ученые разработали немало разнообразных теорий, объясняющих, почему эти «Цимисхи Старого Света», или «Старый клан», отказались от искусства изменения плоти, но сами эти Изверги хранят молчание. Вообще-то они предпочли бы вообще не разговаривать со своим кланом, но все же, морщась и зажимая носы, присоединились к Шабашу, решив, что это лучше, чем постоянные угрозы со стороны наших клыкастых голодных кузенов.

    Как и следует из названия, данного этой ветви клана, многие Цимисхи Старого клана сохранили свои владения в Восточной Европе и продолжают управлять имениями на средневековый манер (быть может, чуть более скрытно). Кардиналы Земель-за-Лесом остерегаются предъявлять к этим беспокойным союзникам слишком много требований, но все же Шабаш может рассчитывать на периодическую помощь от Старого клана, особенно в Румынии – так теперь в мире называют нашу родину, о древний.

    Старый клан Цимисхов вместо Изменчивости оттачивает полученное от Каина умение управлять разумом. Он считают себя клановой аристократией, семьей, которая по-прежнему ведет все дела, следуя древним традициям Цимисхов. Их чародеям доступны самые непостижимые тайны Колдовства. Старый клан по-прежнему проводит церемонии коронации и ритуалы инициации для своих отпрысков. Наши ритуалы вызывают у них отвращение. Может быть, среди них вы быстрее встретите хоть что-то знакомое, о древний.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Цимисхи |

    Просмотров: 438 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Tremere, 
    Revised

    Цитата: Вы поймете, что в данных обстоятельствах мои способности не останутся незамеченными.

    Вступление: У Вас всегда были настоящие трудности с властями. Говорят, что это есть признак гениальности, но также и некоторой неуравновешенности. Блестящий, но недисциплинированный, Вы не укладывались в пределы шкал оценок обычных тестов, да и никогда не были способны достаточно долго заниматься каким-либо делом, чтобы удовлетворять требованиям жесткого, закостенелого ученого мира. Лишенный цели, Вы прошли через школу и прошлое, оставив позади недовольных родителей и учителей. Влекущие к себе аудитории были забыты и оттеснены на периферию памяти вместе с родителями из рабочего класса. Советники не знали, что с Вами делать. Вы явно устали от спокойствия, даруемого кругами обучения. Похоже, что Вы сбили с толку учителей, и они предоставили Вам самому выбирать путь. Оказалось, что успеха во внешнем мире трудно добиться, не имея четких намерений. Вы порхали с места на место и от работы к работе. В конце концов, ваш опыт «мальчика на побегушках в любом деле» привлек нехорошую разновидность внимания. Вы попытались привлечь внимание своей сноровкой, но, когда Вам дали Становление, чудища дали ясно и четко понять, что Ваши пропагандистские наклонности терпеть не будут. Несмотря на образование и ум, видневшиеся за Вашими доводами, от Вас ожидали поведения в рамках дозволенного.

    К черту все. Однажды ночью Вы собрали вещи и уехали в другое место, больше подходящее для Ваших замыслов, вроде того, чтобы смыться к чертям от Старейшин, использовавших Вас в качестве козла отпущения и рассчитывающих на то, что в течение ближайших трех столетий Вы будете это бессловесно проглатывать. Поскольку обращены Вы были недавно и возможности Ваши ограничены, Вы не считаете себя достойным того, чтобы Клан тратил время на слежение за Вами, но, если Вы станете чуть более значимы, они могут «попросить» Вас вернуться в их ряды более настойчиво...

    Концепция: Поскольку Вы порвали с обычными для Тремеров званиями, единственный оставшийся Вам путь к выживанию и успеху лежит через занятие себе место с помощью особых навыков. Вы показываете свои магические доблести со всей настойчивостью измученного уличного жулика, зная точно, что это мелочно и, в то же время, — Ваш единственный способ уцелеть. Дабы преуспеть, Вам придется отточить свое мастерство и стать нужным, и, в то же время, казаться безобидным остальным Тремерам, непростая задача.

    Подсказки по отыгрышу: Капризный и испуганный параноик, Вам приходится на три шага опережать соперников-Тремеров и на два — всех остальных. Некоторая осведомленность в таинствах позволяет Вам казаться более осведомленным и опасным, нежели Вы есть на самом деле. Однако, когда дело доходит до точки, Ваше отчаяние прямо-таки просвечивает.

    Оснащение: Разрозненные заметки по оккультизму, политические трактаты, побитый «Хендай».


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Тремере | Образцы персонажей |

    Просмотров: 380 | | Комментарии (0)

    Vampire Storytellers Companion

    Возможно, это единственное взрывчатое вещество, которое можно легко и легально добыть в любых количествах. Черный порох требуется плотно упаковать, потому что он просто сгорит если его рассыпать. Черный порох может сдетонировать от жары или открытого пламени.

    Урон: 1.

    Порох: Улучшенная формула черного пороха, используемая в рудном деле.

    Урон: 2.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Снаряжение | Взрывчатка | Подрывные заряды |

    Просмотров: 264 | | Комментарии (0)

    Children of the 
    Night

    Происхождение: Черный Уоллес не мог бы и просить большего от своей жизни или не-жизни.

    Будучи наследственным графом, Уоллес получил должность в Палате лордов в 28 лет. Известный своими выходками, он часто посещал лондонский бордель, который предоставлял «необычные услуги». Ходили слухи, что его отец израсходовал приличную сумму денег, чтобы утихомирить баронета, чью дочь Валлас опозорил.

    Однако не смотря на свои выходки, Валлас держал себя с аристократическим величием и быстро научился работать с Парламентом. Он всегда яростно отстаивал свои идеи и заполучил сильных союзников. В Палате Лордов его считали человеком убежденным и целеустремленным, а не задирой и садистом, которым он самом деле являлся.

    В начале сороковых годов семнадцатого века Уоллес принял участие в крестовом походе Оливера Кромвеля против англиканской церкви. Во время гражданской войны в Англии он возглавляя один из самых известных карательных отрядов Кромвеля. Обычно человек его положения лишь руководил подобными действиями, однако Уоллес сам возглавлял своих людей. Кромвель однажды отметил, что Уоллес возможно получает слишком много удовольствия от своих операций, однако также сказал, что странные аппетиты графа не сказываются на его лидерских способностях.

    Когда Англия развязала Тридцатилетнюю войну против Испании, Уоллес также принял в ней участие. Его лидерские способности были превосходны, и во время Подписания Пиренейского мирного договора он смог заполучить себе кое-какие владения в Испании. В 1659 году во время своего путешествия по Испании он встретился с великим художником Диего Веласкесом. Веласкес уже был в преклонном возрасте, однако он смог написать изысканный портрет Уоллеса.

    Когда молодой слуга показывал этот портрет коллегам Уоллеса при испанском дворе, он уронил его на пол и рама треснула. Собравшиеся разумеется простили его, но не Уоллеса. Неделю спустя он приказал мальчику прибыть в свое поместье. В его покоях на стене висел тот самый портрет. Он подвел испуганного мальчика к нему и вонзил ему в глаз деревянный обломок из рамы.

    Уоллес стоял, наслаждаясь своей огромной властью и возможностью осуществлять темные порывы своей души, однако тут из тьмы комнаты раздался голос. Он говорил медленно, как если бы говоривший принимал сложное решение.

    «Да, да, они разумеется правы. Но лучше сейчас я заберу тебя, чем в одну из ночей ты встретишься с Вентру по имени Митра…»

    А затем что-то появилось из самого темного угла комнаты. Тьма окутала комнату, черные щупальца быстро опутали его и схватили за глотку. Разозленный, испуганный и беспомощный он наблюдал за тем как из тени появлялся темный человек. Человек на мгновенье задумался, а затем медленно придвинул Уоллеса лицом к портрету.

    «В грядущие века, когда ты потеряешь воспоминания о своем лице, ты будешь ценить этот портрет больше всего – если ты конечно выживешь». Затем человек вытащил его через окно и они исчезли в ночи.

    Если до Становления «Черного Уоллеса» клан сомневался в его потенциале, то после сомнения исчезли. Он получал удовольствие от своего вампирского существования и быстро включился в аристократическую структуру клана Ласомбра. Однако больше всего ему нравились те ужасные возможности, которые ему давало членство в Шабаше.

    Разумеется, в клане он был в низших эшелонах, однако политически он был весьма изворотлив. Вскоре Уоллес решил, что власть можно получить быстрее, если выявлять предателей внутри секты, а не сражаться с Камарильей. Шанс проверить свою теорию представился ему быстрее, чем он думал, и лишь из-за того, что он все еще был неонатом.

    Однажды за несколько минут до рассвета Уоллеса посетил незнакомец. Он сказал Уоллесу привести его сира, лорда Уоксхолла, на следующий вечер в конюшню. Незнакомец быстро рассказал что-то об интригах и пообещал, что лорд Уоксхолл щедро вознаградит Уоллеса, если он последует его указаниям, и убьет его, если Уоллес этого не сделает. И что самое важное, он не должен ничего говорить сиру о встрече, так как повсюду шпионы. Затем незнакомец исчез, Уоллесу пришлось спасаться от наступающего утра и у него совсем не было времени подумать о разговоре.

    Незнакомец хорошо сыграл свою роль, и почти любой птенец сделал бы то, что он сказал. Однако Уоллес уже сталкивался с подобным в своей смертной жизни и чуял подставы. Он вбежал в свои покои и успел отдать несколько приказов прежде чем уснуть.

    Когда на следующий вечер солнце село, незнакомец появился из земли рядом с конюшней. И тут же на него набросилась дюжина гулей Ласомбра, которые скрывались до этого. Они быстро скрутили его, а затем прибыл Уоллес, сытый и ухоженный, и направился в конюшню.

    История и Уоллес уже забыли, зачем же этот член антирибу Гангрел хотел убить лорда Уоксхолла. Однако известно, как Уоллес выведывал его тайны: он разрезал его мясо до костей, затем завязывал на них веревки и позволял ранам зажить. Затем он привязывал веревки к лошадям и пускал их в разные стороны. После того, как он проделал это три раза, вампир все ему рассказал.

    Уоллес был превознесен и награжден за свои действия и он воспользовался этим, чтобы начать беспощадный крестовый поход против «внутренних врагов». Никто не сомневался в истинности его намерений, однако было неясно, что же им движет – желание получить политическую выгоду или же просто пытать других. Эти мотивы подпитывали друг друга и за столетия, прошедшие с его Становления, Уоллес стал вампиром, одержимым своими страстями. Он терзал предателей, нечестивых и подозреваемых. Мало кто осмеливался бросить ему вызов и страх перед ним все рос.

    В 1780 году Уоллес стал инквизитором, чтобы его энергия была где-то сфокусирована и чтобы другие инквизиторы сдерживали его темперамент. Он известен как один из самых убежденных и ужасных инквизиторов, и иногда он неделями мучает свои жертвы, прежде чем свершить наказание, которое его товарищи «дают им слишком рано».

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Ласомбра | Персонажи из книг |

    Просмотров: 440 | | Комментарии (0)

    Werewolf The Apocalypse (1st Edition)

    Честь – моральный кодекс, поддерживающий законы Гару. Она  обращается к незыблемой вере в мудрость законов общества, включая первичный  императив поведения Гару: Наставление. Для получения Чести в обществе Гару  индивидууму требуется показать свою честность, прямоту и уважение. Честь может  показаться редкой чертой, но оборотни стремятся всеми силами сохранить свою  честь из-за страха потерять ее.

    Оборотни, идущие путем Чести, придерживаются высоких  стандартов. Они не стараются задеть остальных Гару своим высокомерием; те, кто  смотрит на своих братьев сверху вниз, находит, что его Честь растет медленнее,  чем у тех, кто спокойно терпит хвастунов.

    Честь требует значительного самообладания, не только для  поддержки своих высоких принципов, когда есть более легкие альтернативы, но  также для предотвращения впадения в безумие. В неистовстве Гару способен  причинить огромное зло, и многие молодые Гару очнулись по колено в крови,  утеряв почет.

    Кодекс Чести

    Я буду  почтителен

    Я буду  предан

    Я буду  справедлив

    Я буду  верен своему слову

    Я приму  любой справедливый вызов


    Категории: Werewolf: the Apocalipse | Гару | Известность |

    Просмотров: 302 | | Комментарии (0)

    Vampire Storytellers Companion

    Более известный как Скорпион, Модель 61 чешского производства является одним из самых маленьких пистолетов-пулеметов. Он широко использовался советскими войсками, странами Третьего Мира, террористами и бандитами по всему миру. Низкая убойная сила и тяжесть в обращении Скорпиона компенсируются небольшими размерами и низкой ценой.

    Калибр: .32 АСР.

    Урон: 3.

    Расстояние: 20.

    Скорострельность: 15*.

    Обойма: 10+1 или 20+1.

    Размер: К.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Снаряжение | Огнестрельное оружие | Пистолеты-пулеметы |

    Просмотров: 189 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Ventrue, 
    Revised

    Цитата: Сдохни, ублюдок.

    Введение: Еще не достигнув возраста, когда начинают трахаться, ты понял одну простую истину – никто не доебывается до сильного. У тебя на районе все хотели быть бандитами. Каждый из них знал, как срезать того урода, что вздумает наехать на них.

    Понятно, что они гнали. Стоило тебе поднажать, и эти жалкие педрилы отступали. Ты создал себе репутацию, наезжая на визгливых сукиных сынов и надирая им задницы, если они отказывались признавать тебя.

    Вот только сам ты не слишком этому радовался. Тебе хватило мозгов понять, что где-то обязательно есть парень покруче, а бандитская жизнь такова, что рано или поздно ты на него напорешься.

    Ну, на самом деле это оказался не он, а она – чокнутая белая сучка из банды под названием Шабаш. Ты шесть, а то и семь раз съездил ей по морде, а она все так же стояла, ржала и глумилась. Когда ты собрался стукнуть ее в восьмой раз, она схватила тебя за запястье и дернула так, что у тебя рука вылетела из сустава. А затем так припечатала по лицу, как тебе и не снилось.

    Концепция: После Становления ты присоединился к банде своего сира, и очень скоро на тебя вышла «банда внутри банды», или как там это дерьмо называется. Они называли себя Черной Рукой. Тебе их предложение понравилось: ты мог заниматься тем, что у тебя хорошо получалось, и зашибать на этом бабки. С первым «клиентом» пришлось попотеть, но со временем убийства становились все проще и проще, так что ты научились не париться. По крайней мере, так тебе говорят.

    Советы по отыгрышу: Ты – крутой чувак, до тебя хрен доберешься, особенно когда за твоей спиной стоит шайка из Шабаша. Ублюдки из Черной Руки говорят, что убийство важнее понтов, но это потому, что они уже старые и потеряли нюх. Ребята с улиц понимают: разным сукиным сынам полезно знать, что у тебя хватит дерьма, чтобы отделать их всех. Пусть видят твою крутость и знают, что у тебя есть бабло.

    Имущество: сотовый телефон, «Линкольн-Навигатор», одежда от «Хуго Босса» и «Томми Хилфигера», два пейджера, дешевая «пушка», римский гладий (это если дело касается Каинитов).


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Вентру | Образцы персонажей |

    Просмотров: 376 | | Комментарии (0)

    Vampire: The Masquerade, 
    Revised

    Читать следы (Восприятие+Выживание): В отличие от слежки при чтении следов вы ищите какие-либо физические следы, оставленные целью. Нахождение отпечатков ног, сломанных веток, следов крови или других физических признаков направляют преследователя к цели. Следовать за целью по подобным следам является обычным действием; дополнительные успехи приносят вам дополнительную информацию (скорость цели, примерный вес, число преследуемых). Цель может заметать следы при помощи успешного броска Сообразительность+Выживание. Каждый успех при этом броске увеличивает сложность чтения следов цели на 1. Плохая погода, плохие условия для чтения следов (городские улицы, Элизиум) и нехватка времени так же увеличивают сложность. При провале броска ваш персонаж не только теряет след, но так же уничтожает физические следы цели.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Действия (Умственные) |

    Просмотров: 184 | | Комментарии (0)

    The Inquisition

    Those who devoutly cling to Cod often perform wonders when the need arises, sometimes by prayer, sometimes by their own power.

    - Saint Gregory, The Dialogues, Book П: Saint Benedict.

    Действительно, самый сильный инструмент - если здесь уместно это слово - в руках Верующего - сила чудес. Чудеса - проявление божественного руками Верующего. Для мужчин и женщин истинной святости и добродетели, чудеса можно считать ежедневными явлениями; но такие мужчины и женщины редки. Многие утверждают, что дни святых давно прошли.

    Строго говоря, чудо - вмешательство в природу некой сверхъестественной силой. Таким вмешательствам не обязательно «противоречить» природе – как например воскрешению мертвого или разделению моря - они могут «неестественно» содействовать ей: излечивать болезнь, успокаивать дикого зверя. Аналогично, таким действиям необязательно быть активными и подавляющими; чудо незамеченное - все еще чудо.

    Очень немногие из Общества Леопольда способны творить чудеса. Веру обычно достаточно трудно поддерживать и повышать. Вера на грани обращения в чудотворца еще более сложна. Но эти немногочисленные, редкие чудотворцы действительно существуют.

    Персонажи не способны творить чудеса до тех пор, пока у них нет минимального значения Веры шесть. В сегодняшнюю мирскую, неверующую эпоху, большинство чудес будет действовать тонко. В конечном счете, Рассказчик должен отвечать за присутствие и роль чудес в своих играх. Хотя персонажу позволяться определить случаи, в которых он стал бы взывать к силе своего божества, Рассказчик по своему усмотрению определяет, как (и если) божество ответит.

    Примеры Чудес

    Нижеследующее можно считать рекомендациями относительно видов чудес, которые можно сотворить в соответствии с оценкой Веры.

    Шесть

    Освятить область, временно добавляя любой местности +1 к значению Веры на следующие 24 часа. Если местность до этого не обладала оценкой Веры, то она имеет временную Веру 1.

    Создать зону спокойствия: сложность бросков реакции уменьшена на 1. В этой области сложность бросков Ярости оборотней увеличена на 1

    Почувствовать веру Господа в тебя: Вы получаете дополнительный пункт Силы Воли на оставшуюся часть сцены.

    Наложение Рук: раненные смертные излечиваются в два раза быстрее нормы, если они отдыхают согласно обычным правилам лечения.

    Изгнать любого демона или призванного духа.

    Семь

    Сделать так, чтобы существом с кровожадными намерениями - вампиром, оборотнем или даже смертным, овладело чувство вины. Вы можете быть добросердечный человеком или непреклонным педантом, но не станете использовать в своих интересах временный надлом существа.

    Дарует «контрмагию» против любой магии, используемой волшебниками вблизи вас, неважно, направленной на вас или нет.

    Добавить три кубика к любым броскам реакции, направленным на вас, даже с животными. «Успокойся, Брат Волк»

    Вылечить серьезную - но не смертельную - болезнь.

    Благословить религиозный символ так, что при контакте со сверхъестественным (включая магов) она наносит повреждения. Использующим подобное оружие персонажам не обязательно обладать Верой. Такое «оружие» наносит 1 уровень повреждений (не-усиливающихся) за каждый пункт Силы Воли, потраченный вами при благословении. Символ должен представлять вашу веру и использоваться кем-либо вашего вероисповедания.

    Получить знамение, которое вдохновит вас и ваших союзников. Вы все получаете дополнительный пункт Силы Воли на оставшуюся часть сцены.

    Мгновенно изгнать призрака, который оседлал плоть смертного. Это разорвет любую созданную Консорт - связь

    Вывести оборотня из безумия.

    Восемь

    Преобразование: постоянное или временное изменение чьей-либо Натуры, в зависимости от того, насколько успешно вы выполните бросок Харизма + Эмпатия против Силы Воли цели:

    1 успех: 1 день

    2 успеха: 1 неделя

    3 успеха: 1 месяц

    4 успеха: 1 год

    5 успехов: постоянное (в той или иной степени; человеческие жизни действительно меняются).

    Уменьшить уровень вампирской Дисциплин на единицу за каждый успех на броске Веры. Сохраняется лишь до конца сцены.

    Девять

    Изгнать демонов и злых духов без помощи ритуала: ваша Вера против Силы Воли демона или духа.

    Принести приведенью покой: призрак достигает Вознесения.

    Создать постоянную зону спокойствия (как описано для значения 6). Область станет более доброй и сострадательной (упадет преступность, люди покажут лучшие стороны человечности): ваша Вера оставила свою вечную метку в этом мире.

    Стать полностью неуязвимым для сверхъестественного зла (или любой сверхъестественной силы, желающей причинить вам вред) в том случае, если вы сохраняете пассивность и концентрацию. Вы не можете предпринимать никаких насильственных действий и способны также защитить других, но только если они остаются мирными.

    Заставить зло осознать, что оно действительно заслуживает смерти, при условии, что это - абсолютная правда. Для этого требуется пять успехов в броске Веры (сложность - Сила Воли противника). Человечность цели не может быть больше 2 (или подобная линия поведения, если используется одна из систем без Человечности), она должна быть действительно виновна в злодеяниях. В случае успеха, существо, полностью раскаявшись, совершит самоубийство или примет казнь, которая должна быть гуманной: быстрой и настолько безболезненной, насколько это возможно.

    Десять

    Игнорировать источник повреждений, если, по крайней мере, пять раундов потрачено в подготовке к подвигу и выполнен успешный бросок на Веру (сложность 9): каждый успех убирает два кубика повреждений. Вы стойки в своей вере настолько, что вас невозможно ранить.

    Исцелить все уровни ранений смертного.

    Вылечить глухоту или слепоту.

    Вылечить смертельную болезнь.

    Отчистить кого-либо от Обращения, если цель этого хочет. Обстоятельства должны быть драматичными, а персонаж должен пройти через серьезную историю. Сложность 10; в случае успеха, вампир становится смертным. С другой стороны, Сородич может достичь Голконды.

    Призвать служителей Господа для того, чтобы они помогли вам в час нужды; будьте готовы к чему угодно, от маленькой группы вооруженных солдат до облаченного во все темное одиночки; служители Господа столь же различны как фавориты Врага.


    Категории: Vampire: the Masquarade |

    Просмотров: 214 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Malkavian, Revised Ed (2000)
    

    Кто же был его порождением? Мы знаем лишь нескольких из них. Одна из них упоминается – нет, ее имя не названо – в отрывках законов и легенд, дошедших до нас из далекой Месопотамии.

    Она была дружелюбна, красива и мила. Она была храмовой проституткой и сумела успокоить Малкава, как Шамхат некогда сумела укротить дикого зверя. Она охладила его лоб водой и маслами, она приносила ему пищу, когда жажда терзала его.

    Старая песня, в которой сиром Малкава названа Цилла, утверждает, что он любил Циллу, но затем присоединился к тем, кто искал ее смерти. Если это правда, то, возможно, в той женщине он видел свою возлюбленную, но недостижимую владычицу. И он выбрал ее для себя… а потом, ибо такова была его судьба, он отверг ее. От его прикосновения ее разум разлетелся на тысячу осколков, он с сожалением оттолкнул ее от себя – если только Малкав мог почувствовать сожаление.

    Но ее история на этом не заканчивается. Существует немало легенд, повествующих о нашем прародителе, в гневе убивающем собственных детей. Но ее он не стал уничтожать. Как-то я сумел прикоснуться к смутным воспоминаниям о ее лице, ее нежности и ее голоде. Голос ее доносит предания о Чумной Невесте, о Старице, носившей его лихорадку подобно короне.

    Как видишь, именно прелестная блудница Малкава положила начало распространению инфекции. Она безумно любила нашего прародителя и потому полюбила сохранившуюся в ней его частицу, которая живет и во всех нас. А ее милосердие никогда не ослабевало.

    Она – Чумная Невеста. В наших историях и преданиях о ней рассказывается как об этакой Тифозной Мэри, которая одаривала болезнью Малкава тех, к кому чувствовала жалость, хотя ее дар должен был уничтожить их. Иногда она приходила к новорожденным и кусала их, а затем облегчала их страдания во время Становления. Я слышал сказания о Безумной Джейн и хотел бы знать, так ли уж была виновна давно исчезнувшая Джейн Пеннингтон, или же это отвергнутая невеста Малкава влияла на наши видения. И, как и со всеми детьми Малкава, мы никогда не слышали – и не чувствовали, - что его невеста умерла.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Малкавианы | Персонажи из книг |

    Просмотров: 381 | | Комментарии (0)

    Clanbook: Gangrel, 
    Revised

    Реплика: ...Sangre…desea sangre.

    Биография: Рассказы о кровососущих демонах издавна наводняли ваш город. Фермеры никогда не оставляли скот без укрытия, а родители отправляли детей в кровать с первыми признаками наступления темноты. Беспощадные кровососы терроризировали город так долго, что в конце концов он начал вымирать - никто сюда не приезжал, а местные слишком боялись ночных чудовищ, чтобы попытаться сбежать. Ночь за ночью всё городское население до последнего человека пряталось в лачугах и молилось о том, чтобы поскорее наступил рассвет.

    Само собой, вблизи этих монстров никто не видел, поскольку чупакабра не нападают на людей в хижинах - зато они с лёгкостью пожирают крыс, кошек и всех, кто выйдет наружу после захода солнца. Всякий раз, когда какой-нибудь бродяга исчезал без следа, ни у кого не вызывало сомнений, что его сожрали ночные твари, как только он вышел за стены города.

    Но однажды вечером вы задержались в магазине, хотя его хозяйка умоляла вас поскорей отправляться домой. Существо, выскочившее из темноты, обездвижило вас, стало жадно глотать вашу кровь, а потом ввергло вас в своё противоестественное состояние. Оно рассказало вам, что одиноко, хотя спустя всего несколько ночей вы узнали, что вам нельзя оставаться вместе: трудно даже описать, сколь монстроузным было это создание. У вас не хватило духу остаться под лучами восходящего солнца, и вам оставалось только бежать.

    С тех пор вы всё так же продолжаете убегать, прятаться и снова убегать, поскольку ваши бывшие друзья и знакомые обратили против вас свои ружья и вилы.

    Концепт: Вы сами считаете себя монстром: даже напуганные вами смертные боятся вас меньше, чем вы сами. Не-жизнь в ваших глазах - проклятие вечных скитаний: вы бродите в одиночестве, следуя своим нуждам и убеждениям. Время от времени вы вспоминаете, какими хотели бы быть, но эти воспоминания затмевает голод, терзающий ваш мёртвый желудок. В конечном счёте кровь становится единственным вашим стремлением: и чем больше крови, тем лучше. Вы готовы питаться кем угодно и когда угодно.

    Отыгрыш: Только ценой огромных усилий вы можете вступить с кем-то в контакт, и с каждой прошедшей ночью это становится всё труднее. Не то чтобы вы ненавидели других чупакабра - просто у вас нет никакого желания налаживать с ними контакт. Временами вы сталкиваетесь с их редкими стаями, но почти никогда не задерживаетесь в их рядах надолго - замкнутая натура вынуждает вас вскоре оставить стаю и охотиться в одиночку.

    Имущество: Грязные лохмотья, в которых вы были Обращены, несколько костей и перьев.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Каиниты | Гангрелы | Образцы персонажей |

    Просмотров: 373 | | Комментарии (0)

    Guide to the Sabbat (1999)

    Приблизительно в 13-14 столетии клан Ласомбра объединился и убил своего патриарха. Возглавляемые харизматичным каинитом по имени Гратиано, энергичные анархи из клана Сторожей решили, что длительная власть старейшин угнетает их. Как хранители и истинные мастера ночи, молодые Ласомбра востали против феодальных связей сира и потомка, обрекавших их на вечное служение и унижение. Следуя за Гратиано, Ассамиты и анархи всех кланов прибыли на Сицилию, где по слухам располагалось убежище старейшего Ласомбра. Неукрепленное и не готовое к осаде убежище пало, и  Гратиано выпил кровь старейшины, освободив свой клан от тирании.

    Естественно, каждый рассказчик изменял эту историю по-своему, а правда исчезла под гнётом времени и слухов. Что касается описаных в этой истории вампиров – существуют ли они и по сей день, или давно пали от клыков других кианитов, но ни один из них до сих пор не выступил ни с опровержением, ни с подтверждением каких-либо подробностей.

    Сохраняя за собой лидерство над бандами анархов, вероломный потомок патриарха Ласомбра, или возможно лишь марионетка в руках мастеров Великого Джихада, Гратиано внезапно ударил первым, начав самый беспокойный период истории вампиров, за исключением разве что наступивших Последних ночей. Ходят слухи, что Гратиано принял чин архиепископа после того, как Шабаш набрал силу (спустя несколько столетий после смерти патриарха), но эти слухи противоречивы. Почему Гратиано, нанесший первый удар Восстании анархов, согласился на простое архиепископство? Каковы были причины, по которым он согласился на архиепископство? Мог ли этот жуликоватый мятежник и его разношерстные солдаты стать жертвами интриг кланов? Возникает множество вопросов, но в промежуток времени между смертью патриарха и возвышением Шабаша Гратиано и его свора исчезли.


    Категории: Vampire: the Masquarade | История | Шабаш |

    Просмотров: 240 | | Комментарии (0)

    Guide to the Sabbat (1999)

    Подталкиваемые успехом клана Ласомбра (новости очень быстро распространялись среди вампиров), цимисхи поспешили последовать их примеру.

    Личные записи

    О том, что мы чуть не сотворили.

    Лагодж, этот глупец, вел нас к проклятию. А мы шли за ним, как преданные ему мятежники, затягиваемые в ад вне нашего понимания.

    Лагодж умер той ночью, его, наколотого на деревянную пику, мы оставили позади, так как боролись с приспешниками старейшин.

    Помню, как Это смотрело на меня, и у него было лицо Лагоджа. С тех пор я стараюсь быть хорошим парнем.

    –Из дневника Ламбеша Развена, рассказ о падении патриарха Цимисхи.

    Демоны всегда были и остаются по сей день самыми капризными среди других кланов. Обладая непостижимым достоинством с одной стороны и извращенными отклонениями с другой, клан буквально погрузился в войну сам с собой. Как повелители Восточной Европы, Старейшины Тзимицу удерживали свои земли во внушающих ужас стальных рукавицах. Многие поколения вампиров этого клана жили на своих землях так долго, что это трудно вообразить. Однако изнутри клан загнивал. Сами земли, которыми владели Тзимиски, как бы магически их притягивали, и эта сверхъестественная связь с землей не покинула клан и в современные ночи. Эта магия намертво засела внутри Демонов, заставив их приглушить былые распри и вернуться к проблеме старейшин. Трансильванская история отображает весь этот хаос и является общим примером других карпатских земель. Вампиры воевали буквально каждую ночь, уничтожая «подлесок» в своих кровавых крестовых походах.

    В конце концов страсть молодых анархов взяла верх над застоем и сокрушила наследие старейшин. Демоны, до сего времени столетиями правившие в своих владениях, были выкинуты на улицу или пали от рук и клыков воинственных анархов Цимисхи.

    (Для уточнения стоит заметить, что немногие Цимисхи рассказывают о том, что хоть кто-нибудь из их старейшин был подвергнут диаблери. Ученые и историки среди кианитов рассматривают такие заявления с удивлением: почему потомки не пожелали силы своих старейшин? Почему они диалеризировали только представителей других кланов? Конечно, Цимисхи не комментируют эту ситуацию, и лишь иногда указывают на несколько позорных случаев, когда член клана совершил амарант над своим сиром. Другие кианиты видят, насколько редко это происходит и предпочитают не поднимать проблему.)

    И вот, наконец, в одну из ночей под конец 14-го столетия (согласно сомнительным источникам), Демоны смогли найти местоположение основателя своего клана. Собравшись в одном месте, в заброшенной церкви расположение которой ныне неизвестно, анархи Тзимиску достали останки своего патриарха и провели диаблери над… этим.

    После продолжительной и яростные битвы с приспешниками старейшего из членов клана анархи одержали победу. Лагодж Прерыватель рода, лидер, принявший участие в амаранте, впал в торпор, поверженный мощью крови того, кто был проклят Богом еще до рождения Христа. Никто более не видел Лагоджа, но истории, ходящие о нем среди молодых шабашитов, говорят: даже если ты одержал победу над старейшиной, он все еще может утащить тебя за собой.


    Категории: Vampire: the Masquarade | История | Шабаш |

    Просмотров: 308 | | Комментарии (0)

    Guide to the Sabbat (1999)

    Успех анархов Цимисхи и Ласомбра (многие из которых объявили себя антитрибу или «анти-кланами», чтобы показать, что они повернулись спиной к своим отцам) дал начало массовому уничтожению старейшин, охватившему всю Европу. В отличие от прежних столетий чада, разочарованные в обращении к ним старейшинах, теперь подняли  открытое восстание.

    Старейшины погибали толпами, часто унося с собой множество своих вероломных детей. По мере продолжения войны численность каинитов Европы стремительно уменьшалась. Анархи не оставляли камня на камне в своей войне со старейшинами, заручившись могучей поддержкой вампиров-наемников клана Ассамитов.

    Хотя ни одному  другому клану не удалось добиться того же успеха в войне со старейшинами, как кланам Ласомбра и Тзимиску, недостатка усердия не было. Даже  на одного из самых влиятельных Старейшин тех темных ночей, Хардештадта из клана Вентру, было совершено смелое нападение, и, хотя он выжил, стало очевидно, что  нужно что-то сделать с безудержно растущим хаосом, который несли анархи.

    Вскоре после того, как Восстание анархов  вошло в свою самую активную фазу, вампиры поняли, что они зашли слишком далеко. Смертные, наблюдая хаос и террор, происходящий вокруг, обнаружили,  среди них тени монстров. Отчаяныв воззванием человечество упросило Папу Римского направить Инквизицию стереть этих дьяволов и еретиков с лица земли.

    Её миссия опустошала сообщество каинитов даже сильнее, чем междоусобная война, поскольку теперь каиниты должны были бояться не только друг друга, но и  факелов  Инквизиции. Разумеется, превосходство Старейшин осталось непоколебимо, поскольку эти старые, трусливые вампиры оставили своих чад в лапах Инквизиции, чтобы спастись самим.

    Наконец, события достигли кульминации. Некоторые влиятельные Старейшины, и среди них считавшийся  мертвым Хардештадт, оповестили всех Сородичей, утверждая, что они нашли то, что лишит эту войну необходимости. Это письменное соглашение, известное как Соглашение Шипов, обещало восстановить порядок и неприкосновенность расы каинитов.

    Конечно, в руках Старейшин, которые создали договор, предложение просто обещало возвращение к прежнему порядку вещей.

    Однако у анархов и Ассамитов, оказавшихся между Инквизицией и Старейшинами (имевших за плечами столетия и потому бывших не в пример изворотливее) не было выбора. Будучи неформальным объединением, анархи приняли Соглашение в надежде обеспечить себе в некотором роде мирное возвращение в обчий дом. Признав неудачу, анархи и Ассамиты уступили желанию собравшихся старейшин, что привело движение анархов к окончательному завершению.

    Как бы то ни было, не все анархи сдались так легко. «Окончательное» возвращение, достигнутое вампирами недавно созданной Камарильи, раскаявшимися анархами и подавляющим большинством Клана Ассамитов, не удалось изменить создавшегося положение. Прейдя в ярость эти анархи и вышедшие из под контроля Ассамиты бушевали в Торне, оставив после себя только сгоревший, окровавленный скелет города. Хотя секте ещё только предстояло стать Шабашем, той ночью она определила для себя образ действий на грядущие века.

    В течение следующей половины столетия Стаи («шабаши») антитрибу наводнили ночи, унося во тьму жизни  и нанося удары точно в основание власти, возводимой Камарильей. Все эти 50 лет мятежники собирались в сплоченную общей идеей секту, составляя в общих чертах обоснование их войны против дёргающих ха ниточки старейшин и Патриархов. Свобода от Джихада Старейшин стала основной задачей: уничтожение Ласомбра и Тзимиску своих Патриархов лишь позволило выжившим старейшинам занять их место. К середине 16-ого столетия организация, известная как Шабаш, объединилась в справедливой борьбе с Камарильей и слепом содействии большему злу.


    Категории: Vampire: the Masquarade | История | Шабаш |

    Просмотров: 298 | | Комментарии (0)

    Guide to the Sabbat (1999)

    В конце 16-ого столетия Шабаш оказался в сомнительном положении. Состоящая по больщей части из молодых вампиров, не имевщих ни силы, ни влияния, и кучки своевольных старейшин (которые подверглись бы насилию, заяви они о своём согласии с Камарильей), секта не имела существенного преимущества перед зарождающимся противником.

    Между вампирами новорожденного Шабаша и бывшей лишь немногим старше Камарильей разразилась жестокая война. Всё больше жертв попадало в руки Инквизиции, пока каиниты возводили всё новые границы, присоединяясь к одной из сект. Однако, эти границы не были политическими, поскольку Вампиры не были способны помыкать главами держав или установить собственные правительства (речь идёт о высшиз эшелонах власти; низшими уровнями некоторые вампиры манипулируют до сих пор). Скорее сферы влияния определялись самыми дальними границами, до которых Сородичи и Каиниты могли распространить свою власть. Некоторые главные города в Испании, в то время в основном шабашитской, принадлежали влиятельным сообществам Сородичей Камарильи,  в то время как далеко не один город во Франции, на территории которой власть принадлежала Тореадорам и Вентру, оспаривался многочисленным населением Шабаша. В конце концов война стала походить скорее на еженощную череду партизанских нападений, нежели на открытое сражение на полях битвы. Марионеточные правители пали или сменили сторону; рыцарские ордена прекратили существовать, наука создала новое ужасное оружие, которым можно ударить по врагу, и убежища полыхали как рождественский очаг. В конце, однако, перевес был на стороне Камарильи.

    Век Великих открытий однако, показал новые перспективы как для человечества, так и для Каинитов. Шабаш, состоящий из младших вампиров, с менее костным мышлением увидели возможности, которые предоставляла Америка, и воспользовались преимуществом. Покинув все территории Старого Света, кроме, разве что, нескольких стоит упомянуть Мадрид, дом архиепископа Амбросио Луиса Монады и некоторые из наиболее старых восточных владений Тзимисхов), Шабаш установил неизменное присутствие там, где позднее возникли Соединенные Штаты.

    Секта процветала некоторое время в развивающихся колониях. На фоне смертоносного революционного радикализма присутствие Шабаша было легко скрыть среди мятежников. Как бы то ни было, было две причины, по епторым Шабаш оставался относительно слаб. Многие смертные бежали в Новый Свет из-за религиозных преследований, что дало большой процент  колонистов с Истинной Верой. Кроме того, в отдалении  от логовищ своих Старейшин, Шабашу стало трудно вести свою ночную войну со Старейшинами. Лишь присутствие ужасных Люпинов не дало им скатиться в  междоусобную ссору,  как и слухи могущественном местном Старейшине  или привезенном из Старого Света Мафусаиле.

    Относительная гегемония Шабаша, тем не менее, встречала противостояние, поскольку лишенные гражданских прав вампиры Камарильи также путешествовали через океан, надеясь добиться для себя наследства подальше от жестко ограниченных владений европейских Старейшин. Вскоре война Шабаша и Камарильи, начавшаяся после Восстания анархов, подошла к концу, приплыв на берега Америк.

    Вскоре лишь редкие столкновения смертных не скрывали за собой зловещих последствий столкновений вампиров. Шабаш оседлал волну тех беспокойных времен, используя войну за независимость США, Франко-индейскую войну и непрерывное насилие на американской границе как прикрытие для их собственных кампаний завоевания и паразитизма. Как и в густо населенных городах Старого Света, почти в каждом городе было большое население вампиров, чего и пытались избежать сородичи бегством в Новый Свет. Осады — «взятие измором» вампиров Камарильи в городах, в то время как вампиры Шабаша неистовствовали, нарушая Маскарад, делая обособленное питание почти невозможным — стали популярной тактикой, но это редко приносило успехи в долгосрочной перспективе.

    Возможно, единственная ущербная особенность Шабаша – нехватка организации. Вместо того, чтобы устанавливать строгие кодексы поведения и запутанную структуру вертикали власти, Шабаш выбрал свободу. Эта свобода, однако, обернулась против секты, послужив причиной события, известного как Гражданская война Шабаша.

    Ласомбра и Тзимисхи, самые многочисленные кланы в Шабаше в конце XVII заняли непримиримую позицию по отношению друг к другу из-за  быстро истощающихся ресурсов Нового Мира. Америка была огромным и слабо развитым континентом городов было мало, и расстояние между ними было большим, и немногие каиниты перебирались в дикие земли. Города  стали великой ценностью для Шабаша, ведущего внутреннюю войну за истощающегося поголовья скота, поддерживавшего существование Сородичей. Фактически, многие шабашиты приняли личину индейцев-мародёров, превращая целые города в объятые страхом пороховые бочки, объясняя это тем, что если город не принадлежит им, так пусть же не достаётся никому.

    (Заслуживает упоминания то, что большой процент культуры Шабаша берет начало в индейских обычаях. Несколько из ритуалов секты происходят  от шаманских практик, и большое количество принятых в секте поздравлений и меньших ритуалов (обмен кровью при рукопожатии, дымовые сигналы, потогонные домики и поиски видений напоминают определенные племенные ритуалы коренных жителей Нового Мира  — или по крайней мере европейскую интерпретацию названных обычаев.)

    Среди борьбы между различными кланами и фракциями Шабаша, Камарилья прониклав Новый Свет незамеченной. К тому времени, когда Шабаш понял, что он окружен и, фактически, застигнут врасплох, было слишком поздно. За краткие 30 лет работа Шабаша была уничтожена  теми самыми врагами, от которых он бежал из Старого Света.


    Категории: Vampire: the Masquarade | История | Шабаш |

    Просмотров: 277 | | Комментарии (0)

    Guide to the Sabbat (1999)

    Не желая потерпеть поражение, Шабаш сосредоточился на внутренних   проблемах, желая уладить внутренние конфликты  и  снова обратить свое   внимание на старые цели: Камарилью и Старейших.

    В 1803 году, когда американский президент Томас Джефферсон получил   всю американскую территорию к западу от Реки Миссиссипи от французов,   Шабаш заключил внутреннее соглашение, известное как Договор о Покупке (в   честь Луизианской покупки). Этот договор  категорически запретил   столкновения между членами секты, Что стало важнейшим решением в свете   дальнейшей истории. До Договора о Покупке все шабашиты обладали полной   свободой — и они, при желании, могли вести открытую войну с другими   шабашитами или открыто притязать на  сферы влияния других Каинитов.   Договор о Покупке положил конец возможностям такого конфликта (по   крайней мере, открыто,  как к своему  огорчению узнали многие Шабашиты).   Не желая рисковать возможным разрушением от рук Камарильи из-за  мелких   внутренних стычек, Шабаш сосредоточил свое внимание на своих истинных   врагах.

    К несчастью,  для Шабаша Договор о Покупке был заключен слишком   поздно. Коварное влияние Камарильи пустило корни в том, что стало   Соединенными Штатами, а также дало американцам стимул начать движение на   запад.

    Однако вампиры Шабаша умели выживать, и несмотря на препятствия,   возникшие на их пути из-за вторжения Камарильи, секта держалась стойко.   Основывая опорные пункты в Канаде (для  чего оказались очень полезными    связи некоторых вампиров Шабаша с индейцами) и Мексике (где все   увеличивающееся обеднение и коррумпированные правительства позволили   процветать обществу нежити), Шабаш практически вытеснил Камарилью.   Крестовые походы – жестокие молниеносные атаки, во время которых   посылались многочисленные атакующие цепи вампиров, чтобы открыто или   тайно захватывать города— происходили все чаще. Конкурирующая секта   могла продвигаться  только на запад, поскольку была ограничена   присутствием Шабаша с севера и юга. Всё, что требовалось от Шабаша –   удерживать границы.

    Однако оставаться единым целым на практике оказалось трудным делом:   вновь вспыхивали старые нравы, Тзимисхи с Ласомбра обвиняли друг друга   за то, что Соединенным Штатам позволили ускользнуть из пальцев секты.   Более холодные головы в секте отмечали, что, в то время как Шабаш,   возможно, и бросил Соединенные Штаты, он  заявил относительно   неоспоримые притязания на Мексику и Канаду, которые обещают намного   больше в территориальном плане.  Однако в военные времена трезвые умы   никогда не одерживают побед, и началась другая волна соперничества,   которая достигла высшей точки во Второй гражданской войне Шабаша.

    На сей раз, разделенный географическим положением так же как и   клановой принадлежностью, Шабаш в Новом Мире почти самоуничтожился.   Ласомбра и Тзимисхи не позволили другим каинитам оставаться нейтральными   в конфликте, заметая кланы, фракции, культы — любого, кто мог помочь   какой-либо из сторон в этой борьбе. Мексику эта война раздирала на   части,  что привело ее к плачевному положению, от которого она не   оправилась даже до сих ночей. Конфликт в Канаде был менее острым – до   тех пор, пока Тзимисхи не обнаружили, что Ласомбра тайно посылали   подкрепление в Мексику, чтобы помочь своему делу.

    Однако, смертная история словно устроила заговор с целью обеспечить   каинитам безопасность, поскольку конфликт достиг своего апогея именно во   время Первой мировой войны. Американцы так сильно сосредоточили свое   внимание на событиях в европейском театре, что у них было мало времени,    для того, чтобы заметить тайные вампирские  конфликты, происходящие на   севере и юге. Аналогично, канадцы почти не чувствовали воздействия   войны, поскольку эпицентр боевых действий  был в Мексике на расстоянии в   тысячу миль.

    Камарилья захватывала власть в многочисленных канадских городах,   поскольку присутствие Шабаша там стало слишком слабым, чтобы отразить   их.

    Наконец, поняв с мучительной ясностью, что их действия стоили им   огномных территорий, вампиры Шабаша забывают о своих разногласиях... на   некоторое время. Собравшись в Нью-Йорке, который секте удалось удержать   несмотря на все усилия Камарильи, высокопоставленные шабашиты   пересмотрели свою политику по требующим решения вопросам секты. Не   довольствуясь простыми подписями под исполненным благих намерений   соглашении, как было раньше, вампиры Шабаша долго и пристально   рассматривали то, что было важно для Меча Каина. Собрание Шабаша   (неслыханное дело!) активно и заинтересованно документировала Миланский   Кодекс, набор принципов, которые составляли идеологию Шабаша   предположительно начиная с основания секты. Кроме того, собравшиеся   вампиры представили несколько приложений, чтобы усовершенстовать   кодекс,  в свете недавних событий.

    Пересмотренный кодекс снова появился слишком поздно и имел слишком   мало значения. После нескольких скудных лет относительного мира (который   многие шабашиты объясняют страхом перед Серафимами, которые   присутствовали во время переподтверждения кодекса), проблема возникла   снова.

    Третья гражданская война Шабаша, самая краткая из этих трех,   продлилась только 100 ночей в последней половине 1957. Спровоцированный   Бруха-антитрибу неудавшийся переворот в Нью-Йорке снова повлек за собой   насилие. Как ни странно, конец конфликту положил компромисс - самый   редкий прием в дипломатии Каинитов. После того, как государственный   переворот провалился, Бруха-антитрибу поднялись против объединенных   кланов Ласомбра и Тзимсхи, подавлявших восстание. Однако, из пепла войны   появилась объединенная группа каитиффов, называющая себя пандерами в   честь своего лидера, Джозефа Пандера. Бруха-Антитрибу поддерживали   Пандеров потому, что они были сбродом и изгоями, что очень напоминало   положение самих Бруха после переселения в Новый Свет. Увидев в этом   возможность избежать еще одной длительной (и весьма обременительной)   войны, Ласомбра и Цимисхи признали Пандеров отдельной группой, даровав   ей статус  клана или линии крови. Когда толпа успокоилась, а Изверги и   Сторожа проявили толику уважения, секте удалось, хоть и с трудом,   избежать очередного саморазрушения.

     -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | История | Шабаш |

    Просмотров: 309 | | Комментарии (0)

    Guide to the Sabbat (1999)

    Являясь более независимой от остального мира территорией, Австралия стала довольно удобным местом для атак шабаша. Князья на этих землях в основном пудрят мозги остальной Камарилье, или даже являются полностью независимыми. Как следствие, как только Шабаш начал свои атаки, они тут же проявились ростом уровня преступности и политическими волнениями. Без подкреплений извне города Австралии могут вскоре пасть под натиском Шабаша, но в то же время многие из главных оплотов, а особенно Сидней и Мельбурн, остаются практически полностью свободными от влияния Шабаша

    Благодаря большому количеству незаселенных и нецивилизованных территорий, Австралия является прекрасным местом для странствующих каинитов или отшельников. По крайней мере дюжина кочевых стай бродит среди кустарников, и как минимум несколько из них пропали пересекая пустоши. Некроманты Шабаша утверждают, что неупокоенные духи выходят из снов и бродят по этим землям, но до сих пор ни один вид магии не помог призвать или поймать этих духов. Некоторые ученые каиниты считают, что центральная Австралия может являться домом для старейшего из Носферату, и что он, возможно, пробудился и бродит снедаемый диким голодом.


    Категории: Vampire: the MasquaradeГеография (Австралия) | Шабаш |

    Просмотров: 200 | | Комментарии (0)

    Guide to the Sabbat (1999)

    Дальний восток для Шабаша по прежнему остается окутанным тайной. Местные вампиры практически не имеют какого либо интереса к контактам или сотрудничеству, к тому же они кажется совсем не боятся старцев и патриархов. Те немногие, которые были захвачены в плен, держатся очень долго, и очень редко выдают хотя бы крупицу информации, даже если их пытают самые извращенные из Тзимицу. Хуже всего то, что Валдери совершенно не имеет эффекта на Катаянов, как стало ясно после ряда случаев, когда «обращенный» предавал своих партнеров и убивал их стаю. Даже когда используя контрабандные перевозки (естественно за очень большие деньги) дабы доставить туда нескольких каинитов, Шабаш был отвергнут загадочными местными жителями и их презрительным отношением к зверской натуре секты.

    Из-за огромного смертного населения Азии (прежде всего в Китае и Индии) и мощных финансовых рынков (торговля с Японией и Кореей), Шабаш весьма заинтересован в установлении своей власти в этом регионе. Но, к их огромному разочарованию, кроме одного агента в Гонконге и стаи в Токио, Активности Шабаша в Азии не наблюдается. Все попытки установить влияние в регионе потерпели неудачу, а агенты Шабаша бесследно исчезали либо умирали прежде, чем успевали хоть что-то сделать. Прямые атаки с использованием больших стай пушечного мяса потерпели сокрушающие поражения от Катаянов, которые как будто появлялись из теней и проявляли ужасающие способности. Азия – гиблое место для Шабаша, и секта прямо-таки кипит от негодования после здешних неудач.

    Единственный случай проникновения в Азию связан с Адонаи, номинальному лидеру Салюбри-антитрибу, который ссылается на древние легенды о путешествиях основателя его прежнего клана на Восток. Открытие ряда древних и непознаваемых символов в разрушенном храме в Камбодже вызвало явное оживление, когда Адонаи признал эти символы как примитивную форму секретного языка, которым пользовался его клан в древние времена. Однако, даже после прямого вопроса на эту тему, дипломаты Катаянов отказываются говорить о «семье предателя Жяо-Лята».


    Категории: Vampire: the MasquaradeГеография (Азия) | Шабаш |

    Просмотров: 203 | | Комментарии (0)

    Guide to the Sabbat (1999)

    Объединяя жесткую конкуренцию между Последователями Сета и Змеями Света, Африка привлекла некоторое внимание Шабаша. Однако, фактически Последователи Сета слишком сильно укрепились на родине, чтобы эффективно противостоять им. Кроме того, несмотря на их преданность старейшинам, Сетиты несут намного меньшую угрозу Шабашу, чем Камарилья. Остаток Африканского континента по видимому лишен влияния вампиров, хотя ходят слухи об странных местных вампирах –«Лаибонах» и других, более старых вампирах, которые живут там отшельниками. В общем сведений о них крайне мало, и немногие агенты Шабаша (как и Камарильи) в Южной Африке дают про них расходящиеся сведения, если  эти «Лаибоны» вообще являются вампирами…

    Средний Восток, включая северную Африку и некоторые расположенные далеко на востоке участки Европы, как исключение из остальной части Черного континента, содержат небольшой контингент Шабаша. Будучи издавна домом для Ассамитов, в таких восточных странах как Турция и Саудовская Аравия расположены мощные крепости Черной Руки. Сильная преданность религии на ближнем востоке также создает плодотворную почву для вербовки. Как только один из таких фанатиков проходит обращение, процесс перехода его сознания от преданности смертным ценностям, к вере в ценности вечной жизни проклятых, становится лишь делом времени.


    Категории: Vampire: the MasquaradeГеография (Африка) | Шабаш |

    Просмотров: 203 | | Комментарии (0)

    Guide to the Sabbat (1999)

    Шабаш является жестокой, агрессивной, энергичной сектой и язык молодых отражает, насколько. Ниже приведены некоторые из (наиболее печатных) терминов, применяемых членами Шабаша. Многие из этих терминов ведут свои корни от современного сленга, с добавлением значение для вампиров, а некоторые даже выходят за границы секты, и могут быть использовано в любом месте.

    -->

    Категории: Vampire: the Masquarade | Шабаш | Словари и способы общения |

    Просмотров: 339 | | Комментарии (0)

    Guide to the Sabbat (1999)

    Европа, будучи домом Старейшин и местом зарождения Шабаша, является для него главным плацдармом тихой войны. Здесь Шабаш все еще борется за то, чтобы свергнуть дряхлых Сородичей последних ночей. К сожалению для секты присутствие многих влиятельных старейшин с манией преследования мешает осаждать города, при этом,  Камарилья быстро наносит ответные удары. В результате Шабаш имеет очень ограниченное влияние в Европе, которое простирается прежде всего на Испанию и Италию, на которые по традиции оказывает влияние  клан Ласомбра.

    В целом Европа отличается спокойствием и остаётся верной традициям. Многие из вампиров Европы — включая некоторых шабашитов — существуют со времен средневековья и даже более ранних эпох, и они все еще придерживаются старых манер. Чтобы получить преимущества против существ такого возраста, могущества и хитрости, Шабаш должен продвигаться медленно и осторожно. Кроме того, прочно обосновавшись в современном мире (благодаря призыву в ряды секты множества молодых каинитов), Шабаш использует современную технологию и учреждения, остающися вне понимания некоторых отставших от жизни старейшин Европы. Итог этого является медленная «холодная война», по мере того как Шабаш жертвует своими слабыми пешками в попытке подорвать вековые столпы силы, поддерживающей Камарилью Европы. Так как даже старейшим шабашитам было бы чрезвычайно трудно, бороться со светилами Камарильи здесь, они должны довольствоваться ожиданием того неизбежного изменения или фатальной ошибки, которая позволит им войти в город, и захватить его с одного удара.

    Как было упомянуто ранее, многие европейские  шабашиты  довольно стары. На самом деле, некоторые вампиры утверждающие, что они участвовали  в легендарном Восстании Анархов все еще имеют значение в европейских странах. В результате вертикальная мобильность  членов секты в Европе ограничена. Несмотря на призывы шабашитов к свободе и равенству, молодые каиниты Европы с раздражением обнаруживают, что неспособны повысить свое положение, потому бразды правления уже находятся в руках более старых и хитрых вампиров. Только успешно осуществляя самые дерзкие замыслы молодые каиниты могут надеяться повысить своё ранг. В результате, европейские стаи Шабаша, известные также как ковены, главным образом уже давно сформированы; младшие каиниты обычно после краткого «Наставничества» у своих сиров уезжают еще куда-нибудь для того, чтобы вести самостоятельную  жизнь.

    Восточная Европа, включая российские территории и прежние Оттоманские провинции, является почти отдельным континентом для вампиров.  Здесь древние Тзимисце следуют древним обычаям своего клана, некоторые из них даже по-прежнему живут  как феодальные владыки в рушащихся замках. Вампирам, которые посещают эти места, лучше всего одобрить эти пути, - иначе они могут украсить стены какой-нибудь скотобойни. В более диких горных местностях небольшие деревни управляются воющими стаями вампиров Шабаша – торжество Шабаша в отдельно взятой местности.

    Шабашиты Старого Света вообще смотрят на своих  американских товарищей по секте с презрением, часто считая их жестокими и ничего не стоящими. Как сказал один европейский дуктус, или лидер стаи: «Какую важность может иметь свобода для каинита, самое большое моральное затруднение которого – это решить, охотиться в Бургер Кинге или Макдоналдсе?».

    Мадрид

    Управляемый старым хитрым Ласомбра Архиепископом Монсадой, Мадрид остается оплотом мощи и власти Шабаша. Сюда прибывают Ласомбра со всего мира, дабы принять участие в самых старых ритуалах их клана. Камарилья ни разу не пыталась атаковать город – кому хватило бы глупости атаковать змею в ее собственном гнезде? А потому контроль секты над прилежащими территориями абсолютен. Вампиры всех кланов Шабаша, распространяются из Мадрида через Пиренейский полуостров по всей Европе, дабы вести независимые дела в Барселоне или воплощать свои тайные планы и интриги против Камарильских старейшин

    Хотя Мадрид не столь большой город как Барселона, он является столицей Испании, а потому местом концентрации политической власти. Здесь Ласомбра наслаждаются своими играми и интригами, хотя и не могут бросить вызов власти Монсады. Благодаря прекрасной архитектуре города, Тореадоры и их «антитрибу» стекаются сюда, дабы изучить древнюю кладку или картины. Каиниты с тягой к спорту вечерами наблюдают бои быков, а некоторые из них даже выставляют собственных гулей-быков, дабы узреть, как матадоры падут их жертвами. В Мадриде аристократические вампиры Шабаша потворствуют каждой своей извращенной прихоти… Да и кто мог бы им помешать?

    Милан

    Долгое время был цитаделью Шабаша в центре Италии, но однажды все изменилось. Джангалеаццо, тогдашний архиепископ города, провел его зачистку от лояльных Шабашу элементов, и провозгласив о своей верности Камарилье, стал ее вассалом. Шабаш в ярости поклялся уничтожить Джангалеаццо и вернуть себе город. Но так как Милан был окружен Джованни и Камарильскими агентами, провести прямое нападение казалось в лучшем случае весьма сложной задачей. Многие считают, что бывший архиепископ начал играть свою игру, используя доступные ему методы.


    Категории: Vampire: the MasquaradeГеография (Европа) | Шабаш |

    Просмотров: 283 | | Комментарии (0)

    Guide to the Sabbat (1999)

    Дети Дракона – это странный рыцарский орден вампиров Цимисхов, которому присуще больше греческих черт, чем черт унаследованных от славянского наследия клана, которое предполагается для Цимисхов. Дети – это фракция, объеденная общей культурой, напоминающая линию крови, однако это отличия более искусственные, чем те, которые могут быть вызваны отклонением в вите.

    Истинные тайные планы Детей Дракона неизвестны, однако складывается впечатление, что они находятся в интеллектуальном противоречии с остальными Цимисхами. Возможно, это вызвано каким-то проступком прошлого, либо возможно оно проистекает из разницы в смертных языковых группах, из которых изначально произошли вампиры. В любом случаи Дети Дракона не враждуют с другими Цимисхами, хотя они и принимают последовательно на себя роль «адвокатов дьявола». Если Цимисхи одобряют осаду, то Дети приводят доводы, чтобы воздержаться от этого, если Демоны поддерживают Инквизицию, то Дети приводят доводы против наделения какой-либо фракции слишком большой властью.

    Хотя это и ничем не обоснованно, но Дети, кажется, считают себя надзирателями над своими братьями. По всей видимости, когда-то в туманном прошлом, Цимисхи приняли решение, которое повлияло на целостность клана (возможно, приведшей к странной слабости клана). Дети Дракона поклялись заставлять Цимисхов взвешивать всю важность своих поступков … или возможно исправлять за ними.

    Цимисхи рассказывают, что никто из Детей Дракона никогда не носил титула воеводы клана, и что Дети либо не способны к обучению магии колдунизма, либо решительно отказываются от этого. Немногие знают об их существовании за пределами клана и фракции, и посторонние рассматривают это как внутренним делом семьи.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Шабаш | Иерархия и политика Шабаша | Фракции Шабаша |

    Просмотров: 212 | | Комментарии (0)

    Guide to the Sabbat (1999)

    Инферналисты – служащие дьяволу, сатанисты, последователи Пути Злых Откровений и т.д. не являются фракцией Шабаша в полном смысле этого слова. Скорее они – это болезнь, разъедающая секту. Инферналисты Шабаша ставят личные интересы, прежде всего – или, по крайней мере, они сами считают, что это их интересы. Реальность страшнее.

    У инферналистов нет строгой структуры, да и друг с другом они редко взаимодействуют. С дьяволом вампиры Шабаша заигрывать начали еще в дремучем средневековье – тогда же сложися стереотип инферналиста как одиночки, которому не интересно что-либо помимо вызываемых им демонов и запретных знаний, что они могут даровать.

    Занятие инфернализмом противоречит всему, во что верит Шабаша. Большинство инферналистов считают, что выбрали легкий путь к великой силе, и не осознают, что на самом деле продали себя в рабство демоническим силам. Рано или поздно, но Дьявол придет забрать свою плату, - душу инферналиста, причем придет в буквальном смысле этого слова. Подобное добровольное рабство противоречит основному принципу Шабаша – свободе. Поэтому, а также в силу ряда серьезных проблем с инферналистами в прошлом, была организована Инквизиция Шабаша. Выдающиеся успехи этой организации, похвальные сами по себе, выявили серьезную проблему, укоренившуюся в секте. Ведь чтобы выявить и покарать огромное количество инфреналистов, нужно, чтобы было это самое огромное количество инферналистов…

    Причитающееся Дьяволу

    Мы уделяем намного меньше внимания инферналистам в этой книге, чем это делалось в предыдущих дополнениях о Шабаше. Это сделано намеренно. Снижения количества информации посвященной инферналистам объясняется тем, что это не так важно для секты, или для игры.

    Если вы любите использовать инферналистов в своих играх, несмотря ни на что, делайте это. Однако, для заключивших сделку с Дьяволом персонажей все будет предопределено; Сатана в любом случаи добьется своего, лишив вампира полной свободы воли и понимания своих действии, что в свою очередь приводит к снижению воздействия темы противодействия вампира Зверю и борьбы с тем монстром которым он стал.

    Инфернализм был добавлен в меньшей степени для Рассказчиков. Иногда, бывает очень забавно, поместить персонажей в ситуацию конфликта с парнями, которые продали свои души ради власти, особенно если они члены Шабаша. Захотят ли они быстрой власти? Или их свобода более важна для них? Эти моральные вопросы объясняют, почему сюда включены инферналисты, а не для скорейшей прокачки персонажа или для создания дешевой шокирующей обстановки.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Шабаш | Иерархия и политика Шабаша | Фракции Шабаша |

    Просмотров: 291 | | Комментарии (0)

    Guide to the Sabbat (1999)

    Модераты противостоят тому, что они видят как все возрастающее закостенение, охватывающее в секту. Эдикты подобные Договору о покупке и пересмотренному Миланскому Кодексу ограничивают права отдельного члена Шабаша во имя блага немногих.

    Не являясь настолько активными в агитации, как Лоялисты, Модераты, тем не менее, противостоят посягательствам «правил и законов, которые не должны существовать для существ, подобных вампирам». В политическом спектре Шабаша фракция находится примерно посередине между Лоялистами и Статус Кво, признавая необходимость порядка и структуры, но не соглашаясь с установлением их в общеобязательном документальном порядке, поскольку это не несет ничего, помимо неудобства и раздоров. Модераты являются противниками осад и крестовых походов (хотя если им приходится в них участвовать, то подчиняются приказам), и смело ставят под вопрос глупые или безрассудные приказы руководства.

    Большая часть секты, если бы возникла потребность четко определить взгляды и вступить в одну из фракций, скорее всего, попала бы именно в фракцию Модератов – ситуация неплоха как есть, но могла бы стать и лучше. Эта фракция наиболее разнообразна по составу, поскольку в нее входят каиниты множества кланов и линий крови. У нее есть определенное политическое влияние, но ее члены слишком непостоянны (это особо хорошо видно, когда они находят себе более интересное занятие, чем политическая критика), а потому влияние фракции относительно невелико.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Шабаш | Иерархия и политика Шабаша | Фракции Шабаша |

    Просмотров: 258 | | Комментарии (0)

    Guide to the Sabbat (1999)

    В Европе, в XIV веке Церковь дополнительно канонизировала 14 святых, чтобы защитить пораженные чумой народные массы. Один из них – Святой Власий – был известен своими способностями исцелять болезни горла. В то время широко распространенной практикой стало то, что его последователи 3-го февраля благословляли свои гола парой перекрещенных свечей. Каиниты действующие в Церкви находили это особенно смешным, так как эти же самые благословленные горла снабжали их освященной пищей.

    Кроме того некоторый членов Шабаша привлекало и то, что праздник Св. Власия третьего февраля приходился на следующий день после языческого праздника, посвященного огню. Некоторые члены Шабаша, думали, что это совпадение содержит в себе некую синхронную иронию, и поэтому создали тайное общество – больше не существующую монашескую коллегию (на момент создания ордена монашеская коллегия оказалась очень полезной для защиты его членов от Инквизиции).

    Вампиры ордена Св. Власия ведут опасную нежизнь став частью иерархии Римско-католической Церкви. Благодаря осторожному манипулированию ресурсами Церкви и «благим делам» выполняемым на уровне местных общин, члены Ордена влияют на различные стороны жизни городов, в которых они находились путями, которые игнорируют большинство членов Шабаша. Создавая для «стада» бесплатные столовые и освобождая некоторые здания от налогообложения, Орден Св. Власия расширял власть Шабаша на местном уровне. Несомненно, в большинстве городов Шабаша возрастает количество убийств, насилия и резко увеличивается уровень преступности, что приводит к росту обращений к Церкви, обусловленному попытками отчаявшихся смертных найти любое спасение, какое они могут отыскать в Мире Тьмы.

    В последнее время Орден создал по всему миру небольшие уединенные монастыри по всему миру. Вампиры, члены этой секты, поддерживают минимальный контакт с более высокими эшелонами Церкви, вместо этого предпочитая скрываться среди ее низов. В день Св. Власия вампиры ордена и их гули по прежнему проводят службы, как правило в крупных церквях.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Шабаш | Иерархия и политика Шабаша | Фракции Шабаша |

    Просмотров: 185 | | Комментарии (0)

    Guide to the Sabbat (1999)

    В ночи, которые последовали за Мятежом Анархов и Соглашением шипов, Ласомбра очень быстро уничтожили своих старейшин и присвоили их богатства и силу. Те из них, кто выступили против Ласомбра-анархов, встретили быструю и ужасную смерть. Память об этих Ласомбра была стерта.

    Тем не менее, в действительности, время от времени появляются Сторожа-изгои, которые зачастую являются непоколебимыми сторонниками Камарильи. Ласомбра ненавидят старейшин и отступников своего клана, потому что они напоминают им, почему они впервые присоединились к Шабашу. Хотя некоторые утверждают, что нет значительной разницы между современными Сторожами и теми, кто уничтожил клан  во время Мятежа Анархов, клан Ласомбра быстро укажет на то, что это были анархии из числа членов клана, которые стали двигателем революции. В соответствии с этой линей рассуждения все Хранители – это те, кто стали членами Шабаша, а не то меньшинство, которое изменилось и подлежит уничтожению, как элемент, отклонившийся от нормы.

    Отступники Ласомбра редко появляются больше, чем по одному – казалось бы, этот клан сделал отличную работу, изменив себя за счет тех, кем они были. В основном они происходят из мавританцев или испанцев, и многие (если это слово может быть к ним применимо) связали свою жизнь с морем, выбрав по какой-либо причине нежизнь пиратства. Однако, остаток клана всегда готов уничтожить предателя, а другие кланы Шабаша часто предаются жестокой радости видя, как обычно территориальные Ласомбра объединяются в неистовой агрессии против одного из их былых собратьев.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Шабаш | Иерархия и политика Шабаша | Фракции Шабаша |

    Просмотров: 292 | | Комментарии (0)

    Guide to the Sabbat (1999)

    Название этой фракции говорит само за себя – сложившаяся ситуация вполне устраивает Статус-кво. Состоящая из множества Ласомбра, Чимисков и ряда ключевых руководителей Черной Руки фракция, Статус Кво принимает тот факт, что в связи с природой вампиров изменения в их мире практически невозможны. Великий Джихад продолжается, и потрясение основ Шабаша лишь отдаляет секту от победы в нем.

    Статус Кво поддерживает лидерство клана Ласомбра в секте и принципы внутренней стабильности, позволяющие Шабашу твердо противостоять Камарилье. Сторонники Статуса Кво приводят недавние военные успехи Шабаша в качестве аргумента того, что все идет так, как должно идти, и разговоры о радикальных переменах любого вида неуместны.

    Статус Кво отрицает необходимость увеличения авторитарной составляющей секты – его члены не стремятся заграбастать всю власть себе (читай: больше не стремятся), так как понимают, какие волнения это вызовет у рядовых членов Шабаша. В то же время, считают они, прогрессирующие в своей неразумности требования Лоялистов и Модератов ведут лишь к смуте, и текущее положение вещей нужно удержать – даже идя на компромисс.

    Многие лидеры Шабаша принадлежат к Статус Кво (что резонно), но вряд ли их можно назвать мегаломаньяками или спятившими тиранами. Напротив, это доказавшие свое мастерство и верность в деле вожди, заслуженно получившие должности в иерархии, которые свои приказы предпочитают выражать предложениями и намеками, которые уважают тех, кто занимает "подчиненное" положение (или делающие вид, что уважают) – ибо знают, что именно этот метод при работе с многими членами Шабаша приносит наилучшие плоды.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Шабаш | Иерархия и политика Шабаша | Фракции Шабаша |

    Просмотров: 211 | | Комментарии (0)

    Guide to the Sabbat (1999)

    Состоящие из старейших членов Шабаша, большинство которых принадлежит к кланам Ласомбра и Чимисков, ультра-консерваторы стремятся централизовать управление Шабашем и повысить уровень авторитаризма секты. Иными словами, превратить Шабаш в классическую армию и направить ее против Антеделувиан и Камарильи.

    Время свободы закончилось – ключевой тезис Ультра-Консерваторов. Геена уже не за горизонтом, и пришло время стабилизировать вечно меняющийся Шабаш, иначе идея секты как оружия против Патриархов провалится окончательно. Ультра-консерваторы поддержали, правда, не без иронии, признание Пандеров, надеясь использовать новый "клан" в приближающемся апокалипсисе.

    Ультра-Консерваторы уважают сильных лидеров и одобряют ритуал Мономахии, который отсеивает слабых. Черная Рука постепенно склоняется если не к ультра-консервативной позиции, то, по крайней мере, к поддержке этой фракции.

    Молодые каиниты видят в Ультра-Консерваторах старых жирных ублюдков, которые хотят использовать секту для сведения личных счетов, а не предупреждения наступающей Геены. Другие считают их тысячелетними маразматиками, сражающимися с порожденными паранойей и старческим слабоумием галлюцинациями. Сами же Ультра-Консерваторы, сталкиваясь с критикой и аргументами критиков, оперативно цитируют на память отрывок Книги Нод, трактуя события и реалии современности как описанные в Книге знаки и предзнаменования, предсказывающие пробуждение Патриархов.


    Категории: Vampire: the Masquarade | Шабаш | Иерархия и политика Шабаша | Фракции Шабаша |

    Просмотров: 206 | | Комментарии (0)

    Copyright MyCorp © 2018